Проступок — юридико-фактическое основание деликтных отношений

С изданием нормативных административно-охранительных актов устанавливается система охранительных правоотношений. Несоблюдение велений правовых актов, защищающих общественные отношения, виновное посягательство на интересы, охраняемые правом, дезорганизует и охранительные правоотношения, создает тем самым понятие административно-противоправного деяния — проступка.
Он и является юридико-фактическим основанием возникновения новых правовых отношений — адми-нистративно-деликтных.

Последние способны возникнуть и из факта совершения преступления, не представляющего большой общественной опасности, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок не свыше одного года или другое более мягкое наказание1. В момент принятия судом определения о прекращении уголовного дела и применении административного взыскания или вынесения постановления (прокурором, следователем, органом дознания) о прекращении уголовного дела и направлении материалов в суд для привлечения к административной ответственности уголовно-процессуальные отношения преобразуются в деликтные административно-процессуальные. В их рамках осуществляется применение и исполнение административных взысканий.

Проступок — это противоправное, общественно опасное, виновное действие (бездействие), посягающее на

1 См.: Указы Президиума Верховного Совета СССР от 8,02. 1977 г. «О внесении изменений и дополнений в уголовное законодательство Союза ССР» и «О порядке применения мер административного взыскания к лицам, освобожденным от уголовной ответственности в соответствии со ст. 43 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик».— Ведомости Верховного Совета СССР, 1977, № 7, ст. ст. 116 и 117.

Анализ этого основания, однако, выходит за пределы науки административного права и настоящего исследования.

80

>>>81>>>

правила, установленные органами государственной власти и управления в целях правовой защиты режима пользования основными средствами производства, естественными богатствами, охраны общественного порядка и безопасности.

Противоправный характер действия (воздержания от него) вытекает из факта его запрещенности законом. Признак противоправности выделяет проступок как юридический факт, порождающий правоотношение ответственности из других, пусть даже неправомерных действий, но не предусмотренных законом как наказуемые.

Материальной сущностью большинства проступков является общественная опасность, понимаемая как определенная опасность для социалистического правового порядка. Различие и соотношение между общественной опасностью и противоправностью в том, что, если факты и обстоятельства противоправного поведения устанавливаются законом в абстрактной форме в виде правовых запретов, то общественная опасность характеризует противоправное деяние как способное нарушить (заключающее в себе опасность, возможность вреда) или уже нарушающее (непосредственно наносящее вред) правоохранительные отношения. Существует мнение о том, что административно-правовым деликтам не свойствен общественно-опасный характер и отрицательные последствия проступков связаны с причинением определенного вреда. И. С. Самощенко относит их к «общественно вредным», противоправным деяниям.

По мнению болгарских уче-ных-административистов П. Стайнова и А. Ангелова, административные проступки, не будучи общественно опасными, тем не менее являются с точки зрения государства вредными для общественного порядка и спокойствия. Вредоносным действием (или бездействием) считает проступок О. М. Якуба. В частности, высказано двойственное суждение о материальной сущности и последствиях проступка, так как указывается, что административный проступок потенциально вреден, но одновременно говорится, что он «вредоносен», т. е. «нарушает установленный в Советском государстве правопорядок, тормозит нормальное осуществление отдельных функций государственного управления, посягает на интересы граждан». Таким образом, признается, что вред, наносимый проступком, не какой-то возможный, а вполне реальный и всегда является необходимым следствием проступка.

81

>>>82>>>

Последнее и отвечает действительному положению вещей '. Высказано предположение и о том, что будто бы признание административного правонарушения общественно опасным может неоправданно расширить число общественно опасных деяний, привести к недооценке борьбы с преступлениями2. Понятия «общественная опасность» и «преступление», как видим, ассоциируются, и тем самым проступку отказывается в свойстве «быть опасным» для советского правового порядка. Думается, однако, что понятия общественная опасность и вредность нарушения правовых запретов не могут рассматриваться обособленно. Их семантический, этимологический и логический анализ подводит к выводу, что объем понятия «общественная вредность», будучи подчиненным, входит в объем понятия «общественная опасность», являющегося подчиняющим. Каждый деликт, таким образом, содержит в себе и опасность, и реальное причинение вреда. Достаточно четко эта идея выражена в действующем законодательстве Народной Республики Болгарии. «Общественно опасным является деяние, которое причиняет вред или создает угрозу причинения вреда...» — указывается в Уголовном кодексе НРБ3.

Свойство общественной опасности присуще, прежде всего, преступлениям. Ст. 7 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, в которой указываются не только материальные, но и юридические признаки преступления, определяет преступление как «предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние» 4. Отсюда следует, что понятие «общественно опасное деяние» (или воздержание от действия) шире понятия «преступление» и, значит, могут быть общественно опасные деяния, не предусмотренные уголовным законодательством, т. е. не являющиеся преступлениями. К та-

1 См.: Самощенко И. С. К вопросу о причинности в области юридической ответственности.— В сб.: Вопросы общей теории советского права, с. 336—337; Самощенко И. С, Фарук-шин М. X. Указ. соч., с. 181; Стайнов П., Ангелов Э. Административное право Народной Республики Болгарии. Часть общая. М., 1960, с. 374; Я к у б а О. М. Административная ответственность. М., 1972, с. 35—36.

2 См.: Я куб а О. М. О признаках административного правонарушения.— Правоведение, 1964, № 3, с. 58.

3 Уголовный кодекс Народной Республики Болгарии. М., 1970, ст. 10.

4 Ведомости Верховного Совета СССР, 1959, № 1, ст. 6.

82

>>>83>>>

ким общественно опасным деяниям непреступного характера следует причислить административные проступки *. Проступки, как и преступления, — переход некоего определенного законом предела, отклонение от какого-либо правила. Противоправность и общественная опасность являются общей материальной субстратностью и уголовных правоотношений, и правовых отношений, возникающих из административных проступков. Эта общность двух отраслей права (уголовного и административного) выражается в том, что их нормы предусматривают ответственность за правонарушения (преступления и проступки) и их целью являются защита социалистических общественных отношений, наказание, перевоспитание правонарушителей. Но отношения административно-правовой ответственности отличаются от соответствующих уголовно-правовых отношений. Последние возникают как следствие наиболее опасных посягательств на охраняемые государством общественные отношения. Что же касается проступков, то им свойственна малая степень общественной опасности.

В правовой литературе предлагается проводить различие между преступлением и административным проступком по степени общественной опасности1. Высказывается соображение и о том, что в основу отграничения административных проступков от преступлений может быть положено два критерия: размер угрожающего за данное деяние наказания и вид карающего органа2. Эти критерии, как представляется, могут играть лишь вспомогательную роль при разграничении преступления и проступка, проводимом по основному признаку — по степени общественной опасности.

* О возможности такой постановки вопроса высказываются и представители науки уголовного права. По мнению Я. М. Брайнина, «общественная опасность может иметь место и в действиях, которые не являются с уголовно-правовой точки зрения преступными... однако нельзя не учитывать различного характера общественной опасности преступных действий и иных форм поведения, не подпадающих под действие уголовного закона» (Б р а й н и н Я. М. Указ. соч., с. 159).

1 См.: Лунев А. Е. Административная ответственность за правонарушения. М, 1961, с. 38; Шишов О. Ф. О разграничении преступлений и административных проступков в советском праве.— СГП, 1961, с. 65—66.

2 См.: Gubinski A. Prawo karno-administracyme. Warszawa, J972, s. 17, 41, 83 и далее,

83

>>>84>>>

Преступления обладают самой высокой степенью общественной вредности. Они общественно опасны в уголовно-правовом смысле: по значительности вреда и ущерба, причиняемого наиболее важным социалистическим общественным отношениям, представляют собой такие нарушения закона, которые колеблют устои социалистического государства, основы советского строя. На недопустимость превращения в преступление всего того, «что имеет характер проступка», указывал К. Маркс. «Это различие терминологии, — подчеркивал он, — является далеко не безразличным, ибо оно решает тысячи человеческих судеб и определяет нравственную физиономию общества»'.

Большинство административных проступков отличаются от преступлений меньшей степенью общественной опасности, отсутствием значительного вреда для общества. Они не представляют угрозы для основ советского строя, но опасны для социалистического правового порядка. |

Противоправное деяние соотносится с основными ценностями общества2. Тем самым оно включено в сферу общественного бытия, является выразителем специфических социальных связей: с его совершением возникают отношения правовой ответственности. Именно социальные ценности (те или иные общественные отношения) определяют степень общественной опасности деяний, на них посягающих. Общественная опасность объективируется в санкциях, а обнаруживается в сравнении различных санкций. Последние имеют то же значение, что цены в товарообороте: сопоставление ценностей и санкций дает своеобразную шкалу. На ней основана Особенная часть уголовного закона. Подобная система может быть положена и в основу Особенной части Кодекса административных проступков. Представляется, что ориентация на компетенцию правоустановительного органа, принятую в качестве субстрата для построения системы объектов административно-правовой защиты*, или использование в этом же качестве вида должностного лица,

'Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 1, с. 131; т. 13, с. 516.

2 См.: Демидов В. А. Социальная ценность и оценка в уголовном праве. М., 1975, с. 63—64, 73.

* По этому признаку построена система проступков в проекте Основ законодательства об административной ответственности (в редакции 1973 г.).

84

>>>85>>>

применяющего взыскание*, недостаточно надежны в силу их особой подвижности. При конструировании Особенной части Кодекса административных проступков необходим учет ценностного аспекта как более стабильной в методологическом отношении основы. Аксеологический подход предполагает, что наибольшую социальную ценность, а следовательно, повышенную общественную опасность представляют те посягательства, которые наказываются санкцией, устанавливаемой в низшем пределе, не подлежащем понижению органом, применяющим ее. Иные проступки караются санкциями, в которых устанавливается лишь высший предел наказания, т. е. правоприменительному органу предоставляется возможность понижения наказания. Итак, систему проступков в Кодексе следует строить по нисходящей в зависимости от интенсивности общественной опасности и строгости санкций.

Разная степень общественной опасности может быть показана на примере сопоставления сходных составов правонарушений, посягающих на одни и те же общественные отношения. Так, понятием хулиганства объединяются и проступок, и преступление. Оба состава посягают на отношения в сфере общественного порядка. Но более дерзкие, циничные формы хулиганских действий представляют собой уголовно наказуемое хулиганство. Мелкое же хулиганство выражается в нецензурной брани, непристойном поведении, оскорбительном приставании к гражданам в общественных местах1. Спекуляция может признаваться административно наказуемой (мелкой) в отличие от уголовно наказуемой в случаях скупки и перепродажи с целью наживы товаров или иных предметов небольшой стоимости и в небольших количествах, если извлеченная или предполагаемая при этом на-

* На этом критерии основаны соответствующие разделы Систематического Собрания действующего законодательства СССР и УССР

1 См.: УК УССР, ст. 206; Ведомости Верховного Совета СССР, 1966, № 30, ст. 595.

2 См.: Указ Президиума Верховного Совета УССР от 15.04. 1958 г. «Об ответственности за мелкую спекуляцию».— Ведомости Верховного Совета УССР, 1958, № 4, ст. 32; постановление № 9 Пленума Верховного Суда УССР от 13.09. 1974 г. «О ходе выполнения судами УССР постановления № 3 Пленума Верховного Суда УССР от 19.03. 1965 г. «О судебной практике по делам о спекуляции» (см.: Ра-дянське право, 1974, № 11).

85

>>>86>>>

Степень общественной опасности как критерий нуждается в раскрытии путем выявления факторов, угрожающих опасностью. Общественная опасность — явление объективно присущее административному проступку. Но это не означает, что ее можно отождествлять с объектом или способом противоправных действий, с другими элементами объективной стороны состава. Неверным было бы относить общественную опасность и к субъективным признакам нарушения, которыми являются форма вины, цель и т. п. На степень общественной опасности влияют характер действий и их систематичность, причиненный ими вред и способ совершения проступка, мотивы и цели нарушения, форма вины нарушителя и общественная значимость объекта посягательства, ранее применяемые к виновному меры общественного и административного воздействия, уклонение от общественно полезного труда, отсутствие постоянного места жительства и т. п. Личные свойства субъекта проступка в отличие от субъекта преступления общественной опасностью не обладают1. Тем самым степень общественной опасности определяется объективными (внешними физическими) и субъективными (внутренними психологическими) факторами, характеризующими конкретное правонарушение.

Из субъективных обстоятельств наибольшее влияние на степень общественной опасности административного правонарушения оказывает вина лица, совершившего противоправные действия, их мотивы и цели. Административная ответственность основана на принципе: без вины нет состава административного проступка*. Вина состоит во внутреннем отношении вменяемого, дееспособного субъекта к совершенному правонарушению и его вредным последствиям. Она образует так называемый внутренний психологический элемент проступка, за который виновное лицо подлежит ответственности . Устанавливая в каком-либо случае наличие вины, мы констатируем, что это деяние является не только творением рук человека, но и продуктом его внутреннего мира, воли,

1 См.: Маринов М. Пленум на Върховний съд на НРБ по практиката на съдилищата за хулиганските престъпления.— Социа-листическо право, 1975, К« 2, с. 35.

* Ст. 7 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 21.06. 1961 г. «О дальнейшем ограничении применения штрафов, налагаемых в административном порядке» имеет расширительный характер и распространяется на нештрафные формы административной ответственности,

86

>>>87>>>

сознания, так сказать, душевного движения. Различие в характере вины (серьезная или менее серьезная) дает возможность определить большую или меньшую степень общественной опасности деяния, а тем самым большую или меньшую ответственность. На необходимость наказывать в зависимости от степени вины и за вину более серьезную применять более строгую ответственность указывал В. И. Ленин1. Хотя в действующем административном законодательстве и не содержится никаких указаний о степенях вины, практике нередко приходится сталкиваться с этим вопросом.

Вина способна изменяться в количественном отношении. Поэтому допустимо говорить о вине, с которой совершен проступок, большей или меньшей. Но на объем общественной опасности проступка оказывают более значительное влияние качественные выражения виновности — неосторожность и умысел. В интенсификации общественной опасности последнему придается решающее значение. Даже при отсутствии противоправного действия и антиобщественных последствий умысел может рассматриваться как основание и условие ответственности. Например, Пленум Верховного Суда УССР постановлением №7 от 26.07. 1974 г. «О судебной практике по делам, вытекающим из административно-правовых отношений» дал судам разъяснение о том, что факт пребывания на водоеме, имеющем рыбохозяйствен-ное значение, или в непосредственной близости от него с запрещенными средствами лова или взрывчатыми и отравляющими веществами является основанием привлечения к административной ответственности за нарушение правил рыболовства во внутренних водоемах2. Умысел во всех случаях, даже когда деяние по масштабам вредных последствий не выходит за пределы административного проступка, является квалифицирующим обстоятельством. Если лицо действовало с умыслом хищения социалистической собственности в значительных размерах или незаконной скупки (продажи, обмена, использования в качестве средства платежа) инвалюты (платежных документов) на сумму, превышающую 25 руб., или приготовило закваску (иную алкогольную массу) для выгонки самогона с целью сбыта, но по независящим причинам совершило сделку (или похитило)

1 См.: Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 45, с. 157.

2 См.: Радянське право, 1974, № 12, с. 33.

87

>>>88>>>

лишь в небольших размерах, т. е. намерений своих не довело до конца, — такие действия преследуются в уголовном порядке.

Связь между виной и ответственностью опосредствуется категорией общественной опасности. Так, проступки, подлежащие административной судебной ответственности, совершаются с умышленной виной (прямой или непрямой), в связи с чем и ответственность повышена — она обеспечивается системой значительных по объему альтернативных и дополнительных санкций.

Существенное значение для оценки интенсивности общественной опасности имеет выяснение мотивов и целей совершения каждого конкретного проступка. Они являются элементами субъективной стороны и квалифицирующими признаками умышленных проступков. Правонарушения, внешне ничем не отличимые друг от друга, однако совершенные по разным мотивам и с различными целями, не одинаково опасны и должны по-разному квалифицироваться.

Цель (в семантическом значении — то, к чему стремятся, чего желают достичь) является обязательным элементом составов таких проступков, как «занятие запрещенным промыслом», «мелкая спекуляция», «мелкое хищение государственного и общественного имущества», «скупка хлеба для скармливания скоту» и др.1 Диспозиции соответствующих норм не всегда прямо и непосредственно содержат указание на цель противоправного деяния. Нередко цель законодателем презумируется. Следуя логической посылке, что, например, мелкие хищения государственного и общественного имущества или кустарно-ремесленный промысел осуществляется ради получения материальной выгоды, предполагается (презумируется) цель хищения или занятия запрещенным промыслом как стяжательство. Цель находит свое выражение в со-

1 См.: Положение о кустарно-ремесленных промыслах граждан, утвержденное постановлением № 283 Совета Министров СССР от 3,05. 1976 г. (СП СССР, 1976, № 7, ст. 39); Указ Президиума Верховного Совета УССР от 15.04. 1958 г. «Об ответственности за мелкую спекуляцию» (Ведомости Верховного Совета УССР, 1958, № 4, ст. 32); Указ Президиума Верховного Совета УССР от 16.05. 1963 г. «Об усилении ответственности за скармливание скоту и птице хлеба и хлебопродуктов, скупленных в государственных и кооперативных магазинах» (Ведомости Верховного Совета УССР, 1963, № 21, ст. 360).

88

>>>89>>>

ответствующем поведении лица1 и, являясь квалифицирующим фактором, обусловливает объем общественной опасности и вид ответственности. Так, законодатель для разграничения правовых форм самогоноварения вводит в качестве «межевого знака» цель изготовления самогона. В зависимости от цели это правонарушение может быть квалифицировано как преступление, если самогон изготовлен с целью сбыта и наживы (так называемое «профессиональное» самогоноварение), или как административный проступок, если самогон готовится, хранится (как и аппараты для его выработки) для собственного потребления («бытовое» самогоноварение).

Цель наживы является обязательным признаком и состава административно наказуемой спекуляции. Отсутствие в этом составе цели освобождает от ответственности: когда товары приобретаются не для продажи с целью наживы, а для личного пользования, то последующая их продажа по цене, превышающей покупную, не может расцениваться как спекуляция2.

Степень общественной опасности проступка определяется разнообразными факторами объективного свойства, относящимися как к элементам состава, так и находящимися за его пределами. Анализ законодательства и практики его применения дает известное представление о факторах, с которыми связывается присутствие или возрастание общественной опасности. Прежде всего опасность проступка обусловливает его злостность. Совершение противоправных деяний одним и тем же лицом систематически подчеркивает известную планомерность действий нарушителя или же, по крайней мере, такую их неоднократность, которая указывает на устойчивость именно в данной незаконной деятельности. Дает «систематичность» совершение не повторного проступка, а повторно данного проступка, «накопление» аналогичных по своей форме однородных проступков. Так, совершение уголовно наказуемого хулиганства до факта мелкого хулиганства не создает систематичности. Этот вывод

1 См.: Матышевский П. С. Ответственность за преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения. М., 1964, с. 81.

2 См.: постановление Пленума Верховного Суда УССР от 19.03. 1965 г., с изменениями, внесенными постановлением Пленума Верховного Суда УССР от 8.07. 1969 г. «О судебной практике по делам о спекуляции».— Сборник постановлений Пленума Верховного Суда УССР. Киев, 1972, с. 117—118.

89

>>>90>>>

следует из п. 7 постановления № 9 Пленума Верховного Суда СССР от 16. 10. 1972 г. «О судебной практике по делам'о хулиганстве»: лицо, ранее судимое за хулиганство и после этого совершившее мелкое хулиганство, подлежит ответственности по ст. 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 26. 07. 1966 г. «Об усилении ответственности за хулиганство». Данной установке подчинены и другие составы. Скажем, лицо, ранее судимое за преступление, предусмотренное ст. 149 УК УССР, и после этого изготовившее или хранившее без цели сбыта самогон или другие крепкие спиртные напитки домашнего изготовления (или изготовившее без цели сбыта, или хранившее аппарат для их изготовления), подлежит административной ответственности1. Понятие «систематичность», как видим, шире понятия «рецидив», так как не предполагает непременно предшествующее осуждение виновного. О систематичности можно говорить в том случае, когда субъект неоднократно нарушал закон, не понеся еще за это ответственности в уголовном порядке. Для уяснения понятия систематичности большое значение имеет установление срока, в течение которого совершенный проступок признается повторным и, следовательно, общественно опасным в уголовно-правовом смысле. Административное законодательство в большинстве случаев устанавливает такой срок в пределах одного года. Годичный срок исчисляется со дня применения наказания за первое административно-правовое нарушение или со дня применения второго административного взыскания, если совершение в течение года третьего административного проступка влечет уголовное преследование2. Он же является и сроком погашения административного наказания: после окончания одного года со дня применения административного наказания лицо считается не привлекавшимся к административной ответственности, если за это время не совершит нового административного проступка.

1 См.: постановление № 7 Пленума Верховного Суда УССР от 29.10.1976 г. «О практике применения судами УССР законодательства об усилении борьбы с пьянством и алкоголизмом и исполнении постановлений Пленума Верховного Суда СССР по этим вопросам» (см.: Радянське право, 1977, № 2).

2 См.: постановление № 9 Пленума Верховного Суда СССР от 16.10. 1972 г. (п. 9) «О судебной практике по делам о хулиганстве».—? Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР. 1924—1973 гг.; Постановление Президиума Верховного Совета УССР «О применении ч. 1 ст. 85 Уголовного кодекса УССР».— Ведомости Верховного Совета УССР, 1974, № 20, ст. 169.

90

>>>91>>>

Повторность проступка обусловливает «нарастание» ответственности, поскольку повышается его общественная опасность. Так, Положение о паспортной системе в СССР, утвержденное постановлением № 677 Совета Министров СССР от 28.08.1974 г. (ст. 36), устанавливает, что должностные лица за прием на работу граждан без паспортов или с недействительными паспортами, а также граждан, проживающих без прописки, подвергаются в административном порядке штрафу в размере 10 руб. То же нарушение, допущенное лицами после применения к ним в течение года меры административного взыскания за такие действия, влечет за собой наложение штрафа в размере до 50 руб. : Последующие нарушения этих правил квалифицируются по ст. 196 УК УССР. В соответствии со ст. 2 Указа Президиума Верховного Совета УССР от 26.07.1973 г. «Об административной ответственности за мелкие хищения государственного или общественного имущества» к лицам, совершившим этот проступок впервые, могут быть применены меры общественного воздействия. При повторном совершении мелкой кражи нарушители подлежат административной ответственности в виде штрафа от 10 до 50 руб. И только когда лицо в течение года совершит третье мелкое хищение государственного или общественного имущества, в силу накопления общественно опасных однородных действий, административный проступок трансформируется в преступление2. Состояние повторности образует не только совершение нового проступка, но и повторное применение именно административного, а не какого-либо иного взыскания. Последнее не может быть приравнено к административному наказанию. По решению товарищеского суда за мелкое хищение К. впервые оштрафован на 5 руб. За повторное мелкое хищение приказом директора мясокомбината ему был объявлен выговор. Несмотря на это, К- привлечен за совершение третьего мелкого хищения к уголовной ответственности, и нарсуд Кировского р-на (г. Керчь) осудил его по ч. 1

1 СП СССР, 1974, № 19, ст. 109.

2 См.: УК УССР, ч. 1, ст. 85; Ведомости Верховного Совета УССР, 1973, № 11, ст. 78; постановление № 12 Пленума Верховного Суда УССР от 29.11. 1974 г. «О практике применения судами Украинской ССР законодательства об ответственности за мелкое хищение государственного или общественного имущества» (см.: Радянське право, 1975, № 5, с. 101).

>>>92>>>

ст. 85 УК УССР. В системе административной ответственности имеется большая группа нарушений, совершение которых ранее и наступление в связи с этим ответственности административной составляет необходимую предпосылку уголовной ответственности. Влекут уголовную ответственность совершенные повторно мелкая спекуляция, незаконная охота, уклонение военнослужащего от учебных сборов, нарушение правил по борьбе с бурьяном, проживание в пограничной полосе или в запретной зоне, нарушение правил паспортного режима, административного надзора, валютных операций и др.

Постановления по административным делам этой категории приобретают свойство преюдициальности, состоящее в том, что, во-первых, выводы о юридических фактах, обстоятельствах или правовых отношениях, изложенные в постановлении по административному делу, обязательны для народного судьи, разрешающего уголовное дело, связанное с этим административным делом. Во-вторых, выводы, постановления по административным делам при рассмотрении вытекающего из них уголовного дела не могут быть опровергнуты и вторичное исследование фактов и правовых отношений, установленных административным постановлением, вступившим в законную силу, недопустимо. Вышесказанное позволяет сделать вывод о том, что и несудебные акты, принимаемые по административным делам должностными лицами государственных органов, административными комиссиями, органами общественности, также имеют преюдициальное значение.

С преюдициальностью связаны некоторые спорные вопросы. Известно, что самовольная застройка, если за нее гражданин подвергался административному наказанию, влечет ответственность по ст. 199 УК УССР. Возникает вопрос: можно ли считать административным взысканием, имеющим преюдициальное значение, решение исполкома, принятое в порядке ст. 105 ГК УССР о сносе самовольно построенного дома или пристройки к нему? Следует иметь в виду, что в порядке этой статьи решение исполкома о сносе принимается тогда, когда самовольное строительство осуществлено на земельном участке, находящемся в правомерном пользовании. Этот снос — гражданско-правовая санкция, в отличие от сноса по решению исполкома самовольно возведенного строения на самовольно занятом земельном участке. Его

>>>93>>>

и следует считать административным наказанием преюдициального характера.

Нарастание общественной опасности может проявляться в чисто количественных выражениях. Тогда оценочное значение приобретает масштаб противоправного деяния или размер причиненного (угрожаемого) вреда. Проступки, аналогичные по своему составу преступлениям, зачастую отличаются от них лишь количественными пропорциями, имеющими значение квалифицирующего признака. Хищение государственного или общественного имущества стоимостью до 50 руб. — административный проступок, свыше 50 руб. — преступление. Административная ответственность по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 30.11.1976 г. «Об ответственности за незаконные операции с иностранной валютой и платежными документами» наступает, если стоимость предмета незаконной валютной операции не превышает 25 руб. Если же незаконная сделка заключается на сумму, превышающую 25 руб., ее участники подлежат уголовной ответственности и т. д. \ Для правильного решения вопроса о степени общественной опасности большое значение имеет установление размера причиненного или предполагаемого вреда. При этом денежная стоимость предметов проступка не может дать точного представления о масштабах нарушения закона, и правоприменительные органы, ориентируясь лишь на нее, нередко допускают ошибку в квалификации деяния. Исходя только из стоимости похищенного, нарсудья Киевского р-на г. Донецка квалифицировал как мелкое — хищение 2,5 тонн угля, а нарсудья Новоукраинского района Кировоградской обл. — 132 кг концентрированных кормов. Пленум Верховного Суда СССР от 11.07.1972 г. «О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества» (п. 17) разъяснил, что, определяя размер похищенного, следует исходить не только из его стоимости, но и учитывать размер в натуральном виде (вес, количество предметов и т. п.) 2. Повлиять на объем общественной опасности деликта и соответственно его квалификацию может способ противоправного действия —

1 См.: Ведомости Верховного Совета, 1976, № 49, ст. 713.

2 См.: Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР. 1924—1973 гг., с. 450.

93

>>>94>>>

активный или пассивный. Под административным проступком «злостное неповиновение» представителям органов охраны общественного порядка понимается отказ от исполнения настойчивых, неоднократно повторяемых распоряжений или требований работников милиции или народных дружинников, охраняющих общественный порядок. Злостное же неподчинение, проявляющееся в ак-; тивном противодействии (физическом сопротивлении) осуществлению работниками милиции или народными дружинниками их полномочий по охране общественного порядка, квалифицируется как преступление. Общественная опасность правонарушений в значительной степени определяется их продолжительностью. Нецензурная брань в общественном месте, квалифицируемая как мелкое хулиганство, перерастает в хулиганство уголовно наказуемое, если будет длительной и надолго нарушит общественную тишину и спокойствие \. Известное значение при определении степени общественной опасности придается различным средствам, орудиям, инструментам, с помощью которых совершается проступок. И при незначительной стоимости похищенного, если натуральный размер, вес, количество предметов кражи требовали использования транспорта для перевозки, хищение государственного и общественного имущества не может рассматриваться как административно наказуемое, а влечет уголовную ответственность2. Превращение проступков в промысел повышает общественную опасность нарушений. Например, вследствие системы мелких краж по 10—12 кг одним способом гр-н Щ. похитил с тока совхоза «Озерный» 360 кг кукурузы. Общий размер и стоимость похищенного, известный профессионализм противоправных действий дают основание квалифицировать их как преступление. Общественная значимость непосредственного объекта посягательства повышает опасность проступка. Мелкие кражи зерновых в период уборочной и посевной кампаний, проводимых в неблагоприятных погодных условиях, следует квалифицировать как уголовно наказуемые, поскольку повышаются требования борьбы с потерями сельскохозяйствен-

1 См.: Гришанин П., Хабибулин Т. Мелкое хулиганство и его отличие от уголовно наказуемого хулиганства.— Советская юстиция, 1968, № 10, с. 15.

2 См.: Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР. 1924—1973 гг., с. 451—452.

94

>>>95>>>

ного сырья, значимость собранного урожая для народного хозяйства.

У административных проступков единая материально-правовая субстанция, но при этом они не однородны. Сходство и существенные различия делают возможным распределение их по видам. Критериями для классификации могут быть: а) степень общественной опасности проступков; б) форма проявления противоправного действия; в) вид нарушаемых общественных отношений; г) особенность правового положения субъекта проступка; д) порядок административной ответственности. В классификации видное место занимает деление административных правонарушений на виды в зависимости от интенсивности общественной опасности. Можно различить проступки и нарушения. Общественно опасная «нагрузка» каждого конкретного деликта неравномерна, и в зависимости от ее объема следует говорить о трехчленной системе. Сюда входят:

административные проступки, по объему общественной опасности, характеру нарушения и мере причиненного вреда приближающиеся к преступлениям. Но в них заложена меньшая степень общественной опасности, чем в преступлениях (мелкие хищения и хулиганство, спекуляция и самогоноварение, злостное неподчинение представителям власти и нарушение правил административного надзора и т. д.);

административные проступки, незначительные по противоправности и вреду, причиненному общественным отношениям, ответственность за которые наступает в виде ординарного взыскания (штрафа без низшего предела). Это большинство административных деликтов; административные незлостные нарушения первичного характера, каждое из которых лишено общественной опасности, но представляет угрозу в «общей массе». В «массовидности» и кроется общественная опасность. Безбилетный проезд в трамвае одного лица — маловажное нарушение, лишенное общественной опасности. Проезд в трамвае без оплаты группы лиц или регулярный бесплатный проезд одного лица является общественно опасным.

Та же градация прослеживается и в отдельных видах правонарушений. Нарушения общественного порядка, например в зависимости от интенсивности общественной опасности, распределяются на такие:

95

>>>96>>>

незначительные нарушения общественной тишины и спокойствия (сквернословие, крики, шум, смех, музыка, громкий разговор, стук, звон в ночное время);

хулиганство, наказуемое в административном порядке лишь при наличии одновременно двух признаков: нарушения правил общественного порядка, общепринятых норм поведения и выражения этими действиями неуважения к обществу, достоинству человека (нецензурная брань в общественных местах, оскорбительное приставание к гражданам и другие подобные действия) *;

наконец, хулиганские действия, подпадающие под признаки ст. 206 УК УССР.

Деление административных деликтов на проступки (значительная и незначительная степень общественной опасности) и неопасные нарушения целесообразно, как говорилось выше, положить в основу системы проступков, перечисленных в ст. 4 проекта Основ законодательства об административных правонарушениях и Особенной части соответствующих Кодексов союзных республик.

По форме проявления проступки делятся на активные и пассивные. Первые—-это противоправные действия: мелкие хищения, хулиганство, браконьерство, нарушение правил уличного движения и др. Вторые—противоправные бездействия (невыполнение предписанного действия): безбилетный проезд в транспорте, игнорирование правил паспортного режима, противопожарной безопасности, уклонение от обследования или лечения больных венерическими заболеваниями и т. п. Отдельные проступки проявляются в смешанной форме. Нарушения паспортного режима могут быть совершены как в форме действия (лицо, не выписавшись с прежнего места проживания, переехало в другую местность и проживает на жилплощади частного домовладельца без прописки), так и в форме бездействия (домовладелец не принимает действенных мер к прописке этого квартиранта).

По виду нарушенных интересов административные правонарушения делятся на проступки, затрагивающие государственные интересы; проступки, посягающие на

* До введения в действие Указа Президиума Верховного Совета СССР от 26.07. 1966 г. «Об усилении ответственности за хулиганство» вместо формулировки «нецензурная брань» законодатель употреблял формулировку «сквернословие».

96

>>>97>>>

личные интересы граждан (нарушения законодательства о труде, техники безопасности, проведение церковью мероприятий, не относящихся к отправлению религиозных культов); проступки, нарушающие общественные интересы (лесонарушения и потравы посевов в колхозах).

По особенностям положения правонарушителя административные проступки можно разделить на служебные и общие. Общие—проступки, совершаемые гражданами СССР, некоторыми категориями иностранных граждан, лицами без гражданства. Служебные проступки могут быть совершены лицами, занимающими определенные должности в госаппарате или имеющими определенные профессии.

В зависимости от порядка привлечения и несения ответственности административные деликты делятся на проступки, разбираемые административными органами по правилам административного производства; проступки административно-судебные, рассматриваемые в судебном порядке; проступки, являющиеся предметом компетенции общественных органов, наделенных элементами государственно-властных полномочий.

Общественная опасность, выраженная в санкциях юридических норм, полностью отвечает объективному характеру общественных отношений. Законодательная оценка, правовое закрепление характера и степени опасности (либо отсутствия таковой в деянии), отражая государственную волю советского народа, состоит в отнесении законодателем правонарушения к тому или иному виду ответственности, в освобождении от нее, в усилении или ослаблении санкций. К. Маркс отмечал, что «от официального общества до некоторой степени зависит квалификация некоторых нарушений установленных им законов как преступлений или только как проступков» '.

Ни одна область советского права не отражает в такой степени современную обстановку, как административное право. Поэтому и нормативные акты, устанавливающие административно-охранительные правоотношения, не являются раз и навсегда данными, а подвергаются изменению в зависимости от фактической ценности конкретных общественных отношений. Динамичность общественной опасности обусловливает относительность

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 13, с. 516. 4 442 97

>>>98>>>

границ между проступком и преступлением. По мере нарастания в конкретно-исторической обстановке опасности тех или иных противоправных действий законодатель квалифицирует их как преступление и ведет с ними борьбу уголовно-правовыми методами. В последние годы установлена уголовная ответственность вместо административной за самовольную, без надобности остановку стоп-краном поезда (ст. 217 • УК УССР), что объясняется интенсификацией скоростей, вытекающей отсюда потребностью обеспечения безопасности эксплуатации источников повышенной опасности и усилением дисциплины на транспорте. Вместе с тем снижение степени общественной опасности нередко дает основание для переквалификации преступлений в проступки. Примером может послужить Указ Президиума Верховного Совета СССР от 11.03. 1955 г. «О замене уголовной ответственности за самовольный проезд в товарных поездах мерами административного воздействия» '. Но наиболее наглядно динамику общественной опасности можно показать на правовых формах самогоноварения. Юридическая оценка этого противоправного деяния изменяется в зависимости от социально-экономической ситуации и непосредственных задач, к выполнению которых законодатель стремится в определенный момент развития. Анализ общесоюзного и республиканского законодательства о борьбе с самогоноварением в период с 1919 г. по настоящее время указывает на то, что изготовление крепких спиртных напитков домашней выработки без цели сбыта всегда преследовалось средствами правовой ответственности. При этом наблюдается закономерность: выбор законодателем вида ответственности (уголовной или административной) на разных этапах государственного строительства определяется такими факторами, как конкретная военно-политическая или социально-экономическая обстановка, активизация борьбы с пьянством и самогоноварением (как частью систематической борьбы с преступностью) и т. п 2. С исчезновением конкретных причин, повлекших

1 См.: Ведомости Верховного Совета СССР, 1955, № 5, ст. 8.

2 См.: СУ УССР, 1919, № 2, ст. 18; 1920, № 23, ст. 469; 1922, № 38, ст. 577; 1923, № 22—23, ст. 233; 1927, № 26—27; СЗ УССР, 1928, № 2, ст. 14; Ведомости Верховного Совета СССР, 1948, № 14; Ведомости Верховного Совета УССР, 1961, № 28, ст. 343; 1972, № 26, ст. 221; 1973, № 40, ст. 340; УК УССР в ред. 1922 г., ст. ст. 140 и 1402; в ред. 1927 г., ст. ст. 131 и 132; в ред. 1950, 1960 и 1961 гг., ст.

98

>>>99>>>

усиление ответственности за самогоноварение без цели сбыта, это правонарушение квалифицируется обычно как административный проступок. Юридическая оценка деяний в зависимости от условий меняется, и методы право-охраны приводятся в соответствие с объективно складывающимися условиями общественно-экономического развития.

Любое изменение санкции — результат изменения общественной опасности правонарушения' и, следовательно, не может носить произвольного характера. В санкциях выражается политика Советского государства, строящаяся на учете объективного развития и потребностей социалистических общественных отношений. Всякие меры по изменению степени общественной опасности, отражению ее уровня в санкциях правовых норм должны быть основаны на тщательном изучении характера и действительной опасности для общества противоправных проявлений.

<< | >>
Источник: Л. В. КОВАЛЬ. АДМИНИСТРАТИВНО-ДЕЛИКТНОЕ ОТНОШЕНИЕ. 1979

Еще по теме Проступок — юридико-фактическое основание деликтных отношений:

  1. Глава I АДМИНИСТРАТИВНО-ДЕЛИКТНОЕ ОТНОШЕНИЕ КАК ЮРИДИЧЕСКОЕ ВЫРАЖЕНИЕ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ПРОСТУПОК
  2. Юридические (формальные) источники административно-правового деликтного отношения. Связь фактического состояния с нормами права
  3. Глава II ОСНОВАНИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ АДМИНИСТРАТИВНО-ДЕЛИКТНОГО ОТНОШЕНИЯ
  4. § 3. Основание и условия деликтной ответственности
  5. Свойства административно-деликтного отношения
  6. Стадии развития административно-деликтного отношения
  7. Объект административно-деликтного отношения
  8. Л. В. КОВАЛЬ. АДМИНИСТРАТИВНО-ДЕЛИКТНОЕ ОТНОШЕНИЕ, 1979
  9. Процессуальное административно-деликтное отношение и производство по делам о проступках
  10. Глава IV РАЗВИТИЕ (РЕАЛИЗАЦИЯ) АДМИНИСТРАТИВНО-ДЕЛИКТНОГО ОТНОШЕНИЯ
  11. Глава III СУБЪЕКТНЫЙ СОСТАВ АДМИНИСТРАТИВНО-ДЕЛИКТНОГО ОТНОШЕНИЯ
  12. Юридико-педагогическая действительность
  13. 7. Юридико-техническая предпосылка
  14. 37.Зміст постанови по справі про адміністративний проступок
  15. Основание государства Корё и отношения с киданями
  16. 2 КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ: СУЩНОСТЬ, СОДЕРЖАНИЕ И СУБЪЕКТЫ, ОСНОВАНИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И ПРЕКРАЩЕНИЯ
  17. 35. Правило: «в отношении движимого имущества владение равнозначно правовому основанию» (ст. 2279 ГК).
  18. § 5. Субъекты, объект и содержание деликтного обязательства
  19. 197. Договорная и деликтная ответственность.
  20. § 3. ПОСЯГАТЕЛЬСТВА НА ОБЩЕСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ, ОСНОВАННЫЕ НА ПРИНЦИПЕ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НА ЗАКОННЫХ ОСНОВАНИЯХ
- Авторское право - Адвокатура России - Адвокатура Украины - Административное право России и зарубежных стран - Административное право Украины - Административный процесс - Арбитражный процесс - Бюджетная система - Вексельное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право России - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Лесное право - Международное право (шпаргалки) - Международное публичное право - Международное частное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Правовая охрана животного мира (контрольные) - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор в России - Прокурорский надзор в Украине - Семейное право - Судебная бухгалтерия Украины - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Теория государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право России - Уголовное право Украины - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право Украины - Экологическое право (курсовые) - Экологическое право (лекции) - Экономические преступления - Юридические лица -