<<
>>

«Семь мудрецов»

Большую роль в формировании античной философии сыграли «семь мудрецов». Слова «семь мудрецов» ставят к кавычки, потому что этих мудрецов было больше; существовали различные списки мудрецов, но в каждом списке их было обязательно семь.

Здесь проявилась характерная для профилософского сознания магия чисел, которую мы находим и у Гесиода. Его поэма называлась «Труды и дни», ведь в ее в конце Гесиод рассказывает о том, какие дни месяца благоприятны, а какие неблагоприятны для тех или иных дел.

Т. е. гл. 7, разд. В, § 1. ДК —условное сокращенное наименование труда немецкого ученого Германа Дильса, выбравшего из произведений в основном поздних античных писателей цитируемые ими изречения ранних греческих философов, живших до Сократа, досократиков, а также сведения о жизни и учениях этих философов, труда, продолженного его учеником Вальтером Кранцем. Эти «Фрагменты досократиков» Г. Дильса переведены с третьего издания А. Маковельским (см. Досократики. Казань, 1914—1919. Ч. 1—3). Однако профилософский период в история античного мировоззрения у А. Маковельского отсутствует, так как он отсутствовал в третьем издании у самого Г. Дильса. Ныне «Досократики» А. Маковельского —библиографическая редкость. Это же относятся и к «Софистам» —завершающей части перевода А. Маковельского, вышедшей двумя выпусками малым тиражом в 1940 —1941 гг. в Баку.

Разные источники называют разные имена «семи мудрецов». Самый ранний из дошедших до нас списков принадлежит Платону. Это уже IV в. до н.э. В диалоге Платона «Протагор» о мудрецах сказано: «К таким людям принадлежали и Фалес Милетский, и Питтак Митилен- ский, и Биант из Приены, и наш Солон, и Клеобул Линдийский, и Мисон Хенейский, а седьмым между ними считался лаконец Хилон» (343 А). Диоген Лаэрций сообщает, что имена «семи мудрецов» были официально провозглашены в Афинах при архонте Дамасии (582 г. до н.э.). Правда, у Диогена Лаэрция место малоизвестного Мисона с большим на то правом занимает Периандр — коринфский тиран. Полагают, что Платон вывел Периандра из состава «семи» из-за своей ненависти к тирании и тиранам. Были и другие списки. Но во всех семерках неизменно присутствовало четыре имени: Фалес, Солон, Биант и Питтак. Со временем имена мудрецов были окружены легендами. Например, Плутарх в своем произведении «Пир семи мудрецов» описал их явно вымышленную встречу в Коринфе у Периандра.

Время деятельности «семи мудрецов» — конец VII в. и начало VI в. до н.э. Это конец четвертого (после Эгейского неолита, Критской и Микенской Греции и «гомеровской» Греции) периода в истории Эгейского мира — периода архаической Греции (VIII—VII вв. до н.э.) и начало пятого периода. В VI в. до н.э. Эллада вступает в «век железа». На основе отделения ремесла от земледелия расцветает античный полис — город-государство, в котором входящие в полис сельские местности экономически и политически подчинены городу.

Развиваются товарно-денежные, вещные отношения между людьми. Начинается чеканка монеты. Власть евпатридов, «благородных», ведущих свой род от героев (детей бога или богини), а тем самым мифологически обосновывающих свое право на господство, в ряде наиболее передовых полисов свергается. Ее место занимает тирания. Тираническая антиаристократическая форма правления устанавливается в Мегаре во второй половине VII в. до н.э., в Коринфе, Милете и в Эфесе—в конце VII в. до н.э., в Сикионе и в Афинах — в начале VI в. до н.э. В начале VI в. до н.э. в Афинах была проведена реформа Солона. Отныне основой социального расслоения там стало не происхождение, а имущественное положение. Было отменено и запрещено долговое рабство. Афиняне, проданные за долги на чужбину, были выкуплены и возвращены на родину. Отмена долгового рабства сыграла громадную роль в прогрессивном развитии древнегреческого общества.

Житейская мудрость. Выше мы приводили мудроеть «семи мудрецов» как пример житейской мудрости. В своих истоках это мудрость фольклора, мудрость, выраженная в анонимных пословицах и поговорках, поднимающихся иногда до большой обобщенности и глубины в понимании человека и типичных житейских ситуаций. Этим, как мы помним, особенно отличалась китайская профилософля и даже философия. Но то, что для Китая было судьбой, для Эллады было лишь эпизодом. Сознательная и авторская житейская мудрость «семи мудрецов», а ранее Гесиода —начало мирской этики. Все высказывания «семи мудрецов» никак не связаны с мифами, с авторитетом богов, они плод практического рассудка, а поэтому относятся ко второй, «научной», части профилософии. Однако в отличие от древнекитайской и древнеиндийской, древнегреческая философия возникла не как этика, а как натурфилософия, а лучше сказать, «фисикофилософия».

Мирская этика «семи мудрецов» свидетельствует о кризисе мифологического сознания, мифологического вида мировоззрения, социальная функция которого состояла, как мы уже сказали, в обосновании права землевладельческой аристократии на господство над земледельцами. Со временем начинают складываться первые еще очень наивные, но все же немифологические системы взглядов. Но на первых порах миру богов и героев противопоставляется житейская мудрость, осмысление обыденной жизни в афоризмах, в которых нет ничего от сверхъестественного мира. Это чисто житейская практическая мудрость, но достигшая своего обобщения в сжатых мудрых изречениях.

Такие афоризмы, или гномы, Аристотель определяет как «высказывания общего характера». Гномы пользовались большой известностью. Изречения «ничего сверх меры» и «познай самого себя» были даже высечены над входом в дельфийский храм Аполлона.

Трн вида гном. В лице своих мудрецов античное мировоззрение обращается от мифологических теогоний к человеку. Уже в гесиодовых «Трудах и днях» зарождается нравственная рефлексия, осознание механизма общественных запретов и предписаний, дотоле работавшего стихийно. Но и в гномах можно увидеть зарождение древнегреческой этики. Конечно, этика—это учение о нравственности, а не сама нравственность, но нравственное самосознание — это уже начало этики. Античная мифология не отличалась ни высоким нравственным уровнем, ни морализированием. Выше говорилось, что у Гомера все в нравственном отношении безразлично, кроме мужества — этой главной и единственной добродетели и трусости — главного и единственного порока. Укоры совести Одиссею неведомы. Между тем совесть — это переживание расхождения между должным и сущим в поведении человека. Конечно, нередко случается, что должное оказывается мнимым — плодом скорее предрассудка, чем разума, поэтому сами по себе укоры совести еще ничего не говорят о подлинности или неподлинности должного. Но у Одиссея вообще нет никакого преставления о должном.

В основе складывающихся этических норм лежал один важнейший принцип. Он был четко выражен уже Гесиодом: «Меру во всем соблюдай!» Поэтому зло было понято как безмерность, а благо — как умеренность. Нравственную безмерность греки называли «побрис» — наглость, нахальство, дерзость, грубость, глумление. Отсюда такие гномы, как изречение Солона «Ничего сверх меры!» и изречение Клеобула «Мера — наилучшее». В этом же роде и более конкретные изречения, например советы Бианта — «Говори к месту», Хилона — «Не позволяй своему языку опережать твой разум», Питтака — «Знай свое время» и т. д. Все эти гномы служили проповеди гармонизации отношений между людьми путем их самоограничения.

К этим гномам примыкала гномическая (назидательная) поэзия Фокилида Милетского, Феогнида Мегарского и других поэтов-моралистов. Среди них мы снова находим некоторых из «семи «мудрецов». Хилону приписано двести стихов, Питтаку — шестьсот, а Клеобулу — три тысячи. Выдающимся поэтом был мудрец и законодатель Солон.

Вообще говоря, античная профилософская лирическая поэзия также сыграла свою роль в формировании философии. В лирике происходит пробуждение личного самосознания, тогда как в эпосе личность поглощена родом. В этом мысле лирика ближе к философии, чем эпос. Мифология —дело родового сознания, а философия —личного. Профилософская лирика в Элладе —это в основном лирика ионийских поэтов конца VIII—VII и начала VI в. до н.э. Она представлена именами Каллина из Эфеса, Тиртея из Милета, Архилоха с Пароса, Терпандра с Лесбоса, дорическим лириком Алкманом Спартанским — лидийцем из Сард, Алкеем и Сапфо с Лесбоса, Стесихором, Симонидом из Аморгоса, Мимнермом из Колофона.

Второй вид гном — это нечто большее, чем нравственные предписания и запреты. Сюда прежде всего относится гнома «Познай самого себя!» Она имела не только нравственный, но и мировоззренческо-фи- дософский смысл, который, правда, был раскрыт лишь Сократом в V в. до н.э.

Третий вид гном —гномы Фалеса. Фалес —первый во всех списках «семи». Он же первый древнегреческий, а тем самым древнеза- падный философ. Фалесу приписаны такие мудрые и уже мировоззренческие изречения, как: «Больше всего пространство, потому что оно все в себе содержит», «Быстрее всего ум, потому что он все обегает», «Сильнее всего необходимость, ибо она имеет над всем власть», «Мудрее всего время, потому что оно все открывает» и некоторые другие.

Да, именно Фалес распространил ту форму всеобщности, которая была достигнута в гномах, на мировоззрение. В этом ему помогли и занятия науками. Фалес был не только первым среди мудрецов, но и первым античным ученым.

<< | >>
Источник: Чанышев А.Н.. Философия Древнего мира: Учеб. для вузов.— М.: Высш. шк.—703 с.. 1999 {original}

Еще по теме «Семь мудрецов»:

  1. § 3. СЕМЬ МУДРЕЦОВ
  2. Мудрец и мир 17 1. Постановка проблемы
  3. НЕЗАВИСИМОСТЬ МУДРЕЦА ?
  4. ЛЕКЦИЯ 2 Ведийский мудрец: Васиштха
  5. ВОДА МУДРЕЦОВ
  6. Первоматерия Делания Субъект Мудрецов (Le Sujet des Sages)
  7. Семь Плеяд30
  8. 25. СЕМЬ ПАРАДОКСОВ
  9. СЕМЬ ЛЕТ СОВЕТСКОЙ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ
  10. Семь царей
  11. Семь новозаветных эпох
  12. Семь дворцовых министров
  13. ДВА ИЛИ СЕМЬ?
  14. Т. Ф. ЛИРИ. СЕМЬ ЯЗЫКОВ БОГА14
  15. Глава 2. СЕМЬ ГЕРМЕТИЧЕСКИХ ПРИНЦИПОВ
  16. СЕМЬ ПРАКТИК НАКОПЛЕНИЯ ЗАСЛУГ
  17. Глава 7. Семь русских чудес (СССР2)