<<
>>

Глава 2 Доказательства бессмертия души, почерпнутые из природы человека

Перейдем теперь к взгляду на человека с точки зрения психологии, рассмотрим его внутренние качества, чтобы еще более укрепить в себе убеждение в истинности будущей жизни. Последуем совету учителя Церкви Тертуллиана, который говорил, что для убеждения в истине бессмертия лучше обратиться к самому себе, к свидетельству своей души. Следовательно, в самой человеческой природе есть внутренние побуждения верить в существование иной жизни. В Ветхом Завете сказано: создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душою живою (Быт.
2,7). Мы видим, что человек состоит из двух, различных частей: из тела вещественного, созданного из земли, и невещественной души, произошедшей от дуновения Божьего. Различные по существу, душа и тело должны быть различны и по законам своего существования. Душа самостоятельна по отношению к телу и отделима от него. Тело было создано раньше души и существовало некоторое, хотя и краткое, время отдельно от души. И когда человек согрешил, стал недостоин дарованных ему благ, Господь наказал его смертью: возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься (Быт. 3, 19). Но из земли было сотворено только тело человека. Поэтому и возвратиться в землю должно только тело человека, а душа, как дыхание Божие, как существо духовное, не может подлежать одному с телом закону смерти и разрушения. «Во мне двоякая природа, - говорит святитель Григорий Богослов, - тело сотворено из земли, а душа есть Божие дыхание». Если телу суждено умереть, то ничто не мешает душе продолжить свое существование и после ее отделения от тела. Итак, душа человека может и должна быть бессмертна. Такой же она должна быть и по своим свойствам. Собираясь сотворить человека, Господь сказал: сотворим человека по образу Нашему, по подобию Нашему (Быт. 1,26). А премудрый Соломон говорит, что Бог создал человека для нетления и соделал его образом вечного бытия Своего (Прем. 2, 23). Что же значит: создан по образу и по подобию Божию? По учению отцов Церкви, образ Божий находится в самой нашей природе, в ее свойствах, а подобие Божие состоит в надлежащем развитии и усовершенствовании человека. То есть человек при его создании был одарен такими же душевными свойствами, какие имеет Сам Бог. Это значит, что он сотворен по образу Божию. Вместе с тем человеку дана возможность совершенствоваться в своих душевных способностях, приближаться к Богу, уподобляться Ему. Это значит, что человек сотворен по подобию Божию. Спаситель учил: будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный (Мф. 5, 48). Так Сам Творец вложил в нас способность к бесконечному совершенствованию, стремление к нему и указал высокий идеал этого совершенства. Но с другой стороны, этот идеал слишком высок для человека, и его ограниченные силы подтачиваются внутренними страданиями и внешними потрясениями, и жизнь коротка. Неужели Бог вложил в нашу природу способность и стремление к совершенствованию только для того, чтобы мы всю жизнь только стремились к Нему? Зачем было вкладывать в сердце человека такое обманчивое желание? Чтобы не противоречить премудрости Творца, нельзя допустить, что Он не предопределил нам другой, нескончаемой жизни, по окончании настоящей. Преподобный Макарий Египетский, беседуя о свойствах души человека, говорит: «Господь вложил в нашу душу разумение, мышление, волю и ум, как вождя прочих совершенств».
Чем же отличается этот «вождь совершенств»? Уму человека даны Господом большие способности. Сам Он, - пишет премудрый Соломон, - даровал мне неложное познание существующего, чтобы познать устройство мира и действие стихий... Познал я все, и сокровенное и явное, ибо научила меня Премудрость, художница всего (Прем. 7,17, 21). Вот 73 как широки и глубоки способности ума. Но в то же время как они ограниченны! Человек имеет такую жажду познания, что чувствует потребность новых и новых открытий истины. Даже великие мудрецы признают, что они многого не знают. Спросите у тех, кто всю жизнь посвящает наукам, и они скажут вам, что чем больше они приобретают знаний, тем яснее сознают ограниченность своего кругозора. Бог бесконечно премудр, Он не мог даровать человеку такую жажду познания и в то же время лишить его другой жизни, в которой можно удовлетворить эту жажду. Мы видим, что в старости у человека медленно угасают силы и ослабляются способности. Человек постепенно порывает свои связи с внешним миром, делаясь менее восприимчивым к нему. Но чем больше он отрешается от внешнего мира, тем больше сосредоточивается в себе, переосмысляя свое восприятие мира, становясь мудрее. Сказано: Святы будьте, ибо свят Я Господь, Бог ваш (Лев. 19, 2). Я дал вам пример, чтобы и вы делали то же, что Я сделал вам (Ин. 13,15). Вот какой высокий идеал дан человеку. Возвышаясь над земными стремлениями, душа может свободно возрастать в добродетели, восходить к совершенству. Но в то же время она слишком далека от нравственного идеала, к которому должна стремиться. Люди, старающиеся жить благочестиво, осознают, что им многого недостает, многое ими не сделано. И они постоянно стремятся вперед в своей нравственной деятельности, не прекращающейся до последнего часа. Бог праведен, и Он дал нашей воле стремление к праведности, к нравственному совершенству. Но если Он праведен, то не сделал это стремление обманчивым, и не прекратит его и после смерти, а даст ему продолжиться в другой жизни. Действительно, праведные и святые люди, живя Богом, ощущая в себе присутствие и веяние Духа Божия, уже предвкушают сладость иного бытия, совсем не похожего на земное, бытия духовного, вечного. Если же, напротив, наша жизнь кончалась бы со смертью, то зачем нужна наша нравственность, совесть, судящая наши поступки и оценивающая их? Даже язычники, по словам апостола, делая добро, чувствуют одобрение совести или, совершая зло, от нее же имеют и осуждение: они показывают, что дело закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствует совесть их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую (Рим. 2,15). По словам святителя Иоанна Златоуста, «совесть - это неумолкающий в нас обличитель, который не может быть обманут или обольщен. Пусть человек, учинивший грех и совершивший беззаконное дело, сумеет скрыться от людей, но от этого судьи скрыться он не может. Напротив, он всегда носит в себе этого обличителя, который его мучит, никогда не утихая. Как усердный врач, совесть не перестает совершать свое врачевание. И пусть не послушают ее, она и тогда не отстанет, будет постоянно заботиться, непрерывно напоминая о грехе и не давая грешнику дойти до забвения, чтобы сделать нас не столь склонными к прежним грехам». Зачем же, в самом деле, такой строгий судья нашей нравственной деятельности, если во временной жизни мы легко могли бы предаваться чувственным наслаждениям, никого не признавая, ничего не уважая, ведь все равно после этой жизни ничего не будет? Нет, уж если так необходима для человека добродетель, если так строг судья, оценивающий наши поступки, значит, не все кончается с этой жизнью, значит, настанет и другая жизнь, где наше настоящее нравственное развитие будет представлять переходную ступень для будущего совершенствования.
Наше сердце одарено способностью ощущать различные впечатления - радостные или неприятные, оно стремится к достижению безмятежного и блаженного состояния. Но кто из смертных наслаждается чистым, безмятежным блаженством в этой жизни? Мы видим, что все животные остаются довольны тем состоянием, какое им предназначено Творцом. Рыбы довольны своим обитанием в глубинах вод, птицы радуются свободе парить в воздухе, животные не простирают своих желаний дальше того, чтобы земля производила все нужное для их пропитания. Один только человек не может удовлетвориться временными благами. Спросите, например, богача, доволен ли он? Он ответит: нет! Различные опасения лишают его покоя, многие обстоятельства причиняют ему беспокойство и огорчение. Нет на земле человека, вполне довольного собой, и который бы не желал лучшей жизни. Но невозможно представить, чтобы Творец, снабдив Своими дарами и самых малых созданий, обделил бы человека! Даже нравственность, добродетель, все, чем возвышается человек над земными тварями, не могут доставить ему счастья. Правда, добродетель помогает ему достойно переносить житейские трудности и смотреть на все блага мира как на незначительные. Но добродетель приобретается не без борьбы, не без страданий. Имея утешения, доставляемые добродетелью, человек не защищен от скорбей, причиняемых телесными болезнями, голодом, потерей близких. Наконец сама наша жизнь не доставляет нам полного блаженства. Итак, если человек, при всем изобилии земных и духовных благ, простирает свои желания дальше того, чем он обладает, значит, для него предназначены не только эти блага. Премудрость Божия, даровавшая нам сердце, которое не может удовольствоваться этим миром, осталась бы к нам несправедливой, если бы она не назначила для этого сердца блаженства. В земной жизни мы часто наблюдаем, что добродетель гонят, преследуют, а порок торжествует. Где же здесь справедливость? И правосуден ли Бог, награждая тех, кто должен терпеть наказание, и наказывая тех, кто должен быть награжден? Справедливость требует, чтобы между нравственностью и блаженством человека было полное соответствие, то есть, чтобы добрые радовались, а злые несли заслуженное наказание. Но в настоящей жизни мы не видим такого соответствия между нравственностью и блаженством. Ели бы наша жизнь заканчивалась смертью, то в таком случае мы должны были бы считать Бога покровительствующим преступлениям и гнушающимся добродетелью, считать Его чуждым правосудия. Но есть другая, вечная жизнь, где Судья Небесный воздаст каждому по заслугам. В настоящей жизни Бог, по Своему премудрому Промыслу, попускает добродетельным переносить различные бедствия, с той премудрой целью, чтобы они через скорби и лишения все больше совершенствовались в добре, очищались от греховных наклонностей и привычек, как золото очищается в огне. Полное же воздаяние за свою добродетель они получат в будущей вечной жизни. Спаситель обещал: блаженны плачущие, ибо они утешатся (Мф. 5, 4). Также и порочным Бог попускает наслаждаться временным счастьем по Своему долготерпению, ожидая от них исправления, и если они не исправятся, то в будущей загробной жизни Он осудит их по Своему правосудию: горе вам, пресыщенные ныне! ибо езалчете. Горе вам, смеющиеся ныне! ибо восплачете и возрыдаете (Лк. 6, 25). Если человек, при всем изобилии земных и духовных благ, простирает свои желания дальше того, чем он обладает, значит, для него предназначены не только эти блага. Таким образом, наша природа, одаренная стремлением к совершенству, но не могущая достичь его в настоящей жизни, требует другой, будущей загробной жизни и чувствует, что она обязательно настанет. И поэтому наша настоящая жизнь по отношению к будущей представляет собой не что иное как подготовительную ступень. Святые отцы Церкви, говоря о настоящей жизни и о будущей, приводят такой пример. Посмотрите на младенца, находящегося в утробе матери. Он уже обладает всеми чувствами для восприятия внешнего мира. Но внутриутробную жизнь младенца едва ли можно назвать жизнью по сравнению с тем временем, когда он появится на белый свет. Придя же в Божий мир, человек тотчас начинает ощущать и воспринимать его. Он с каждым часом, с каждым днем развивается и совершенствуется в своих способностях. Так и наша настоящая жизнь по отношению к жизни загробной является тем же, чем является жизнь в утробе матери по отношению к самостоятельной жизни. После перехода в вечность, собственно, и начинается истинная жизнь человека, сообразная с тем богоподобным достоинством, к которому он предназначен. Сбросив немощную плоть, человеческий дух за вратами смерти устремляется к своему нескончаемому совершенству. Вот как говорит об этом святитель Григорий Нисский: «Творец создал нас не для того, чтобы мы всегда оставались зародышами в утробе матери. Цель природы не та, чтобы нам, выйдя из утробы матери, оставаться в детстве или в последующих за ним возрастах, которые друг за другом приходят и уходят. Нет, все возрасты, все изменения нашего бытия - это только части того пути, которым мы теперь идем, а главная цель, конец нашего путешествия по разным периодам жизни - это достижение богоподобия». Итак, наши души бессмертны и будущая загробная жизнь несомненна. Но основание нашего бессмертия находится в Боге. Он один имеет бессмертие (1 Тим. 6, 16). Все прочие творения, одаренные разумом, Ангелы, Архангелы, все Небесные Силы, все люди, и праведные, и неправедные, получают это бессмертие по воле и благодати Иисуса Христа, нашего Спасителя, взывающего: Яесмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет. И всякий, живущий и верующий в Меня, не умрет вовек (Ин. 11, 25-26). И святой апостол, видя в Иисусе Христе залог нашего бессмертия, восклицает: если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера ваша... если мы в этой только жизни надеемся на Христа, то мы несчастнее всех человеков (1 Кор. 15, 14, 19).
<< | >>
Источник: Владимир Михайлович Зоберн. Будущая загробная жизнь: Православное учение. 2012

Еще по теме Глава 2 Доказательства бессмертия души, почерпнутые из природы человека:

  1. Глава 1 Доказательства бессмертия души на основании изучения природы
  2. Глава 2 Жизнь души на земле и за гробом. Бессмертие души и тела
  3. БЕССМЕРТИЕ ДУШИ
  4. Бессмертие души
  5. Учение о бессмертии души
  6. ПИСЬМО ВТОРОЕ История представлений о бессмертии души у язычников
  7. К.В. Бандуровский. Бессмертие души в философии Фомы Аквинского, 2011
  8. К.В. Бандуровский. Бессмертие души и философии Фомы Аквинского, 2011
  9. 3. Смысл и ценность жизни человека. Проблема смерти и бессмертия человека.
  10. § XIV О том, что нельзя с уверенностью заключать о каком-то народе, что, признавая бессмертие души, он признает также божество
  11. Глава III Аффекты, (сграсги души» и разумность как свойства человеческой природы
  12. От «простого советского человека» к «человеку трудолюбивой души»: романы Чингиза Айтматова
  13. ОБЗОР РАЗЛИЧНЫХ МНЕНИЙ О ПРИРОДЕ ДУШИ
  14. Глава XV О ТОМ, КАКОВ БЫЛ ЧЕЛОВЕК ПРИ СОТВОРЕНИИ: ОБ ОБРАЗЕ БОЖЬЕМ,О СПОСОБНОСТЯХ ДУШИ И СВОБОДНОЙ ВОЛЕ И ОБ ИЗНАЧАЛЬНОЙ ЦЕЛОСТНОСТИ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ПРИРОДЫ135
  15. ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ [Преимущество доказательства утверждения перед доказательством отрицания]
  16. Свободная деятельность человека в ее зависимости от воли и веры. Превосходство человека над природой.