<<
>>

ОБМЕН ЭКОНОМИЧЕСКИЙ И СОЦИАЛЬНЫЙ


Вся социальная жизнь состоит из обменов: обменов вежливостью, благами, женщинами, властью. Взыскательность на основе взаимности в социальных актах живо ощущается индивидами во всех обществах и во всех цивилизациях, и большая часть правил и установлений направлена на кодификацию и организацию обменов.
Социология попытается рассматривать некоторые элементарные и фундаментальные социальные взаимоотношения в различных контекстах и с различных точек зрения. Женитьба и табу на инцесты были объяснены в предыдущей главе как формы взаимности. Экономисты изучают обмен благами, а этнологи неоднократно описывали церемонии обмена среди различных народов. Клод Леви-Стросс описал обычаи вежливости, сопровождающие обед в ресторанах на юге Франции:
В маленьких ресторанчиках вино обычно включено в стоимость блюд, и каждому из гостей приносят скромную бутылку, содержимое которой часто оставляет желать лучшего. Бутылки у всех посетителей, как и порции мяса или овощей, распределяемые официантом по кругу, ничем не отличаются; единственную разницу можно заметить лишь между едой и напитками жидкое или твердое. Пища служит для удовлетворения потребностей тела, а вино для удовольствия. Одно для еды, другое для чести (...). В отличие от пищи вино — это социальная стоимость. Маленькая бутылка может содержать всего один стакан; иногда какой-либо индивид наливает ее содержимое в стакан соседа, который, в свою очередь, отвечает тем же. Как это понять? Две бутылки одинаковы по объему, вино одного качества. Оба участника описываемой сцены получают ровно столько, сколько вложили сами. С точки зрения экономики никто ничего не выиграл и никто ничего не проиграл. Дело в том, что в обмене цепей сам факт обмена.
Эта апология и ее мораль могли бы послужить заголовком для длительной дискуссии о соотношении экономического и социологического анализа. Коротко говоря, экономист интересуется обмененными вещами, а социолог — процессом обмена. Из приведенного выше текста вытекает, что обмен предусматривает рассмотрение другого индивида как человека, с которым можно обменяться сестрами, благами или вежливостью. Этот “другой индивид” не должен быть неизвестным, “варваром” Касты в Индии имеют очень жесткие правила о людях, от которых можно получать пищу.
Обратимся еще раз к Леви-Строссу: “Примитивные люди знают только две характеристики чужаков (иностранцев): хорошие или плохие. Но наивная традиция местных терминов не должна сеять иллюзии. “Хорошие” — это те, которым, без дискуссий, предоставляют гостеприимство, дарят наиболее дорогие подарки, а “плохие” — это враги, от которых ожидают страдания и смерть и которым, в свою очередь, обещают при первой возможности ответить тем же. С одними — дерутся, с другими — обмениваются”
Когда иноплеменник приближается к чужому лагерю, он выжидает и держится на некотором расстоянии, пока к нему не обратятся аборигены, чтобы выяснить, кто он такой.
Чаще всего ему задают вопрос: “Кто отец твоего отца?” Выяснив генеалогию чужака, аборигены удовлетворяют свой интерес, и в отношениях иноплеменника с каждым из спрашивающих появляется ясность. После этого иноплеменника принимают в лагере, где ему представляют каждого мужчину и каждую женщину с указанием степени родства с остальными. Если один абориген встречает другого аборигена, они могут быть либо родственниками, либо врагами, в последнем случае необходимо воспользоваться первой возможностью, чтобы убить врага, иначе он убьет тебя.
Есть люди, с которыми обмениваются, на которых женятся и с которыми воюют. Обмен и сражения по-своему близки, что проявляется у некоторых народов в обычаях свадеб, когда символически воспроизводятся битвы или похищение человека: например, похищение женщины в социальной группе, которая противится предстоящему браку и при похищении держит оборону. Свадьба, как уже говорилось, это форма обмена, потому что женщина рассматривается как имущество. Но сказанное не означает, что женитьба просто является формой экономического обмена. Между двумя крайними положениями — свадьбой и продажей — имеется целый ряд промежуточных форм обмена,

нерасторжимо переплетающих “экономический” и “социальный” аспекты.
Учитывая, что наше общество “рационализируется”, уточняется, специализируется, экономическая эффективность имеет тенденцию отделяться от других аспектов социальной жизни. Но существует много областей, где происходит перемешивание экономического и социального. В обществах, называемых примитивными, экономический обмен по сравнению с тем, который известен в нашем обществе, невелик. Как писал Марсель Мосс в “Эссе о даре”: “Мы живем в обществе, резко разграничивающем вещное и персональное право, вещей и людей. Это различие фундаментально. Оно даже образует часть наших систем собственности, отчуждения и обмена. Оно также отлично от прав, которые мы сейчас будем изучать. Более того, наши цивилизации после семитической, греческой и римской, резко различают бесплатное представление, с одной стороны, и дар — с другой. Но не являются ли эти различия довольно частыми в праве великих цивилизаций? Не проходили ли они предшествующую стадию, в которой не было такого холодного и расчетливого менталитета?”1
Земля — высшая ценность в аграрном обществе, однако это особая ценность, и часто ее нельзя обменивать. В противоположность женщинам, являющимся предметом обмена, земля принадлежит семье, роду и, следовательно, должна сохраняться от поколения к поколению внутри рода, а не передаваться другому роду. Но если, в силу экономических условий, передача земли станет неизбежной, юридические процедуры, скорость, с которой передается земля, могут привести к “исчезновению” земли. Например, в вавилонском праве предусмотрено, что необходимо взять ком земли с поля, предназначенного к продаже, и бросить его в реку, где он растворится. Таким образом символически уничтожают старое поле и получают новое, ранее не существовавшее, поступающее во владение новому племени. Блага, не входящие в систему обмена, рассматриваются экономистами как экономические.
В нашем обществе женитьба, которая должна быть наиболее личным и сентиментальным актом, довольно часто становится актом экономическим. Доказательством является брачный контракт, закрепляющий передачу собственности от одной семьи к
См.: Mauss М. Sociologie et antropologie. Paris, 1950.

другой и ее возвращение в исходную семью в случае смерти невесты. В примитивных обществах за жену дают компенсацию (дорогие вещи или скотину) ее роду. Если жену рассматривают как источник дохода, в ней как бы олицетворяется капитал, который должен компенсироваться другим производительным капиталом; в то же время, если женщина рассматривается как “повод для издержек”, она должна принести с собой свои автономные ресурсы, чтобы не быть “в тягость” семье, в которую она входит. Если работа новобрачных заменяет капитал, женитьба из акта экономического все больше превращается в акт персонального права.
Древнее романское право различает fcimilia — добро, принадлежащее семье, которое теоретически не может уйти из семьи, и ресипга — движимое имущество, которое может увеличиваться или уменьшаться, как стада (реет), увеличивающиеся в хорошие годы и уменьшающиеся во время засухи. Гражданский Кодекс различает недвижимость, являющуюся “имуществом” семьи, и движимое, менее благородное имущество, имеющее меньше гарантий, чем недвижимое.
Примитивные народы также различают объекты, предназначенные для коммерции и для благородного обмена. Это наглядно видно на примере Тробриандских островов. Малиновский описывает крайне развитую систему обмена, кула, между племенами, разбросанными на нескольких маленьких островах[57].
Во время ритуальных праздников благородные люди одного племени отправляются на каноэ к островам другого племени и преподносят им подарки двух видов: мвали, представляющие собой вырезанные и отполированные браслеты, которые носят по большим праздникам, и су лава — ожерелья из скорлупы орехов. Те, что привозят мвали, получают в обмен сулава, причем сулава перемещаются с востока на запад, в то время как мвали — в противоположном направлении. Социальная активность этих племен выражается в том, чтобы навещать друг друга и обмениваться дарами, не имеющими никакой ценности, но являющимися украшениями, которые некоторое время хранят, которыми гордятся и хвастаются. Для обмена этими богатствами установлен специальный ритуал. Приезжающие с красивыми мвали надеются увез- тй еще более красивые сулава, чтобы затем обменять их на еще более красивые мвали и т. д.
Такой обмен, не имеющий никакой экономической базы, риту- ализирован в постоянный праздник. Но одновременно происходит экономический обмен, когда обмениваются блага с различной ценностью; туземцы четко разграничивают декоративный обмен и экономический обмен полезными товарами, который носит название гимвали. Производя декоративный обмен, вы утверждаете, что преподносите дар и недостойны получить такой же хороший подарок взамен. При экономическом обмене товарами, не являющимися благородными, вы агрессивно торгуетесь “за каждый грош”: “Я вам дам то, что вы хотите, но моя вещь стоит гораздо дороже, чем та, которую вы предлагаете в обмен” Если вы получите очень красивую су лаву вместо вашей мвали, вы увеличите свое богатство, потому что украшения в цене. Чем больше у вас красивых мвали и сулава, тем вы богаче, тем выше ваш “социальный статус”, как сказали бы на нашем жаргоне.
Другой тип обмена — потлаги — практикуется у индейцев квакиутл на западе Канады. Суть этого обычая заключается в том, чтобы сделать другому подарок и получить от него взамен еще более богатый подарок. Если тог, кому подарены богато вытканные покрывала и медная пластина с узорным орнаментом, не может ответить более дорогим подарком, он унижен, и даритель торжествует. Кула представляет собой необязательную игру, а полташ — агрессивную и властную. Но в обоих случаях игра базируется на трех фундаментальных правилах, или обязательствах: давать, получать и возвращать. Принятые в этот круг, вы обязаны делать подарки, если хотите иметь социальный статус. Если вам что-то дарят, вы должны принять это. Если вы ничего не дарите, то ничего и не получаете, и, как говорят индейцы квакиутл, являетесь “сплюснутым” недостойным имени человека, то есть теряете лицо.
Некоторые обычаи нашей цивилизации относятся к тому же типу: делать подарки и получать что-то взамен. У буржуазии принято обмениваться обедами, как покрывалами или браслетами у тробриандцев или квакиутл. И для хозяйки дома очень важно, чтобы ее обед был чуть-чуть лучше, чем у других, но не настолько, чтобы унизить приглашенных. Выражения “нельзя быть последними” или “мы должны отблагодарить” показывают, что фундаментальная взаимность живо чувствуется и воспринимается.
То же можно сказать о подарках, которые становятся все более и более важными в социальной и светской жизни. Подарки на свадьбу и на рождение, подарки на Рождество, на годовщины и т. п. Рождество можно рассматривать как огромный потлаш или кула. Каждый дарит и каждый получает, причем нередко аналогичные вещи; приходят с коробкой шоколада к старой тетушке и уходят с коробкой шоколада, которую подарила тетушка. Праздники и подарки становятся все более связанными, часто подарки дарят, “чтобы устроить праздник” Все обмены очень кодифицированы и представляют собой социальную игру, но наряду с этим обмены имеют и важный экономический аспект. Можно “разориться на подарках” Подарки — это вещи особого рода: “их никогда не купят для себя” Они не относятся к вещам первой необходимости, без них вполне можно обойтись: это — “безрассудства”, от которых часто отказываются. Индустрия и коммерция активно предлагают себя, чтобы поддержать эту игру, дающую им половину доходов в декабре.
<< | >>
Источник: Мендра А.. Основы социологии: Учебное пособие для вузов.. 1998

Еще по теме ОБМЕН ЭКОНОМИЧЕСКИЙ И СОЦИАЛЬНЫЙ:

  1. Обмен веществ и энергии при различных уровнях функциональной активности организма Основной обмен
  2. 4.2.2. Социально-экономический строй общества, общественно-экономический уклад, способ производства, общественно-экономическая формация и параформация
  3. Глава 3. ОБМЕН ЖИЛЫМИ ПОМЕЩЕНИЯМИ, ПРЕДОСТАВЛЕННЫМИ ПОДОГОВОРАМ СОЦИАЛЬНОГО НАЙМА
  4. М. Мосс. Общества. Обмен. Личность. Труды по социальной антропо логии, 2011
  5. Международные исследования экономических и социальных аспектов копирайта Проблема экономического ущерба от нелегального копирования
  6. Экономическая динамика и социальное неравенство. Влияние глобальных процессов на социальную дифференциацию
  7. 17.2. Социальный и совокупный экономический ущербы от загрязнения природной среды. Методика определения экономического ущерба
  8. 4. Конституционно-правовое регулирование статуса социально-экономических и социально-культурных общественных объединений
  9. Социально-экономические отношения и социальный кризис в Израиле и Иудее
  10. § 3. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНЫЕ ОБЩЕСТВЕННЫЕ ОБЪЕДИНЕНИЯ
  11. § 1. Экономические и социальные отношения
  12. § 2. Социально-экономические преобразования
  13. 1. Социально-экономические права и свободы.
  14. 1. Социально-экономическое развитие
  15. 4.2.4. Собствеииость и социально-экономические отношения
  16. Экономическая теория в работах А. Маршалла: социальная механика
  17. Социально-экономические отношения.
  18. Социально-экономическая политика государства
  19. § 5. Социально-экономические и культурные права
  20. § 2. Социально-экономическое развитие