<<
>>

Прецедентные национально-культурные прагмарефлексы


Используя приведенные выше определение идиорефлексов и фразеорефлексов В. Г. Гака, можно отметить, что именно само понимание рефлексии в его вербальном (или в отражении невербального) проявлении нам представляется чрезвычайно плодотворным, так как наиболее четко отражает и способ организации в речи человека этих элементов, и их детерминированную социокультурными потребностями общения природу, и характер их стереотипизированного проявления в общении данного этноса.
Развивая мысль о том, что все акты сознательной и бессознательной жизни по способу происхождения суть рефлексы, следует признать справедливой мысль о том, что “этнические стереотипы не доступны саморефлексии "наивного" члена того или иного этноса и являются фактами поведения и коллективного бессознательного.., а культурные стереотипы доступны саморефлексии, являются фактами поведения, сознания (индивидуального и общественного) и индивидуального бессознательного" (Уфимцева 95,62).
К рефлексам часть экстралингвистических знаний, фиксируемых в ассоциативно-вербальной сети языковой личности, относит и Ю.Н.Караулов: "она [эта часть - Ю. П.] служит отражением языкового сознания носителей, поскольку содержит элементы рефлексии по поводу языка, национальной культуры, дает в реакциях оценку понятиям, событиям, и типовым ситуациям русской действительности... Рефлексивный акт может быть вызван самыми различными параметрами стимула - и языковыми его характеристиками, и денотативной отнесенностью, и стандартным для речевой общности отношением к обозначаемому им явлению или факту, и другими его особенностями" (Караулов 94; 194,199). При этом далеко не всегда можно согласиться с предлагаемым автором (хотя он и сам справедливо не настаивает на жесткости такого распределения) разделением отражения в ассоциативновербальной сети экстралингвистических факторов, воссоздающих картину мира совокупного носителя языка, и проявление языкового сознания - по крайней мере такие группы, как фреймы типовых национально-культурных ситуаций, фразеологизм как единица картины мира, генерализованные высказывания и ряд Других - могут именно на уровне их выявления в ассоциативной сети и по форме этого выявления быть отнесены к отражению в Ней элементов рефлексии.

Прагматика национально-культурной рефлексии заключаете^ в том, что ее содержание и форма соответствуют структуру деятельностных потребностей личности именно в системе речевого общения данного этноса, и действительно может часто относиться к бессознательным фактам речевого поведения. Ср.: "Мицуко: - Габор, как ваши дела? - Габор: - Спасибо, хорошо. А ваши? - Мицуко: - Ничего" - представленный в одном из учебников данный диалог практически на любом уровне владения языком вызывает у японских русистов (Мицуко = Япония) отрицательную оценку, так как японец не может даже "по-русски" употребить эту, хорошо ему известную русскую этикетную реплику; аналогичная реакция на этот диалог бывает и у представителей других культур; "Во Франции считается грубым дать разговору угаснуть. В Англии - спешить поддерживать его. Если вы не откроете рта на протяжении трех лет, про вас подумают: "этот француз производит приятное впечатление" [А. Моруа - Овчинников 305] ср. русское отношение к этим фактам: заносчивый - молчаливый (РАС-1) и примета - если молчат в компании - милиционер родился; объявления в самолете, в котором в русском языке никогда не используется, а английском всегда присутствует заключительное "спасибо".
Наиболее подробно отражение сознательности-неосознания организации прагмарефлексов может быть отмечено на примере цветообозначений, в которых восприятие цвета и соотнесенность цветов может рассматриваться и как мотивированное, и как немотивированное явление.
Например: парадигматические связи: русские американцы белый черный желтый зеленый синий зеленый


синтагматические связи русские американцы белый снег желтый лист синий небо

3# реализация символических связей:
различные цветlt;, цветообозначения выступали в функции ^ентшрикатора ди::отомии "мы-они" во многих странах: война ддой и Белой Розы; красные, белые, зеленые - в России (причем по-разчому в разные периоды истории); “голубые" и т. п.; интересный пример восприятия цвета монитора компьютера лриво/,ит Т. Гринвуд: красный цвет экрана ассоциируется в США с опасностью, во Франции - с аристократией, в Египте - со алерт gt;ю, в Индии - с жизнью и творчеством, в Японии - с гневом и опасностью, в Китае - со счастьем и т. п. (см. Залевская 88; Белов 88; Greenwood 93 - цит. по Апресян 95).
Прагмарефлексы, включающие элементы национальнокультурной рефлексии, самосознания, норм, оценок, предпочтений, составляют основной массив как "вертикального", так и "горизонтального" срезов: например, в выборке СКС по наиболее частотным реакциям они, по нашему подсчету, охватывают более 50% всех пар (не включая те единицы, которые, естественно, могут находить свое отражение и во фразеологизмах, и ПТР).
Таким образом, в общей ассоциативно-вербальной сети русской языковой личности СКС реализуются в четырех основных формах: в отдельных лексических единицах, в единицах фразеологической системы, прецедентных текстовых реминисценциях и прецедентных прагмарефлексах, среди которых последние занимают более 50% общего количества СКС, отражая специфику национально-культурного языкового самосознания данного этноса. Таким образом, для процесса обучения новому языку принципиально важное значение имеет выбор не просто наиболее частотных языковых единиц, а последовательный учет в этом выборе прежде всего их связи с прагмарефлексами русской языковой личности, затем - с фондом активных живых фразеологизмов и совокупностью тех (стабильных и переменных) прецедентных текстов, на базе которых развиваются прецедентные текстовые реминисценции. 
<< | >>
Источник: Прохоров Юрий Евгеньевич. Национальные социокультурные стереотипы речевого общения и их роль в обучении русскому языку иностранцев. Изд. 5-е. — М.: Издательство ЛКИ. — 224 с.. 2008 {original}

Еще по теме Прецедентные национально-культурные прагмарефлексы:

  1. § 3. Австромарксизм и историческая практика национально-культурной автономии коренных народов Севера
  2. ДВЕ КУЛЬТУРНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ НА КОРЕЙСКОМ ПОЛУОСТРОВЕ В УСЛОВИЯХ НАЦИОНАЛЬНОГО РАСКОЛА
  3. Национально-культурная специфика организации речевого общения (поведения) и ее роль в обеспечении межкультурной коммуникации
  4. §10. Дія прецедентно'! норми в часі та просторі
  5. Прецедентные текстовые реминисценции
  6. Российская культурно-историческая школа как основание культурной психологии
  7. § 6. Этнософия М. Херсковица и концепция культурного релятивизма как основа требования уважения культурных различий и политики мультикультурализма
  8. 00.htm - glava22 Национальность, национальный вопрос и социальное равенство
  9. Анализ культурных институций вместо описання культурных черт
  10. ПОСТМОДЕРН: КУЛЬТУРНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ ИЛИ КУЛЬТУРНАЯ КОНТРЭВОЛЮЦИЯ?
  11. НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ В ПОЛИТИКЕ И ОБЩЕСТВЕННОЙ ЖИЗНИ. ТРИ УГРОЗЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ
  12. РОСТ РЕВОЛЮЦИОННОГО И НАЦИОНАЛЬНО- ОСВОБОДИТЕЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ В НАЦИОНАЛЬНЫХ РАЙОНАХ РОССИИ. РЕФОРМЫ 1861 — 1874 гг.
  13. § 5. Национальный банковский совет и органы управления Банком России. Правовой статус национального банковского совета.
  14. Параграф 17.15. Обращения взыскания на антиквариат, культурные ценности, коллекции и собрания Статья 215. Правовая основа обращения взыскания на антиквариат, культурные ценности, коллекции и собрания