<<
>>

5. Мистериальная терминология и тайное предание

С целью выявить эзотерический характер возвышеннейших богословских доктрин и тот способ, посредством которого интерпретируются «символы» Священного Писания, таинств и богослужения, Псевдо-Дионисий, в совершенном согласии с платонической и с патристической традициями, постоянно прибегает к терминам, свойственным мистериальному языку, таким, как pvortjpiov [тайна/таинство], pvorixog [тайный/таинственный], pveioOat [быть посвященным в таинство], pvrjoig [посвящение в таинство], rcAa'cooig [завершенность посвящения], reXertj [обряд посвящения в таинство], rcXt'Tapxta [тайноначалие], reAeiovv [усовершаюшее в таинствах], ёлолтеием [быть допущенным к созерцанию высших таинств], kpoTcXsortfg [посвящающий в таинства], риотаущч'а [тайноводство]. Тесно связанный с эзотерическим характером наивысшего богословского познания является идея предания (ларадоо1д), к которой Псевдо-Дионисий любит обращаться. В связи с этим Кох, специалист по неоплатонизму, усматривает проявление только неопифагорейского и неоплатонического влияния, в то время как богослов Фёлькер принимает во внимание лишь таких авторов, как Климент и Григорий Нисский. Но и в этом случае невозможно учитывать исключительно одно из культурных течений в ущерб другому: идея «тайного предания» тесно соединяет Псевдо-Дионисия как с Проклом, так и с Климентом. Выражение Прокла «тайные предания теологов» («Платоновская теология», I 6), среди которых выделяются, помимо Платона, также Орфей и Пифагор, имеет свое соответствие в аналогичных выражениях Псевдо- Дионисия («О небесной иерархии», И 3; Письмо IX, 1); и место из Письма IX: «Двойным является предание богословов: одно — неизреченно и таинственно, другое, напротив, доступно видению и в большей степени познаваемо; первое — символично и приобщает к сокровенному, а второе — философично и опирается на доказательства», — демонстрирует убедительную аналогию с местом из «Платоновской теологии» Прокла, где «символические предания» отличаются от более самоочевидных, достигаемых с помощью рассуждений и от тех, которых основываются на доказательствах («Платоновская теология», I 2). В гнозисе Климента мотив «сокровенного предания», сообщенного Иисусом в Его тайных беседах с некоторыми из апостолов, а ими, в свою очередь, сообщенного пресвитерам, играет определенную роль («Строматы, VI, 124, 6). Как Псевдо-Дионисий, так и Климент обращают внимание на обычай Иисуса «прятать» в притчах самые высокие богословские истины.
<< | >>
Источник: Клаудио Морескини. История патристической философии. 2011

Еще по теме 5. Мистериальная терминология и тайное предание:

  1. САКРАЛЬНОЕ КАК ТАЙНОЕ
  2. 6. Тайное голосование
  3. Тайное оружие
  4. Тайное голосование и работа счетной комиссии
  5. ПРЕДАНИЕ
  6. § 3. Предание суду
  7. § 1. Предание о мегарских царях
  8. Исторические предания
  9. Внеисторический характер предания.
  10. § 1. ВЛИЯНИЕ ПРЕДАНИЙ В ЖИЗНИ НАРОДОВ
  11. Летописное предание.
  12. § 4. Живое предание как исторический источник по истории Церкви