<<
>>

О пастырском послании американских епископов о войне и мире в ядерный век: миф и правда

В начале января 1983 года Ватикан роздал кардинальские шапки 18 претендентам. Единственный американец среди них — Бернардин. Новый кардинал объявил: «Думаю, что это нужно в целом интерпретировать как одобрение работы нашей комиссии» (по вопросам войны и мира.— Я.
Я.) 50. Не совсем ясно, в каком направлении, ибо за полгода с ноября 1982 года комиссия Бернардина значительно притупила острие проекта пастырского послания. Кардинал и его перо—Б. Хэар — коренным образом доработали послание, подтвердив известную истину — длинная история при переработке делается еще длинней. Третий вариант на 50 процентов превосходил второй, который, в свою очередь, в два раза превышал первый вариант. Досужие богословы подсчитали — документ, занявший 155 страниц, в 17 раз длиннее Нагорной проповеди. Итог двух с половиной лет напряженных трудов! Через несколько месяцев работы Бернардин с большой серьезностью объявил поздней весной 1983 года, что проект пастырского послания стал более «гибким», дабы учесть взгляды администрации Р. Рейгана. Были в целом смягчены формулировки, чтобы творение епископов не соответствовало как второй проект лозунгам движения за замораживание уровней ядерных вооружений. Начисто вычеркнули упоминания о ракете MX и согласились с объяснениями Белого дома о выборе целей на территории СССР, подлежащих ракетно-ядерным ударам, то есть не исключаются города. Комиссия Бернардина полностью капитулировала по наиважнейшему вопросу, а именно: «Епископы указывают, что главное различие между последним вариантом и прежними заключается в том, что (в третьем) варианте «ясно указано — не все положения послания имеют одинаково обязывающую силу». Определенные моральные принципы обязательны, однако по поводу конкретного их применения «люди доброй воли могут не соглашаться» *. Респектабельная формулировка касалась позиции католиков в вооруженных силах и военной промышленности. По очень понятным причинам избранные католические епископы, Бернардин не в последнюю очередь, подчеркивали, что уступки правительству не касаются самых принципиальных вопросов. «Вашингтон пост» указала, чем откупились епископы от Вашингтона: «Как отец, обнимающий возвратившегося блудного сына, администрация Рейгана, публично шокированная второй версией, утверждает, что третья версия «существенно улучшена». Правительству, рассматривающему Советский Союз как «империю зла», понравилось, что в третьем варианте нагнетается риторика против врага»51. Но самый правый фланг политического спектра в США епископы все же не удовлетворили. Правые требовали большего. Суть проблемы видна из статейки «Вашингтон тайме» под броским заголовком «Католическим глупостям нет конца»: «Лидер католического антиядерного движения кардинал Джозеф Бернардин недавно выступил в высокопоставленной аудитории в Вашингтоне. Он показал себя сущим дураком. Его слушали внешнеполитические и военные эксперты, специалисты и стратеги, ученые, дипломаты. Кардинал в общих словах поговорил об этике сдерживания, а затем стал отвечать на вопросы. Тут все покатилось под откос. Кардинал показал себя жалким невежей в вопросах, в которых, как считается, он ведает. Самые острые вопросы кардинал был вынужден переадресовывать отцу Брайану Хэару, который был с ним на трибуне.
Хэар и есть тот мозг, который кроется за католическим антиядерным движением и, как говорят, написал последний проект пастырского послания. После фиаско один из присутствующих, высокопоставленный деятель, произнес во всеуслышание: «Это зловеще!» 52 Брань, конечно, ничего не доказывает. Трудно предположить, что Б. Хэар, как сказано в статье, «немногим лучше» Бернардина по познаниям в затронутых вопросах. Оба католических прелата люди подготовленные, с хорошо подвешенными языками. Так что газета явно плела небылицы. В пылу споров вокруг второго варианта пастырского послания Б. Хэар твердо заявил на многолюдном собрании, созванном архиепископом Дж. Хики: «Два последних поколения христиан должны были читать первую Книгу Моисееву — Бытие — новыми глазами. Мы первое поколение в истории, способное нанести такой ущерб сотворенному, который был невозможен в прошлом. Поэтому мы по-новому читаем первую Книгу Моисееву — Бытие» 53. Так-то оно так, но проект, подлежавший окончательному утверждению, действительно был порядком смягчен. Изменения коснулись ключевых моментов. По-прежнему упоминалось положение кардинала Дж. Крола, сформулированное в выступлении перед сенатским комитетом в 1979 году. Однако сам текст его был вычеркнут, а именно: «Неправильно не только использование стратегических ядерных вооружений, но и само намерение использовать их, что заложено в нашей политике сдерживания». Очень наивный расчет на короткую память! Во втором проекте требовалось «прекратить» испытания, производство и размещение новых видов ядерных вооружений. В третьем — вместо этого слова употребили термин «обуздать». Что, естественно, не говоря о чудовищной грамматической конструкции, было куда более расплывчато. Редакторы послания, однако, не удержались на вновь занятой позиции. Еще до конференции епископов они получили массу протестов от ее грядущих участников и были вынуждены восстановить термин «прекратить»54. Персонально при этом потерпел поражение член комиссии Бернардина, епископ Дж. О'Коннор, з прошлом главный капеллан флота США, в миру вице-адмирал 55. 2—3 мая 1983 года в Чикаго прошла эта национальная конференция католических епископов, рассмотревшая и утвердившая описываемый документ, названный «Вызов мира: обещание бога и наш ответ». На конференции присутствовали 288 епископов, 239 из них одобрили документ, 9 проголосовали против. Итак, американская католическая церковь утверждала: «Мы считаем необходимым во имя предотвращения ядерной войны соорудить барьер против ее концепции как действенной стратегии обороны. Общество должно ясно выразить сопротивление риторике «победоносных» ядерных войн или нереалистическим ожиданиям «выживания» при обмене ядерными ударами и стратегиям «длительной ядерной войны»... Ни при каких обстоятельствах ядерное оружие или другие виды оружия массового уничтожения не должны применяться для уничтожения населенных центров... Мы не считаем возможным возникновение такой ситуации, в которой умышленное развязывание ядерной войны, как бы ограничены ни были ее масштабы, могло быть оправдано с моральной точки зрения». В таком духе и излагался подход католической церкви США к проблемам ядерной войны. Но пастырское послание имеет точный адресат — католиков. Среди них церковные иерархи выделили две специфические группы— католиков-военнослужащих и католиков, занятых в военной промышленности. Для вторых у епископов нашлись стандартные фразы насчет «морали», для первых — оговорка: «Составив это письмо, мы отнюдь не намереваемся создавать затруднения для католиков, служащих в вооруженных силах». Оно и понятно, епископы—? часть американского истеблишмента — смертельно боялись, как бы не навлечь на себя далее тень подозрения в подрыве боеспособности американской военной машины. А обращение епископов к «мужчинам и женщинам, занятым в оборонной промышленности» — образец религиозной софистики. Прелаты написали: «Католики, независимо от того, где они работают в оборонной промыш ленности, могут и должны использовать моральные принципы этого послания для формирования своей совести. Те, кто по совести решат, что не могут больше быть связаны с усилиями в области обороны, должны получить поддержку католической общины. Те, кто продолжат работу в этой промышленности или извлекут прибыли из производства вооружений, должны обрести в церкви руководство и поддержку для постоянной оценки их работы» К Эти сентенции остались в пастырском послании от предшествующих вариантов. Их, если угодно, «уравновесили»— документ в окончательном виде был обильно уснащен антисоветскими и антикоммунистическими выпадами. Причем самого низкого пошиба. Появление пастырскогб послания в этом виде вызвало очень смешанные чувства правящей элиты США. «Вашингтон тайме», как и следовало ожидать, выразила крайнее неудовлетворение тем, что «большинство попыток смягчить язык пастырского послания провалилось, ибо соответствующие поправки последовательно отвергались». Но не все потеряно, оптимистически возгласила газета, ведь «пробный камень пропагандистской победы в грядущие месяцы — уделит ли печать столько же места мнению епископов, сколько взглядам администрации?» 56. В этом и кроется суть дела. Епископы высказались, ну и что? В лучшем случае лишь на самых глухих страницах многостраничных американских газет рядовой читатель найдет упоминания об их интеллектуальных усилиях! Не говоря уже о том, что мотивы этих самых усилий едва ли блещут чистотой... Собственно, в этом же ключе предрек возможное влияние пастырского послания весьма влиятельный в США еженедельник, обычно отражающий воззрения весьма небедных,— «Ю. С. ньюс энд уорлд рипорт». Отметив, что пастырское послание будут изучать, а иной раз и руководствоваться им в 18 903 приходах, 9549 школах и 174 епархиях католической церкви в США, журнал с большим удовлетворением подчеркнул: «Впереди месяцы и месяцы споров». Будут спорить по многим вопросам, а амплитуда споров весьма значительна. Двух примеров, приведенных журналом, вероятно, достаточно: «Некоторые епископы пощли дальше текста, выразив сильные личные убеждения по поводу того, что аморально в обращении с ядерным оружием. Архиепископ Сан- Франциско Джон Р. Квин, в прошлом председатель епископского совета, заявил: католик-военнослужащий должен отказаться выполнить приказ о взрыве ядерной бомбы или ядерной боеголовки, ибо даже президент не может «со справедливыми основаниями принудить кого- либо сделать что-либо морально неправильное»... Представители Белого дома попытались сделать все, чтобы изобразить голосование за принятие послания в максимально благоприятном свете, отзываясь о нем как о документе, провозглашающем моральные идеалы, едва ли связанные с реальным миром» К Государственный департамент в официальном заявлении по поводу последнего варианта пастырского послания твердо заключил: «Тем самым ясно одобряются многие далеко идущие цели, которые преследует правительство» 57. В феврале 1986 года «Нью-Йорк тайме» лаконично сообщила: «События в гонке ядерных вооружений побудили американских католических епископов вновь обратиться к пастырскому посланию, в котором условно принималась концепция сдерживания. Президент национальной конференции католических епископов Дж. Малом объявил о создании комитета для пересмотра влиятельного пастырского послания 1983 года «Вызов мира». В этом послании епископы связывали свое одобрение сдерживания с отказом от претензий на ядерное превосходство и использования его как «шаг на пути к постепенному разоружению»»58. Посмотрим, куда пойдут епископы!
<< | >>
Источник: Яковлев Николай Николаевич. Религия в Америке 80-х: Заметки американиста. 1987 {original}

Еще по теме О пастырском послании американских епископов о войне и мире в ядерный век: миф и правда:

  1. Николай Стариков. Кто добил Россию? Мифы и правда о Гражданской войне., 2006
  2. Кто добил Россию? Мифы и правда о Гражданской войне.
  3. ЯДЕРНАЯ БОМБА И АМЕРИКАНСКИЕ ЦЕРКВИ
  4. СОВЕТСКИЙ МИФ И АМЕРИКАНСКИЕ РУСИСТЫ
  5. Задача полной ликвидации ядерного оружия во всем мире и недопущения переноса гонки вооружений в космос
  6. Страны Индокитая после победы в войне с американским империализмом. Развитие их отношений с Советским Союзом
  7. Краткая характеристика ядерного оружия и очага ядерного поражения
  8. Дионисия Ареопагита, епископа Афинского, к Тимофею, епископу Ефесскому, О МИСТИЧЕСКОМ БОГОСЛОВИИ
  9. ИЗ КНИГИ ФЕОДОРА, БЫВШЕГО ЕПИСКОПА ФАРАНСК0Г0, слово его к Сергию, БЫВШЕМУ ЕПИСКОПУ АРСИНИЙСКОМу, В ЕГИПЕТСКОМ ДИОЦЕЗЕ
  10. ПЯТОЕ ПОСЛАНИЕ К ЭКУМЕНИЮ, КОТОРОЕ НАЧИНАЕТСЯ СЛОВАМИ: «КОГДА Я ПРОЧИТАЛ ПОСЛАНИЕ, ПРЕДНАЗНАЧЕННОЕ ДЛЯ БОГОЛЮБИВОГО ПРЕСВИТЕРА ПЕТРА...»
  11. § 2. XX век — век социально-антропологической напряженности