<<
>>

§2. ФОРМЫ ХИЩЕНИИ

Кража (ст. 158 УК). Объективная сторона кражи заключается в тайном хищении чужого имущества. Понятие тайности дается в п. 2 вышеупомянутого постановления Пленума от 27 декабря 2002 г.: «Как тайное хищение чужого имущества (кража) следует квалифицировать действия лица, совершившего незаконное изъятие имущества в отсутствие собственника или иного владельца этого имущества, или посторонних лиц либо хотя и в их присутствии, но незаметно для них.
В тех случаях, когда указанные лица видели, что совершается хищение, однако виновный, исходя из окружающей обстановки, полагал, что действует тайно, содеянное также является тайным хищением чужого имущества». Само понятие хищения в краже какой-либо спецификой не обладает. Специфику кражи составляет ее способ, присущий только ей: тайный способ изъятия имущества. В науке принято выделять объективный и субъективный критерии тайного и открытого способов хищения. Объективный критерий тайного способа означает, что хищение осуществляется незаметно для окружающих или в их отсутствие. Объективный критерий, таким образом, характеризуется обстоятельствами, внешними по отношению к виновному. Об объективном критерии свидетельствует наличие хотя бы одного из следующих возможных факторов: хищение осуществляется 1) в отсутствие на месте совершения преступления кого-либо, т. е. в отсутствие очевидцев; 2) в отсутствие на месте совершения преступления посторонних; 3) в присутствии на месте совершения преступления посторонних, которые, однако, не наблюдают факт хищения; 4) в присутствии на месте совершения, преступления посторонних, которые не расценивают происходящее как хищение или не осознают его; 5) факт совершения хищения наблюдается посторонними людьми, однако они не обнаруживают себя виновному. Хищение осуществляется в отсутствие очевидцев, когда факт хищения никто не наблюдает, поскольку никого, кроме виновного, и нет на месте совершения преступления. При хищении в отсутствие на месте совершения преступления посторонних на месте совершения хищения нет не просто каких-либо очевидцев, а только посторонних виновному. В п. 4 постановления от 27 декабря 2002 г. подчеркивается: «Если присутствующее при незаконном изъятии чужого имущества лицо... является близким родственником виновного, который рассчитывает в связи с этим на то, что в ходе изъятия имущества он не встретит противодействия со стороны указанного лица, содеянное следует квалифицировать как кражу чужого имущества. Если перечисленные лица принимали меры к пресечению хищения чужого имущества (например, требовали прекратить эти противоправные действия), то ответственность виновного за содеянное наступает по статье 161 УК РФ». К посторонним для виновного лицам следует относить прежде всего потерпевшего — собственника или законного владельца имущества. К ним также относятся широкие категории людей, начиная от лиц, охраняющих имущество, и заканчивая абсолютно незнакомыми виновному лицами, для которых понятен его преступный характер действий.
Соответственно под непосторонними для виновного лицами следует понимать лиц, на молчание которых он со всеми основаниями объективно может рассчитывать. К таким лицам в конкретных случаях могут быть отнесены не только близкие родственники виновного, о которых говорится в приведенном выше положении постановления Пленума, но и его друзья и хорошие знакомые, лица, с которыми он ранее отбывал наказание или часто распивает спиртные напитки, лица, с которыми он ранее совершал преступления, и т. д. Хищение является тайным, если осуществляется в присутствии на месте совершения преступления посторонних лиц, не наблюдающих, однако, факт хищения в силу различных обстоятельств (например, в силу давки в транспорте, где совершается карманная кража, в силу сна, в том числе в результате алкогольного или наркотического опьянения, или нахождения в обмороке, и т. д.). При этом внимание присутствующих может быть отвлечено и специально — лицом, действующим заодно с виновным. Кража имеет место и тогда, когда хищение осуществляется в присутствии на месте совершения преступления посторонних, однако они не расценивают происходящее как хищение или не осознают его. При указанном обстоятельстве, в отличие от предыдущего, присутствующие при совершении хищения лица наблюдают факт изъятия имущества, однако в силу разных причин не понимают происходящее правильно, как хищение. К таким ситуациям следует отнести: хищение у неспящих пьяных, которые в силу высокой степени опьянения не осознают характера производимых с ними действий; хищение имущества в присутствии малолетних детей или невменяемых; изъятие имущества на глазах у многих людей, воспринимающих действия виновного как совершенно правомерные и расценивающие его самого как хозяина (владельца) имущества (например, завладение чужой автомашиной на улице города путем открытия ее ключом), ит. д. Тайное хищение будет иметь место и тогда, когда факт совершения хищения наблюдается посторонними людьми, однако они не обнаруживают себя виновному. В этой ситуации есть посторонний очевидец хищения, правильно понимающий происходящее. Но в силу каких-либо причин он предпочитает остаться незамеченным (например, из-за страха расправы со стороны виновного). Субъективный критерий тайного способа отражает внутреннее отношение самого виновного к совершаемому им; лицо полагает, что действует тайно, и имеет на это объективные причины (на месте совершения кражи нет других людей, внимание потерпевшего чем-либо отвлечено, присутствующие спят, и т. д.). Кража считается оконченной, когда имущество изъято и виновный имеет реальную возможность пользоваться или распоряжаться им по своему усмотрению (например, обратить похищенное имущество в свою пользу или в пользу других лиц, распорядиться им с корыстной целью иным образом). Встречаются иногда случаи, когда хищение начинается как тайное, но в процессе изъятия имущества оно обнаруживается посторонними людьми. Тогда возможно перерастание одной формы хищения в другую — в грабеж, в том числе насильственный, или в разбой. О перерастании свидетельствуют следующие признаки: 1) хищение начало осуществляться как тайное; 2) в процессе изъятия чужого имущества или позднее, но до окончания хищения, оно было обнаружено посторонними для виновного людьми; 3) несмотря на это, виновный не оставил своего намерения изъять имущество и продолжил процесс хищения. При констатации факта перерастания хищения оно уже не квалифицируется как тайное; окончательная квалификация зависит от того, было ли применено виновным насилие для удержания имущества и сокрытия с ним с места совершения преступления и каким было это насилие по степени тяжести. Если виновный насилия не применял и скрылся с похищенным, его действия квалифицируются как ненасильственный грабеж. Если для удержания имущества им было применено насилие, не опасное для жизни или здоровья потерпевшего, или угроза применения такого насилия, — налицо насильственный грабеж. В том случае, если насилие было опасным для жизни или здоровья или имела место угроза таким насилием,-действия виновного подпадают под состав разбоя. Перерастание одной формы хищения в другую не будет иметь места, если обнаруженное лицо откажется от своего намерения продолжить хищение. Если, таким образом, лицо оставит попытки изъять имущество после обнаружения факта хищения, или бросит уже изъятое имущество на месте обнаружения, содеянное им квалифицируется как покушение на тайное хищение. Даже в том случае, если в целях избежания задержания лицо применяет насилие, то это насилие требует самостоятельной квалификации, в зависимости от причиненного вреда здоровью и от того, в отношении кого это насилие применяется (например, возможна квалификация содеянного, кроме ст. 30, 158 УК, еще и по ст. 318 УК — применение насилия в отношении представителя власти). Действия виновного по удержанию уже похищенного имущества после того, как тайное хищение окончено, сопровождаемые применением насилия, также не могут свидетельствовать о перерастании одного преступления в другое. В этом случае насилие требует самостоятельной квалификации. Классическим примером подобного является известное дело Душкина, осужденного районным судом г. Хабаровска. Он был признан виновным в грабеже, совершенном при следующих обстоятельствах. Душкин, будучи в нетрезвом состоянии, похитил в автоматической камере хранения на станции вокзала чемодан с вещами, принадлежащий солдату Козлову. На пути к выходу из вокзала Душкин столкнулся с потерпевшим Козловым, который узнал свой чемодан. Поняв это, Душкин стал убегать от него, затем бросил чемодан, но был задержан. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР указала, что Душкин не применял насилия ни с целью завладения чемоданом, ни для его удержания после изъятия из автоматической камеры хранения. Поэтому содеянное им следует квалифицировать как тайное хищение141. Субъективная сторона кражи характеризуется прямым умыслом и корыстной целью. Субъект — любое лицо, достигшее 14-летнего возраста. Никакими полномочиями в отношении изымаемого имущества это лицо не обладает, но может иметь к нему доступ (грузчик в магазине). Квалифицирующие признаки кражи предусмотрены в ч. 2 статьи. К ним закон относит: группу лиц по предварительному сговору (п. «а»), кражу с незаконным проникновением в помещение либо иное хранилище (п. «б»), с причинением значительного ущерба гражданину (п. «в»), из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем (п. «г»). Подробный анализ такого квалифицирующего признака хищения, как совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, дается в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. Следует согласиться с тем, что если организатор, подстрекатель или пособник непосредственно не участвовал в совершении хищения чужого имущества, содеянное исполнителем преступления не может квалифицироваться как совершенное группой лиц по предварительному сговору. В этих случаях в силу части третьей ст. 34 УК РФ действия организатора, подстрекателя или пособника следует квалифицировать со ссылкой на ст. 33 УК РФ (п. 8). Кроме того, Пленум отмечает, что при квалификации действий виновных, как совершение хищения чужого имущества группой лиц по предварительному сговору суду следует выяснять, имел ли место такой сговор соучастников до начала действий, непосредственно направленных на хищение чужого имущества, состоялась ли договоренность о распределении ролей в целях осуществления преступного умысла, а также какие конкретно действия совершены каждым исполнителем и другими соучастниками преступления. В приговоре надлежит оценить доказательства в отношении каждого исполнителя совершенного преступления и других соучастников (организаторов, подстрекателей, пособников) (п. 9). Пленум, безусловно, прав и в том, что действия лица, непосредственно не участвовавшего в хищении чужого имущества, но содействовавшего совершению этого преступления советами, указаниями либо заранее обещавшего скрыть следы преступления, устранить препятствия, сбыть похищенное и т. п„ надлежит квалифицировать как соучастие в содеянном в форме пособничества со ссылкой на часть пятую ст. 33 УК РФ (ч. 2 п. 10). Вместе с тем вызывает возражение позиция Пленума Верховного Суда РФ по трактовке понятия соисполнительства. По мнению Пленума, исходя из смысла части второй ст. 35 УК РФ уголовная ответственность за кражу, грабеж или разбой, совершенные группой лиц по предварительному сговору, наступает и в тех случаях, когда согласно предварительной договоренности между соучастниками непосредственное изъятие имущества осуществляет один из них. Если другие участники в соответствии с распределением ролей совершили согласованные действия, направленные на оказание непосредственного содействия исполнителю в совершении преступления (например, лицо не проникало в жилище, но участвовало во взломе дверей, запоров, решеток, по заранее состоявшейся договоренности вывозило похищенное, подстраховывало других соучастников от возможного обнаружения совершаемого преступления), содеянное ими является соисполнительством и в силу части второй ст. 34 УК РФ не требует дополнительной квалификации по ст. 33 УК РФ (ч. 1 п. 10). Таким образом, дается широкое понятие соисполнительства, включающее в себя не только непосредственное исполнение преступления. Непосредственное совершение преступления означает выполнение его объективной стороны, т. е. изъятие чужого имущества и (или) обращение его в пользу виновного или других лиц. При соисполнительстве именно эти действия в полном объеме или частично выполняются каждым соисполнителем. Так же толковал понятие непосредственного совершения преступления и сам Верховный Суд ранее (см., например, п. 10 постановления от 27 января 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»). Не могут быть расценены как непосредственное совершение преступления «действия, направленные на оказание непосредственного содействия исполнителю в совершении преступления». Это не что иное, как пособничество в преступлении, т. е. содействие «совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления либо устранением препятствий» (ч. 5 ст. 33 УК). Действия любого пособника направлены на содействие исполнителю в непосредственном совершении преступления; потому они и признаются преступными и уголовно наказуемыми. Кроме того, обращает на себя внимание тот факт, что Пленум не проводит разницы между участием члена группы во взломе дверей, запоров, решеток и такими действиями, как вывоз похищенного или страховка исполнителей преступления. Между тем указанные действия носят принципиально разный характер и должны квалифицироваться по-разному. Участие во взломе дверей и т. п. — это участие в непосредственном совершении хищения; вывоз похищенного и страховка исполнителей — это пособничество в нем. Хищение, сопряженное с незаконным проникновением в помещение, жилище или хранилище (п. «б» ч. 2 ст. 158; ч. 3 ст. 158; п. «в» ч. 2 ст. 161; ч. 3 ст. 162 УК), является сложным преступлением по объективной стороне: оно включает в себя два взаимосвязанных действия, каждое из которых является необходимой частью деяния — незаконное проникновение и собственно изъятие и (или) обращение чужого имущества (нападение с насилием — в разбое). Участвуя хотя бы в одном таком деянии, лицо является соисполнителем. Иное дело — действия по вывозу похищенного или страховке исполнителей хищения. Такие действия остаются за рамками изъятия и (или) обращения имущества как в простой, так и в квалифицированных разновидностях хищения. Лицо, обеспечивающее безопасность места совершения хищения, не совершает никаких действий по изъятию и (или) обращению имущества. Подобные действия не являются необходимым элементом изъятия имущества и, следовательно, не входят в объективную сторону хищения. Их совершение должно признаваться пособничеством и требует применения ст. 33 УК при квалификации. Хищение с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище'. Ныне почти все понятия, включенные в характеристику этого квалифицирующего (особо квалифицирующего) признака, являютс^ законодательными понятиями. Понятие жилища дано в примечании к ст. 139 УК. Жилище характеризуется следующими признаками: 1) оно предназначено для постоянного или временного проживания людей; 2) оно может иметь форму обособленного здания, строения, сооружения или представлять часть его; 3) оно может находиться в любой форме собственности; 4) в качестве его составной части признаются и нежилые помещения при условии, что это жилище в виде индивидуального жилого дома и нежилые помещения входят в него. Дополнительная квалификация действий виновного по ст. 139 УК не требуется. Видами жилища закон признает: 1) индивидуальный жилой дом с входящими в него жилыми и нежилыми помещениями; 2) жилое помещение независимо от формы собственности, входящее в жилищный фонд и пригодное для постоянного или временного проживания; 3) иное помещение или строение, не входящие в жилищный фонд, но предназначенные для временного проживания. В соответствии с примечанием 3 к ст. 158 УК помещение представляет собой строения и сооружения независимо от форм собственности, предназначенные для временного нахождения людей или размещения материальных ценностей в производственных или иных служебных целях. Таким образом, к признакам помещения могут быть отнесены следующие признаки: 1) это строения и сооружения любой формы и разновидностей; 2) они могут находиться в любой форме собственности; 3) их предназначение связано с производственной или служебной деятельностью людей; 4) в них могут быть временно размещены как материальные ценности, так и люди. Хранилище142 143 — это хозяйственные помещения, обособленные от жилых построек, участки территории, трубопроводы, иные сооружения независимо от форм собственности, которые предназначены для постоянного или временного хранения материальных ценностей (примечание 3 к ст. 158 УК). Таким образом, целевое назначение хранилища связано только с материальными ценностями, в отличие от жилища помещения. В законе ныне не указано, но теорией и практикой признается, что, как правило, хранилище предусматривает ограниченный доступ к нему, который обеспечивается специальными средствами. Под незаконным проникновением в жилище, помещение или иное хранилище следует понимать противоправное тайное или открытое вторжение в них с целью совершения кражи, грабежа или разбоя. Проникновение в указанные строения или сооружения может быть осуществлено и тогда, когда виновный извлекает похищаемые предметы без вхождения в соответствующее помещение (п. 18 постановления Пленума от 27 декабря 2002 г.). Решая вопрос о наличии в действиях лица, совершившего кражу, грабеж или разбой, признака незаконного проникновения в жилище, помещение или иное хранилище, судам необходимо выяснять, с какой целью виновный оказался в помещении (жилище, хранилище), а также когда возник умысел на завладение чужим имуществом. Если лицо находилось там правомерно, не имея преступного намерения, но затем совершило кражу, грабеж или разбой, в его действиях указанный признак отсутствует. Этот квалифицирующий признак отсутствует также в случаях, когда лицо оказалось в жилище, помещении или ином хранилище с согласия потерпевшего или лиц, под охраной которых находилось имущество, в силу родственных отношений, знакомства либо находилось в торговом зале магазина, в офисе и других помещениях, открытых для посещения гражданами (п. 19 постановления Пленума от 27 декабря 2002 г.). О понятии кражи, причинившей значительный ущерб гражданину, говорилось выше. Кража из одежды, сумки или другой ручной клади, находившихся при потерпевшем, — новая разновидность квалифицированной кражи. Усиление ответственности за нее обусловлено повышенной степенью общественной опасности карманных и подобных тайных хищений, которая, в свою очередь, объясняется, как правило, высоким преступным профессионализмом лиц, совершающих такие хищения. Главное в характеристике этой кражи — преступление совершается не просто в присутствии потерпевшего, не замечающего тайного хищения, а при физическом контакте с ним (при хищении из одежды — карманов) или с предметами, которые потерпевший держит в руках или которые находятся в непосредственной близости от него и в поле его зрения. Таким образом, это тайное хищение отличается особой дерзостью виновного. Понятие «другой ручной клади» в законе не определено; она может иметь любой вид — коробка, авоська, сверток, рюкзак, чемодан и т. д. В ч. 3 ст. 158 УК указаны особо квалифицирующие признаки - кражи: а) с Незаконным проникновением в жилище; б) из нефтепровода, нефтепродук- топровода, газопровода; в) в крупном размере. О первом и последнем из них речь шла выше. Понятия нефтепровода, нефтепродуктопровода и газопровода в позитивном и уголовном законодательстве не даются; из анализа позитивного законодательства можно сделать заключение, что они представляют собой систему транспортировки — подачи нефти, нефтепродуктов (дизельного топлива, мазута, бензина, реактивного топлива и др.), газа потребителю, включающую в себя магистральные трубопроводы и трубопроводы — отводы. Проникновения в любой из них достаточно для привлечения лица к ответственности по п. «б» ч. 3 ст. 158 УК, при наличии других признаков состава. В ч. 4 ст. 158 УК содержатся признаки — организованная группа и особо крупный размер. Понятие организованной группы предусмотрено ч. 3 ст. 35 УК. Высказался по поводу организованной группы и Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27 декабря 2002 г. В п. 15 постановления говорится: «В отличие от группы лиц, заранее договорившихся о совместном совершении преступления, организованная группа характеризуется, в частности, устойчивостью, наличием в ее составе организатора (руководителя) и заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределением функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла. Об устойчивости организованной группы может свидетельствовать не только большой временной промежуток ее существования, неоднократность совершения преступлений членами группы, но и их техническая оснащенность, длительность подготовки даже одного преступления, а также иные обстоятельства (например, специальная подготовка участников организованной группы к проникновению в хранилище для изъятия денег (валюты) или других материальных ценностей). При признании этих преступлений совершенными организованной группой действия всех соучастников независимо от их роли в содеянном подлежат квалификации как соисполнительство без ссылки на статью 33 УК РФ. Если лицо подстрекало другое лицо или группу лиц к созданию организованной группы для совершения конкретных преступлений, но не принимало непосредственного участия в подборе ее участников, планировании и подготовке к совершению преступлений (преступления) либо в их осуществлении, его действия следует квалифицировать как соучастие в совершении организованной группой преступлений со ссылкой на часть четвертую статьи 33 УК РФ». О понятии кражи в крупном размере говорилось выше. Мошенничество (ст. 159 УК). Предмет мошенничества сформулирован законодателем шире, чем обычно понимается предмет хищения. Предметом мошенничества выступают: 1) чужое имущество; 2) право на чужое имущество. Право на имущество — это права собственника или законного владельца имущества в отношении этого имущества, имеющие какую-либо форму выражения вовне: форму документа или предмета материального мира. Перечень конкретных прав, подпадающих под понятие «право на имущество», может быть широким настолько, насколько позволяет виновному обратить конкретное имущество в свою пользу или пользу других лиц. Прежде всего, это, конечно, все имущественные права, вытекающие из правомочий собственника или законного владельца (владения, пользования, распоряжения); это может быть также право требования имущества из другого владения, в том числе временного и др. Внешний вид — выражение вовне права на имущество — может быть разным: дарственная на квартиру или машину, пластиковая карточка, именная сберкнижка, квитанция на получение какой-либо вещи из места ее временного нахождения (химчистки, камеры хранения и т. п.), жетон гардероба и т. д. По ст. 159 УК имеется в виду право на чужое имущество, т. е. такое, в отношении которого у виновного нет никаких законных прав. Поскольку законодатель выделил право на имущество в качестве самостоятельного предмета мошенничества, постольку завладение им составляет оконченное преступление вне зависимости от того, получено ли по этому праву конкретное имущество. Стоимость права на имущество — размер хищения — определяется стоимостью имущества, правами на которое завладевает виновный (стоимостью квартиры, машины, дачи, пальто, полученного в гардеробе, и т. д.). Объективная сторона мошенничества заключается в хищении чужого имущества или приобретении права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием. Приобретение права на имущество путем обмана или злоупотреблением доверия — это особая разновидность мошенничества-хищения. Выделение ее потребовалось, поскольку в общем понятии хищения говорится о предмете — чужом имуществе; только предмет и разделяет хищение чужого имущества и приобретение права на чужое имущество. Специфика мошенничества выражается в его способах — обмане и злоупотреблении доверием. Потерпевший в мошенничестве сам передает имущество или право на него виновному. Это специально подчеркивалось в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 5 сентября 1986 г. № 11 «О судебной практике по делам о преступлениях против личной собственности»: «Судам следует иметь в виду, что признаком мошенничества является добровольная передача потерпевшим имущества или права на имущество виновному под влиянием обмана или злоупотребления доверием» (п. 12). Внешне передача имущества или права на него происходит вполне добровольно. Однако волеизъявление потерпевшего при этом дефектно; он действует под влиянием обмана или злоупотребления доверием. Обман предполагает информационное воздействие на потерпевшего, при котором он вводится в заблуждение, предпринятое с целью заставить потерпевшего передать виновному не принадлежащее ему чужое имущество или право на чужое имущество. Различают два вида обмана: первый, он же классический и чаще встречающийся, — искажение истины, в том числе полная ложь (активный обман); второй — умолчание об истине, когда сообщение сведений о ней может повлиять на принятие потерпевшим решения (пассивный обман). По форме выражения обман может быть устным и письменным, в том числе с использованием поддельных документов; словесным и действием; выделяют также конклюдентную форму обмана. Конкретных проявлений обмана на практйке существует большое количество. Их можно классифицировать, например, следующим образом: 1) обман относительно действительных намерений; 2) обман в предмете преступления: в его свойствах, качестве, количестве; 3) обман в каких-либо фактах или событиях; 4) обман в личности виновного; 5) обман в игре; 6) так называемый «цыганский обман», или обман с использованием гадания; 7) обман в лечении или целитель- стве и т. д. Обман относительно действительных намерений отнесен, как правило, на будущее: преступник обещает жертве совершить какие-либо действия в дальнейшем и не совершает их. Это могут быть: а) обещание реализовать полученный от потерпевшего товар, рассчитавшись за него после реализации; б) обещание купить для потерпевшего за его деньги определенный товар; в) обещание заплатить большую сумму, чем указано в документах; г) обещание трудоустройства за границей с выгодными условиями оплаты, но с вложением первоначально определенной суммы на различные расходы (дорогу к месту, визу и т. д.); д) обещание предоставить отдых за границей, якобы на льготных условиях, с получением денег за «путевку»; е) обещание предоставить в дальнейшем по льготной цене какие-либо вещи или продукты, если будет внесена немедленно минимальная стоимость, положим, 50% от всей суммы. В ряду подобных мошенничеств стоит известное дело «Властилины», которая за символические деньги обещала обеспечить многих практически бесплатными автомобилями; ж) обещание в дальнейшем льготной установки телефона, проведения газа, водопровода, канализации и т. п., если немедленно будет внесена некая «залоговая» сумма; з) обещание выплаты высоких дивидендов за размещенные деньги. Всем известные финансовые пирамиды как раз и являются примером подобного мошенничества; и) обещание выплаты значительной страховой суммы, превышающей сумму внесенных страховых платежей при накопительном страховании (так называемое «страховое мошенничество», вернее, одна из его разновидностей); к) обещание передать деньги судье для якобы успешного рассмотрения им уголовного дела. Этот частный случай мошеннического обмана был специально оговорен в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. № 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе»: «Если лицо получает от кого-либо деньги или иные ценности якобы для передачи должностному лицу или лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, в качестве взятки либо предмета коммерческого подкупа и, не намереваясь этого делать, присваивает их, содеянное им следует квалифицировать как мошенничество. Действия владельца ценностей в таких случаях подлежат квалификации как покушение на дачу взятки или коммерческий подкуп. При этом не имеет значения, называлось ли конкретное должностное лицо или лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, которому предполагалось передать взятку или незаконное вознаграждение при коммерческом подкупе» (п. 21) и т. д. Обман в предмете преступления — в его свойствах, качестве, количестве — представляет собой, например: а) обман в количестве денег или товара, передаваемых потерпевшему, или переданных потерпевшим виновному, и в том и в другом случае — с выгодой для виновного; б) полный обман в предмете, при котором за оговоренное имущество выдается предмет, такими свойствами не обладающий (денежная «кукла», кирпичи в коробке из-под телевизора вместо самого телевизора, медное кольцо, выдаваемое за золотое, и т. п.). К такому виду мошеннического обмана относится обман, о котором говорится в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г. «О судебной практике по делам об изготовлении или сбыте поддельных денег и ценных бумаг»: «В тех случаях, когда явное несоответствие фальшивой купюры подлинной, исключающее ее участие в денежном обращении, а также иные обстоятельства дела свидетельствуют о направленности умысла виновного на грубый обман ограниченного числа лиц, такие действия могут быть квалифицированы как мошенничество» (п. 3). И еще два положения названного постановления свидетельствуют о полном обмане в предмете преступления как способе мошенничества: «Изготовление с целью сбыта и сбыт денежных знаков и ценных бумаг, изъятых иэ обращения (монеты старой чеканки, советские деньги, отмененные денежными рефор мами и т. п.) и имеющих лишь коллекционную ценность, не образуют состава преступления, предусмотренного статьей 186 УК РФ, и должны, при наличии к тому оснований, квалифицироваться как мошенничество» (п. 6); «В случае сбыта фальшивого лотерейного билета либо получения по нему выигрыша содеянное виновным следует квалифицировать как мошенничество» (п. 8)144.0 полном обмане в предмете говорит и постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. № 9 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами»: «Действия лица, сбывающего с корыстной целью под видом наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, сильнодействующих или ядовитых веществ какие-либо иные средства или вещества, следует рассматривать как мошенничество. В этих случаях покупатели при наличии предусмотренных законом оснований могут нести ответственность за покушение на незаконное приобретение наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов в крупном или особо крупном размере, а также сильнодействующих или ядовитых веществ» (п. 16)145; в) обман в документах, дающих право на получение имущества (квартиры, различных вознаграждений и т. п.). Пример такого обмана приводится в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 г. № 4 «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества»: «Умышленное незаконное получение частным лицом государственных или общественных средств в качестве пенсий, пособий или других выплат в результате обмана или злоупотребления доверием подлежит квалификации как хищение государственного или общественного имущества путем мошенничества. При этом должностное лицо, выдавшее частному лицу для этой цели заведомо подложные документы, должно нести ответственность по совокупности преступлений за пособничество в хищении и должностной подлог» (п. 5); и т. д. Обман в каких-либо фактах или событиях представляет собой обман о фактах и событиях, которые уже произошли (обман о прошлом) и обман о событиях, которые, якобы, должны произойти в будущем (обман о будущем). Классическим примером такого обмана является обман о наступлении страхового случая, при котором лицо сначала страхует свою автомашину, а затем имитирует ее хищение для получения страхового возмещения. Обман в личности виновного. При этом обмане лицо выдает себя за какое-либо другое лицо, что является причиной передачи ему потерпевшим имущества. Например, достаточное распространение получил в последнее время обман, связанный якобы с передачей весточки родителям от сына-солдата. Виновный может выдавать себя также за представителя власти (работника налоговых органов, работника милиции и т. п.), другое должностное лицо (иногда возможна дополнительная квалификация содеянного по ст. 288 УК — присвоение полномочий должностного лица), представителя каких-либо общественных организаций и т. п. Обман в игре. Этот вид обмана существовал всегда, с момента появления первых игр на так называемый «интерес». Карточное шулерство — разновидность мошеннического обмана. В последнее время к этой разновидности обмана присоединился более изощренный обман, осуществляемый при помощи различных лотерей («ло- хотронов», как их зовут в народе), розыгрышей и т. п. На таких обманах специализируется, как правило, группа лиц, часто характеризующаяся как группа организованная; роли членов этой группы подробно и жестко расписаны и направлены на все более глубокое разжигание азарта у потерпевшего, выманивание у него под предлогом крупного выигрыша значительной денежной суммы. Так называемый «цыганский обман», или обман с использованием гадания. Взимание денег или вещей за сам факт гадания (предсказание судьбы и т. п.) преступным, как правило, не является. Однако в целом ряде случаев лицо, пользуясь обманом, далеко выходит за рамки первоначальной договоренности о стоимости «сеанса», предрекая, например, в силу якобы открывшейся «порчи», верную гибель потерпевшему и близким ему людям, если в доме потерпевшего останется хотя бы одна золотая вещь. Степень психологического воздействия цыганки или другого предсказателя на потерпевшего в некоторых случаях настолько велика, что он действует практически подтипнозом, не осознавая себя и не помня впоследствии самого факта передачи своих денег или вещей. Поэтому, если экспертиза подтверждает подобное воздействие виновного на потерпевшего, здесь нужно ставить вопрос о принципиально иной квалификации содеянного, а именно об открытом насильственном завладении имуществом, т. е. о насильственном грабеже. Близким к предыдущему виду мошеннического обмана выступает обман в лечении или целительстве. В этой разновидности обмана виновный якобы осуществляет лечение потерпевшего, исцеляет его, снимает с него «порчу». Однако на самом деле имеет место обман с целью получения денег или имущества потерпевшего. От подобных фактов мошеннического обмана следует отличать незаконное занятие частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью, предусмотренное ст. 235 УК. В последнем случае лицо на самом деле занимается лечением больных, хотя и не имеет на это права и, возможно, достаточной квалификации. В указанном смысле обман здесь отсутствует. Подделка документов, предоставляющих права или освобождающих от обязанностей, используемых в мошенническом обмане, должна квалифицироваться дополнительно по ч. 1 или ч. 2 ст. 327 УК, в некоторых случаях — по ст. 292 УК. Использование заведомо подложного документа, поскольку это специально в ст. 159 УК не оговаривается в качестве обязательного элемента состава, требует дополнительной квалификации по ч. 3 ст. 327 УК. Под злоупотреблением доверием как способом мошенничества следует понимать использование виновным для незаконного получения чужого имущества особых, доверительных отношений, сложившихся в силу наличия каких-либо обстоятельств между ним и потерпевшим. Очень часто в основе этих доверительных отношений лежат отношения гражданско-правовые, хотя этй могут быть и отношения, основанные на трудовых отношениях, а также на особых личных отношениях (родстве, дружбе, любви и т. п.). Злоупотребление доверием возможно только в отношении вменяемого и вышедшего из малолетнего возраста потерпевшего. В противном случае, когда виновный пользуется доверием невменяемого, или малолетнего, с тем, чтобы заставить его передать ему имущество или право на него, мошенничество отсутствует, и содеянное квалифицируется как кража. В качестве видов мошеннического злоупотребления доверием могут быть названы следующие: 1) невозвращение виновным имущества, полученного в прокат (по договору проката). В постановлении Пленума Верховного Суда СССР от И июля 1972 г. № 4 «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества» по этому поводу говорилось: «Невозвращение государственного или общественного имущества, полученного по договору бытового проката, должно влечь уголовную ответственность в тех случаях, когда виновный имел намерение путем обмана или злоупотребления доверием безвозмездно обратить это имущество в свою собственность. Такие действия должны квалифицироваться по ст. 93 УК РСФСР (мошенничество. — явти.)» (п. 9); 2) отказ от оплаты и присвоение товаров, полученных виновным в кредит (товарный кредит); 3) занятие денег или имущества в долг и присвоение их; 4) получение аванса за работу, которую виновный>не собирается выполнять; 5) получение и присвоение банковских кредитов; 6) присвоение арендованного имущества; 7) получение и присвоение предоплаты по каким-либо договорам и т. д. Субъективная сторона мошенничества характеризуется прямым умыслом и корыстной целью. При этом принципиальное значение имеет время возникновения этой цели; она должна возникнуть до применения мошеннических способов — обмана или злоупотребления доверием. Субъект — лицо, достигшее 16-летнего возраста. Квалифицирующие признаки предусмотрены в ч. 2 ст. 159 УК. К ним закон относит группу лиц по предварительному сговору и причинение значительного ущерба гражданину. О понятии этих квалифицирующих признаков говорилось ранее при анализе кражи. В ч. 3 ст. 159 УК предусмотрены такие особо квалифицирующие признаки, как совершение мошенничества лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере, а в ч. 4 — организованная группа и особо крупный размер. О понятии крупного и особо крупного размера и организованной группы говорилось при анализе кражи. Мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, предполагает наличие специального субъекта. Этим субъектом может быть: 1) должностное лицо, понятие которого дано в примечании к ст. 285 УК; 2) государственный служащий или служащий органа местного самоуправления, не являющийся должностным лицом; 3) лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации; 4) служащий коммерческой или иной организации, не наделенный управленческими функциями. Присвоение или растрата (ст. 160 УК). Предмет присвоения и растраты — чужое имущество, вверенное виновному. Именно специфика предмета преступления, влекущая за собой специфику субъекта преступных деяний, позволяет законодателю предусматривать в ст. 160 УК две самостоятельные формы хищения — присвоение и растрату. Имущество как предмет преступления обладает здесь двумя дополнительными признаками (кроме тех, которые присущи предмету любого хищения): 1) оно, хотя и является чужим для виновного, тем не менее, находится у него, в его владении, по выражению законодателя — «вверено виновному», т. е. виновный владеет чужим имуществом правомерно; 2) виновный не просто обладает чужим имуществом, но может на законных основаниях осуществлять в отношении этого имущества некоторые полномочия собственника или законного владельца, переданные ему в установленном порядке. Вверение имущества означает передачу имущества собственником или законным владельцем лицу, которое является посторонним этому имуществу (оно для него чужое), для осуществления следующих основных полномочий: распоряжения, управления, доставки и хранения. Такое толкование было дано не утратившим в этой части силы постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 г. № 4 «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества»: «Как присвоение либо растрата вверенного или находящегося в ведении государственного или общественного имущества должно квалифицироваться незаконное безвозмездное обращение в свою собственность или в собственность другого лица имущества, находящегося в правомерном владении виновного, который в силу должностных обязанностей, договорных отношений или специального поручения государственной или общественной организации осуществлял в отношении этого имущества правомочия по распоряжению, управлению, доставке или хранению (кладовщик, экспедитор, агент по снабжению, продавец, кассир и другие лица)» (п. 2). Приведенные положения ныне распространяются на имущество, находящееся в любой форме собственности. Вверение имущества может означать передачу виновному и иных полномочий собственника или законного владельца146, например, полномочий пользования147. При этом вверение имущества есть как в тех случаях, когда виновному передаются практически все полномочия собственника, так и в тех, когда он должен осуществлять в отношении имущества только одно из возможных полномочий148. Имущество передается виновному, как правило, в целях совершения в отношении него каких-либо действий, например, перевозки, ремонта, доверительного управления, хранения, реализации и т. д. В настоящее время в науке происходит еще большее расширение понятия вверения имущества за счет отнесения к нему и полномочий должностного лица (руководителя), в ведении у которого может находиться имущество149. Как правило, этот специальный субъект не наделен непосредственными полномочиями по отношению к этому имуществу, однако может отдать соответствующее распоряжение своим подчиненным лицам, которым это имущество вверяется. Соответственно сейчас уже уверенно говорят о двух разновидностях субъекта присвоения и растраты: материально ответственном лице, которому имущество вверяется для осуществления традиционных полномочий — распоряжения, управления, доставки и хранения, и лице, которое не является материально ответственным, однако может отдать обязательные указания материально ответственному лицу150. Последнее вверение может быть определено как опосредованное — через подчиненных и в силу занятия руководящих должностей — вверение. Таким образом, в основе вверения имущества лежат гражданско-правовые или трудовые отношения. Наличия одного только доступа виновного к имуществу недостаточно для признания имущества вверенным виновному. Завладение лицом имуществом, к которому оно имеет доступ в связи с выполняемой работой, квалифицируется как кража при наличии других признаков этого состава. Факт вверения имущества, как правило, оформляется документально (приказом, распоряжением, договором, контрактом и т. п.), хотя отсутствие документального оформления не является препятствием для возбуждения уголовного дела по ст. 160 УК. Объективная сторона преступления заключается в хищении, совершенном способами присвоения или растраты. Присвоение как способ хищения состоит в обособлении виновным вверенного ему имущества (всего или какой-либо части) и установлении над ним своего незаконного владения, хотя бы на короткое время. В присвоении как форме хищения лицо завладевает тем имуществом, которое ему было вверено; при этом происходит переход от правомерного владения этим имуществом к неправомерному, незаконному. Можно выделить три основные разновидности присвоения: 1) присвоение — изъятие имущества, когда собственник или законный владелец лишается того имущества, которое уже ему принадлежало,'и было им передано виновному ранее; 2) присвоение — удержание имущества, которое есть в тех случаях, когда истек срок владения вверенным имуществом, и лицо отказывается возвратить его; и 3) присвоение — удержание имущества. Здесь собственник или законный владелец не передает заранее виновному конкретное имущество из своего владения; однако он наделяет виновного полномочиями по получению имущества, которое должно быть далее ему передано виновным (сюда относится, например, получение денег за проезд в транспорте кассиром или уполномоченным на то водителем). В любом описанном случае правомерное владение имуществом переходит в неправомерное. Присвоение окончено, когда чужое вверенное имущество изъято виновным и у него имеется реальная возможность пользоваться или распоряжаться им по своему усмотрению. Дальнейшая судьба этого имущества остается за рамками состава присвоения: виновный может продать, подарить, истратить и т. п. это имущество, на квалификацию содеянного это не повлияет. Растрата представляет собой такой способ изъятия и (или) обращения чужого имущества, при котором виновное лицо не устанавливает над вверенным имуществом своего неправомерного владения даже на короткое время, а 1) потребляет его (как правило, это продукты питания), или 2) реализует его непосредственно из правомерного владения: а) обращая в свою пользу или пользу других лиц деньги или иное имущество, поступившие в уплату за имущество вверенное, или б) пользуясь услугами неимущественного характера, за которые было заплачено вверенным имуществом. В растрате как форме хищения, таким образом, отсутствует переход от правомерного владения вверенным имуществом к неправомерному. Лицо правомерно владеет вверенным имуществом, совершает его отчуждение и получает в неправомерное владение уже другое имущество, или использует материальную сущность вверенного имущества для оплаты каких-либо своих потребностей, в том числе и лишенных вещной формы (оплата, например, оказанных транспортных или строительных и других услуг или работ). Растрата окончена, когда чужое вверенное имущество отчуждено виновным из правомерного владения и у него имеется реальная возможность пользоваться или распоряжаться по своему усмотрению полученным взамен имуществом или предоставленными за вверенное имущество услугами, выполненными работами и т. п. Исходя из изложенного, присвоение и растрата представляют собой самостоятельные формы хищения, которые отличаются друг от друга следующими признаками: 1) в присвоении всегда имеет место переход от правомерного владения вверенным имуществом к неправомерному, в то время как в растрате он отсутствует и лицо владеет вверенным имуществом только правомерно; 2) момент окончания присвоения и растраты не совпадает. Присвоение окончено, когда над вверенным имуществом установлено неправомерное владение; растрата — когда вверенное имущество отчуждено виновным; 3) разница в моменте окончания хищений влечет разницу в круге возможных соучастников и разницу в квалификации некоторых прикосновенных к хищению действий. Приобретение лицом уже присвоенного имущества при осознании факта его преступного нахождения у виновного, без ранее установленной договоренности об этом, соучастием не является и может влечь уголовную ответственность по ст. 175 УК — приобретение имущества, заведомо добытого преступным путем. Приобретение имущества, реализуемого виновным в растрате, а при осознании преступного характера отчуждения есть не что иное, как соучастие в растрате в форме пособничества, и соответственно влечет уголовную ответственность по ст. 33,160 УК. Присвоение не предшествует растрате, и растрата не является действием, следующим за присвоением. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом и корыстной целью. Субъект присвоения и растраты — специальный: лицо, которому имущество было вверено. В некоторых случаях это может быть и лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, и должностное лицо. Если оно использует в хищении свое служебное положение, содеянное квалифицируется по ч. 3 статьи. Квалифицирующие признаки предусмотрены в ч. 2 ст. 160. К ним закон относит группу лиц по предварительному сговору и причинение значительного ущерба гражданину, о понятии которых говорилось при анализе кражи. Вместе с тем применительно к ст. 160 УК следует оговорить специфику группы лиц по предварительному сговору. Поскольку и присвоение, и растрата совершаются специальным субъектом — лицом, которому имущество было вверено, постольку эта группа, в отличие от организованной группы, предусмотренной в ч. 4 ст. 160, должна включать в себя хотя бы двух соисполнителей, обладающих признаками специального субъекта. Действия остальных соучастников требуют квалификации по ст. 33,160 УК. В ч. 3 ст. 160 УК предусмотрены такие особо квалифицирующие признаки, как совершение присвоения или растраты лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере. По ч. 3 статьи, если имеет место факт вверения имущества, ныне квалифицируется хищение, которое в прежнем уголовном законодательстве было предусмотрено в качестве самостоятельной формы хищений — хищение путем злоупотребления своим служебным положением. Если же имущество лицу вверено не было, возможна квалификация содеянного по ч. 3 ст. 159 УК. В ч. 4 ст. 160 УК содержатся признаки — организованная группа и особо крупный размер. Грабеж (ст. 161 УК). Грабеж представлен в законе двумя самостоятельными формами. Ненасильственный грабеж определяется в законе как открытое хищение чужого имущества (ч. 1 ст. 161 УК); насильственный грабеж — это открытое хищение чужого имущества с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (п. «г» ч. 2 ст. 161 УК). Насильственный грабеж имеет своим объектом кроме собственности и здоровье личности. Объективная сторона грабежа, предусмотренного ч. 1 ст. 161 УК, выражается в открытом хищении чужого имущества. Специфика грабежа проявляется в его способе — открытом завладении чужим имуществом. Открытый способ хищения, так же как и тайный, характеризуется двумя критериями: объективным и субъективным. Объективный критерий открытого способа состоит в том, что хищение совершается в присутствии потерпевшего (собственника или законного владельца имущества) или лиц, посторонних для виновного. Субъективный критерий открытого способа означает осознание виновным того, что он совершает именно открытое изъятие и (или) обращение чужого имущества. Это осознание в определенной мере свидетельствует об опасности и деяния, и лица, его совершившего, поскольку подчеркивает дерзость преступника. Совокупность объективного и субъективного критерия подчеркнута в п. 3 постановления Пленума от 27 декабря 2002 г.: «Открытым хищением чужого имущества, предусмотренным статьей 161 УК РФ (грабеж), является такое хищение, которое совершается в присутствии собственника или иного владельца имущества либо на виду у посторонних, когда лицо, совершающее это преступление, сознает, что присутствующие при этом лица понимают противоправный характер его действий независимо от того, принимали ли они меры к пресечению этих действий или нет». В ч. 1 ст. 161 УК предусмотрена ответственность за грабеж, лишенный каких- либо элементов насилия, как физического, так и психического (в виде угрозы применением насилия физического). Разновидностями ненасильственного грабежа следует признать: 1) открытое изъятие и (или) обращение чужого имущества без каких-либо элементов воздействия на посторонних для виновного лиц, в том числе на держателей имущества; 2) открытое хищение с психическим воздействием на потерпевшего или посторонних для виновного лиц, предпринятое в целях понуждения к передаче чужого Имущества, если это воздействие не выражается в угрозах насилием любой степени тяжести. Конкретно психическое воздействие в ненасильственном грабеже может состоять в угрозах оглашения позорящих сведений или сведений, которые потерпевший хочет сохранить в тайне, в угрозах уничтожения или повреждения имущества, и т. п. В отличие от вымогательства виновный здесь желает получить чужое имущество немедленно и угрозу предполагает претворить в действительность тоже немедленно; 3) открытое хищение с некоторыми элементами физического воздействия, которые не являются насилием. Имеется в виду, например, снятие с потерпевшего, не оказывающего сопротивления, одежды, часов, головного убора, выхватывание у него из рук сумки, срывание с головы шапки и т. д. В этом случае вполне возможно неосторожное причинение вреда здоровью потерпевшего в процессе изъятия вещи (например, когда при рывке сумки из рук потерпевшего последний падает и ломает себе руку). Причинение тяжкого вреда по неосторожности требует дополнительной квалификации по ст. 118 УК. Грабеж будет оконченным, когда имущество изъято, и виновный имеет реальную возможность им пользоваться или распоряжаться по своему усмотрению (например, обратить похищенное имущество в свою пользу или в пользу других лиц, распорядиться им с корыстной целью иным образом). Субъективная сторона характеризуется только прямым умыслом и корыстной целью. Субъект преступления — лицо, достигшее 14-летнего возраста. Квалифицирующие признаки ненасильственного грабежа предусмотрены в ч. 2 ст. 161 УК: группа лиц по предварительному сговору (п. «а»), незаконное проникновение в жилище, помещение либо иное хранилище (п. «в»), крупный размер похищенного имущества (п. «д»). В п. «г» ч. 2 ст. 161 УК содержится состав насильственного грабежа, под которым понимают открытое хищение чужого имущества, совершенное с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия. Объективная сторона насильственного грабежа носит сложный характер и включает в себя два обязательных элемента деяния: 1) хищение и 2) насилие или угрозу им), последствие — имущественный вред и причинную связь между ними. Понятие насилия, не опасного для жизни или здоровья, дано в п. 21 постановления Пленума от 27 декабря 2002 г.: «Под насилием, не опасным для жизни или здоровья (пункт “г” части второй статьи 161 УК РФ), следует понимать побои или совершение иных насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы (связывание рук, применение наручников, оставление в закрытом помещении и др.)». Насилие в грабеже не представляет опасности не только для жизни, но и для здоровья потерпевшего. На практике встречаются следующие разновидности неопасного насилия: 1) удержание потерпевшего; 2) ограничение его свободы другим путем, например, путем связывания, помещения в закрытое помещение и др.; 3) сбивание потерпевшего с ног; 4) выкручивание и (или) заламывание потерпевшему рук; 5) применение наручников; 6) применение приемов какой-либо борьбы (например, каратэ, самбо); 7) нанесение потерпевшему отдельных ударов; 8) нанесение ему побоев и т. д. Дополнительная квалификация действий виновного по ст. 116 УК не требуется. В соответствии с разъяснением Пленума от 27 декабря 2002 г., «если в ходе хищения чужого имущества в отношении потерпевшего применяется насильственное ограничение свободы, вопрос о признании в действиях лица грабежа или разбоя должен решаться с учетом характера и степени опасности этих действий для жизни или здоровья, а также последствий, которые наступили или могли наступить (например, оставление связанного потерпевшего в холодном помещении, лишение его возможности обратиться за помощью)» (п. 21). Специфическим видом насилия, не опасного для жизни или здоровья, является применение виновным к потерпевшему вещества, не относящегося к сильно- действующему, ядовитому или одурманивающему, для приведения его в беспомощное состояние, с целью завладения имуществом. Свойства и характер действия веществ могут быть при необходимости установлены с помощью соответствующе го специалиста либо экспертным путем (п. 23 постановления Пленума от 27 декабря 2002 г.). Угроза насилием, не опасным для жизни или здоровья, включает в себя угрозу перечисленными выше видами неопасных насильственных действий. Она должна быть реальной, т. е. у потерпевшего должны быть основания опасаться претворения этой угрозы в действительность. При этом не имеет значения, собирался ли виновный на самом деле осуществить свою угрозу. В тех случаях, когда завладение имуществом соединено с угрозой применения насилия, носившей неопределенный характер, вопрос о признании в действиях лица грабежа или разбоя необходимо решать с учетом всех обстоятельств дела: места и времени совершения преступления, числа нападавших, характера предметов, которыми они угрожали потерпевшему, субъективного восприятия угрозы, совершения каких-либо конкретных демонстративных действий, свидетельствовавших о намерении нападавших применить физическое насилие, и т. п. (п. 21 постановления Пленума от 27 декабря 2002 г.). И насилие, и угроза применяются в грабеже с целью изъятия чужого имущества. В ч. 3 ст. 161 УК предусмотрены такие особо квалифицирующие ответственность признаки, как совершение грабежа (как ненасильственного, так и насильственного) организованной группой (п. «а»), а равно в особо крупном размере (п. «б»). Разбой (ст. 162 УК). Разбой относится к двуобъектным составам преступлений. Кроме отношений собственности, при его совершении причиняется вред здоровью или жизни личности. Объективная сторона преступления выражается в нападении в целях хищения чужого имущества, совершенном с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия. Таким образом, обязательными признаками объективной стороны состава являются: 1) нападение в целях хищения и 2) опасное насилие или угроза его применения. Само завладение имуществом находится за рамками объективной стороны и на квалификацию не влияет. Нападение как обязательный признак разбоя характеризуется следующими чертами: 1) оно представляет собой внешнее агрессивное воздействие на потерпевшего151; 2) оно внезапно, неожиданно для потерпевшего; 3) оно всегда носит насильственный характер, при этом насилие может быть как физическим, так и психическим; 4) насилие в разбое опасно для жизни или здоровья потерпевшего. Последний признак отличает нападение в разбое от нападения ^ насильственном грабеже, которое тоже вполне возможно, хотя и не является его обязательным признаком. Формы нападения могут быть различными: при выстреле в упор, например, оно — открытое, при ударе ножом спящего или выстреле из-за угла А- тайное для потерпевшего. К нападению Пленум Верховного Суда РФ на протяжении последних пятнадцати лет относит и обманный способ воздействия на потерпевшего. Речь идет об обмане, связанном с использованием сильнодействующих, ядовитых или одурманивающих веществ.152 В п. 23 постановления Пленума от 27 декабря 2002 г. говорится: «В случаях, когда в целях хищения чужого имущества в организм потерпевшего против его воли или путем обмана введено опасное для жизни или здоровья сильнодействующее, ядовитое или одурманивающее вещество с целью приведения потерпевшего в беспомощное состояние, содеянное должно квалифицироваться как разбой». Признаки насилия в разбое следующие: 1) как и в грабеже, оно охватывает только физическое насилие, поскольку психическое насилие (угроза) предусмотрена в законе самостоятельно; 2) оно носит опасный не только для жизни, но и для здоровья характер; 3) оно характеризуется умышленной формой вины; 4) оно, как и угроза, преследует цель — изъять или удержать чужое имущество. Насилие в разбое опасно для жизни или здоровья в зависимости от наличия одного из двух возможных обстоятельств: в зависимости от последствий примененного физического воздействия или в зависимости от опасности способа этого воздействия. Согласно п. 21 постановления Пленума от 27 декабря 2002 г.: «Под насилием, опасным для жизни или здоровья (статья 162 УК РФ), следует понимать такое насилие, которое повлекло причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности». Таким образом, опасное по последствиям насилие в разбое может выражаться в причинении легкого, средней тяжести или тяжкого вреда здоровью. Применение насилия при разбойном нападении, в результате которого потерпевшему умышленно причинен легкий или средней тяжести вред здоровью, охватывается составом разбоя и дополнительной квалификации по ст. 115 или 112 УК не требует. В этих случаях содеянное квалифицируется по ч. 1 ст. 162 УК, если отсутствуют квалифицирующие обстоятельства, предусмотренные частью второй или третьей этой статьи. Насилие в разбойном нападении может быть представлено и убийством потерпевшего, которое требует дополнительной квалификации. Специфика второй разновидности опасного насилия в разбое заключается в том, что оно может не причинить никаких последствий для здоровья или жизни; его опасность предопределяется примененным виновным способом действия. В п. 21 постановления Пленума от 27 декабря 2002 г. говорится: «По части первой статьи 162 УК РФ следует квалифицировать нападение с целью завладения имуществом, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, которое хотя и не причинило вред здоровью потерпевшего, однако в момент применения создавало реальную опасность для его жизни или здоровья». К такому насилию практика относит, например, не повлекшие последствий для жизни или здоровья сбрасывание потерпевшего с высоты, выбрасывание его из движущегося транспорта, душение, описанное выше применение сильнодействующих, ядовитых или одурманивающих веществ и т. п. Угроза насилием, опасным для жизни или здоровья, включает в себя запугивание потерпевшего с целью изъятия и (или) удержания чужого имущества любым из названных выше видов физического насилия. Она не требует дополнительной квалификации по ст. 119 УК (при угрозе причинением тяжкого вреда и убийством). Разбой будет оконченным с момента нападения в целях хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (п. 6 постановления Пленума от 27 декабря 2002 г.). Причинение имущественного ущерба собственнику или законному владельцу имущества для оконченного состава разбоя не требуется. Субъективная сторона разбоя характеризуется прямым умыслом и корыстной целью. Нападение должно быть осуществлено, в силу прямого указания закона, в целях хищения. Субъект — лицо, достигшее 14-летнего возраста. Квалифицирующие признаки предусмотрены в ч. 2 ст. 162 УК: группа лиц по предварительному сговору и применение в разбое оружия или предметов, используемых 6 качестве оружия. Понятие оружия в разбое не отличается какими-либо особенностями. При квалификации действий виновного по этому признаку следует руководствоваться положениями Федерального закона от 13 ноября 1996 г. «Об оружии» и на основании экспертного заключения устанавливать, является ли примененный при нападении предмет оружием, предназначенным для поражения живой или иной цели. При наличии к тому оснований, предусмотренных законом, действия такого лица должны дополнительно квалифицироваться по ст. 222 УК (п. 23 постановления Пленума от 27 декабря 2002 г.). Оружие, равно как и предметы, используемые в качестве оружия, должно применяться, т. е. им должен быть причинен вред жизни или здоровью людей или они должны быть использованы в качестве угрожающего средства. Одна только демонстрация оружия или предметов не подпадает под понятие применения оружия. Оружие должно не просто отвечать всем признакам оружия, установленным в указанном выше законе, но и быть годным к применению, способным к причинению вреда людям или иным целям в соответствии с его прямым предназначением. Поэтому под признаки оружия не подпадают: 1) негодное оружие, т. е. оружие, утратившее признаки оружия в силу каких-либо причин (сломанное, поврежденное и т. д.); 2) макеты оружия; 3) игрушечное оружие, имеющее внешний вид настоящего; 4) иные имитации оружия (пистолет-зажигалка, например); 5) незаряженное оружие. В то же время следует заметить, что любой из названных выше предметов может быть использован как оружие — для нанесения им ударов потерпевшему. Тогда содеянное квалифицируется как разбой с применением предметов, используемых в качестве оружия. Несмотря на то, что негодное оружие лишено поражающих свойств настоящего, нельзя не принимать во внимание восприятие этого оружия потерпевшим, не осознающим, как правило, его дефектность. Соответственно потерпевший со всеми основаниями расценивает угрозу таким оружием как угрозу насилием, опасным для жизни или здоровья. Поэтому, если лицо угрожало заведомо негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия, например, макетом пистолета, игрушечным кинжалом и т. п., не намереваясь использовать эти предметы для причинения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья, его действия (при отсутствии других квалифицирующих обстоятельств) с учетом конкретных обстоятельств дела следует квалифицировать как разбой, ответственность за который предусмотрена ч. 1 ст. 162 УК. В том же случае, если потерпевший понимал, что ему угрожают негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия, угроза не может быть признана опасной даже для здоровья и содеянное квалифицируется как насильственный грабеж (грабеж с угрозой применения насилия, не опасного для жизни или здоровья) (п. 23 постановления Пленума от 27 декабря 2002 г.). Под предметами, используемыми в качестве оружия, следует понимать предметы, которыми потерпевшему могли быть причинены телесные повреждения, опасные для жизни или здоровья (перочинный или кухонный нож, бритва, ломик, дубинка, топор, ракетница и т. п.), а также предметы, предназначенные для временного поражения цели (например, механические распылители, аэрозольные и другие устройства, снаряженные слезоточивыми и раздражающими веществами) (п. 23 постановления Пленума от 27 декабря 2002 г.). Эти предметы могут быть приготовлены виновным заранее, в том числе они могут быть подвергнуты им какой-либо предварительной обработке; в то же время виновный может подобрать предметы, используемые в качестве оружия непосредственно на месте совершения преступления. Предметы, используемые виновным в качестве оружия, могут иметь специфическую форму. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27 декабря 2002 г. оговаривает одну из ее разновидностей: действия лица, совершившего нападение с целью хищения чужого имущества с использованием собак или других животных, представляющих опасность для жизни или здоровья человека, либо с угрозой применения такого насилия, надлежит квалифицировать с учетом конкретных обстоятельств дела по части второй ст. 162 УК (п. 23). Особо квалифицирующие признаки разбоя указаны в ч. 3 ст. 162 УК. К ним закон относит незаконное проникновение в жилище, помещение либо иное хранилище, а также крупный размер похищаемого имущества. Следует отметить, что законодательная формулировка второго признака (крупный размер) оставляет желать лучшего, особенно в сравнении с близким признаком — целью завладения имуществом в особо крупном размере, предусмотренным в п. «б» ч. 4 ст. 162 УК. Буквальное толкование признака позволяет сделать вывод, что для наличия оконченного разбоя необходимо завладение имуществом в крупном размере, хотя хищение, как указывалось, не входит в объективную сторону разбоя. Очевидно поэтому, принимая во внимание законодательные формулировки четвертой части статьи, что и в ее третьей части имеется в виду разбой в целях завладения имуществом в крупном размере. Достижение цели не требуется для наличия оконченного состава разбоя. В ч. 4 ст. 162 УК предусмотрено три суперквалифицирующих обстоятельства: совершение разбоя организованной группой (п. «а»), в целях завладения имуществом в особо крупном размере (п. «б») и с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (п. «в»). Умышленный тяжкий вред здоровью потерпевшего, причиненный в процессе разбоя, охватывается п. «в» ч. 4 ст. 162 УК и не требует дополнительной квалификации поч. 1-3 ст. 111 УК. Если в ходе разбойного нападения с целью завладения чужим имуществом потерпевшему был причинен тяжкий вред здоровью, что повлекло за собой наступление его смерти по неосторожности, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений — по п. «в» ч. 4 ст. 162 и ч. 4 ст. 111 УК (п. 21 постановления Пленума от 27 декабря 2002 г.). Если лицо во время разбойного нападения совершает убийство потерпевшего, то содеянное следует квалифицировать по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК, а также по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК. При наличии в действиях виновного в разбойном нападении других квалифицирующих обстоятельств (например, разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия и т. п.) эти признаки объективной стороны разбоя должны быть указаны в описательной части приговора (п. 21 постановления Пленума от 27 декабря 2002 г.). Хищение предметов, имеющих особую ценность (ст. 164 УК). Предметом этой разновидности хищения выступают: 1) предметы и 2) документы, которые имеют особую — историческую, научную, художественную или культурную — ценность. Законодатель при характеристике предмета этого преступления отказался от использования понятия предмета всех остальных хищений — чужого имущества. Это объясняется тем, что предмет хищений по ст. 164 УК специфичен и далеко не всегда отвечает признакам предмета хищения, сформулированным выше. Единственное, что его объединяет с предметом конкретных форм хищений, — это его, как правило, достаточно высокая денежная (материальная) стоимость, производная не от целевого назначения предмета (предназначенности для удовлетворения обычных потребностей людей), а от его особой ценности, которая лишена утилитарного характера — ценность историческая, научная, художественная или культурная. Поэтому в анализируемом преступлении предметом хищения могут выступать документы, которые, как правило, не признаются предметом кражи, грабежа и других форм хищений: скелеты доисторических животных, инкунабулы — первопечатные книги, произведения старины или искусства (уникальные музыкальные инструменты, старинные предметы сервировки стола, картины и т. д.) и др. Отнести такие предметы к имуществу довольно сложно. Стоимость предметов хищения, предусмотренных ст. 164 УК, как правило, очень высока и может превышать особо крупный размер хищения, установленный примечанием 4 к ст. 158 УК. Однако она не является решающей и даже сколько-нибудь определяющей при отнесении предмета преступления к предмету ст. 164 УК. Главное — особая ценность предмета, которая материального характера не носит, но обычно напрямую зависит от ценности исторической, научной, художественной или культурной. «Особая историческая, научная, художественная или культурная ценность похищенных предметов или документов (ст. 164 УК РФ) (независимо от способа хищения) определяется на основании экспертного заключения с учетом не только их стоимости в денежном выражении, но и значимости для истории, науки, искусства или культуры» (п. 25 постановления Пленума от 27 декабря 2002 г.). Понятие культурных ценностей дается в Федеральном законе от 15 апреля 1993 г. «О вывозе и ввозе культурных ценностей». Объективная сторона преступления заключается в хищении указанных предметов и документов независимо от способа хищения (путем кражи, мошенничества, присвоения, растраты, грабежа или разбоя). Г. Н. Борзенков отмечает: «Вымогательство предметов, имеющих особую ценность, представляется, также должно квалифицироваться по настоящей статье»153. Относит вымогательство к способам изъятия особо ценного имущества по ст. 164 УК и В. Д. Иванов154. Это было бы вполне логично, однако современные законодательные редакции главы посягательств на собственность (да и других глав УК) проводят четкий водораздел между хищениями, к числу которых причислен и разбой, и вымогательством. Поэтому вымогательство не входит в число способов завладения имуществом по ст. 164 УК155. Поскольку законодатель определяет преступление как хищение, постольку деяние обладает всеми его признаками, проанализированными выше. Моментом окончания преступления, как и хищения в целом, является момент изъятия предмета преступления и появления у виновного реальной возможности пользоваться или распорядиться им по своему усмотрению. При этом следует специально оговорить, что данное положение распространяется и на такую форму хищения, как разбой, который по ст. 162 УК имеет более раннюю стадию окончания преступления. Предложенное толкование является единственно возможным в связи с тем, что законодатель оперирует понятием «хищение», которое точно определяется в примечании 1 к ст. 158 УК. Субъективная сторона преступления характеризуется только прямым умыслом и корыстной целью. Кроме того, обязательным признаком субъективной стороны, исходя из принципа субъективного вменения, выступает осознание виновным того факта, что предмет хищения имеет особую ценность. Субъект преступления — лицо, достигшее 16-летнего возраста. Лица, совершившие хищение предметов, имеющих особую ценность, в возрасте от 14 до 16 лет, в формах кражи, грабежа или разбоя, привлекаются к ответственности по соответствующим пунктам и частям ст. 158,161 и 162 УК. Квалифицирующие признаки предусмотрены в ч. 2 ст. 164 УК: группа лиц по предварительному сговору или организованная группа (п. «а») и уничтожение, порча или разрушение пр1едметов или документов, имеющих особую ценность (п. «в»), В п. «в» ч. 2 ст. 164 УК предусмотрен, таким образом, состав с двумя уровнями последствий: первый уровень присущ любому хищению — это причинение имущественного ущерба собственнику или законному владельцу в результате изъятия предмета хищения виновным; второй уровень специфичен для данного хищения и заключается в безвозвратной утрате предмета хищения или в причинении ему ущерба. Уничтожение, порча или разрушение предметов или документов, имеющих особую ценность, должны быть связаны с предшествовавшим хищением. При этом под уничтожением предмета следует понимать причинение ему такого вреда, при котором его восстановление невозможно или нецелесообразно; порча и разрушение предмета представляют собой различные степени повреждения предмета. Отношение виновного к последствиям второго уровня (уничтожению, порче, разрушению предметов) может характеризоваться как умышленной, так и неосторожной виной.
<< | >>
Источник: Комиссаров В. С.. Российское уголовное право. Особенная часть: Учебник для вузов.. 2008

Еще по теме §2. ФОРМЫ ХИЩЕНИИ:

  1. Хищения государственных запасов зерна
  2. ХИЩЕНИЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ИМУЩЕСТВА
  3. § 3. КОРЫСТНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ СОБСТВЕННОСТИ, НЕ СВЯЗАННЫЕ С ХИЩЕНИЕМ
  4. Как происходит увольнение в связи с совершением по месту работы хищения (в том числе и мелкого) имущества собственника (п. 8 ст. 40 КЗоТ Украины)?
  5. § 1. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СОБСТВЕННОСТИ. ОБЩЕЕ ПОНЯТИЕ ХИЩЕНИЙ
  6. ГЛАВА VI. ФОРМЫ ПРАВЛЕНИЯ И ГОСУДАРСТВЕННЫЕ РЕЖИМЫ В ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАНАХ § 1. ПОНЯТИЕ ФОРМЫ ПРАВЛЕНИЯ И ГОСУДАРСТВЕННОГО РЕЖИМА
  7. § 1. Формы воспитания
  8. 8.3. Жизненные формы животных
  9. Формы обучения
  10. § 8. Сделки с пороками формы
  11. § 1. Понятие формы государства
  12. ФОРМЫ СДЕЛКИ
  13. Формы воспитания
  14. Суффозионно-просадочные формы
  15. Гравитационные формы
  16. формы цветков
- Авторское право - Адвокатура России - Адвокатура Украины - Административное право России и зарубежных стран - Административное право Украины - Административный процесс - Арбитражный процесс - Бюджетная система - Вексельное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право России - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Лесное право - Международное право (шпаргалки) - Международное публичное право - Международное частное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Правовая охрана животного мира (контрольные) - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор в России - Прокурорский надзор в Украине - Семейное право - Судебная бухгалтерия Украины - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Теория государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право России - Уголовное право Украины - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право Украины - Экологическое право (курсовые) - Экологическое право (лекции) - Экономические преступления - Юридические лица -