<<
>>

6. МАШИННАЯ ЛИНГВИСТИКА

Рассмотрим сформулированный выше лингвистический аргу- [ент с точки зрения предлагаемой в настоящей статье аналогии [ежду человеком и машиной Тьюринга. Как мы увидим, наша ма- лша Тьюринга, вероятно, не сможет, при отсутствии соответст- ующих «органов чувств», построить правильную теорию о своем обственном строении.
С другой стороны, предложение «Я нахожусь в состоянии Л» будет с определенной регулярностью появ- яться в машинном «языке». Если машинный «язык» будет доста- очно сложен, то с помощью синтаксического анализа можно будет ыявить конечное множество основных составных блоков (морфем) описать правила построения из них потенциально бесконечного ножества «предложений». В частности, мы сможем различать грамматически правильные 31 и грамматические неправильные предложения в машинном «языке». Сходным образом, можно бу- дет установить, с какой регулярностью появляется то или иное предложение (или, используя оксфордский жаргон, «описать способы употреблений предложений») и, приписывая «значения» конечному множеству морфем и конечному множеству правил построения, эффективно определить «способы употребления» разнообразных предложений как проекции значений отдельных морфем и правил построения. В этом случае в «машинном языке» можно было бы различать не только «грамматически правильные» и «грамматически неправильные» предложения, но и «девиантные» и «неде- виантные» предложения.

Чизом настаивал бы на том, что неправомерно приписывать машинам использование языка, и я с ним согласен. По этой причине я изредка заключаю в кавычки слова «язык», «значение» и т. д. — чтобы подчеркнуть там, где это необходимо, что эти слова используются в расширенном смысле. С другой стороны, важно осознать, что лингвистическое поведение машины может быть полным аналогом языка, и, поэтому, к нему целиком применима лингвистическая теория. Если читатель хочет убедиться в этом, ему следует внимательно просмотреть работу Хомского «Синтаксические структуры» 32, где ни в одном месте не предполагается, что совокупность высказываний, изучаемых лингвистом, была произнесена организмом, обладающим сознанием. Затем читателю следует обратиться к новаторской работе Зиффа «Семантический анализ» 33, посвященной эмпирической семантике, и он убедится, что это верно и в отношении семантической теории.

В этой связи выскажу еще два замечания: (і) поскольку я утверждаю, что психофизическая проблема аналогична в строгом смысле проблеме отношения между структурными и логическими состояниями, но не тождественна ей, то нам достаточно и соответствующей аналогии (а не тождества) между машинным «языком» и человеческим языком, (іі) Чизом мог бы возразить, что «бихевиористская» семантика разрабатываемого Зиффом вида (т. е. семантика, где «интенциональность» не выступает исходным понятием) невозможна. Но даже если бы это было так, это не имело бы значения для нас. Если какая-либо семантическая теория годится как описание человеческого языка, то нужно еще доказать, почему полностью аналогичная ей теория не годится как описание языка соответствующей машины. Например, если «интенциональность» служит исходным понятием в научном объяснении человеческого языка, то в случае машинного «языка» такую же объяснительную роль будет выполнять теоретическая конструкция, имеющая сходные формальные отношения с соответствующими «наблюдаемыми сущностями».

Конечно, кто-то мог бы истолковать возражение против «бихевиористской» лингвистики как аргумент, направленный по сути против любой попытки создать научную лингвистику. Но я не считаю оправданным допускать такую возможность.

Предположим, что мы снабдили нашу «создающую теории» машину Тьюринга «органами чувств», и, поэтому, она может получать эмпирические данные, необходимые для построения теории о своей собственной природе.

Теперь она может вводить в свой «теоретический язык» имена, «переводимые», скажем, как «триггер 36», и предложения, переводимые как «взведен триггер 36». Эти выражения в машинном языке будут иметь другое значение и другое употребление по сравнению с выражением «Я нахожусь в состоянии Л».

Если какой-либо «лингвистический» аргумент действительно доказывает, что предложение «Боль тождественна возбуждению С- волокон» девиантно в современном языке, то согласно такому же аргументу, в машинном языке должно быть девиантным предложение «Состояние А тождественно взведенному состоянию триггера 36». Если согласно какому-то аргументу предложение «Боль тождественна возбуждению С-волокон» не может стать недевиантным (теперь язык рассматривается в диахроническом срезе) до тех пор, пока слова не изменят своих значений, то такой же аргумент в «диахронической лингвистике машинного языка» доказывал бы, что предложение «Состояние А тождественно взведенному состоянию триггера 36» не может стать недевиантным в машинном языке до тех пор, пока слова не изменят своих значений. Короче говоря, все философские аргументы, когда-либо выдвигаемые в связи с психофизической проблемой — как наиболее ранние и наивные (как, например, аргумент, гласящий, что «различие между состояниями с°знания и физическими состояниями можно видеть»), так и наиболее изощренные, — имеют свой точный аналог, когда мы рас- сматриваем «проблему» об отношении логических и структурных состояний машин Тьюринга.

<< | >>
Источник: Патнэм Хилари. Философия сознания. Перевод с англ. Макеевой, Назаровой О. А., Никифорова A.; — М.: Дом интеллектуальной книги. — 240 с.. 1999

Еще по теме 6. МАШИННАЯ ЛИНГВИСТИКА:

  1. 3.2. Распределение функций между человеком и машиной. Типы систем «человек — машина»
  2. 8. Математическая лингвистика
  3. § 3. Взаимоотношения психолингвистики и лингвистики
  4. Антропологическая лингвистика
  5. НЕМНОГО ЛИНГВИСТИКИ
  6. В. Б. Касевич. ЭЛЕМЕНТЫ ОБШЕЙ ЛИНГВИСТИКИ, 1977
  7. СТРУКТУРНАЯ ЛИНГВИСТИКА: РЕЧЬ И СЛОВО (ВЫСКАЗЫВАНИЕ, ДИСКУРС)
  8. Успехи в области лингвистики и филологии.
  9. Эдвард Сепир и егв последвватели: шфигнрацирвизм и лингвистика
  10. По машинам!
  11. 1. МАШИНЫ ТЬЮРИНГА
  12. СОЗНАНИЕ И МАШИНЫ '
  13. 22.1. Симбиоз человека и машины
  14. 4. Машины Тьюринга
  15. КУПИЛ МАШИНУ, А ОНА... ПОД ЗАЛОГОМ