<<
>>

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ [Применение топов относительно предпочтительности без сопоставления предметов]

1Юа Итак, сопоставлять одно с другим следует так, как было сказано1. Однако эти же топы применимы для показа того, что нечто [просто] желательно или нежела- тельно. Следует только устранить степень превосходства одного над другим.
В самом деле, если более достойное более предпочтительно, то и достойное предпочтительно, и если более полезное более предпочти- 5 тельно, то и полезное предпочтительно. И точно так же в отношении всего, что сопоставляется таким же образом. Ибо в некоторых случаях мы сразу утверждаем на основании сравнения одного с другим, что каждое или одно из них предпочтительно, например когда мы утверждаем, что одно хорошо от природы, а другое пе от природы. Ведь ясно, что то, что хорошо от природы, предпочтительно. 10

ГЛАВА ПЯТАЯ

[Распространение топов относительно большего и меньшего на большее число случаев]

Топам же, касающимся того, что в большей степени, и того, что больше, следует придать как можно более общий вид, ибо если их берут таким именно образом, то опи могут быть примепены и к большему числу случаев. Действительно, некоторые из указанных топов МОЖНО сделать более общими, если несколько изменить 15 выражение; например, то, что таково 1 от природы, таково в большей мере, чем то, что таково не от природы. И если что-то одно делает таким-то и таким-то то, что обладает им или чему оно присуще, а другое не делает этого, то таким в большей мере будет то, что делает, а но то, что не делает этого. Если же и то и другое делает нечто таким-то, то в большей мере таким будет [то, что делает его таким в большей мерс].

Далее, если в сравнении с одним и тем же одно в 20 большей мере таково, а другое — в меньшой и если одно в сравнении с таковым в большей мере таково, а другое не [в большей море], то ясно, что первое [в каждом случае] в большей мере таково. Далее, [следует судить] исходя из прибавления, когда прибавленное к одному и тому же делает целое таковым в большей мере или когда прибавленное к тому, что таково в меньшей мере, делает целое таковым в большей мере.

Равным образом исходя из отнятия. А именно, если после отнятия чего- 25 то остаток в меньшей мере таков, то само оно в большей мере таково. И таковое, в меньшей мере смешиваемое с противоположным ему, в большей мере таково. Например, белее то, что меньше смешивается с черным.

Далее, кроме ранее указанных случаев в большей мере таково то, что в большей мере принимает собственное определение обсуждаемого предмета. Например, если определение белого — цвет, рассеивающий зрение, то во более белым будет цвет, рассеивающий зрение в большей мере.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

[Применение указанных выше топов для решения частных проблем]

Если ставится частпая, а не общая проблема, то прежде всего [следует сказать], что к ней примепимы все указанные топы, годные для обоснования или опро- вергания общих проблем Ибо когда мы опровергаем или обосновываем общее, мы доказываем также част- 35 ное. В самом деле, если нечто присуще всем, то таюке и некоторым, а если оно ни одному не присуще, то не присуще и некоторым2. Однако наиболее подходящие и общие топы — это те, что касаются противолежащего, однорядного и словоизменения. Действительно, в рав- пой мере правдоподобны положения: «Если всякое удовольствие благо, то и всякая печаль зло» и «Если ка- iiob кое-пибудь одно удовольствие благо, то и какая-нибудь одна печаль зло» 3. Далее, если некоторое чувство не есть способность, то и некоторая бесчувственность не есть неспособность4. И если нечто постигаемое познаваемо, то и некоторое постижение есть познавание. Далее, если нечто несправедливое — благо, то и нечто справедливое — зло5. И если нечто справедливо совер- 5 шенное — зло, то и нечто несправедливо совершенное— благо6. И если чего-то доставляющего удовольствие (hedy) следует избегать, то и некоторого удовольствия (hedone) следует избегать. Точно так же если нечто доставляющее удовольствие полезно, то и некоторое удовольствие полезно. Так же обстоит дело и со способным уничтожать, с разного рода возникновением и уничтожением. В самом деле, если нечто способное уничтожать удовольствие или знание — благо, то и некоторое удовольствие и некоторое знание, надо полагать, зло.

Равным образом если некоторое уничтожение знания — благо или возникновение знания — некоторое зло, то и некоторое знание будет злом. Например, если забвение постыдных поступков, совершенных кем-то,

есть нечто хорошее, или вспоминать их пехорошо, то знание постыдных поступков, совершенных кем-то, нечто плохое. И так же обстоит дело в других случаях, ІБ ибо все эти случаи правдоподобны в равной мере7.

Далее, можно исходить из большего, меньшего и того, что в равной мере. А именно, если нечто принадлежащее к другому роду [кажется] таким-то в большей мере, чем указываемое и, однако, ничто из этого рода не таково, то и указываемое не таково. Например, если некоторое знание [кажется] в большей мере бла- 20 гом, чем удовольствие, но никакое знание не есть благо, то и удовольствие не благо. И точно так же можно исходить из того, что в равной или в меньшей мере. Ибо исходя из них можно и опровергать и обосновывать, однако исходя из того, что в равной мере, можно и то и другое, а из того, что в меньшей мере, можно только обосновывать, но опровергать нельзя. В самом деле, если пекоторая способность и некоторое знание [кажутся] в равной мере благом, а пекоторая способность [действительно] благо, то и некоторое знание благо. 25 И если никакая способность не благо, то и никакое знание пе благо. Если же пекоторая способность [кажется] благом в меньшей мере, чем знание, а некоторая способность [действительно] благо, то и некоторое знание благо; но если никакая способность не благо, то не необходимо, чтобы и никакое знание не было благом. Таким образом, ясно, что исходя из того, что в меньшей мере, можно только обосновывать. 30

Однако опровергать можно исходя не только из другого рода, но и из одного и того же рода, если берут то, что обладает чем-то в наибольшей мере. Например, если допустить, что пекоторое знание — благо, но при этом доказали бы, что рассудительность не благо, то и пикакое другое знание не будет благом, ибо и то, которое больше всего считается благом, не есть благо.

Далее, следует исходить из предположения, принимая, ЧТО если нечто присуще ИЛИ не присуще одному, ТО ОПО 35 равным образом присуще или не присуще всем; например, если душа человека бессмертна, то и другие души бессмертны; если же она не бессмертна, то и другие не бессмертны. Следовательно, если полагают, что нечто чему-то присуще, то [при опровергании] надо доказать, что оно чему-то [принадлежащему к этому же роду] не присуще, ибо из предположения следует, что в таком случае оно ни одному не присуще. Если же по- 120а лагают, что нечто чему-то не присуще, то [прп опровер- гании] нужно доказать, что оно чему-то [принадлежащему к этому же роду] присуще, ибо и таким образом следует, что оно всем присуще. Ясно же, что при таком предположении строят общую проблему исходя из частной, ведь требуется, чтобы согласившийся с частным принял общее, после того как признано, что если нечто присуще одному, то оно в равной мере присуще 5 всем.

Если же проблема неопределенна8, то ее можно опровергнуть одним только способом, например если утверждают, что удовольствие — благо или не благо, и сверх этого ничего не уточняют. В самом деле, если утверждают, что какое-то удовольствие — благо, то, если намерены опровергнуть обсуждаемое, следует до- 10 казать общее [положепие], что никакое удовольствие не благо9. И равным образом если утверждают, что ка- кое-то удовольствие не благо, то следует доказать общее [положепие], что всякое удовольствие — благо 10. Ведь другим образом опровергнуть нельзя. Действительно, если бы мы доказывали, что некоторое удовольствие не есть благо или есть благо, то обсуждаемое еще не опровергалось бы11. Таким образом, ясно, что опровергать можно [в таких случаях] одним только способом, а обо- 15 сновывать — двояко. В самом деле, докажем ли мы общее [положение], что всякое удовольствие — благо, или [частное], что какое-то удовольствие—благо, обсуждаемое будет доказано. Равным же образом если должно быть доказано, что какое-то удовольствие не благо, то, когда мы докажем, что никакое удовольствие не благо или что какое-то удовольствие пе благо, нами будет доказано тем и другим способом — как общим, так и частным [положениями], что какое-то удовольствие не благо. Если же тезис определенный 12, то его можно опровергнуть двояким способом, например если полагают, что одному удовольствию присуще быть благом, а другому не присуще. Ведь обсуждаемое будет опровергнуто и тогда, когда будет доказано, что всякое удовольствие — благо, и тогда, когда будет доказано, что никакое удовольствие не благо. Если же утверждают, что только одно удовольствие — благо, то опро- ^ вергнуть можно трояким образом. А именно, когда мы докажем, что всякое удовольствие — благо, или что

никакое удовольствие не благо, или что больше чем одно удовольствие — благо, нами будет опровергнуто обсуждаемое. Если же тезис будет еще более определенным, например если утверждают, что из всех добродетелей одна только 13 рассудительность есть знание, то он может быть опровергнут четырьмя способами, а именно: если будет доказано, что всякая добродетель есть знание, или что никакая добродетель не есть знание, или какая-нибудь другая есть знание (например, справедливость), или что сама рассудительность не есть знание, то обсуждаемое будет опровергнуто.

[При рассмотрении частных проблем] полезно, так же как и при рассмотрении общих проблем, обращать впимание на единичное, о котором утверждают, что нечто ему присуще или не присуще. Далее следует обратить внимание на роды, которые, как раньше было сказано14, доляшы быть разделены на виды до тех пор, ю пока последние не будут неделимы. Ибо кажется ли нечто присущим всему ИЛИ не присущим ничему, нужно требовать, после того как [в доказательстве] приведено много единичных [примеров], чтобы признали общее или сделали возражение, что в таком-то случае дело обстоит не так. Далее, если привходящее можно различить по виду и числу, то следует выяснить, не обстоит ли дело так, что ничего из этого не присуще. Например, если утверждают, что время не движется 120ь и не есть движение, то перечисляют, сколько есть видов движения. И если ни один из них не присущ времени, то ясно, что оно не движется и не есть движение. Точно так же мы докажем, что душа не есть число, разобрав, что всякое число есть нечетное или четное. Действительно, если душа не есть ни нечетное, ни чет- б пое, то ясно, что она не есть число 15.

Таким образом, в отношении привходящего следует приводить доводы с помощью таких именно топов и таким именно образом.

<< | >>
Источник: Аристотель. Сочинения в 4-х томах. Том 2. Изд-во Мысль, Москва; 687 стр.. 1976

Еще по теме ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ [Применение топов относительно предпочтительности без сопоставления предметов]:

  1. ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ [Применение топов относительно предпочтительности без сопоставления предметов]