<<
>>

Введение

Выяснение правовых принципов (принципов системы советского права, отдельных его отраслей или институтов) имеет большое научное и практическое значение, так как правовые принципы, во-первых, выражают социалистическую сущность советского права; во-вторых, определяют характер толкования и применения норм социалистического права; в-третьих, обеспечивают разрешение дел, возникших из отношений, не урегулированных нормами права; и, наконец, в-четвертых, правовые принципы имеют огромное воспитательное значение, играют важную роль в формировании социалистического правосознания трудящихся.

Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик и новые ГК союзных республик предоставляют советским гражданам самые широкие права в сфере имущественных и личных неимущественных отношений и обеспечивают их охрану от нарушения со стороны других лиц. В связи с введением новой системы планирования и экономического стимулирования народного хозяйства значительно расширяются также и права социалистических организаций. Очевидно вместе с тем, что обществу не безразлично, как будут осуществляться эти права. Поэтому исследование вопроса о принципах осуществления гражданских прав приобретает не только важное теоретическое, но и большое практическое значение.

В советской правовой литературе вопрос о принципах осуществления субъективных прав как самостоятельная проблема не рассматривался ни в теории государства и права, ни в отраслевых правовых науках. Более того, до сего времени нет еще достаточной ясности в вопросе о том, что вообще следует понимать под правовым принципом, хотя многие авторы касались этого вопроса в монографиях[348], статьях[349], учебниках и учебных пособиях[350].

Как правильно отметили в свое время проф. С. Н. Братусь и проф. А. Е. Пашерстник, неясность и известная трудность самого понятия правового принципа привели к тому, что в ряду принципов той или иной отрасли права нередко указывались разнопорядковые категории[351]. Недостаточная исследованность этого вопроса привела некоторых авторов практически к отказу от изложения принципов, к подмене принципов изложением содержания определенной отрасли права[352].

Что же следует понимать под правовым принципом? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо по крайней мере уяснить, что означает само слово <принцип>, какова социальная природа правовых принципов и их место в системе общественных явлений, показать взаимосвязь и различие правовых принципов и норм права, определить методику выявления правовых принципов и, наконец, выделить и исследовать сами эти принципы.

Слово <принцип> происходит от латинского слова principium, что в переводе означает <начало>, <первоначало>. По мнению языковедов, слово <принцип> означает какое-либо основное, исходное положение, основное начало, которым руководствуются в своем поведении, в построении какой-либо научной системы, теории и т. п.[353] Именно в таком чисто языковедческом переводе слова <принцип> его и восприняло наше новое гражданское законодательство, рекомендующее при рассмотрении споров, возникших из отношений, не урегулированных правом, исходить из <общих начал и смысла> советского законодательства[354].

Но сказать, что принцип - это <основное начало>, еще недостаточно[355]. Поэтому большинство ученых, не ограничиваясь этим утверждением, пытаются выяснить социальную природу правовых принципов и их место среди других общественных явлений. При этом обнаружились весьма серьезные разногласия.

Одни авторы полагают, что принцип - это <руководящая идея>, <идеи и взгляды рабочего класса и всего советского народа>[356], <руководящая идея, правильно отражающая существенные свойства общественных явлений и общественные отношения и направляющая поведение людей в соответствии с объективной закономерностью исторического развития>[357].

Ряд авторов, придерживаясь в основном такого же мнения, указывают в дополнение и на другие признаки.

Так, Н. А. Чечина считает, что правовым принципом может стать только та идея, которая нашла свое выражение в правовой норме. <Идея, не зафиксированная нормой права, - пишет она, - не может стать правовым принципом>[358]. М. Я. Савицкий, утверждая, что принципы уголовного процесса - это его руководящие идеи, вместе с тем считает, что некоторые из этих принципов в то же самое время <являются и конкретными формами деятельности советского суда>[359].

Значительное распространение в литературе получило мнение о том, что правовой принцип - это не идея, а <выражение идеи, норма, содержащая наиболее общие положения>[360]. <По своей юридической сущности, - пишет проф. М. А. Гурвич, - основные принципы представляют собой нормы права, но лишь с более общим и принципиальным содержанием>; это <нормативные положения, на которых построен советский гражданский процесс>[361]. По мнению проф. М. Чельцова, <вся система принципов - это система правовых норм, рисующих демократические черты нашего процесса>[362].

Отождествление правового принципа с нормой права практически равнозначно отрицанию правовых принципов вообще, признанию того, что принципов этих как таковых не существует, а есть только правовые нормы, различающиеся между собой более общим или более конкретным содержанием.

Однако между правовыми нормами и правовыми принципами есть существенное различие, которое прежде всего состоит в том, что нормы права (определенные правила поведения) составляют содержание определенной системы, отрасли или института права, тогда как правовые принципы выражают сущность права, его социальную природу, классовую направленность. Поэтому в известном смысле можно сказать, что правовые принципы и нормы права соответственно выражают <дух> и <букву> закона.

В силу этих особенностей различна и регулирующая роль норм права и правовых принципов. Нормы права - это правила поведения. Правовой же принцип есть общая линия, общая тенденция права. Поэтому регулирующее значение норм права состоит в предписании определенного поведения участникам регулируемого отношения, тогда как регулирующая роль правовых принципов состоит в том, что они определяют основное содержание, характер толкования и применения норм данной системы, отрасли или института права. Несомненно вместе с тем, что правовые принципы определяют также и поведение участников регулируемых правом общественных отношений, но в отличие от норм права этим их регулирующая функция не исчерпывается

Третье направление в выяснении природы правовых принципов выразилось в попытках связать правовые принципы с объективными закономерностями общественного развития. Уже сама по себе эта идея представляет большой интерес, так как увязка правовых принципов с закономерностями общественного развития дает возможность объяснить, почему правовой принцип - это не какое-либо частное правило, а основное, ведущее начало в праве; дает возможность обосновать известную стабильность правовых принципов в сравнении с относительной изменчивостью правовых норм; и, наконец, эта идея дает объективный критерий для выявления и объяснения правовых принципов данной системы, отрасли или института права.

При этом, однако, на вопрос о том, каков именно характер взаимосвязи правовых принципов с закономерностями общественного развития, отвечают по-разному.

По мнению проф. С. Н. Братуся, <принцип - это ведущее начало, закон данного движения материи или общества, а также явлений, включенных в ту или иную форму движения>, принцип - это <движущая сила или закон, относящийся именно к данной группе однородных социальных явлений>[363].

Принципиально новое здесь состоит, следовательно, в том, что принцип рассматривается не как категория идеологическая, выработанная сознанием, а как объективная закономерность, свойственная определенному явлению или группе явлений. Применительно к праву это должно, по-видимому, означать, что правовые принципы есть не что иное, как объективные закономерности развития права, и задача исследователя состоит в том, чтобы эти закономерности открыть. Познанная в процессе научного исследования и общественной практики такая закономерность (=принцип) может быть и должна быть использована для совершенствования тех или иных общественных отношений[364].

К сожалению, проф. С. Н. Братусь не приводит каких-либо доказательств в подтверждение этой своей позиции, а, высказав такое предположение, в дальнейшем исходит из него как из аксиомы, перелагая бремя доказывания на читателя. Между тем едва ли можно признать такую позицию бесспорной. Ведь если <закон движения материи> и принцип - это одно и то же, то практически дело сводится лишь к замене одного термина другим. Не проще ли при таком положении вообще отказаться от понятия принципа и просто исследовать <законы движения> такой <материи>, как право.

Иначе представляет себе взаимосвязь объективных закономерностей и правовых принципов проф. Н. Г. Александров. По его мнению, <основные социалистические правовые принципы отражают главные объективные закономерности социалистического строительства>[365], т. е., иначе говоря, правовой принцип понимается как юридическое выражение закономерностей общественного развития[366]. Такое решение представляется более приемлемым.

Что же такое правовые принципы и каковы их основные признаки?

1. Правовые принципы относятся к области правовых явлений. И как всякое иное правовое явление, правовые принципы есть категория надстроечного порядка, составная часть правовой надстройки.

Правовая надстройка включает в себя правовые взгляды и правовые учреждения. В свою очередь правовые взгляды есть не что иное, как совокупность правовых идей, категорий, принципов, совокупность представлений о том, каково есть и каким должно быть право.

Из этого следует, что правовые принципы - это явление идеологического порядка, продукт творческой, сознательной деятельности людей. Именно эту сторону дела подчеркивает К. Маркс, когда он в <Нищете философии> обращает внимание на беспочвенность утверждений Прудона о <неизменных законах>, <вечных принципах> и т. п. <Те же самые люди, - пишет К. Маркс, - которые устанавливают общественные отношения соответственно развитию их материального производства, создают также  принципы, идеи и категории соответственно своим общественным отношениям>[367].

Принцип, пишет Ф. Энгельс в <Анти-Дюринге>, есть <заключительный результат исследования>, следовательно, результат научных выводов. Это научные абстракции реальных общественных отношений. <Принципы верны лишь постольку, - говорит Ф. Энгельс, - поскольку они соответствуют природе и истории. Таково единственно материалистическое воззрение на предмет>[368].

Все это в полной мере относится и к правовым принципам, которые (по крайней мере в своем возникновении) представляют собой идеологические категории, положения, вырабатываемые юридической наукой и общественной практикой под руководством Коммунистической партии на основе познания реальной действительности. Правовые принципы есть важнейшие, руководящие правовые идеи, составляющие основу правовых взглядов господствующего класса (а в социалистическом обществе - взглядов всего советского народа)[369].

2. Правовая надстройка в конечном счете является выражением экономических отношений данного общества. При этом характер влияния экономического строя общества на правовую надстройку таков, что сначала экономические отношения находят свое выражение в сознании господствующего класса (а в социалистическом обществе - в сознании всего народа) в виде политических, правовых, моральных представлений, идей, категорий и принципов, а затем уже соответственно этим взглядам создается определенная система, отрасль или институт права.

Выработанные правовой наукой и общественной практикой принципы составляют основу, скелет, основные направления определенной системы, отрасли или института права. Система права, ее отдельная отрасль или институт не могут быть созданы надлежащим образом, если законодатель не будет руководствоваться определенными принципами. <В современном государстве, - пишет Ф. Энгельс, - право не только должно соответствовать общему экономическому положению, не только быть его выражением, но также быть его выражением внутренне согласованным, которое не опровергало бы само себя в силу внутренних противоречий>[370]. Эта <внутренняя согласованность> данной системы, отрасли или института права достигается именно в силу того, что формулирование всех правовых норм данной системы, отрасли или института права подчинено единым руководящим идеям, единым принципам.

Отсюда прежде всего вытекает тот важный вывод, что всякая кодификация законодательства не должна быть поспешной. Здесь нет места волюнтаристским идеям. Научная разработка и всестороннее обсуждение основных принципов построения данной системы, отрасли или института права есть основное условие создания всякой системы права, ее отраслей и институтов.

Однако руководящие идеи, принципы, выработанные правовой наукой и общественной практикой и составляющие основу правовых взглядов, все же еще нельзя назвать правовыми принципами, так как они сами по себе не обладают той степенью обязательности, которая свойственна праву. Но эти руководящие идеи, как и правовые взгляды в целом, находят свое выражение в праве. Причем закрепление этих принципов в праве осуществляется в различных формах: в форме самостоятельной правовой нормы общего характера; в форме основной идеи, пронизывающей группу норм, институт, отрасль или даже всю систему права в целом; и, наконец, в форме правовых предписаний ненормативного характера, например путем формулирования правового принципа в преамбуле закона.

Но независимо от формы их выражения в праве правовые принципы в силу такого правового закрепления становятся выражением государственной воли[371], приобретают общеобязательный характер требований, соблюдение которых обеспечивается государством. Именно эта общеобязательность принципов, приобретенная ими в силу правового их закрепления, придает им силу  правовых принципов.

3. В правовой литературе общепризнано, что правовые принципы - не обычные правила поведения, а основные, руководящие положения права. Но чем же определяется руководящий характер правовых принципов?

Руководящий характер правовых принципов определяется прежде всего тем,  что они являются юридическим выражением основополагающих идей коммунистической партии в области правового регулирования общественных отношений. Но основополагающие идеи не падают с неба. Они являются отражением важнейших сторон общественной жизни и прежде всего объективных закономерностей и тенденций общественного развития, а в конечном счете объективных экономических законов социалистического общества.

<:>

Отсюда следует, что всякие руководящие положения, в том числе и правовые принципы, будут верны и максимально эффективны лишь постольку, поскольку они будут правильно отражать эти закономерности.

Гражданское право представляет собой одну из отраслей права, наиболее тесно связанных с экономикой. Причем в сфере гражданских правоотношений экономическне и правовые явления настолько тесно переплетаются, что это дало возможность Ф. Энгельсу говорить о <непосредственном переводе экономических отношений в правовые принципы>[372] именно применительно к гражданскому праву.

Такая тесная связь гражданского права с экономикой породила неправильное представление о том, будто бы принципами гражданского права могут быть сами объективные экономические законы. Именно на этот недочет в исследовании правовых принципов обратил внимание проф. С. Н. Братусь, давший вместе с тем блестящий анализ соотношения экономических законов и правовых принципов.

<Экономические законы, - пишет С. Н. Братусь, - сами по себе не являются принципами советского гражданского права. Но, будучи познаны, экономические законы используются советским государством посредством хозяйственной политики, которая, в свою очередь, выражается в правовых нормах. Поэтому экономические законы получают свое отражение в правовых нормах. Эти нормы не образуют правового института, поскольку экономический закон, отражающийся в правовом регулировании, обычно не может быть локализован рамками одного правового института. Действие экономического закона пронизывает различные правовые институты. Таким образом, принципом советского гражданского права следует считать не экономический закон как таковой, а его специфическое юридическое выражение в советском гражданском праве>[373].

Было бы, однако, не совсем точным считать, что правовые принципы во всех случаях есть юридическое выражение только экономических закономерностей развития общества. Это объясняется тем, что, во-первых, правовая надстройка, порожденная в конечном счете экономическими причинами, приобретает известную самостоятельность по отношению к экономическому развитию и оказывает на него обратное влияние и, во-вторых, тем, что на правовое развитие оказывает свое влияние не только экономика, но и исторические, национальные особенности, уровень развития юридической науки и другие моменты. Только этим и можно объяснить тот факт, что в основу регулирования однотипных общественных отношений в различных странах с одинаковым экономическим строем и даже в одной стране, но в различные периоды ее существования, могут быть положены различные правовые принципы.

Например, введение в 1918 г. принципа раздельности имущества супругов определялось объективной общественной потребностью всестороннего раскрепощения женщины, установления действительного равноправия супругов в противовес русскому дореволюционному законодательству, устанавливавшему приоритет мужа в распоряжении общим имуществом супругов. Это была в значительной степени политическая мера, носившая, по меткому выражению Г. М. Свердлова, ярко выраженный освободительный характер[374].

Было бы неверным недооценивать огромного политического значения этого принципа на первом этапе развития советского государства. Но в такой же мере неправильным было бы и сохранение его в последующем ввиду несоответствия объективным закономерностям развития семейных отношений в социалистическом обществе.

Социалистическая семья - семья трудовая. Ее материальное положение зависит прежде всего от совместного труда супругов в общественном социалистическом хозяйстве и в общем домашнем хозяйстве. Общность трудового участия супругов в семейных имущественных делах с необходимостью порождает и общность совместно нажитого супругами имущества. Именно эта закономерность развития семьи и получила свое юридическое выражение в принципе общности совместно нажитого супругами имущества, закрепленном ст. 10 КЗоБСО 1926 г.

Из сказанного вместе с тем вытекает, что на определенных этапах развития общества правовые принципы могут под влиянием объективных потребностей общества (как это следует из приведенного примера) либо в значительной степени также и под влиянием субъективных причин (как это имело место, например, при закреплении в законе принципа территориального управления промышленностью) в известной мере отклоняться от объективных закономерностей общественного развития.

Однако объективной тенденцией социалистического права несомненно является полное соответствие его правовых принципов объективным закономерностям общественного развития. А из этого следует, что одной из важнейших задач советской правовой науки является тщательная проверка соответствия правовых принципов объективным законам общественного развития и приведение их в соответствие с этими законами, если такое расхождение будет обнаружено.

Исходя из сказанного можно сделать вывод о том, что правовые принципы - это руководящие положения социалистического права, его основные начала, выражающие объективные закономерности, тенденции и потребности общества, определяющие сущность всей системы, отрасли или института права и имеющие в силу их правового закрепления общеобязательное значение.

Однако для исследования правовых принципов данной системы, отрасли или института права еще недостаточно дать определение правового принципа. Необходимо также выявить и объяснить сами принципы. В связи с этим естественно возникает вопрос о методологии выявления и объяснения правовых принципов.

В советской правовой литературе по этому вопросу наметились два направления: одни авторы полагают, что недопустимо выведение и объяснение правовых принципов из самих норм права[375], тогда как другие считают, что правовые принципы могут быть выявлены, извлечены из норм права, а если тот или иной принцип прямо в законе не закреплен, то его можно вывести из смысла правовых норм[376].

При решении этого вопроса представляется целесообразным рассматривать его в двух аспектах: в плане выявления (обнаружения) правовых принципов и в плане их объяснения. С этой точки зрения обе приведенные позиции имеют свои недостатки.

Сторонник первого направления Б. В. Шейндлин, с одной стороны, допускает смешение этих двух аспектов и по существу пытается дать один ответ на два разных вопроса, а с другой стороны, утверждая недопустимость выведения принципов из права, сам только это и делает. В самом деле, если основные правовые принципы, по Шейндлину, - это <конституционно закрепленные начала социализма>[377], то где же, как не в Конституции надо искать эти принципы? И автор в полном согласии с определением, но в полном противоречии с высказанным им ранее утверждением, которое он к тому же не дал себе труда доказать, берет Конституцию СССР и обнаруживает в ней эти правовые принципы.

Сторонники же второго направления - проф. Н. Г. Александров и проф. С. Н. Братусь по существу рассматривают лишь одну сторону вопроса - методологию выявления (обнаружения) принципов, не касаясь методологии их объяснения. Эта сторона дела была неправильно понята Н. А. Чечиной, которая, не заметив двух аспектов этой проблемы, неосновательно критиковала Н. Г. Александрова за то, что он якобы выводит содержание принципов из содержания норм права.

В известной статье о принципах советского права Н. Г. Александров (как и в последующих своих работах) писал, что <отдельные принципы могут быть извлечены (т. е., иначе говоря, выявлены, обнаружены. - В. Г.) из содержания различных конкретных норм в результате установления их наиболее существенных общих черт>[378]. Когда же Н. Г. Александров начинает объяснять содержание этих принципов, то он прямо исходит из объективных закономерностей развития общества[379]. Такой методологический подход представляется вполне обоснованным.

Если, как пишет Н. А. Чечина и с чем нельзя не согласиться, правовой принцип как руководящая идея отличается от научных и философских принципов[380] тем, что всегда и непременно находит свое конкретное выражение в норме или в нормах права[381], то, очевидно, что мы не только можем, но и должны обнаружить, выявить правовые принципы именно в самом праве. Другого пути здесь нет (поскольку речь идет о действующем праве). Всякий иной путь нельзя считать пригодным, так как он может повлечь за собой выявление таких <принципов>, которые законом не предусмотрены и применение которых по этой причине исключено, так как открывает лазейку для нарушения закона.

Однако выявленные, обнаруженные в законодательстве правовые принципы не могут быть объяснены и поняты из самого права. <:Пра-вовые отношения, так же точно как и формы государства, - пишет К. Маркс, - не могут быть поняты ни из самих себя, ни из так называемого общего развития человеческого духа: наоборот, они коренятся в материальных жизненных отношениях>[382].

Следовательно, при раскрытии содержания определенного принципа необходимо показать те общественные отношения и закономерности, которые лежат в его основе. Однако при выяснении содержания правовых принципов едва ли правильным было бы полное игнорирование правовых норм, так как, с одной стороны, право само есть выражение этих отношений и закономерностей, а с другой стороны, существо правовых принципов находит свое выражение в нормах права.

Исходя из этих основных положений рассмотрим кратко, насколько позволяют рамки настоящей статьи, принципы осуществления гражданских прав. Принципы осуществления гражданских прав - это те основные требования, которые социалистическое общество и выражающее его интересы советское гражданское право предъявляют к управомоченному лицу и тем лицам, которые от его имени осуществляют принадлежащие управомоченному субъективные гражданские права[383].

Каковы же эти принципы?

а) Важнейшим принципом осуществления гражданских прав является принцип социалистической законности. Принцип социалистической законности является общим принципом советского права. Однако законодатель считал необходимым особо подчеркнуть требование соблюдения законов при осуществлении гражданских прав. Часть 2 ст. 5 Основ гражданского законодательства и соответствующие статьи ГК союзных республик устанавливают, что при осуществлении прав и исполнении обязанностей граждане и организации должны соблюдать законы.

Между тем в литературе неоднократно отмечалось, что, осуществляя свое право, управомоченное лицо действует правомерно, что неправомерного (а следовательно, и незаконного) осуществления права быть не может[384]. В связи с этим естественно возникает вопрос о том, что же именно означает требование соблюдения законов при осуществлении права?

Осуществление права есть реализация тех возможностей, которые дает управомоченному само субъективное право. Выход за рамки содержания субъективного права не есть его осуществление, так как в этом случае лицо уже не действует как управомоченный субъект. Требование соблюдения законов при осуществлении гражданских прав и есть прежде всего требование к управомоченному лицу не выходить за рамки предоставленного ему субъективного права.

Следовательно, в данном случае речь идет о соблюдении границ самого субъективного права.

Было бы, однако, неправильным считать, что требование соблюдения законов вообще не относится непосредственно к осуществлению гражданских прав. Гражданское законодательство не допускает осуществления прав в противоречии с их назначением в нашем обществе и, более того, предусматривает ряд конкретных составов гражданских правонарушений, связанных именно с недозволенным осуществлением права (см. ст. ст. 111, 141, 142 ГК РСФСР). В данном случае речь идет именно об осуществлении права, которое запрещено законом и, следовательно, незаконно. А из этого следует, что требование соблюдения закона относится как к соблюдению границ субъективного права, так и к соблюдению пределов его осуществления.

б) Важное значение имеет также принцип добросовестности при осуществлении гражданских прав. В период строительства коммунизма значительно повышается роль моральных начал в жизни нашего общества. Строгое соблюдение правил социалистического общежития и моральных принципов общества, строящего коммунизм, становится одним из важнейших начал социалистического общества. Эта закономерность общественного развития естественно находит свое выражение и в гражданском законодательстве. Часть 2 ст. 5 Основ гражданского законодательства наряду с требованием соблюдения законов при осуществлении гражданских прав требует также уважать правила социалистического общежития и моральные принципы общества, строящего коммунизм. Принцип добросовестности при осуществлении гражданских прав закреплен также и в гражданском процессуальном законодательстве. Статья 30 ГПК РСФСР прямо предусматривает, что <лица, участвующие в деле, обязаны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами>.

Лица, совершившие поступки, противоречащие правилам социалистического общежития или нормам морали, могут быть по закону ограничены в правах (ст. 16 ГК РСФСР) и даже лишены принадлежащих им прав (права на пользование жилым помещением - ст. 333 ГК, права наследования - ст. 531 ГК).

в) Как и ранее действовавшее гражданское законодательство, Основы гражданского законодательства и новые ГК союзных республик закрепляют принцип осуществления гражданских прав в соответствии с их назначением. <Гражданские права, - гласит ст. 5 Основ, - охраняются законом, за исключением случаев, когда они осуществляются в противоречии с назначением этих прав в социалистическом обществе в период строительства коммунизма>.

Этот принцип нашел свое выражение и в ряде других норм гражданского права (ст. 25 Основ, ст. ст. 111, 141, 142 ГК и др.). Статья 5 Основ, формулирующая общий принцип гражданского права, вместе с тем в ряде случаев может быть применена и как специальная норма тогда, когда тот или иной конкретный случай осуществления гражданских прав в противоречии с их назначением не предусмотрен иным, специальным законом. В частности, ст. 5 как специальная норма может быть применена, когда наследник, осуществляя свое право отказа от причитающейся ему наследственной доли, отказывается от наследства в пользу лица, лишенного наследодателем права наследования (ст. 550 ГК).

В литературе проф. С. Н. Братусем высказано мнение, что именно из этого принципа вытекает принцип сочетания общественных и личных интересов[385]. Думается, что дело обстоит как раз наоборот. Принцип гармонического сочетания общественных и личных интересов - это принцип всего советского права. Его материальной основой является определяющее значение в социалистическом обществе общественной социалистической собственности и соответственно производный от нее характер личной собственности.

Одним из выражений в советском гражданском праве этого принципа и является принцип осуществления гражданских прав в соответствии с их назначением. Именно поэтому очень важно с точки зрения законодательной техники правильно установить соотношение между общим и конкретным назначением того или иного субъективного права, а с точки зрения практического применения закона - обеспечить строгое соответствие между назначением и осуществлением этого права.

г) В отличие от буржуазного гражданского права, провозглашающего формальные права и свободы граждан, советскому гражданскому праву известен принцип реального осуществления гражданских прав.

Принцип реального осуществления гражданских прав означает прежде всего то, что социалистический строй не только дает гражданам определенные права, но и обеспечивает их реальное осуществление. Это реальное осуществление гражданских прав обеспечивается как экономически, так и юридически. Экономической гарантией реального осуществления гражданских прав является неуклонное развитие социалистической собственности, направленное на создание материально-технической базы коммунизма и на этой основе все более полное удовлетворение материальных и культурных потребностей граждан как за счет постоянно растущих общественных фондов потребления, так и за счет личной собственности граждан. В целях обеспечения реального осуществления гражданских прав советское государство оказывает гражданам большую материальную помощь посредством кредитования кооперативного и индивидуального жилищного строительства, введения купли-продажи товаров народного потребления с рассрочкой платежа и др.

Новое гражданское законодательство наряду с расширением круга субъективных прав, предоставляемых гражданам и социалистическим организациям, значительно расширяет также и юридические гарантии осуществления этих прав. Значительно расширены и усовершенствованы способы защиты гражданских прав. В частности, в соответствии со сложившейся судебной практикой расширен круг случаев истребования имущества собственником от добросовестного приобретателя, установлен ряд преимуществ для защиты государственной собственности и собственности колхозов, кооперативных и общественных организаций; введена специальная норма о защите права владения, основанного на законе или договоре; установлены ранее неизвестные советскому гражданскому праву способы защиты чести и достоинства граждан; значительно расширена роль общественности в рассмотрении гражданских дел  и др.

В сфере обязательственного права особенно важное значение имеет закрепление в гражданских кодексах принципа реального исполнения обязательств (ст. ст. 191, 217, 221 ГК РСФСР). Обязательственные права в сравнении с правами вещными имеют ту особенность, что их реальное осуществление достигается лишь тогда, когда должник добросовестно выполнит возложенные на него обязанности. Поэтому установление обязанности исполнить обязательство в натуре, а в необходимых случаях и принуждение должника к исполнению - есть весьма существенная гарантия реального осуществления гражданских прав.

Принцип реального осуществления гражданских прав применительно к социалистическим организациям имеет еще и то значение, что реальное осуществление гражданских прав, предоставленных социалистической организации, есть в то же время и ее обязанность перед государством и обществом. Выполнение этой обязанности в свою очередь обеспечивается плановым ведением хозяйства, расширением прав социалистических организаций в осуществлении хозяйственной деятельности, широким использованием наряду с моральными также и материальных стимулов, материальной заинтересованности в результатах труда, а также повышением ответственности организаций за невыполнение государственных планов.

д) Закономерностью развития социалистического общества является неуклонное укрепление начал коллективизма, отношений товарищеского сотрудничества и взаимопомощи в сфере общественных отношений. Материальной основой этой закономерности является отсутствие в социалистическом обществе эксплуатации человека человеком и совместный, планомерно организованный на базе социалистической собственности труд членов общества.

Эта закономерность находит свое выражение как в моральном кодексе строителя коммунизма, одним из принципов которого является коллективизм и товарищеская взаимопомощь[386], так и в советском праве, в частности в гражданском праве, одним из принципов которого является принцип товарищеского сотрудничества при осуществлении гражданских прав и обязанностей.

К пониманию этого принципа наука советского гражданского права шла постепенно. Первоначально речь шла лишь о новой роли кредитора в исполнении обязательства по советскому гражданскому праву[387]. Затем было замечено, что и роль должника в социалистических обязательственных отношениях тоже выглядит по-новому[388]. Именно эти особенности взаимоотношений должника и кредитора привели проф. И. Б. Новицкого к выводу о солидарности интересов участников гражданского оборота[389]. И в самое последнее время в литературе был сформулирован принцип товарищеского сотрудничества в исполнении обязательств[390], нашедший свое выражение в ч. 2 ст. 168 ГК РСФСР и в новейшей цивилистической литературе[391].

Принцип товарищеского сотрудничества закреплен в ч. 2 ст. 168 ГК РСФСР в виде требования, обращенного к сторонам обязательственного отношения <оказывать другой стороне все возможное содействие в исполнении ею своих обязанностей>.

Нельзя не заметить, что такая формулировка принципа товарищеского сотрудничества в законе страдает некоторой односторонностью. Закон обращается с требованием сотрудничества лишь к управомоченному лицу, обязывая его содействовать должнику в исполнении обязанности. Между тем именно от должника осуществление такого сотрудничества требуется в значительно большей мере, хотя бы уже потому, что он является обязанной стороной правоотношения. Практика, в особенности арбитражная, свидетельствует, что нарушения принципа сотрудничества встречаются как со стороны кредитора, так и со стороны должника (например, кредитор, заказавший уникальное оборудование и утративший в нем надобность, не предупредил своевременно изготовителя о приостановлении производства продукции; должник не отгрузил покупателю партию товара только потому, что ближайшая пристань была временно закрыта для перевозок, хотя мог бы отправить груз с другой пристани и т. п.).

В этом плане, прежде всего, формулировка закона и нуждается в уточнении. Это следует сделать путем указания на необходимость осуществлять товарищеское сотрудничество как при исполнении обязанностей, так и при осуществлении гражданских прав.

Нет сомнения в том, что принцип товарищеского сотрудничества имеет огромное значение прежде всего для обязательственных отношений. Но это вовсе еще не означает, что принцип этот не применим к другим гражданским правоотношениям, в частности, к осуществлению права общей собственности, авторских и изобретательских прав и др. Поэтому представляется правомерным говорить о принципе товарищеского сотрудничества в осуществлении гражданских прав и обязанностей, не связывая его только с отношениями обязательственного характера.

е) Осуществление гражданских прав и обязанностей в социалистическом обществе подчинено также принципу экономичности. Развитие социалистического народного хозяйства осуществлялось и осуществляется в нашей стране за счет внутреннего накопления  материальных ресурсов и денежных средств. Поэтому строгое проведение режима экономии является объективной экономической закономерностью социалистического хозяйствования[392], юридическим выражением которой в гражданском праве и является принцип экономичности в осуществлении гражданских прав и обязанностей.

Свое выражение в гражданском праве принцип экономичности нашел в ч. 2 ст. 168 ГК РСФСР, которая требует исполнения обязательств наиболее экономичным для социалистического хозяйства образом, а также в других нормативных актах, в частности, в транспортном законодательстве, которое требует сокращения дальности и снижения транспортных издержек при перевозках, обеспечения сохранности грузов, недопущения излишне дальних, встречных и иных нерациональных перевозок и устанавливает материальную ответственность за утрату, порчу и повреждение груза.

В ряде случаев гражданское законодательство материально стимулирует наиболее экономичную деятельность. Так, например, в случае, когда грузоотправитель отказывается от выделенных ему по плану транспортных средств, но предупредит об этом станцию за два дня до их подачи, то штраф за невыполнение плана перевозок уменьшается на одну треть; если подрядчик при осуществлении строительных работ использует рационализаторские предложения и достигнет этим  некоторой экономии средств без ухудшения качества строительства, то эта экономия идет в его пользу и т. п.

Принцип экономичности имеет большое значение и при осуществлении права собственности, права оперативного управления. Бережное отношение к социалистическому имуществу, экономное и максимально эффективное использование средств в народном хозяйстве, борьба с бракоделами и неуклонное повышение качества продукции - необходимое условие успешного создания материально-технической базы коммунизма.

Печатается по: В. П. Грибанов. Принципы осуществления гражданских прав // Вестник Московского университета. Сер. XII: Право. 1966. N 3. Отдельн. оттиск. С. 10 - 23.

Примечания:

[348] См.: Б. В. Шейндлин. Сущность советского права. Изд-во ЛГУ, 1959.

[349] См., например: М. М. Агарков. Основные принципы советского гражданского права. <Советское государство и право>, 1947, N 11; Н. Д. Казанцев. Основные принципы колхозного права. <Советское государство и право>, 1947, N 11; М. Я. Савицкий. К вопросу о системе принципов советского уголовного процесса. <Советское государство и право>, 1950, N 1; С. Н. Братусь. Принципы советского гражданского права. <Правоведение>, 1960, N 1; Н. А. Чечина. Принципы советского гражданского процессуального права и их нормативное закрепление. <Правоведение>, 1960, N 3.

[350] См.: <Основы теории государства и права>, под ред. проф. Н. Г. Александрова. М., Госюриздат, 1960, гл. VIII, § 2; М. А. Гурвич. Лекции по советскому гражданскому процессу. М.: Изд-во ВЮЗИ, 1950, стр. 25; О. С. Иоффе. Советское гражданское право (курс лекций), т. I. Изд-во ЛГУ, 1958, стр. 16 - 17; О. В. Иванов. Принцип объективной истины в советском гражданском процессе, лекция для студентов вечернего отделения. Изд-во МГУ, 1964, стр. 4 - 12 (ротапринт); <Советское гражданское право>, под ред. проф. В. А. Ря-сенцева, т. I. М., <Юридическая литература>, 1965, стр. 13 - 14, и др.

[351] См.: С. Н. Братусь. Принципы советского гражданского права, стр. 47 - 48; А. Е. Пашерстник. О сфере действия и принципах советского трудового права. <Советское государство и право>, 1957, N 10, стр. 100.

[352] См.: М. М. Агарков. Ук. статья; Н. Д.  Казанцев. Ук. статья.

[353] См.: <Толковый словарь русского языка>, т. 3, под ред. Б. М. Волна и Д. Н. Ушакова. М., Изд-во иностранных и национальных словарей, 1939, стр. 827; <Словарь русского языка>, сост. С. И. Ожеговым. М., Изд-во иностранных и национальных словарей, 1953, стр. 543; <Толковый словарь>, т. I, сост В. Далем. М., Изд-во иностранных и национальных словарей, 1955, стр. 431; <Словарь иностранных слов>, изд. 6, под ред. Ф. Н. Петрова. М., <Советская энциклопедия>, стр. 520; БСЭ, изд. 2, т. 34, стр. 529.

[354] Ст. 4 Основ гражданского законодательства; ст. 12 Основ гражданского судопроизводства Союза ССР и союзных республик.

[355] Т. Н. Творческая научная дискуссия о принципах советского уголовного процесса. <Социалистическая законность>, 1952, N 6, стр. 81.

[356] Т. Н. Творческая научная дискуссия о принципах советского уголовного процесса, стр. 81 - 82.

[357] Б. В. Шейндлин. Ук. работа, стр. 65.

[358] Н. А. Чечина. Ук. статья, стр. 78.

[359] М. Я. Савицкий. Ук. статья, стр. 55. Утверждение М. Я. Савицкого представляется весьма сомнительным. Если следовать идее автора, то с таким же успехом и нормы права, регулирующие деятельность суда и участников процесса, можно считать конкретными формами их деятельности. Нетрудно заметить, что автор допускает здесь смешение разнородных, хотя и взаимосвязанных, явлений. Принципы, конечно, определяют характер и формы поведения граждан и организаций, но от этого сами они не становятся <конкретными формами поведения>.

[360] Т. Н. Творческая научная дискуссия о принципах советского уголовного процесса, стр. 80.

[361] М. А. Гурвич.Лекции по советскому гражданскому процессу. М.: Изд-во ВЮЗИ, 1950, стр. 25.

[362] Т. Н. Творческая научная дискуссия о принципах советского уголовного процесса, стр. 80.

[363] С. Н. Братусь. Принципы советского гражданского права. <Правоведение>, 1960, N 1, стр. 48; его же. Предмет и система советского гражданского права. М., Госюриздат, 1963, стр. 135.

[364] См. там же.

[365] <Основы теории государства и права>. под ред. проф. Н. Г. Александрова, стр. 205.

[366] Следует отметить, что практически к тому же выводу в конечном счете пришел и проф. С. Н. Братусь, когда он от общих рассуждений о понятии принципа переходит к конкретному анализу. В связи с этим чрезвычайно важным представляется сделанный им вывод о том, что принципы гражданского права есть юридическое выражение экономических закономерностей развития общества (см.: его же. Предмет и система советского гражданского права, стр. 138).

[367] К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 4, стр. 133.

[368] Ф. Энгельс. Анти-Дюринг. М., Госполитиздат, 1950, стр. 34.

[369] Именно по этому прежде всего и нельзя согласиться с идеей проф. С. Н. Братуся о том, что принципы есть <законы движения материи>. Законы движения материи есть категории объективные, существующие независимо от нашего сознания. Отождествить их с принципами - значит, говоря словами Ф. Энгельса, <подсовывать природе сознательный образ действия>.

[370] К. Маркс и Ф. Энгельс. Избр. произв., т. II. М., Госполитиздат, 1948, стр. 473.

[371] Нельзя в связи с этим согласиться с А. Ф. Шебановым в том, что <государственная воля правящего класса - это и есть право> (см.: А. Ф. Шебанов. О понятиях источника права и формы права. <Правоведение>, 1965, N 4, стр. 28, сноска). Право есть одна из форм выражения этой воли, если хотите, основная форма выражения этой воли, но не сама воля.

[372] К. Маркс  и Ф. Энгельс. Избр. произв., т. II, стр. 474.

[373] С. Н. Братусь. Предмет и система советского гражданского права, стр. 138.

[374] Г. М. Свердлов. Советское семейное право. М., Госюриздат, 1958, стр. 168.

[375] См.: Б. В. Шейндлин. Ук. работа, стр. 67.

[376] <Основы теории государства и права>, под ред. проф. Н. Г. Александрова, стр. 205; С. Н. Братусь. Предмет и система советского гражданского права, стр. 137.

[377] Б. В. Шейндлин. Ук. работа, стр. 67.

[378] Н. Г. Александров. Социалистические принципы советского права. <Советское государство и право>, 1948, N 11, стр. 17; <Основы теории государства и права>, под ред. проф. Н. Г. Александрова, стр. 205.

[379] См. там же, стр. 205, 207 - 217.

[380] Нельзя признать эту формулировку достаточно точной, так как из сказанного можно сделать вывод, будто бы философские принципы - ненаучны. Между тем принципы, выведенные материалистической философией, в такой же степени научны, как и принципы, выведенные другими науками.

[381] Н. А. Чечина. Ук. статья, стр. 79.

[382] К. Маркс. К критике политической экономии. М., Госполитиздат, 1949, стр. 7.

[383] Следует иметь в виду, что принципы осуществления гражданских прав полностью подпадают под общее определение правового принципа. В данном определении отражены лишь их специфические особенности, дополняющие признаки, указанные в общем определении правового принципа.

[384] См.: М. М. Агарков. Проблема злоупотребления правом в советском гражданском праве. <Известия АН СССР>, отд. экономики и права, 2946, N 6, стр. 427; М. В. Самойлова. Право личной собственности граждан СССР (понятие, осуществление, основные средства защиты). Автореферат канд. диссертации. Изд-во ЛГУ, 1965, стр. 11.

[385] См.: С. Н. Братусь. Предмет и система советского гражданского права, стр. 138.

[386] <Программа Коммунистической партии Советского Союза>. М., Госполитиздат, 1961, стр. 120.

[387] См.: И. Б. Новицкий. Участие кредитора в исполнении договорного обязательства. <Советское государство и право>, 1947, N 7.

[388] См.: В. К. Райхер. Правовые вопросы договорной дисциплины в СССР. Изд-во ЛГУ, 1958, гл. II.

[389] См.: И. Б. Новицкий. Солидарность интересов в советском гражданском праве. М., Госюриздат, 1951.

[390] См.: <Советское гражданское право>, учебник для юридических вузов, под. ред. проф. П. Е. Орловского и проф. И. Б. Новицкого, т. I. М., Госюриздат, 1959, стр. 421 - 424; А. Волин. сотрудничество и взаимная помощь - основа социалистических отношений между предприятиями. <Коммуниств>, 1959, N 3.

[391] См.: <Советское гражданское право>, учебник для юридических вузов, под. ред. проф. В. А. Рясенцева, т. I. М., <Юридическая литература>, 1965, стр. 488 - 489.

[392] См. И. Б. Новицкий. Роль советского гражданского права в осуществлении хозрасчета и режима экономии. М., Госюриздат, 1955, стр. 28.

<< | >>
Источник: ГРИБАНОВ В.П. . ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ И ЗАЩИТА ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ / Изд. 2-е, стереотип. - М.: "Статут", . - 411 с. (Классика российской цивилистики).. 2001

Еще по теме Введение:

  1. 1. ВВЕДЕНИЕ
  2. ВВЕДЕНИЕ
  3. Постановка проблемы (введение)
  4. Введение
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. Введение:
  7. ВВЕДЕНИЕ
  8. ВВЕДЕНИЕ
  9. ВВЕДЕНИЕ
  10. ВВЕДЕНИЕ
  11. ВВЕДЕНИЕ
- Авторское право - Адвокатура России - Адвокатура Украины - Административное право России и зарубежных стран - Административное право Украины - Административный процесс - Арбитражный процесс - Бюджетная система - Вексельное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право России - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Лесное право - Международное право (шпаргалки) - Международное публичное право - Международное частное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Правовая охрана животного мира (контрольные) - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор в России - Прокурорский надзор в Украине - Семейное право - Судебная бухгалтерия Украины - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Теория государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право России - Уголовное право Украины - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право Украины - Экологическое право (курсовые) - Экологическое право (лекции) - Экономические преступления - Юридические лица -