<<
>>

КУЛЬТУРА ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА ЛИТОВСКОГО В XVI — НАЧАЛЕ XVII в.

XVI век был для BKJI эпохой бурного развития во всех сферах общества. Ряд реформ внутренней жизни, стабильное политическое положение, внешнеполитические удачи содействовали расцвету культуры. Подъем хозяйственной жизни страны создал почву для проникновения и закрепления здесь лучших традиций европейского Возрождения.
Недаром XVI столетие называют «золотым веком» белорусской культуры. Конец XV — XVI в. характеризовался значительными сдвигами практически во всех сферах духовной жизни. На этот период выпадает оформление собственной ренессансной культуры, резкий рост и обогащение европейских культурных, торговых и политических связей, развитие кириллического и латино-польского книгопечатания, распространение реформаторских идей и движений, проникновение светских гуманистических и просветительских настроений в культуру, распространение государственного и национально-патриотического сознания в различных кругах шляхты, духовенства и народа. Однако если первая половина XVI столетия прошла под знаком Возрождения, то во второй половине XVI — начале XVII в. общественно-политическая жизнь, особенно культура, развивались под влиянием Реформации и Контрреформации. Распространение церковной унии (1596г.) вызвало ряд перемен в мировосприятии сторонников, с одной стороны, католической и с другой — православной церкви. Для истории культуры BKJI конца XVI — начала XVII в. характерны усложнение структуры, усиление мировоззренческой дифференциации, становление новой культуры барокко как синтеза ренессансной и средневековой культур, заметный рост светских мотивов в архитектуре, изобразительном искусстве, литерату ре, а также существование противоречивого единства двух основных тенденций — рост влияния западноевропейских форм искусства, с одной стороны, и развитие региональной (восточнославянской) и национально-художественной школы — с другой. Однако необходимо обратить внимание на то, что культурная жизнь могла достигнуть своего расцвета лишь благодаря богатым людям. He случайно расцвет такого культурного явления, как художественное меценатство, приходится также на XVI — начало XVII в. Делом чести для многих людей являлась поддержка творчества литераторов, художников, ученых, религиозных деятелей, изобретателей, большое распространение получили опека над просвещением (массовое создание начальных школ), коллекционирование предметов искусства и старины, основание библиотек и типографий. Основная часть художественного наследия ВКЛ связана именно с меценатством, поддержка культуры проводилась частными лицами. В основе развития культуры лежали различные типы фундаций (пожертвований) на создание школ, архитектурных комплексов, типографий, библиотек и существование при дворах отдельных магнатов культурных центров, где собирались художники, музыканты, ученые и литераторы. С XVI в. в литературе появляется множество светских жанров. В первую очередь это касается традиционной летописной литературы.
Вместо летописных сводов появляется разнородная литература в виде исторических обзоров, синопсисов, дневников и мемуаров, в которых события и факты прошлой и современной писателю жизни выливались в специфическую литературную форму, которая стояла на границе между летописями и позднейшими мемуарами. К числу таких произведений относятся «Баркулабовская хроника», «Дневник» Федора Евлашевского. В этих произведениях еще строго сохранен хронологический ежегодный принцип подачи фактов, много внимания уделяется стихийным бедствиям. Однако в записях и сообщениях авторы редко выходят за рамки местной хроники, описываются события или непосредственно связанные с автором, или известные ему со слов старших современников. К числу оригинальных произведений чисто светской исторической литературы относятся «Заметки» Филона Кмиты-Чернобыльского, который рисует быт пограничной администрации конца XVI в., а также «Диариуш» (дневник) Самуэля Маскевича — интересные исторические воспоминания новогрудского шляхтича, которые охватывают период военно-политической истории Речи Посполитой с 1594 по 1621 г. Благодаря отношениям с западноевропейскими странами, особенно юго-западными славянами, в ВКЛ получила широкое распространение переводная литература как церковного, так и светского содержания. Среди переводной литературы византийского и славянского происхождения значительное место занимали «жития» (например, «Житие Алексея, человека божьего», повесть «Об Варлааме и Иосифе»), хронографы, в которых помещались рассказы из «Ветхого» и «Нового» заветов, а также из историй Рима и Византии. Особенной популярностью пользовались такие апокрифические произведения, как «Слово о дереве св. креста», «Чудо св. Егория о змии», «Сон богородицы», «Об двенадцати муках», «Письмо Иисуса Христа». Рядом с апокрифами важное место занимали и дидактические (поучальные) повести религиозного содержания («Страсти Христовы», «Повесть о трех королях-волхвах»). Среди западноевропейских повестей светского содержания необходимо отметить «Сказание и Сивилле-пророчице», занимательную «Александрию», в которой воспеты подвиги Александра Македонского, «Повесть о Трое», «Историю об Атиле, короле угорском», рыцарские романы «Повесть о Тристане», «Повесть о Бове». Следует отметить также произведения «Тайная Тайных или Аристотелевы врата», «Шастакрыл», «Лопаточник», «Луцыдарий» и др., из которых можно было получить некоторые элементарные знания в сфере природоведения. Однако большинство произведений подобного характера имело хождение в городской и шляхетской среде. Основная масса населения — крестьянство — была неграмотна. Развитие получили лишь жанры устного народного творчества, основой которого был народный эпос. В XVI в. древнерусские былины забываются и отходят на второй план. Возникает новый эпический жанр — исторические песни и предания о более близких событиях. Их главная тема — борьба с иноземными захватчиками: крестоносцами («крыжаками»), татарами, польскими феодалами. Память о борьбе с немецкими рыцарями сохранилась в преданиях о «крыжацких могилах», в поэтической легенде о мужественных людях, которые предпочитали смерть неволе у крестоносцев. К наиболее ранним из известных белорусских исторических песен относятся песни о борьбе с татарами ( о битве под Кричевом). Память о татарских набегах сохранилась в народных пословицах, поговорках, в названиях многих населенных пунктов, урочищ, местах битв. Существовало множество жатвенных, косарских и других трудовых песен с семейно-бытовыми мотивами, которые все более приобретали социальную окраску. Ненависть к владельцам-крепостникам постепенно проникла и в сказки, поговорки, лирические и сатирические песни. Несмотря на все попытки церкви искоренить остатки язычества, была очень распространена обрядовая поэзия, связанная с земледельческим циклом и семейнобытовыми праздниками. Обрядовая поэзия в соответствии с важнейшими этапами сельскохозяйственных работ делилась на циклы. В зимнем цикле особенно выделялись колядование и щедрование с исполнением величальных песен, в весеннем — веснянки, волочобные песни и хороводные игры, в летне-осеннем — купальские и жатвенные песни. В них проявлялись древние представления восточных славян, их вера в возможность получения урожая с помощью магических действий. Широко была развита семейно-обрядовая поэзия, связанная с важнейшими вехами в жизни человека — его рождением, свадьбой и смертью. Многие родинные и свадебные песни, похоронные голошения являются примерами настоящей поэзии и сохранились до наших дней в качестве классических произведений белорусского обрядового фольклора. Распространение гуманистических традиций Возрождения привело к появлению огромного количества поэтов и прозаиков, которые писали на светские темы. Многие из них писали только на латыни или на польском языке, однако всю жизнь они провели на территории BKJL Подобная особенность прежде всего объясняется их конфессиональной принадлежностью. Kaic правило, это были или католики или протестанты различных толков. Огромный вклад в развитие литературы и книгопечатания принадлежит меценатам. Их деятельность связана с распространением борьбы между различными конфессиями. Именно в середине XVI в. появляется такой жанр, как полемическая литература. Ее характерной чертой была умышленная пафосность, насущность, ярко выраженная антикатолическая направленность и высокое литературное мастерство. Писатели-полемисты этого времени были широко образованными людьми. Полемическая литература затрагивала не только религиозно-бо- гословские вопросы, но и проблемы национально-рели- гиозной независимости. Таким образом, она стала своеобразным зеркалом идеологической борьбы на землях ВКЛ. Православная историческая и церковно-полемическая литература издавалась, в основном, на средства князя К.Н. Острожского, в его собственной типографии, основанной в 70-х гг. XVI в. За 20 лет своей деятельности она издала «Азбуку», новый перевод «Библии», «Псалтырь», «Новый завет» с алфавитным указателем, который явился примером для всех последующих изданий, и 29 полемических произведений. В Острожской академии получили образование ведущие публицисты-поле- мики Ереним и Мелетий Смотрицкие, Стефан Зизаний, Петр Канашевич-Сагайдачный и другие. Стефан Зизаний был автором обличительного анти- папского памфлета «Казанни святого Кирилла, патриарха Иерусалимского, о антихристе и знаках его, з разрешением науки против ересей розных» (1596). He менее интересным и популярным был дважды изданный (в 1597 и 1599 гг.) «Апокрисис» неизвестного автора, выступившего под псевдонимом Христофора Филалета. В своем антиуниатском произведении он активно использовал арсенал народных поговорок и пословиц, церковных притчей, литературных басен, анекдотов. «Апокрисис» выражал политические интересы православной феодальной знати. К богатой антиуниатской литературе начала XVII в. относятся и произведения Мелетия Смотрицкого (1572 — 1630 гг.) — «Антыграфи або водпаведзь на з’едтпвы твор» или «Фринас». Выразителем позиции православной шляхетской оппозиции являются «Казанш» Леонтия Карповича (1580 — 1620 гг.) Они являются лучшим достижением полемической публицистики и характеризуются торжественно-патетическим, эмоциональным тоном и чрезвычайно высоким для своего времени ли- тературно-художественным мастерством. Их тематика ограничивается религиозно-этическими проблемами. ким же богом, что и отец». Его прославленное произведение «Об основных положениях христианской веры» (Лоск, 1576) сделало его одним из основоположников европейского рационализма. Тема родины, белорусской культуры и белорусского языка наиболее ярко прозвучала после Ф. Скорины у Василия Николаевича Тяпинского (умер в 1604 г.). Около 1580 г. Тяпинский издает на белорусском языке «Евангелие» с предисловием, в котором высказал свои взгляды. Он резко выступает против окатоличивания белорусов, критикует феодальную верхушку за ее пренебрежение к проблемам национальной культуры, расширению образования на родном языке. В конце XVI в. в белорусском антитринитаризме развивается рационалистическое направление под названием социанство. Оно пользовалось поддержкой брестского воеводы Яна Кишки. Для нужд основанной им в 1585 — 93 гг. социанской академии в Ивье ректор Ян Лициний Намысловских издает «Пособие для овладения учением Аристотеля», где излагались основы аристотелевой логики. Представители феодально-католической реакции также имели в своих рядах выдающихся полемистов, наиболее известные из которых Петр Скарга и Игнатий Па- цей. Петр Скарга (1536 — 1612 гг.) являлся идеологом Контрреформации, инициатором Брестской церковной унии, которой он посвятил трактаты «О единстве церкви бо- жей» (1577), и «Берестейский собор и защита его» (1597). He менее значительную роль играл и униатский епископ Игнатий Пацей (1541 — 1613 гг.), который был автором многочисленных полемических произведений. Литература XVI — начала XVII в. представлена и многочисленными поэтическими произведениями. Начало стихосложения на белорусском языке положил Франциск Скорина. Основная масса литераторов была латиноязычной. В XVI в. центрами литературной жизни были дворы знатнейших людей ВКЛ — Миколая Радзи- вила Черного, канцлера ВКЛ с 1550 г., его двоюродного брата Миколая Радзивила Рыжего, канцлера ВКЛ с 1565 г., и их сыновей. При их дворах жили и творили прославленные поэты, ученые, проповедники-протестан- ты. Долгое время у Радзивила Черного служил секретарем Ян Манчинский, автор первого латино-польского словаря (1564). С его двором были связаны публицисты С. Буд ный, М. Чаховиц, Т. Фальконий-Соколовский, В. Криш- ковский, Л. Кавечинский, поэты Петр Розиус, Ян Kaxa- новский, Андрей Третеский. Свои лирические произведения и поэмы они посвятили покровителю и членам его семьи. Однако настоящий расцвет поэзии наблюдался при жизни Миколая Радзивила Рыжего (1530— 1588 гг.) Он покровительствовал Андрею Волану, известному политическому мыслителю и философу, поэтам Яну Рад- вану, Яну Кахановскому, Гильяшу Пильгримовскому, Андрею Рымше, Соломону Рысинскому, Матею Стрыйков- скому и др. Произведения этих поэтов воспевали военные подвиги их покровителя, что являлось характерным явлением для эпохи Ренессанса и соответствовало его идеалам. Основным жанром в творчестве, например, Андрея Рымши были эпиграммы (дидактические панегирики), которые сочинялись в честь магна- та-мецената. Меценату Миколаю Рыжему были посвящены и основные политические труды А. Волана, которые были написаны во время службы у гетмана: «Про политическую или общественную свободу» (1572), «Речи к сенату...» (1572). Вышло в 1578 г. множество поэм Яна Козака, Я. Радвана, А. Волана, посвященных прославлению жизни гетмана. В начале XVI в. литературная жизнь понемногу отодвигается на второй план. Наступление Контрреформации не прошло бесследно. Основная масса литераторов- протестантов вынуждена искать убежища. Последним всплеском литературного творчества стала деятельность поэта Даниила Набаровского, прозаика Самуила Пжып- ковского, Соломона Рысинского — философа, переводчика, составителя сборника пословиц; Петра Кохлевского, Бениаша Будного, Иосифа Доманевского и др. В XVII в. трудно найти двор, при котором творило столько известнейших людей пера. Все они были преподавателями или выпускниками Слуцкой протестантской академии и жили при дворе Януша и Кристофа Радзивилов. Смерть князя Януша вызвала огромный резонанс в литературных кругах. В 1620 г. С. Рысинский получает заказ на написание погребального гимна. В 1621 г. издается ряд поэтических сборников, посвященных памяти князя. В них были напечатаны произведения С. Будного, Д. Набаровского, А. Скота, Я. Рыбинского, С. Рысинского, Ст. Швыковского, П.Кохлевского. Что касается стихотворений высокого общественного звучания, проникнутых пафосом борьбы с католицизмом и унией, то их, как и стихотворений чисто лирического содержания, дошло до наших дней очень мало. Самое раннее произведение — стихотворение Яна Казимира Пашкевича «Полска квитней лациною» (1621), в котором автор подчеркивает самобытность белорусского народа и видит в ней источник будущей славы. Активизация книгопечатного дела и творчества лите* раторов, рост связей с Западной Европой привели к созданию в ряде родовых центров магнатов богатейших собраний книг. Наиболее известной была библиотека Несвижской ординации Радзивилов. Она была заложена Миколаем Черным и значительно увеличилась его сыновьями. В начале XVI в. библиотека насчитывала более 700 томов, в том числе рукописи, инкунабулы, античную и ренессансную литературу, исторические и юридические издания, полемические реформационные произведения. С1551 г. в He- свиже существовал архив, в котором хранились фамильные письма, пожалования, привилеи, корреспонденция коронованных особ, а также большая часть государственного архива ВКЛ. Как и ряд аналогичных библиотек и архивов Г.А. Ходкевича, Олельковичей, Сангушек, Сапег, они были доступны для пользования любому желающему. Как правило, это были люди «свободных профессий» (литераторы, философы, теологи, лекари) и часть дворовой администрации. Многие ученые во время работы над своими трудами использовали материалы семейных архивов и библиотек. Так, например, М. Стрыйковский в работе над своей «Хроникой...» долгое время пользовался библиотекой Олельковичей. Некоторые книгосборы передавались их владельцами учебным учреждениям. Так, значительная часть (религиозные и философские книги) библиотеки последнего Ягел- лона Сигизмунда Августа в 1571 г. была передана Виленской коллегии иезуитов. Библиотека Л. Сапеги, которая насчитывала более 3 тыс. томов, библиотека епископа В. Протасевича также были подарены Виленской академии. Кроме частных библиотек и архивов магнатов, существовали книгосборы и у патрициата города, духовенства и при монастырях. Так, например, в 1557 г. в Cyn- расльском монастыре хранилось 211 книг. Иногда в церковных и монастырских библиотеках, за содержанием книг в которых и их сохранностью смотрел специальный монаху находились и книги светского содержания. Причиной существования такого огромного количества частных и монастырских библиотек можно считать распространение ренессанских идей. Повсеместное начальное образование, наличие возможности обучаться в европейских университетах и сам идеал эпохи — жить в красивом доме с «студиолой» — кабинетом для ученых занятий и библиотекой, основу которой должны составлять книги на латыни, греческом и еврейском языках, — вот основные стимулы в развитии культуры XVI в. XVI век стал эпохой расцвета книгопечатания на территории ВКЛ. В первую очередь это было вызвано необходимостью распространять взгляды проповедников различных религиозных направлений. Реформационное польско-латинское книгопечатание отличалось разнообразием религиозно-полемических, светских и научно-прикладных изданий. В 1553 г. в Бресте Миколаем Радзивилом Черным была основана типография. Кальвинисты не имели своих собственных литургических книг, поэтому Радзивил приглашает в Брест из Польши печатников (С.Зациуса, П. Статория, Г. Арация, Я. Лубельчика и др.) для подготовки перевода Библии. В Брестской типографии издавались произведения знаменитых проповедников Ц. Базилика, С. Зачица, Т. Фалькония-Соколовского, «Кате- хисис» С. Будного. Наиболее известным изданием типографии стал выход так называемой «Брестской или Радзивилловской Библии» в 1513 г., на которую Мико- лай Черный пожертвовал 10 тыс. злотых. Долгое время она была лучшим изданием на территории ВКЛ и Польши. Кроме разнообразных теологических трактатов, «Катехизисов», в типографии печатались политические («Разговор поляка с литвином», 1564), правовые (Б. Троетского «Статьи права магдербургского», «Судебный процесс», 1560), медицинские (Мантанус «Советы»), исторические трактаты и даже беллетристика. Ряд изданий был предназначен для простых людей. Так, например, в 1570 г. вышло анонимное произведение, основанное на фольклоре «Процесс чертей против людского рода». Кроме этой типографии, были основаны типографии в Мордах, Несвиже и Вильне (60-е гг. XVI в.). Немного поздней была основана типография Василия Тяпинского. В 1572 — 1576 гг. было основано еще три типографии Яном Кишкой в Лоске, Любне, Заславле. В Лоске издавались произведения С. Будного «Новый Завет», трактаты «Про важнейшие статьи христианской веры» (1576); работы М. Чаховица, Памолога, А. Моджевского («Об улучшении Речи Посполитой», 1577). В 1568 — 1570 гг. в имении гетмана Г.А. Ходкевича Заблудове (недалеко от Белостока) открылась типография. Для работы в ней были приглашены из Львова московский первопечатник Иван Федоров и Петр Мстиславец. В 1568 г. они выпустили «Евангелие учительное» с дополнением в виде «Слова на восшествие Кирилы Туровского». Позднее, в 1569 г., печатается «Псалтырь» с «Часословом». Затем дороги печатников разошлись. Петр Мстиславец переезжатеатра и богатого народного творчества существовала церковнопевческая, хоровая культура, инструментальная музыка. Немалую роль в развитии музыкального образования играли православные Супрасльский, Богоявленский, Святотроицкий, Святодуховский, Кутеинский монастыри. Эти центры православия помогали братствам литературой, ирмалогиями (певческими книгами). В начале XVI в. в супрасльской типографии был издан первый ирмалогий. В 1504 г. великим князем Александром Ягеллончиком в Будславе при бернардинском монастыре была основана музыкальная (канторская) школа. В конце XVI в. в церковной музыке происходят большие изменения. Агрессивная политика иезуитов и униатов принуждает православных обратить особое внимание на подготовку певчих. При каждом братстве создаются певческие училища, обучение в которых велось по учебникам и «на нотах линейных». Переняв линейную нотацию, певцы использовали ее для записи одноголосных распевов. Новая нотация имела важное значение для подготовки певцов, освоения новых распевов и многоголосья, создания прочной основы для развития новых форм церковного пения и светской музыкальной культуры. В XVI в. появились первые светские хоры и капеллы. В литургической практике широко использовались духовые музыкальные инструменты — органы, флейты, трубы. Опекой магнатов пользовались известные композиторы польского Ренессанса — Вацлав из Шаматул, Циприан (Киприан) Базилик. Co второй половины XVI в. в церковные песнопения вводится многоголосье с разделом голосов на партии (дискант, альт, тенор, бас). Линейная система нотного письма позволила исполнителям быстрее разучивать новые произведения, осваивать музыкальный текст и более точно фиксировать высоту звуков. В конце XVI в. заметное влияние на руководителей хоров и православной певчей практики имели печатные и рукописные сборники гуситской духовной музыки, особенно концианалы (чешские и польские). Под влиянием гуситских духовных песен появляются польские и белорусские, которые печатались в Вильне. В 50 — 60-х гг. XVI в. в несвижской и брестской типографиях издаются первые печатные сборники песен, основанные на линейной системе нотописания, которые были составлены придворными музыкантами и учеными Радзивилов. Все это содействовало расширению новых форм вокальной музыки. Музыка органично входила в школьную драму, театр кукол, народные театрализованные представления. Велорусские цимбалисты играли в оркестрах иезуитских коллегий. При королевском дворе работали флейтист Андрей Кулаковский, цимбалист Криштанор Правинский, скрипач Стефан Булавинский. В Вильне популярностью пользовался композитор Симон Пятка. Особенностью монументальной архитектуры в XVI — начале XVII в. продолжал оставаться ее оборонительный характер. Земли ВКЛ на протяжении многих столетий были ареной военных действий. В связи с этим замки как центры обороны населенных пунктов, каменные храмы и даже жилые здания были подчинены задачам обороны. В XVI—XVII вв. ведется широкое строи* тельство частновладельческих резиденций. Замки чаще всего располагались на природных или искусственных возвышениях. План их повторял конфигурацию сложного рельефа, некоторые имели прямоугольную форму. Замок чаще всего представлял из себя дворы и хозяйственные постройки, окруженные каменными или деревянными стенами, башнями, земляными валами и обводными рвами. С начала XVI в. начинают активно использоваться новейшие достижения западноевропейской фортификации. Так, например, в замке Гаштольдов в Ге- раненах были поставлены башни-рандели. В 1506 — 1510 гг. построен замок в Мире — жемчужина белорусского каменного зодчества. В нем сочетались черты готической и ренессансной архитектуры в местной переработке. Сперва замок был лишь крепостью с пятиярусными башнями по углам и центральной въездной башней. Украшения стен, орнаментация являются характерными для белорусской поздней готики. В 1580 — 1590 гг. замок был перестроен в ренессансную резиденцию с трехэтажным дворцом. Во второй половине XVI столетия в Белоруссии было построено много новых крепостей — Сокол, Туровля, Казьян, Красный. С середины XVI в. начинают возводиться бастионные замки (Заславль, Несвиж, Ляховичи, Каромин, под Пинском). Огромное влияние на развитие бастионной фортификации оказала военная архитектура Италии, Нидерландов. Укреплению и развитию нового архитектурного стиля барокко, который появился на территории ВКЛ в конце XVI в., содействовал отход белорусского монументального зодчества от общего оборонительного характера. С развитием военной техники, усовершенствованием техники осады, штурма отдельные, даже хорошо укрепленные сооружения, не являлись надежными пунктами обороны, и постепенно приобретали черты светской архитектуры. Новый стиль барокко пришел на смену Ренессансу и являлся выразителем ценностей контрреформационно- го общества. Для него были характерны экспрессия, драматизм, обостренность чувств. Становление барокко проходило в течение долгого времени. Оно было воспринято белорусской художественной культурой и переработано в соответствии с местными традициями, что привело к созданию новой архитектурно- художественной системы — белорусскому (виленскому) барокко. Для раннего белорусского барокко (конец XVI — первая половина XVII в.) характерен органический сплав западноевропейского барокко с элементами традиционных для белорусского зодчества форм готики, Ренессанса и древнерусской архитектуры. Наиболее распространенным материалом для строительства по-прежнему оставалось дерево. Из него возводилось большинство монументальных строений — ратуши, храмы, дворцы, замки, жилые дома. Однако наиболее ярко барокко проявилось в каменном зодчестве. Первый памятник барокко на территории ВКЛ — иезуитский костел в Несвиже, построенный в 1584 — 1593 гг. итальянским архитектором Яном Марией Бернардони по заказу владельца города Миколая Радзивила Сиротки. По его же заказу в 1583 г. началась перестройка Несвижского замка в новоитальянском стиле. В конце XVI — начале XVII вв. стараниями другого мецената — П. Сапеги — строится один из красивейших замков на территории ВКЛ — Голыпанский, по примеру современных ему голландских замков. Изменения архитектурных стилей в равной степени затронули и градостроительство и культовую архитектуру. Они не в меньшей степени, чем замково-дворцовое зодчество, отражают переход от средневековья к Ренессансу и барокко. В первую очередь для города это было связано с изменением его правового статуса. Получение магдебург- ского права содействовало росту городов и их обновлению. В центрах городов появлялись здания магистратов — ратуши. Планировка и архитектура их была довольно разная, что объяснялось различным временем постройки. Так, ратуша в Несвиже, построенная в 80-х г. XVI в., еще сохраняет элементы ренессансной архитектуры. Она стояла в центре рыночной площади, окруженная торговыми каменными рядами с открытыми галереями. Архитектура жилых зданий также представляла собой причудливую смесь архитектурных форм. Рядом с домом-крепостью д. Гайтюнишки (Гродненская область), построенном в 1613 г. в оборонительном стиле, соседствовали барочные ратуши в Витебске, Могилеве, Слониме и дома горожан в Несвиже, Поставах, Гродно. Культовая архитектура, несмотря на свою специфику и своеобразие, была непосредственно связана с гражданской, что особенно заметно в строительстве монастырей и православных церквей. В XV—XVI вв. появились такие уникальные явления белорусской архитектуры, как оборонные церкви в Сынковичах, Маломожейкове, Супрасле и Заславле. Первые три имеют вид четырехбашенных крепостей с бойницами и другими оборонительными сооружениями. Они скорее похожи на замок, чем на культовое здание. В этом же стиле была перестроена и Полоцкая София. На XVI в. приходится расцвет культового строительства в ВКЛ. В городах, местечках, замках и монастырях строились храмы различных типов и предназначений. Особенно активизировалось строительство храмов с появлением протестантских учений. Это объяснялось активной поддержкой их идеологии наиболее могущественными родами ВКЛ — Радзивилами, Сапегами, Глебовичами, Ходкевичами и др. Магнаты ВКЛ были основными фундаторами многочисленных школ, костелов, монасты рей. Зачастую ими же выписывались и известные запад- ноевропейские архитекторы, скульпторы, живописцы и строители. Так, например, собор в Заславле, основанный Иваном Глебовичем для поддержки кальвинизма, имеет черты оборонительных сооружений. Это высокое монолитное здание, окруженное высокими валами. Требование реформаторов сделать церковь дешевой отразилось и на архитектуре. Храмы строились просто, со сдержанным декором и пластикой, в них четко прослеживается влияние готики и Возрождения. Примерами такой архитектуры могут служить соборы в Койданове (Дзержинск), Оста- шине, Побей Свержине. Их архитектура характеризуется компактностью, собранностью, близостью к оборонительному зодчеству. Строительство храмов в готико-ре- нессансном стиле продолжалось и в XVII в., наряду с барокко. Монастыри также сохранили некоторые оборонительные черты и повторяли планировку замков. Зачастую они являлись важными пунктами городских укреплений (монастыри бригиток, бернардинок и францисканцев в Гродно). На границе XVI и XVII вв. культовые строения отличались стилевой разнохарактерностью, перевесом форм того или иного архитектурного стиля. Однако именно она явилась основой развития белорусского барокко. С 1600 г. в Западной Европе начинается вторая волна Контрреформации. Острая религиозная борьба еще более содействовала созданию самобытной разновидности барокко. Интересный сплав разностилевых элементов представляет Николаевский костел в Мире (1599 — 1605). Его композиционное построение свидетельствует о влиянии архитектуры итальянского барокко. Однако одновременно он имеет очень интересное решение фасада, который увенчан тремя готическо-ренессансными башнями. Для строений итальяцского барокко был характерен безбашенный главный фасад. Интересным явлением архитектурного наследия ВКЛ первой половины XVII в. являются каменные синагоги, решение которых целиком зависело от форм местного светского и культового строительства того времени. Первые постройки такого типа были возведены в Бресте (1568), Вильно (1573), Гродно (1578). Наиболее распро страненным типом синагог в XVI в. был ренессансный прямоугольный зал. В начале XVII в. появляется новый тип синагог (девятипольных), который сочетал черты Ренессанса и барокко (синагога в Старом Быхове). Претерпел изменение и интерьер культовых зданий. Вместо декоративных элементов готики (плоские ниши разнообразных форм) появляются пилястры, волюты. В ренессансных зданиях сводчатые потолки украшались лепкой, которая составляла сложный геометрический узор. В начале XVII в. этот декор постепенно утрачивает свой геометрический характер (костел доминиканцев в Столбцах). Тесно связанными с архитектурой оставались скульптура и монументальная (часто фресковая) живопись, которые являлись неотделимой частью интерьера храмов. Именно там возводились монументально-декоративные алтарные комплексы и размещались надмогильные памятники. Развитие скульптуры в этот период тесно связано с деятельностью как местных, так и приезжих мастеров из стран Средней и Северной Европы. Ярким примером удачного сочетания архитектуры, скульптуры и декора стала, часовня покровителя BKJI св. Казимира в Вильно, построенная на средства короля Сигизмунда HI. Над ней работало несколько архитекторов (окончил К. Тен- цалем), и она стала свидетельством не только набожности и приверженности католицизму, но и политическим символом. По своему художественному уровню часовня заняла такое же место в культуре эпохи барокко, как известная Сигизмундова часовня в Кракове в культуре Ренессанса. Значительного расцвета достигает в этот период мемориальная скульптура. Традиции Ренессанса удерживаются здесь долгое время, но постепенно в архитектурно-планировочной структуре надмогильных памятников, их композиции и пластике появляются новые черты, связанные с маньеризмом и ранним барокко. Наблюдается сочетание идеализации, обобщения образа, гармонического соответствия внешней красоты внутренней, которые характерны для искусства Возрождения со склонностью к барокко в цветовых и светотеневых контрастах (надгробие Миколая Радзивила Сиротки (1616) и его сына (1608) в Несвиже). Значительную часть надгробий составляли изображения покойников в рыцарских одеяниях. Они представ ляли образы рыцарей-воинов, защитников и патриотов своей земли. Характерным примером является надгробие Н. Вольского и его жены (д. Краминица, Гродненская область). Примерами семейных надгробий могут служить памятники Павлу Сапеге и его трем женам (после 1599 — 1635, Голыыаны Гродненской области) гетману ВКЛ Льву Сапеге и его женам (1591 — 1633, костел св. Михаила в Вильно). Надгробие Павла Сапеги в своей трактовке целиком соответствует гуманистическим концепциям Ренессанса. Памятники Льву Сапеге и его женам представляют собой единую композицию, сделанную итальянским скульптором Себастьяном Сала. В композиции присутствует экспрессия барокко, которая проявляется в богатстве цветовых оттенков мрамора, сложности композиции. Живопись XVI—XVII вв. — достаточно сложное и противоречивое явление в истории мирового искусства. Развиваясь на перекрестке дорог, которые вели с Востока на Запад, она обогащалась, с одной стороны, чертами западноевропейского искусства, с другой стороны — сохраняла особенности восточнославянской культуры. Наиболее распространенными видами живописи XVI — начала XVII в. были монументальная живопись и станковая живопись (иконы). Развитие монументальной живописи этого периода было достаточно сложным. Целиком опираясь на религиозные догмы, она одновременно вбирала в себя и светские черты. Традиционный сюжетный набор в росписях храмов расширяется за счет сцен из Ветхого Завета, страстного цикла и жизни Матери божьей. Происходят изменения в общей системе росписей: точная и очень устойчивая византийская система уступает место более свободной. Часто библейские и евангельские сюжеты переносились в конкретную обстановку, действующие лица приобретали местный типаж, вводились этнографические детали. Меняется и сама живописная техника: она обогащается новыми приемами, применяется светотеневая моделировка. Ярким примером такой живописи может служить роспись деревянной церкви Кутеинского Богоявленского монастыря, построенной Иваном Турцевичем в 1623 г. Церковь была расписана монахом этого монастыря в 1639 г. Многофигурные композиции (38 сцен) на библейские и евангельские сюжеты покрывали почти все стены. Основ ным источником этих сюжетов послужила апокрифическая литература, которая давала широкие возможности для привнесения в религиозный сюжет элементов национального быта, господствующего художественного стиля. Однако художники используют иконописные приемы: фигуры святых всегда на первом плане, рисунок статичен и фрагментарен. Сохранилось ограниченное количество росписей XVI — начала XVII в., что не позволяет иметь развернутого представления о монументальном искусстве этого периода. Наиболее популярным и распространенным видом живописи в XVI — начале XVII в. была икона. Она была более доступна широким слоям населения, что позволяло иконописцам быстрее реагировать на требования времени. В начале XVII в. в иконописи наблюдается интересное явление — возвращение к своим истокам, ценностям византийского и древнерусского искусства. Это было обусловлено стремлением масс сохранить свои традиции от опасности окатоличивания и полонизации. Поэтому иконы выполнены строго в канонической манере. Складывается своеобразный тип образа, который органично сочетал гражданский пафос и элементы жанровости. Примерами таких икон могут служить «Троица старозаветная» (д. Достоево, Брестская область) и «Успение Матери божьей» (д. Паниква). Выразительность композиций в белорусской иконописи подчеркивается сочным рельефным резным орнаментом фона и деталей. Аналогичный по мотивам и технике исполнения декор был распространен в живописи XV — начала XVI в. в Польше, Чехии, Германии и других европейских странах. Общей особенностью большинства произведений является их соответствие народным представлениям: убедительность, устойчивость и материальность формы, богатство бытовых деталей и, наконец, щедрые цвета и колорит. Интересно отметить, что парадный портрет и иконопись выработали общую систему изобразительных средств: портретная живопись использовала богатый опыт иконописной декорации, а в иконописи под влиянием портрета развивается интерес к постижению и передаче человеческого характера. Живопись на светские темы являлась вторым основным жанром в XVI — XVII вв. Главным образом это портреты общественных деятелей, магнатов и шляхти чей. Портрет с атрибутами родовитости, власти и богатства был не только произведением искусства, но и генеалогическим документом, который увековечивал представителя рода в истории. Такая функциональная направленность портрета порождала своеобразные стилистические приметы, которые не изменились до XIX в. Складывается тиц портрета, который поляки называют «сарматским», а в Русском государстве со второй половины XVII в. он известен как «парсуна». Для портретов такого рода характерны строгие каноны: фигуры рисуются в полный рост, реже по грудь или по колено, в парадной одежде с атрибутами своей должности. Объемно писалось только лицо заказчика, фигура трактовалась плоскостно, поза была застывшей, скованной. Примером могут служить фресковые портреты А.И. Ходкевича, И. Солтана в Cyn- расльском монастыре, портреты Олельковичей. С середины XVI в. в портретной живописи происходят значительные изменения, вызванные тесной связью с западноевропейским искусством. Появляется множество произведений, созданных преимущественно зарубежными художниками или местными живописцами, которые получили европейское образование. В начале XVI в., благодаря тесным связям со Священной Римской империей, в ВКЛ появляются немецкие живописцы. При дворе Сигизмунда I работают чех Якуб из Кутной Горы, Андрей Юнгхольч из Баварии, Андрей Руль из Вроцлава — авторы портретов монарха. В 1514 — 1516 гг. в ВКЛ работали ученик А. Дюрера Ганс Суэс из Кульбаха и младший брат Ганс Дюрер. Портреты Сигизмунда II Августа и членов его семьи писал Л. Кранах-младший, Ганс Зауэрдум. Батальным придворным живописцем был Андрей Вейде. Последующие великие князья также предпочитали пользоваться услугами иностранцев. Сигизмундом III были приглашены Питер Соутнан, Иосиф Хейна, однако он уже обращается к местным мастерам (Мартин Кобель). В первой половине XVII в. в BIUI работают живописцы фламандской, нидерландской и местной школы. В1632 г. Томашем Далабелой был выполнен цикл «Смоленские виктории». Долгое время в Вильно, Гродно и Варшаве работал известный портретист Петер Данкерс (1599 — 1661 гг.), Бартоломей Стробель, Иоганн Штретер. В конце XVI — начале XVII в. окончательно утвердился графический портрет, дальнейшее развитие полу чил пейзаж. На качественно новую ступень поднялись исторический и бытовой жанры. Возродилась постраничная иллюстрация, которая в послескориновский период, в сущности, исчезла из кириллической книги. Обогащаются художественные средства графики, что связано с освоением новой техники — металлогравюры. Как живопись и скульптура, графика этого времени также изменялась под влиянием барокко. Родоначальником белорусской гравюры по праву считают Ф.Ско- рину. Именно его гравюры в значительной степени придали специфику развитию гравюры. Символы и аллегории на титулах книг, изображения на украшениях (заставках, концовках) в конце XVI в. уже проникнуты присущей барокко динамикой и движением. Важной приметой графических произведений этого времени явилась их персонализация. Художники типографий теперь подписывают свои работы, а иногда указывают дату и место создания. Ведущим видом графики была, как и раньше, книжная гравюра, ее эволюция связана с деятельностью типографии BKJL Отдельные издания начала XVII в. являются непревзойденными шедеврами искусства книги, примером творчества печатников, рисовальщиков, граверов. Характерной особенностью оформления книг было стремление к синтезу и взаимодействию всех компонентов: титула, заставок, инициалов, фигурных изображений, наборного орнамента. Национальные особенности белорусской графики ярче всего проявились в книгах братских типографий: ви- ленской Троицкой (затем Святодуховской), кутеинской, позднее могилевской. В начале XVI в. получила дальнейшее распространение геральдическая гравюра — отражение гербов, обычно меценатов, которые финансировали издание. Они отличаются декоративностью, тонкостью гравюры: гербы Огинских, Ходкевичей и Воловичей. В конце XVI в. появляются первые гравюры на металле на белорусские темы, сделанные в Италии, Германии, Голландии. В 1579 г. в Италии выгравированы «Карта Полоцкой земли», «План Полоцка» по рисунку Станислава Пахаловетского. Наиболее значительный вклад в развитие металлогравюры внес гравер, печатник, картограф Томаш Маковский, который служил при дворе князя Миколая Радзивила Сиротки. Только благодаря денежной поддержке князя, ваковский смог издать в 1613 г. в Амстердаме карту ВКЛ, над которой он работал более 20 лет. Расцвет культуры в XVI в., материальное богатство многих родовых семей, их великолепное образование приводят к тому, что все больше средств начинает вкладываться в собрания книг, предметов искусства, химических, нумизматических, природоведческих кабинетов. Коллекционирование приобрело среди знати невиданный размах. В немалой степени этому содействовали личным примером великие князья литовские. Собирание книг и портретной галереи начал еще Сигизмунд I и его жена Бона Сфорца. Ho настоящий подъем коллекционирования приходится на время господства государей-мецена- тов — последнего Ягеллончика Сигизмунда II Августа (1548 — 1572) и Сигизмунда III Вазы (1587 — 1632). Идеалы культуры Ренессанса, почерпнутые великим князем от Эразма Роттердамского, требовали от человека образованности и умения ценить прекрасное. Во вновь построенных резиденциях Сигизмунд II Август собрал богатейшие коллекции оружия, драгоценностей, картин, предметов роскоши и искусства, выписал из-за границы редкие ткани и гобелены. Известнейшая коллекция фламандских гобеленов, многие из которых были сделаны по персональному заказу, насчитывает более 350 штук (сейчас хранятся в Вавеле, Кракове). Картинная галерея состояла как из портретов знатных особ и членов королевской семьи, так и специально закупленных для нее произведений различных западноевропейских авторов, в том числе Тициана, П. Веронезе. Сигизмунд III Ваза, как ни один из своих предшественников, был любителем изобразительного искусства и продолжил сбор предметов искусства. Агенты великого князя закупали произведения живописи в Италии (Рим, Неаполь, Флоренция, Венеция), Германии, Фландрии. В собрании начинают уже выделяться отдельные части: произведения на религиозные, исторические темы, портретная галерея, батальные сцены. Из частных коллекций по своему богатству и разнообразию выделялись художественные собрания Радзи- вилов, Сапег, Ходкевичей, Халецких. Миколай Радзивил Черный по праву считается основателем художественного меценатства, традиции которого он привез из Рима. Он положил начало коллекции гобеленов, ору жия, драгоценностей, живописи, нумизматическому кабинету. Развитие меценатской традиции, детища ренессансной культуры и Реформации, которая сыграла решающую роль в развитии культуры и создании множества памятников литературы, архитектуры, живописи, книгопечатания, не было остановлено Контрреформацией. Меценатство подготовило почву для дальнейшего углубления художественных стилей и жанров, особенно иконописи, портрета, скульптуры, гравюры и картографии. С распространением католической культуры барокко меняется лишь направление отбора художественных произведений, ориентация на страны.
<< | >>
Источник: А. Н. Бадак, И. Е. Войнич, Н. М. Волчек и др.. Всемирная история: Развитие государств Восточной Европы / — Мн.: Харвест; М.: ООО «Издательство АСТ»,.— 592 с.. 2000 {original}

Еще по теме КУЛЬТУРА ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА ЛИТОВСКОГО В XVI — НАЧАЛЕ XVII в.:

  1. § 2. Взаимоотношения Молдавского княжества с Венгрией, Польшей и Великим княжеством Литовским в конце 60-х — начале 80-х гг.
  2. ВОЙНЫ С ВЕЛИКИМ КНЯЖЕСТВОМ ЛИТОВСКИМ КОНЦА XV — НАЧАЛА XVI в.
  3. 1.1. Образование Великого княжества Литовского и его административно-территориальное устройство.
  4. Глава 1. Великое княжество Литовское.
  5. ГЛАВА 4 ВЕЛИКОЕ КНЯЖЕСТВО ЛИТОВСКОЕ (ВКЛ)
  6. Глава 12 ЖИЗНЬ ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА ЛИТОВСКОГО. ВЗЛЕТ ДО РЕЧИ ПОСПОЛИТОЙ 1410–1569 ГОДОВ
  7. КРЕСТЬЯНСКИЕ ВОССТАНИЯ B КОНЦЕ XVI — НАЧАЛЕ XVII в.
  8. Глава VIII ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ МОЛДАВСКОГО КНЯЖЕСТВА В КОНЦЕ XVI —ПЕРВЫХ ДЕСЯТИЛЕТИЯХ XVII в.
  9. РУССКОЕ ГОСУДАРСТВО В КОНЦЕ XVI — НАЧАЛЕ XVII в.
  10. КУЛЬТУРА ВЕНГРИИ В XVI И ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVII в.
  11. ФРАНЦУЗСКАЯ КУЛЬТУРА XVI И ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XVII В.
  12. В Великом княжестве
  13. УСОБИЦЫ В ВЕЛИКОМ КНЯЖЕСТВЕ МОСКОВСКОМ
  14. § 3. Внешнеполитическое положение Молдавии и усиление османского господства в княжестве в третьей четверти XVI в.
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -