<<
>>

1. Опыт сопоставления национальных школ

Напомним, что в разделе 1 исследования была поставлена проблема, сформулированная в повестке дня мадридского конгресса MCA, проведенного в 1990 г. под вопросом «Современная социология: для всего мира или для каждой из стран?».
В монографии мы предприняли попытку конкретизировать этот вопрос. На основании исследования мы приходим к выводу не только о том, что степени развития социологического знания и соответствующих институтов существенно различаются между собой. Дело в том, что сама проблематика этого знания достаточно специфична для каждой из рассмотренных стран. Естественно, что наибольшие связи наблюдаются между социологическим мышлением Великобритании и США. Но более значимо то, что, несмотря на общность языка, социология Великобритании, как мы видели из «Истории социологии в Британии» Холси, не объединяется с социологией США. Рассматривая социологию в западноевропейских странах, США и России, мы делали акцент на своеобразии возникновения и развития базовых социологических идей дисциплины. Такой анализ позволил прийти к выводу, что в каждой из стран социология развивалась специфическим образом. Главным фактором развития этой дисциплины были те проблемы, с которыми сталкивалась соответствующая страна или общества в их реальном историческом движении. Не менее важным обстоятельством, которое удалось выявить в ходе исследования, является способ институционализации социального знания в целом и социологии в особенности, которые и составляют решающую часть культурного контекста. Мы попытались определить своеобразие культурного контекста этих стран и предварительно наметили некоторые зависимости между развитием дисциплины и особенностями культурной и политической ситуации. Каждой из выделенных стран мы посвятили по разделу, в которых были использованы доступные нам историко-социологические монографические исследования или иные публикации по близким вопросам.
Мы начали свой обзор с положения дел во французской социологии, которая, несмотря на разрушительные тенденции постмодернизма, сохранила верность традициям Просвещения как основы современного социального мышления. Мы выявили, что особенность французской социологии состоит в четкой постановке вопроса о содержании самого предмета социологии, в котором выражены реальные проблемы французского общества. В своем движении французская социология прошла ряд этапов, каждый из которых имеет определенное значение «для всего мира». Конт впервые поставил вопрос о самостоятельной науке об обществе в ряду отраслей научного знания, уже получивших признание в науках его времени. Дюркгейм поставил вопрос об обществе как реальности особого рода и выделил формы коллективного сознания, посредством которых существует эта реальность. Реальностью для Дюркгейма стал нравственный кризис европейского общества, который он исследовал на основе статистики самоубийств. Дюркгейм был создателем и участником золотого века французской социологии, оказавшего влияние на современную социологию во всех странах. Из послевоенного поколения Бурдье оказал наибольшее влияние на положение дел в мировой социологии. Он пришел к новому пониманию социологии как теории практик, для объяснения которых он разработал теорию полей, на каждом из которых разворачивается борьба. Исследование интеллектуальных полей привело его к важным идеям относительно соотношения национального и интернационального компонентов культурного взаимодействия. Именно эту дилемму мы назвали «неустранимой антиномией», работа над которой создает вероятность получения «универсального знания». Для французской социологии характерным стало признание фигуры Э. Дюркгейма в качестве главного теоретика изначального периода, и это признание не ослабевало, несмотря на смену поколений. Идея общества как реальности sui generic послужила теоретическим обоснованием светской морали и усвоения идеологии социальных изменений через институты образования. Важными основами французской социологической культуры стали идеи активизма и рефлексивности мышления.
Добавим к этому анализ теории морального кризиса общества и путей выхода из него, а также фундаментальную теорию социального пространства, совмещенную с анализом всей совокупности, — в соответствии с терминологией марксизма, — «надстроечных» явлений, и мы получим некоторые существенные черты французского социологического мышления. Социологическое мышление в Германии имеет иную историю. Здесь явственнее, чем в других странах, воспринимались влияния философского мышления, которое переживало опыт французской революции в абстрактно-теоретической форме. Иммануил Кант задолго до Конта разработал основы моральной философии, в рамках которой рассматривались вопросы нравственного долга и стремления к удовольствию как мотивов поступков человека. Гегель создал феноменологию духа, в которой изложил историю общественного сознания и сформулировал проблему отчуждения, которая стала одной из ключевых идей марксистской философии и социологии. В рамках немецкой философской традиции возник марксизм как светская философия конфликта и теория, объясняющая ход европейской («всемирной») истории. Здесь получила оформление идея утопического социализма, которая стала реакцией на классовый конфликт развитого индустриального общества. На этом основании была создана «теория научного социализма», которая сыграла огромную роль в политической истории XIX и XX вв. Эта теория стала мобилизующим началом европейского рабочего социал-демократического движения, под влиянием которого происходила трансформация социальных институтов все это время начиная с 1848 г. Особенность марксистской социологии состояла в том, что она развивалась в форме нелегальной и полулегальной публицистики, то есть вне академических и университетских форм. Еще одно важное свойство марксизма состоит в том, что целый ряд фундаментальных идей, имеющих прямое отношение к социологии, получали известность лишь после смерти их авторов. Такова была судьба «Тезисов о Фейербахе»373, опубликованных через пять лет после смерти их автора. Такова же была и судьба «Немецкой идеологии» — первой работы по общесоциологической теории, написанной в 1846 г. и опубликованной только в 1932 г. благодаря усилиям советских исследователей. Немецкая академическая социология пережила свой расцвет — золотой век — в связи с развитием немецкой классической социологии, представителями которой выступили Ф. Тённис, Г. Зиммель, М. Вебер. Первый из них создал типологию обществ, имеющую огромное значение для разработки современных теорий трансформации; второй внес принципиальный вклад в систематизацию представлений о формах социального взаимодействия, которые носят непреходящий характер; третий заложил основания современной социологии действования. В классической немецкой социологии были заложены элементы иррационализма в виде отказа от интернациональной идеи, предложенной марксизмом. Более того, Вебер как идеолог немецкой государственности не смог подняться выше воинствующего национализма, сыгравшего трагическую роль в развязывании Первой мировой войны. Националистическая идеология была решающим фактором победы гитлеровского режима в 1933 г. в Германии, в развязывании Второй мировой войны и сопутствующих ей преступлений против человечества. Немецкое социологическое мышление не являет собой столь последовательного развития интеллектуальных открытий, как французская социология. Наоборот, ее нынешнее состояние представлено совокупностью замкнутых анклавов, не способных реализовать идею немецкой идентичности. Возможно, именно поэтому, по крайней мере, двое ее представителей сменили немецкое гражданство на британское. Вместе с тем прошлое немецкой социологии весьма плодотворно и вполне современно. Именно в Германии впервые возникает идея глобализации и оформляется идея интернационализма (Маркс, 1846,1848). Но здесь же возникает и концепция национального государства как демиурга действительности (М. Вебер, 1895). Именно в Германии впервые формулируется теория трансформации. В немецкой социологии была поставлена проблема смысла социального действования, которая может иметь перспективу разрешения через взаимное приятие иноци- вилизационных ценностей. В послевоенной Германии получила развитие социология конфликта, на основе которой были сформулированы принципиальные особенности демократического устройства общества, имеющего глубокие тоталитаристские традиции. Вклад Великобритании в мировую социологию определяется тем, что она на первых порах была тесно связана с британской философской традицией в лице Т. Гоббса и Д. Локка, создавших достаточно четкую теорию взаимоотношений общества — в лице государства — и свободной личности, которая нуждается в самоограничении своей свободы. Государство и есть институт, обеспечивающий действенность этого самоограничения. В лице названных выше мыслителей британская социологическая мысль получила защиту от воинствующего национализма. Эти мыслители стали основоположниками идеологии либерализма и сторонниками ограничения роли государства. Во всяком случае, идея обожествления роли государства им была органически чужда. Другим основанием социологии в Британии является то, что она постепенно выходит из-под влияния классической политической экономии и сосредотачивается на собственно социальных проблемах британского общества. Этим поворотом она обязана А. Маршаллу. Одна группа проблем касается взаимоотношений метрополии и ее колоний, она породила классическую антропологию. Другая группа проблем связана с социальным напряжением внутри британского общества. Она породила социологию и социальную политику. При этом особое значение в британской социологической культуре приобретает фабианский или этический социализм, существенно отличающийся от марксизма трактовкой классовой борьбы и оценкой роли насилия в развитии общества. Благодаря созданию ЛШЭ Великобритания становится международным центром подготовки социологических кадров. Один из первых профессоров ЛШЭ формулирует определение государства как «чернорабочего» (serviceable drudge) или как «надежного инструмента для организации медицины, образования, благосостояния». Ректор ЛШЭ лорд Биверидж формулирует концепцию пяти зол, с которыми призвана бороться социальная политика государства. Международные позиции британской социологии еще более укрепляются в связи с созданием Polity Press, ориентированного на издание европейской социологической литературы. Социология США занимает лидирующие позиции в современном мире. В значительной мере это объясняется особыми условиями формирования США как современного общества, возникшего вначале на волне европейской колонизации, затем — в ходе борьбы за независимость, а еще позже — в результате иммиграционного потока населения из Европы. Новый Свет был свободен как от феодальных и родовых предрассудков, так от идеологических догматов. В отличие от европейских стран США не переживали войн с соседями, захватывавшими их территорию или угрожавшими вторжением. В этом одна из причин устойчивости демократического режима в стране. Это стало условием укоренения социологии и социологического мышления. Конечно, при создании системы университетского образования можно было ограничиться традиционным набором предметов, но американские основатели пошли намного дальше. Следуя примеру Французской социологической школы времен Дюркгейма, они создали факультеты социологии вначале в Университете Чикаго, затем в Гарварде, Нью-Йорке и Сан-Франциско. Социология сразу же стала и предметом преподавания, и средством изучения общества. Ныне в США социология — официально признанная доминирующая дисциплина социального мышления, наука, предоставляющая определенные рамки интерпретации коренного мировоззренческого вопроса о соотношении «Я» и «Общества», индивидуума и социума. Содержание интерпретаций различно, но сам этот вопрос поставлен вместе с вариантами ответа: — структура, стратификация, ролевые предписания — социализация, освоение заданных ролей, адаптивность, девиантность, социальный контроль (AGIL); — социальность как восприятие другого, сложная структура «Я» и его презентации, взаимодействия «Я» с «Другим», конструирование собственного микромира; — становление «Я» через систему групповых конфликтов и идентификаций. Смысл состоит в том, что комбинация структурно-функционалист- ских параметров и параметров символического взаимодействия вместе с социологией конфликта (Р. Коллинз) предлагает рамки практического социологического разума, обоснования выбора вариантов поведения в море разнообразных ситуаций макро-, мезо- и микроуровней. Мотором организации социологической деятельности в стране стало Американское общество социологии, основанное в 1905 г. и преобразованное в 1930-е гг. в Американскую социологическую ассоциацию374. В 1910 г. общество насчитывало 256 членов. 100 лет спустя — 14 тыс. В составе Ассоциации насчитывается 44 исследовательских секций, в которых участвуют 21 тыс. социологов. АСА издает добрый десяток постоянных журналов, в том числе ASR, Sociological Theory, Contemporary Sociology, Contexts. АСА ежегодно проводит съезды, которые продолжаются четыре дня. Президент съезда избирается всего на один год: в его задачу входит представить доклад, который выносится на обсуждение съезда и публикуется в American Sociological Review. Каждый из таких докладов представляет событие в социальных науках США и мирового социологического сообщества. Так, в 2004 г. президент АСА профессор М. Буравой выступил с наэлектризованным (electrifying — по выражению профессора калифорнийского университета С. Бринта) докладом «В защиту публичной социологии»375. Докладчик начал с того, что выделил четыре типа социологической деятельности. Социология: 1) ориентированная на профессиональную работу (professional sociology); 2) ориентированная на выработку политики (policy sociology); 3) ориентированная на публику (public sociology); 4) ориентированная на критику (critical sociology). Разумеется, профессиональная социология — предпосылка всех остальных социологий, поскольку она «обеспечивает научные методы исследования, аккумулирует знания, проблемы и определяет концептуальные рамки исследования». Второй вариант определяется тем, что здесь задачи формулируются заказчиком. Что касается третьего варианта, то смысл его состоит «в организации диалога между социологией и публикой» по поводу основных проблем американского общества. Буравой выделяет два подвида в этой категории: традиционная публичная социология, выходящая за пределы академической среды, и органическая социология, устанавливающая непосредственный контакт с различными группами активной публики. Суть этого направления в том, чтобы работать с рабочим движением, с организациями по месту жительства, иммигрантами, группами верующих различных исповеданий, защитниками прав. В этом контексте ясно, что главная забота автора состоит в стимулировании развития «гражданского общества», которое противостоит, с одной стороны, рынку, а с другой — государству. Четвертый тип социологии — критическая социология — предполагает анализ предпосылок исследовательских программ, на основе которых строится профессиональная социология. Основная идея автора состоит в том, чтобы вывести социологию за пределы академической среды и использовать ее интеллектуальный потенциал для антикапиталистической мобилизации общества. В связи с этим Буравой обращается к работе Ленина «Что делать?»376, исходным положением которой является тезис о том, что рабочий класс способен на основании своего собственного опыта прийти лишь к так называемому тред-юнионистскому сознанию. Для того чтобы осмыслить политические интересы, необходима теория, которая привносится в рабочую среду образованной интеллигенцией. Более чем через сотню лет ленинская кардинальная идея оказалась востребованной американским социологом, который готов разъяснить городам и весям, в чем состоят их собственные «правильно понятые» интересы и ценности. Естественно, что позиция М. Буравого означает разрыв с доминирующей традицией социологии США 1960-х гг. В отличие от Бурдье, который признает линию преемственности, восходящей к Конту и Дюрк- гейму, новое поколение американских социологов, представленное Бу- равым, стремится к открытому разрыву с прошлым, особенно с группой авторитетов, доминировавших в Гарварде, Колумбийском университе, Сан-Франциско и в Йеле. В своем докладе Буравой прямо называет имена Т. Парсонса, Р. Мертона, Н. Смелзера и С. Липсета как обюрократившихся теоретиков, отказавшихся от моральных принципов, которые вдохновляли первое поколение американских социологов. На месте таких ценностей, как социальная справедливость, экономическое равенство, права гражданина и человека, защита окружающей среды, политические свободы, — короче говоря, на месте стремления сделать мир лучше возникла погоня за академическими титулами и званиями, открытая борьба за позиции в системе университетского образования. Все это сопровождалось бюрократизацией учебного процесса, который стал иерархической лестницей воспроизводства одних и тех же идей, закрепляемых в диссертациях, журналах и других средствах публикации, и соответствующих позиций. Социология в России переживает трудности становления. В ней есть немало интеллектуальных прорывов, обеспеченных исследованиями поколения шестидесятников, которые руководствовались ценностями улучшения общества. В числе авторов, принадлежащих этому поколению, необходимо назвать Ю.А. Леваду, Ю.Н. Давыдова, Б.А. Грушина, Т.Н. Заславскую, Н.И. Лапина, О.И. Шкаратана, В.А. Ядова. Каждый из нас разработал собственные теоретические конструкции для анализа российских проблем. Во всяком случае, следует признать, что теоретические построения названных авторов не являются переносом теоретических концепций, созданных в иных культурах, на российскую почву. Но, разумеется, это не продукты доморощенного социологизирования, отгороженные от мировой социологической науки. Задача российской теоретической социологии состоит в том, чтобы критически осмыслить эти конструкции и содействовать тому, чтобы они заняли должное место в международном поле социологии. Вместе с тем необходимо сосредоточить внимание на некоторых реальных проблемах, предполагающих усилия со стороны российского социологического сообщества. Наш подход вместе с тем не означает, что развитие социологии замыкается на каждой данной стране. Безусловно, в развитии дисциплины наблюдается целый ряд факторов взаимодействия и взаимовлияния. Прежде всего это обусловлено сходством самих рассматриваемых обществ. Но в то же время важнейшей характеристикой является то неоднократно отмечаемое различными авторами, что называется континентальной культурой. В наших главах речь идет о двух странах, а именно о Франции и Германии, которые вырабатывали самостоятельные пути социологического мышления. Еще в большей мере национальная специфика социологии просматривается в России. Это видно при сопоставлении взлетов и падений как преподавания социологии, так и постановки исследовательских задач. Полученные нами выводы вовсе не отрицают существования международного социологического контекста и мировой социологии как определенной формы социального мышления. Мы обратили внимание на то, что огромную роль в установлении международных связей сыграли следующие события. Первый этап интернационализации относится к XIX в. и связан с распространением марксизма как идеологии рабочего движения. Одновременно с ним получает распространение и социология Огюста Конта, имеющая интеллектуально-академическую ориентацию. Вторым периодом становления мировой социологии является деятельность Талкотта Парсонса, и прежде всего публикация его книги «Структура социального действия». Именно в этой работе заложены основы признания и включения наиболее крупных европейских социологов в контекст мировой социологической культуры. Третьим этапом в этом достаточно сложном процессе были события, связанные с окончанием Второй мировой войны, и образование своего рода международных сетей. Особую роль здесь играло ЮНЕСКО как международная организация, обеспечивающая реальное взаимодействие социологов разных стран. Именно в послевоенный период начинается деятельность Международной социологической ассоциации и всемирных социологических конгрессов377, и это происходит несмотря на идеологическое противостояние двух социально-политических систем. Участие в международных конгрессах и исследовательских комитетах MCA играло огромную роль для изменения форм социального мышления социологов не только СССР, но и всего восточноевропейского блока стран. Мы не будем рассматривать здесь влияние идеологических факторов, ограничимся лишь констатацией самого наличия связей между социологами разных стран. Исследование выявило решающую роль факторов политического развития и их влияния на социологическое мышление. Без решения соответствующих политических структур невозможно было бы введение социологического образования в соответствующих странах. Среди культурных факторов мы отмечаем также роль организации университетского образования и включение дисциплины в процесс подготовки специалистов. Это еще раз подчеркивает взаимодействие интернациональных и национальных связей в анализе и осмыслении социальных и социологических проблем в соответствующих странах. При этом важно воспринимать это взаимодействие достаточно реалистически. Пьер Бурдье прав в том отношении, что любое взаимодействие есть результат интеллектуальной борьбы. Ни один социолог не является полностью свободным от своего собственного происхождения, от способов овладения культурой социологического мышления, от особенностей своего языка и своей собственной языковой подготовки. Не свободен он и от воздействия поля своей профессии. Картина взаимодействия социологических направлений есть одновременно картина конкуренции в поле исследований, в сфере издательской деятельности и в области международного влияния. Состояние поля социологии формулирует перед российской социологией вызовы, на которые предстоит ответить тем, кто получил социологическое образование в новом веке.
<< | >>
Источник: Здравомыслов А. Г. Поле социологии в современном мире. 2010

Еще по теме 1. Опыт сопоставления национальных школ:

  1. 2.1.2. Формирование национальных школ
  2. 2.1. КЛАССИЧЕСКАЯ ГЕОПОЛИТИКА И ФОРМИРОВАНИЕ НАЦИОНАЛЬНЫХ ШКОЛ
  3. Субъективный опыт человека и объективизированный опыт человечества
  4. СОПОСТАВЛЕНИЕ ПО ГОРОДСКИМ КВАРТАЛАМ
  5. Сопоставление по трем параметрам
  6. СОПОСТАВЛЕНИЕ ПАРАЛЛЕЛЬНЫХ СВИДЕТЕЛЬСТВ
  7. 285. Сопоставление с мировой сделкой.
  8. 00.htm - glava22 Национальность, национальный вопрос и социальное равенство
  9. Сопоставление с выводами ранее проведенных исследований
  10. Глава 28 Сопоставление «грехов» Творца и Маркионова бога
  11. НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ В ПОЛИТИКЕ И ОБЩЕСТВЕННОЙ ЖИЗНИ. ТРИ УГРОЗЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ
  12. Трансформация Востока в период колониализма (теоретический анализ и сравнительное сопоставление)
  13. § 1. ТИПЫ ШКОЛ
  14. РОСТ РЕВОЛЮЦИОННОГО И НАЦИОНАЛЬНО- ОСВОБОДИТЕЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ В НАЦИОНАЛЬНЫХ РАЙОНАХ РОССИИ. РЕФОРМЫ 1861 — 1874 гг.
  15. Разделение на 18 школ
  16. ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ [Применение топов относительно предпочтительности без сопоставления предметов]
  17. § 2. ТИПЫ ШКОЛ