Иерихон и Чатал-Хююк


Особенно замечательны культурные достижения двух групп раннеземледельческих неолитических племен древнего Востока — палестинской и анатолийской. Культура первой из них складывалась на основе местного мезолита натуфийского типа, который, как мы видели, уже далеко продвинулся в сложном и длительном процессе становления экономики производства и воспроизводства продукта.
Блестящим отражением достигнутых успехов является так называемый докерамический неолит Иерихона VIII—VII тысячелетий до н. э., открытие которого археологом К. Кеньон в свое время стало научной сенсацией. Само поселение Иерихон в VIII тысячелетии до н. э. состояло из небольших, частично заглубленных в землю, овальных в плане глинобитных домов; характер сооружений определенно свидетельствует об их происхождении из хижин и полуземлянок предшествующей эпохи. В VII тысячелетии до н. э. здесь появляются уже прямоугольные строения с тщательно обмазанным полом, нередко окрашенным в красный и кремовый цвет. Но особенно примечательны укрепления Иерихона. Поселение окружала стена из бутового камня толщиной 1,7 м и сохранившаяся на высоту до 4 м.
Перед нами, безусловно, один из древнейших образцов первобытной фортификации. Из бутового камня была возведена и башня высотой Ил. 8 8 м, имевшая, видимо, культовое назначение [98, с. 6—8].
Открытие укрепленного селения на рубеже между мезолитом и неолитом явилось для археологов большой неожиданностью: до тех пор предполагалось, что стычки между столь первобытными племенами были не более чем случайными драками из-за охотничьих угодий или из-за женщин, и это подтверждали и этнографические наблюдения над наиболее архаичными племенами земли. Но, как видно, в Палестине VIII—
VII тысячелетий до н. э. условия жизни были настолько тревожными, что жителям приходилось тратить очень много времени и на сооружение мощных укреплений.
Возможно, возникновение их свидетельствует об определенном уровне разделения труда как внутри поселений, расположенных на границе тогда еще лесистой гарной зоны и сухой степи, на подходах к воде, так и между жителями этих поселений и обитателями степи; различие в образе жизни могло приводить и к столкновению их жизненных интересов.
В прочих своих проявлениях, доступных археологам, культура Иерихона довольно архаична и бедна. В находках господствуют кремневые и костяные орудия труда. Использовались, вероятно, и деревянные орудия, но они не сохранились. Глиняной посуды еще нет, но и число каменных сосудов весьма невелико. Довольно невыразительна и мелкая скульптура. Правда, превосходны глиняные маски, которые в со- Ил. 9 ответствии с требованиями какого-то сложного погребального ритуала надевались на черепа. Хозяйственной основой этой своеобразной культуры были земледелие, охота и разведение мелкого рогатого скота, значение которого, видимо, со временем возрастало. Во всяком случае, в Иерихоне VII тысячелетия до н. э. кости козы имеют уже бесспорные вторичные признаки одомашненной особи. В одном из небольших поселков этого же времени найдены зерна ячменя — как дикого, так и окультуренного — и пшеницы однозернянки и двузернянки (полбы), еще близкой к диким видам. Однако уже и столь ранние формы экономики воспроизводства продукта позволяли, как видно, древним общинам уделять время и силы фортификационному строительству, так поразившему археологов.
  1. Культовая башня в Иерихоне,

VIII тысячелетие до н. ».
0. Глиняная маска на черепе, Иерихон, VII тысячелетие до н. э.
Еще более разносторонней является культура группы раннеземледельческих племеп на юге Малой Азии. Здесь в VIII—первой половине VII тысячелетия до н. э. были распространены памятники иерихонского типа: поселки с лощеными полами в домах и захоронениями черепов под полом. В этих поселках найдены зерна как культурных, так и дикорастущих злаков. Малая Азия и отчасти Загрос были, видимо, родиной гибридных пшениц (полбы и мягкой), а также дикого и раннего культурного ячменя. Однако в течение VIII и части VII тысячелетия до н. э. преобладало еще собирание диких злаков, которыми и поцыне изобилуют нагорья. Но из домашних животных представлена только собака.
На основе такой комплексной экономики, включавшей охоту, собирательство и земледелие, складывается оседлая земледельческая культура Чатал-Хююка второй половипы VII—первой половины VI тысячелетия до н. э., открытая Дж. Меллаартом. Обнаруженные здесь памятники материальной культуры оставлены многочисленной группой племен, поселившейся на равнине Коньи, в центре Малой Азии. Древние земледельцы равнины выращивали 14 видов растений, среди которых главную роль играли разные виды пшеницы, ячмень и горох. В скотоводстве ведущее место занимало разведение овец и коз, но, по-видимому, уже началось и приручение крупного рогатого скота. Такая устойчивая земледельческо-скотоводческая экономика способствовала стремительному расцвету всей культуры в целом. Вся конийская равнина была густо заселена: известны остатки 22 поселков раннеземледельческих общин.
Их центром, своеобразной древней столицей, и было скрытое двумя холмами селение Чатал-Хююк, руины которого занимают
Ил. 10 территорию 12 га. Поселок состоял из многочисленных небольших глинобитных домов, тесно примыкавших друг к другу так, что образовывались значительные жилые массивы. Святилища, вероятно родовые, по своим размерам не отличались от жилищ и располагались вперемежку среди обычных строений. Как кажется, каждая группа из трех-четырех домов имела свое собственное святилище, богато украшенное росписями и глиняными рельефами.
Ил. 11 Оружие и орудия труда обитатели Чатал-Хююка изготовляли из камня и кости. Особенно популярен был обсидиан; острые режущие края обломков этого вулканического стекла, добывавшегося на Армянском нагорье, способствовали высоким рабочим качествам изделий. Обсидиан в большом количестве шел на кинжалы, наконечники дротиков


  1. Реконструкция селения и одного из святилищ, Чатал-Хююк, VI слощ около 5900 г. до н. д. (по Меллаарту)
  2. Памятники культуры из Чатал-Xююка и Хаджилара:

а)              керамический расписной сосуд,
Хаджилар, I слой,              5500—5200 гг.
до н. э.;
б)              керамическая печать, Чатал-Хююк, около 6000 г. до н. э.;
в)              обсидиановый нож с рукоятью в виде змеи, дерево и чешуйки кремня, Чатал- Хююк, первая половина VI тысячелетия до к. э.
и стрел; мелкие пластинки из него вставлялись в роговые рукоятки серпов. Поразительно, что жители Чатал-Хююка уже были знакомы с медью и свинцом и изготовляли из них различные украшения [116, с. 217 и сл.]. Вероятно, каменные и костяные орудия по своей производительности еще полностью соответствовали уровню развития чатал- хююкской экономики, хотя «открытие металла», казалось бы, уже произошло — этому в немалой степени способствовало изобилие рудных месторождений, позже, в эпоху письменной истории, прославивших Малую Азию. Сравнительно мало была распространена глиняная посуда, Ил. 11 хотя мастерством керамистов чаталхююкцы владели. Глиняные изделия в домашнем обиходе заменяла деревянная утварь, обнаруженная на Ча- тал-Хююке в поразительном изобилии и разнообразии. Интересно наличие костяных ложечек — они впервые появляются как раз у раннеземледельческих племен, начинавших широко применять именно варку пищи, тогда как палеолитические охотники, видимо, в основном ограничивались поджариванием мяса на углях или на вертеле.
Чатал-Хююк является блестящим образцом высокого уровня развития культуры раннеземледельческих племен. Признаки увеличения благосостояния и даже досуга мы замечаем здесь буквально во всех областях. Недаром в женских погребениях обнаруживаются многочисленные и разнообразные украшения и предметы туалета. Среди последних имеются даже обсидиановые зеркальца, появление которых для земледельческой эпохи столь же показательно, как и появление первых ложек.
Многочисленные святилища поражают убранством интерьера, где многоцветные росписи сочетались с глиняными барельефами и горельефами, порой покрытыми затейливым орнаментом. В этой древнейшей настенной живописи как бы сошлись две эпохи, два мира представлений и образов. Многочисленные охотничьи сцены, где с трепещущей жизненной выразительностью проявились мастерство и наблюдательность анималистов, близко знакомых с жизнью животных, — это уходящая эпоха охотников каменного века. Вместе с тем в мир изобразительного искусства все решительнее вторгаются условный символизм и ритмичная орнаментальность, характерные для всего искусства ранних земледельцев. Фигуры животных схематизируются, теряют значение самостоятельного элемента композиции, становятся составной частью орнаментальных схем. О высоком художественном мастерстве свидетельствуют и превосходные глиняные и каменные статуэтки обнаженных пол-


  1. Культовые глиняные статуэтки:

а)              из Чатал-Хююка, первая половина VI тысячелетия до н. э.;
б)              из Хаджилара, вторая половина
  1. тысячелетия до н. э.

ных женщин. И, что особенно существенно, все это не отдельные уникальные образцы: одних святилищ с богатым внутренним убрадством в разных слоях Чатал-Хююка насчитывается свыше тридцати.
Вопрос о характере культовых представлений древних чаталхююк- цев еще недостаточно изучен. Важное место в них занимал образ пышнотелой плодовитой женщины-матери, покровительницы животдых и растений. Нередко она изображается в круглой скульптуре то с молодым Ил. 12 леопардом у груди, то сидящей на троне из двух леопардов, а в одном случае и рожающей младенца. Огромную роль играл культ быка. Его изображения и символы — то в виде красочных фресок, то в виде глиняной бычьей головы, то, наконец, просто бычьих рогов и черепа — особенно часто встречаются в чаталхююкских святилищах [116—118].
<< | >>
Источник: М. А. КОРОСТОВЦЁВ и др.. ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО ВОСТОКА. Зарождение древнейших классовых обществ и первые очаги рабовладельческой цивилизации. 1983

Еще по теме Иерихон и Чатал-Хююк:

  1. Культура Иерихона. Земледельцы и скотоводы (\ПН—IV тысячелетия до н. э.).
  2. Глава 21 Объяснение «противоречия» Творца: запрет труда в субботу касается только человеческих дел, обнесение ковчега вокруг Иерихона — дело божественное
  3. Древние земледельцы Малой Азии и разложение первобытнообщинного строя
  4. Мир в эпоху, предшествовавшую древневосточным цивилизациям
  5.                           ПАПИРУСЫ ИЗ САМАРИИ
  6. О смерти Моисе
  7. КОНФЛИКТ ВОЙНА И МИР НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ
  8. Источники и историография
  9. 1. «Духовный элемент» в атомной физике
  10. Глава 12 О              субботе, об оправдании учеников, растиравших колосья в субботу, об исцелении в субботу человека, имевшего сухую руку (ср.: Евангелие от Луки, 6:1—11)
  11. Открытие свитков
  12. В. Т. Харчева. Основы социологии / Москва , «Логос», 2001
  13. Тощенко Ж.Т.. Социология. Общий курс. – 2-е изд., доп. и перераб. – М.: Прометей: Юрайт-М,. – 511 с., 2001
  14. Е. М. ШТАЕРМАН. МОРАЛЬ И РЕЛИГИЯ, 1961
  15. Ницше Ф., Фрейд З., Фромм Э., Камю А., Сартр Ж.П.. Сумерки богов, 1989
  16. И.В. Волкова, Н.К. Волкова. Политология, 2009
  17. Ши пни Питер. Нубийцы. Могущественная цивилизация древней Африки, 2004
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -