<<
>>

§ 2. Классификация и система принципов самозащиты гражданских прав

Анализ принципов самозащиты будет неполным без исследования всего их многообразия, составляющего единую систему принципов гражданских прав и самозащиты, поскольку под системой чего-либо принято понимать “нечто целое, представляющее собой единство закономерно расположенных и находящихся во взаимной связи частей”111.
Все принципы взаимосвязаны и образуют логическую систему, что явилось объективной причиной рассмотрения нами не отдельно каждого из принципов, а исследования их в аспекте системы, которую они составляют. Соглашаясь в целом с системой принципов гражданского права, приведенной Г.А. Свердлыком112, в основе которой лежит отграничение принципов по сфере их действия и, как следствие, отражающих особенности отношений, на которые они распространяются, отметим, что ее составляют не только общеправовые, межотраслевые, отраслевые, институционные, но и субинституционные принципы. Вопрос о выделении последних неразрывно связан с вопросом существования самих субинститутов. Ho поскольку таковые в гражданском праве имеют место (например, самозащита)113, а в основе систематизации принципов лежит критерий именно сферы их действия, круга отношений, на которые они распространяются, то, соответственно, имеют место в гражданском праве и субинституционные принципы. Однако в последнее время в науке была высказана и другая точка зрения, отрицающая необходимость выделения даже специальных (отраслевых) принципов права. Она обосновывается тем, что общеправовые принципы действуют через отраслевые, а специфические отраслевые принципы являются не чем иным, как своеобразным преломлением общеправовых принципов114. Действительно, общеправовые принципы действуют через отраслевые, но, по нашему мнению, с указанной позицией трудно согласиться по той причине, что задача исследования принципов любой отрасли, подотрасли, института, субинститута заключается в отыскании специфичных признаков, присущих только конкретному структурному подразделению права, позволяющих отграничить его от других. А принципы, наряду с предметом и методом, относятся именно к таким индивидуализирующим признакам отрасли. Перейдем к исследованию вопросов, связанных с систематизацией принципов самозащиты и гражданского права в целом. В работах некоторых отечественных ученых, исследующих принципы гражданского права, встречается такое словосочетание, как “основные принципы”115, что дает основание полагать, что принципы гражданского права можно систематизировать по признаку их значимости для гражданского права на “основные” и “неосновные”. Такой подход представляется не совсем обоснованным, поскольку если то или иное положение характеризуется как “неосновной принцип”, то, следовательно, у него отсутствует нормативно-руководящий характер. А соответственно, о таком положении нельзя говорить, что это принцип вообще, т.к. он не отвечает признакам, присущим принципам гражданского права. Следует отметить, что система принципов самозащиты аналогична системе принципов гражданского права в целом116 и, по нашему мнению, выглядит следующим образом: 1.
Общеправовые принципы: а) равноправие субъектов права на самозащиту; б) законность действий по самозащите; в) оптимальное сочетание коллективных, общественных и личных интересов при самозащите гражданских прав; г) реальность и гарантированность права на самозащиту. 2. Межотраслевые принципы: а) свобода договора в выборе способов самозащиты, условий их реализации и пределов при защите прав из договорных отношений; б) неприкосновенность собственности как дополнительный предел осуществления права на самозащиту и основание для ее применения в случае его нарушения; в) недопустимость произвольного вмешательства в частные дела при реализации права на самозащиту. 3. Отраслевые принципы: а) всемерная защита гражданских прав как возможность выбора любого способа самозащиты, не противоречащего закону; б) восстановление нарушенных прав; в) свобода, инициативность и добросовестность в реализации права на самозащиту. 4. Подотраслевые принципы, влияющие только на порядок и особенность применения самозащиты отношений, регулируемых ими, и определяющие дополнительные пределы в реализации права на самозащиту: а) право собственности (равенство форм собственности, недопустимость лишения имущества иначе чем по решению суда и др.); б) жилищное (неприкосновенность жилища, соблюдение санитарных, технических и бытовых требований, которым должны соответствовать жилые помещения и др.); в) обязательственное (принципы которого дифференцируются на договорные и внедоговорные); г) творческое право (имеющее принципы свободы творчества и свободы использования объектов творчества). 5. Институционный принцип: а) соответствие вреда, причиненного действиями по защите нарушенного права, вреду предотвращенному. 6. Субинституционный принцип: а) самостоятельность защиты нарушенного права без обращения в компетентные правоохранительные органы. Все они взаимосвязаны, имеют обоюдное влияние и неизменно проявляются друг в друге. Рассмотрим каждый из указанных элементов: I. Специфика общеправовых принципов заключается в их универсальности, относимости к любой отрасли права, с той лишь оговоркой, что при их рассмотрении в рамках каждой отдельной отрасли они приобретают особый характер, преломляются и отражают те особенные черты, присущие конкретной отрасли. Ho это нисколько не умаляет их универсальности. К числу общеправовых принципов относятся такие нормативноруководящие положения, которые отражают объективную экономическую и социально-политическую реальность и выражают закономерности развития всей системы права, охватывая своим влиянием все отрасли, подотрасли, институты и субинституты. Таковыми, по нашему мнению, являются: а) равноправие субъектов права; б) законность; в) оптимальное сочетание коллективных, общественных и личных интересов; г) реальность и гарантированность прав и обязанностей субъектов права. Рассмотрим, каково же проявление, сущность и значение общеправовых принципов в самозащите гражданских прав. А. Принцип равноправия субъектов права проявляется во всех отраслях российского права117. В том числе и в гражданском праве, где, учитывая особенность регулируемых отношений, он означает, что “ ни одна из сторон в гражданском правоотношении не может только по занимаемому ею положению предопределять поведение другой”118. Указанный принцип проявляется и в самозащите гражданских прав, что следует из положения ст. 14 ГК РФ, где нет никаких ограничений в субъектном составе лиц, на которых распространяется право на самозащиту. Соответственно сущность принципа равенства всех субъектов гражданского права в осуществлении права на самостоятельную защиту своих прав, на наш взгляд, заключается в равенстве: - всех субъектов, реализующих право на самозащиту перед законом (единство требований закона ко всем лицам, прибегающим к такой форме защиты права) и судом (в случае обжалования другой стороной их действий по самозащите)119; - возможностей всех субъектов гражданского права в реализации права на самозащиту и недопустимости ограничения этой возможности иначе чем на основании закона или судебного решения. Значение такого принципа самозащиты гражданских прав, как равенство субъектов гражданского права, заключается в соблюдении демократической направленности всех реформационных процессов, происходящих в обществе и отражающихся в праве. Б. Принцип законности пронизывает все структурные элементы права и характеризуется обязанностью всех субъектов права соблюдать закон, действуя строго в его рамках. В системе принципов самозащиты он проявляется двояко: во-первых, в необходимости применения способов самозащиты, допускаемых законом или договором, поскольку некоторые из способов самостоятельной защиты прав, вытекающих из договорных отношений, должны быть предусмотрены в договоре; во-вторых, в необходимости соблюдения требований, предусмотренных законом или договором к применению конкретных способов самозащиты. Принцип законности реализации права на самозащиту имеет важное значение не только при реализации права на самозащиту субъектами гражданского права, но и в правоприменительной деятельности органов, призванных разрешать споры, возникающие по поводу правомерности применения самозащиты. В. Принцип оптимального сочетания коллективных, общественных и личных интересов, на наш взгляд, присущ любой системе права, поскольку любое государство, желающее стабильности экономической и социально-политической обстановки, в построении системы права должно руководствоваться необходимостью наиболее °птимального сочетания коллективных, общественных и личных интересов его субъектов. Следует отметить, что речь идет не о равенстве интересов представленных в гражданском праве субъектов, а именно о сочетании, разумном соотношении таких интересов, что достигается: во-первых, путем участия в принятии того или иного нормативно-правового акта представителей (депутатов), выражающих интересы практически всех субъектов гражданско-правовых отношений; во-вторых, в отражении в положениях нормативно-правовых актов соответствующих интересов (как путем участия в рабочих группах по подготовке законопроектов, так и внесения соответствующих поправок в обсуждаемые проекты). В системе принципов самозащиты данный принцип проявляется в возможности действуя в рамках самозащиты оперативно пресечь нарушение права любого субъекта гражданского оборота: гражданина; юридического лица, чаще всего выражающего интересы определенной группы лиц (коллектива); государства или его субъектов, тем самым в реализации права на самозащиту воплощается сочетание не только личных, коллективных, но и общественных интересов. Кроме того, применение права на защиту без обращения в соответствующие государственные и иные органы позволяет повысить дисциплину исполнения обязательств, что в конечном итоге в интересах всего общества и каждого его субъекта в частности. Это положение имеет важное значение еще и в силу того, что насколько успешно будет оно воплощаться в праве, настолько реальней наступление экономической, социально-политической и соответственно правовой стабильности общества. Г. Принцип реальности и гарантированности прав и обязанностей субъектов гражданского права является общеправовым принципом, он обеспечивается государственным принуждением. А право, где отсутствует данный принцип, обречено на неисполнение, поскольку отсутствие реальности и гарантированности в отношениях между субъектами права будет свидетельствовать о его декларативности. Ст. 14 ГК РФ содержит положение, допускающее самозащиту гражданских прав, с той лишь оговоркой, что ее способы должны быть соразмерны нарушению и не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения. Н.Д. Егоров достаточно ярко показал роль самозащиты в обеспечении организованности и порядка в общественных отношениях, который является необходимым условием реальности и гарантированности осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей. "Гражданское право,- пишет он,- тем и отличается от других отраслей права, что располагает уникальным, веками отработанным юридическим инструментарием, обеспечивающим организованность и порядок в общественном производстве без непосредственного государственного принуждения путем воздействия на экономические интересы участников гражданского производства"120. Сущность исследуемого принципа заключается в том, что каждый имеет возможность в любое время прибегнуть к правомерной самозащите. О реальности возможности осуществления данного принципа говорит хотя и немногочисленная, но имеющая место практика, выявившая необходимость в разъяснении положений, регулирующих пределы реализации права на самозащиту121. А степень гарантированности этого права равнозначна степени гарантированности любой из форм защиты нарушенных прав, будь то судебная или административная форма. От того, насколько эффективно реализуется этот принцип, зависит и престиж самого государства, его органов. 2. Принципы, свойственные двум и более отраслям права, принято именовать межотраслевыми принципами. К их числу, на наш взгляд, следует отнести следующие: а) свободы договора; б) неприкосновенности собственности; в) недопустимости произвольного вмешательства в частные дела. Рассмотрим, каково же проявление, сущность и значение межотраслевых принципов в системе принципов самозащиты гражданских прав. А. Принцип свободы договора свойственен ряду отраслей права, где отношения между субъектами регулируются посредством договора. Такими отраслями являются, например, гражданское (гражданско- правовой договор), трудовое (трудовой контракт), семейное (брачный контракт), международное частное право (международный договор). В ст. I и ст. 421 ГК РФ закреплена сущность принципа свободы договора, которая заключается в том, что граждане и юридические лица свободны в заключении договора, что включает в себя: - свободу субъектов гражданского права самим, по своему усмотрению избирать контрагента по договору; - недопустимость понуждения к заключению договора, за исключением случаев, предусмотренных законом; - свободу в выборе вида договора, как предусмотренного законом, так и прямо не предусмотренного им и содержащего элементы различных видов договоров (смешанный договор); - свободу субъектов гражданского права самим, по своему усмотрению определять условия договора. Указанные положения, применимо к самозащите прав, вытекающих из договорных отношений, можно конкретизировать следующим образом. Самозащита может реализовываться не только посредством применения каких-либо приемов самообороны, но и путем внесения определенных условий в гражданско-правовые договоры. Последние получили свое распространение при самостоятельной защите нарушенных прав, вытекающих из договорных отношений. Так, на наш взгляд, вполне очевидно проявление этого принципа, например, при определении сторонами размера неустойки за нарушение условий поставки продукции, поскольку стороны не ограничены какими бы то ни было рамками. Кроме случаев, когда такая неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения условий поставки (ст.ЗЗЗ ГК РФ). В этой связи считаем необходимым отметить, что являясь по своей сущности дозволительным, гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений характеризуется наделением субъектов на началах их юридического равенства способностью правообладания, диспозитивностью и инициативой, обеспечивает установление правоотношений на основе правовой самостоятельности сторон122. Современное законодательство, несмотря на его относительную новизну, все же грешит недостаточной глубиной проработки отдельных его положений и неоправданным ограничением принципа свободы договора. Гражданско-правовая диспозитивность выражается в свободе усмотрения участников отношений в осуществлении правоспособности, субъективных прав, определяющих содержание правоотношений. Однако, например, в отношениях между коммерческими организациями диспозитивный метод регулирования применяется с ограничениями, некоторые из них едва ли обоснованны. Так, вряд ли целесообразно сохранять правило, установленное п.4 ст.575 ГК РФ, согласно которому не Допускается дарение в отношениях между коммерческими организациями, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает пяти установленных законом минимальных размеров оплаты труда. Предоставляя коммерческим организациям право самостоятельно, на свой риск осуществлять предпринимательскую деятельность, логично было бы предоставлять им право определять и вид сделки, которым они вправе достигнуть допускаемой законом цели. Гражданско-правовая диспозитивность предполагает юридическую инициативу хозяйствующего субъекта. Кроме того, указанное нами ограничение является явно неоправданным и вступает в противоречие с положением статьи 415 ГК РФ, в соответствии с которым обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора. Это общее положение об обязательствах, в частности о прекращении обязательств, распространяется на все их виды и на всех субъектов гражданско-правовых отношений без ограничения. Так, если коммерческие организации заключили между собой договор поставки продукции и одна сторона исполнила свои обязанности, поставив другой стороне предусмотренную договором продукцию, после чего простила последней ее долг, то перед нами возникает формула того же запрещенного п.4 ст.575 ГК РФ дарения, но в ее легитимном изложении. Значение принципа свободы договора сложно переоценить, поскольку он неразрывно связан с диспозитивностью как одной из черт метода гражданско-правового регулирования, которая определяет специфичность гражданского права как самостоятельной отрасли. Б. Некоторые авторы исследуя принципы гражданского права приходят к выводу, что то или иное положение закона является принципом только потому, что оно зафиксировано в Конституции. Однако в Конституции содержатся положения, которые не могут являться принципами, т.к. не соответствуют признакам принципа права123. В связи с чем, характеризуя принципы гражданского права, следует отличать их от гарантий, которые внешне очень схожи с общеправовыми принципами, поскольку Конституция, в которой они, как правило, содержатся, является основным законом РФ и по своему кругу действия распространяется на всю систему права. Так, например, положение, вытекающее из анализа целого ряда статей Конституции (ст.ст. 8, 25, 35, 40 и др.) и закрепленное в ст. I ГК РФ- неприкосновенность собственности, действительно является элементом каркаса многих отраслей права (гражданского, хозяйственного и др.). Однако, на наш взгляд, представляется затруднительным распространить его на исправительно-трудовое или уголовно-процессуальное право. В связи с чем считаем, что такое положение следует отнести к межотраслевым принципам и общеправовым гарантиям, т.к. отчасти обеспечение неприкосновенности собственности достигается и в судебном порядке и путем изоляции от общества лиц, нарушающих это право. При осуществлении права на самозащиту управомоченное на такую защиту лицо должно руководствоваться принципом неприкосновенности собственности с тем, чтобы не нарушить права других лиц, поскольку в этом случае право на самозащиту перерастет в злоупотребление правом или иное правонарушение. В. Принцип недопустим ости произвольного вмеша - тел ьства в частные дела имеет межотраслевой характер. Его можно обнаружить во многих отраслях российского права, с той лишь разницей, что учитывая своеобразие регулируемых ими отношений, он проявляется в несколько различных аспектах. Так, например, ст. 23 Конституции РФ предусматривает право каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну; ст.9 ГПК РСФСР содержит положение, согласно которому в определенных законом случаях допускается закрытое судебное разбирательство в целях предотвращения разглашения сведений об интимных сторонах жизни участвующих в деле лиц, а также обеспечения тайны усыновления; ст.1 CK РФ в качестве основного начала семейного законодательства называет недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи; ст. I ГК РФ не допускает произвольное вмешательство кого-либо в частные дела. В системе принципов самозащиты гражданских прав его сущность проявляется в недопустимости в процессе реализации права на самозащиту вторжения в частные дела других участников правоотношений. Так, например, представляется недопустимым самостоятельно защищая свои права, без соответствующего разрешения устанавливать различного рода видео-, аудиотехнику с целью получения какой-либо информации частного характера о своем контрагенте по сделке. 3. Принципы, свойственные отдельным отраслям права, именуются отраслевыми принципами. К числу гражданско-правовых принципов, на наш взгляд, следует отнести: а) всемерную защиту гражданских прав; б) восстановление нарушенных прав; в) свободу, инициативность и добросовестность в осуществлении гражданских прав. Рассмотрим, каково же проявление, сущность и значение отраслевых принципов в системе принципов самозащиты гражданских прав. Поскольку именно они отражают особенности гражданского права как самостоятельной отрасли, они определены существом общеправовых и межотраслевых принципов и выявлены нами путем анализа и обобщения содержания самих гражданско- правовых нормативных актов, а также практики их применения. Кроме того, указанные гражданско-правовые принципы составляют элемент единой системы принципов и обуславливают направленность и специфику принципов подотраслей и других структурных частей гражданского права. а. Принцип всемерной защиты гражданских прав вытекает из анализа ст.ст. И, 12, 14 ГК РФ. Некоторые авторы придерживаются несколько иной точки зрения, выдвигая в качестве принципа гражданского права “судебную защиту” нарушенных прав124. В связи с чем, по поводу соотношения самозащиты гражданских прав и судебной защиты как принципа гражданского права представляется возможным высказать следующие соображения . Наиболее распространенной является классификация форм защиты в зависимости от субъекта и порядка осуществления им права на защиту. Представить её можно следующим образом: судебная форма, включающая суд общей юрисдикции, арбитражный суд, третейский суд (или судебный порядок), и специальная форма, осуществляемая административными органами (или административный порядок). Этой точки зрения придерживаются Н. И. Клейн125, М. И. Брагинский126 и др.127. Такой подход, по-видимому, и лег в основу выделения судебной защиты в качестве принципа гражданского права. Законодательная власть, стремясь к провозглашению нашего государства правовым, поспешила поставить суд во главу угла во многих сферах его деятельности128, что далеко не всегда вызвано практической необходимостью. Так произошло и в случае возведения судебной защиты в гражданско-правовой принцип, поскольку, тем самым, вопрос об административной форме защиты мог стоять лишь как об исключительной. Ho нельзя выдавать наши стремления за объективную реальность129. Искусственность такого подхода стала еще более очевидна в связи с введением в действие ч. I ГК РФ, а вместе с ней и ст.ст. 12 и 14 ГК , допускающих, наряду с судебной и административной, - самостоятельную защиту гражданских прав управомоченным лицом. В этих условиях говорить о судебной защите как о принципе гражданского права, на наш взгляд, нельзя. Может возникнуть вопрос о том, как же тогда с указанными положениями согласуется то, что при любом разрешении вопроса в административном порядке или при реализации права на самозащиту каждый может обратиться в суд, за которым остается право решающего голоса. А возможность обращения в суд имеется практически всегда. Действительно, такое право у указанных лиц имеется. Ho это только право, которым они могут воспользоваться, а могут и ограничиться возможностью защитить свое право в иной форме, что уже не позволяет возводить судебную защиту в принцип. С нашей точки зрения, судебная защита скорее носит универсальный характер, характер общеправовой гарантии130, чем гражданско-правового принципа. Подводя итог сказанному, следует отметить, что защита гражданских прав может и должна осуществляться в любой допустимой законом форме, любыми допустимыми способами. Что позволяет выделить в качестве гражданско-правового принципа - всемерную защиту гражданских прав, основанную на возможности свободного выбора ее форм и способов. б. Реализация принципа восстановления нарушенных гражданских прав является необходимым условием нормального развития имущественных и связанных с ними личных неимущественных отношений. Восстановление нарушенных прав может выражаться в двух формах: I) в добровольном восстановлении нарушенных прав виновным без какого-либо воздействия на него со стороны уполномоченных на то лиц и органов; 2) в принудительном восстановлении. Добровольное восстановление нарушенных прав встречается в современных экономических условиях достаточно редко и сопровождается оно, как правило, самостоятельным прекращением противоправных действий. Причиной тому чаще всего служит угроза правового воздействия на нарушителя. Увеличение числа добровольного восстановления нарушенных прав свидетельствует о повышении уровня правосознания субъектов права и силе авторитета государства. Ho пока самостоятельное восстановление нарушенных прав самим нарушителем без какого-то воздействия со стороны соответствующих органов не столь распространено, государство вынуждено прибегать к системе мер принудительного восстановления нарушенных прав. Такое восстановление может достигаться: в судебном порядке (восстановление права на честь и достоинство, а также деловую репутацию может осуществляться судом, путем возложения на нарушителя обязанности опровергнуть ложные сведения, послужившие основанием для умаления чести, достоинства или деловой репутации их обладателя); в административном (путем обжалования в вышестоящую инстанцию неправомерных действий органов местного самоуправления или их должностных лиц по отчуждению части земельного участка, находящегося у гражданина на праве аренды, которая властью, имеющейся у нее над нарушителем права, может отменить незаконное решение и восстановить тем самым нарушенное право); в порядке самозащиты (пресекая нарушение права собственности на имущество, лицо, действующее в рамках самозащиты, возвращает имущество, право собственности на которое было нарушено, тем самым восстановив его). Данный принцип имеет свое проявление и в самозащите, под которой (самозащитой), на наш взгляд, следует понимать допускаемые законом или договором действия управомоченного лица, направленные на обеспечение неприкосновенности права, пресечение нарушения и ликвидацию последствий такого нарушения. Проявляется он в том, что на восстановление нарушенного права всегда направлены действия потерпевшего от правонарушения, однако далеко не всегда возможно восстановить нарушенное право (например, при уничтожении определенного имущества нельзя восстановить действиями по самозащите само имущество и соответственно право собственности на него). В таких случаях способы самозащиты носят компенсационный характер, поэтому указанный принцип нами прямо не выделен в определении, он вытекает из направленности действий по самозащите на ликвидацию последствий нарушения права. в. Принцип свободы,инициативности и добросове стности субъектов гражданского права в осуществлении своих прав и исполнении обязанностей является основополагающим для развития предпринимательской деятельности. Он является отправной точкой построения всей экономической системы нашего общества. Свобода и инициатива субъектов гражданского оборота в аспекте проводимого нами исследования предполагает, что они вправе по своей инициативе принять решение о необходимости защиты своих прав, а также выборе формы такой защиты (судебной, административной или самостоятельной) и в случае выбора последней определиться с применением конкретного способа самозащиты. Добросовестность осуществления своих прав предполагает, что лицо, реализующее право на самозащиту, делает это в соответствии с его назначением без нарушения прав третьих лиц. АЛ. Макрецова в своей работе "Принципы гражданского права переходного периода” высказала точку зрения, в соответствии с которой фактически отождествляется диспозитивность норм гражданского законодательства и принцип свободного осуществления гражданских прав131. Что, на наш взгляд, не совсем верно, т.к. диспозитивность характеризует именно нормы гражданского законодательства, особенность их построения и дозволительную направленность, в то время как принцип свободного осуществления гражданских прав свойственен именно процессу реализации этих норм гражданами, юридическими лицами при осуществлении принадлежащих им прав и законных интересов. В данном случае необходимо помнить, что диспозитивность норм гражданского права характеризует то, как регулируются отношения, являющиеся предметом гражданского права, т.е. характеризует метод гражданско-правового регулирования, и его (метод) следует отличать от принципов права132. Поэтому мы считаем более верной позицию О.А. Красавчикова, который характеризовал диспозитивность как черту метода гражданско-правового регулирования133. Кроме того, имея неверную основу в своих выводах, А.А. Макрецова делает заключение, что "принцип диспозитивности, - который она отождествляет с принципом свободы осуществления гражданских прав, - имеет в его негативном значении: никто не может принудить обладателя права к его осуществлению (ни правовая норма, ни властноадминистративный акт, ни другая сторона правоотношения). Это вызвало необходимость включить в ГК ряд норм о последствиях неосуществления права”134. Считаем, что принцип свободы осуществления гражданских прав именно предполагает невмешательство третьих лиц в осуществление гражданских прав. В этом его сущность. Ho и из принципа могут быть сделаны исключения, например, в случаях, когда государство, действуя в своих интересах, принуждает заключить договор на поставку для государственных нужд (что является осуществлением гражданских прав и должно быть свободным), приняв определенный закон (п.2 ст.527 ГК). Ho говорить о последствиях неосуществления права, когда поставщик отказался заключать такой договор, нельзя, т.к. закон возводит указанное право в обязанность. И, соответственно, последствия наступают не за неосуществление права, а за неисполнение обязанности. Прежде чем говорить о принципе добросовестности в осуществлении гражданских прав и в том числе права на самозащиту, следует отличить его от принципа законности, который весьма с ним схож. По нашему мнению, отграничить два указанных принципа можно по характеру нарушения. Примером нарушения принципа законности может служить любое несоответствие действий лица, прибегнувшего к самозащите, требованиям закона (несоразмерность действий по самозащите вследствие неверного представления о степени опасности посягательства (добросовестное заблуждение)). В то время как нарушение принципа добросовестности может не выражаться в нарушении требования закона (например, такое нарушение условий договора поставки, как приложение к поставляемой партии продукции сертификатов соответствия на аналогичную, но другую (более позднюю) партию). В последнем случае принцип законности не нарушен, здесь следует говорить о добросовестности субъектов гражданского оборота. Таким образом, несмотря на схожесть рассматриваемых принципов считаем, что не каждое нарушение принципа законности означает автоматическое нарушение принципа добросовестности и далеко не каждое нарушение принципа добросовестности свидетельствует о нарушении принципа законности. Добросовестность субъектов гражданского оборота подразумевается отечественным законодателем, в противном случае мы имели бы дело с поощрением государством совершения правонарушений, что противоречит основным его функциям и задачам. Значение данного принципа состоит в том, что действия по самозащите, не соответствующие требованию добросовестности, можно смело отнести к числу злоупотреблений правом. А отсутствие инициативности ставит под вопрос вообще реальность действенности отечественного законодательства и права на самозащиту в частности. 4. Подотраслевыми принципами принято называть принципы, свойственные определенным подотраслям права. К числу подотраслей гражданского права можно отнести: право собственности (равенство форм собственности, недопустимость лишения имущества иначе чем по решению суда и др.); жилищное (неприкосновенность жилища, соблюдение санитарных, технических и бытовых требований, которым должны соответствовать жилые помещения, и др.); обязательственное (имеющее общие принципы (надлежащее исполнение обязательств и принципы, которые можно дифференцировать на договорные и внедоговорные)) и творческое право (имеющее принципы свободы творчества и свободы использования объектов творчества). He останавливаясь на анализе принципов каждой из перечисленных подотраслей, скажем, что они имеют свое отражение в требованиях к самозащите отношений, регулируемых такими подотраслями. Например, принцип неприкосновенности жилища вносит дополнительные пределы осуществления права на самозащиту. Очевидна также разница в пределах реализации какого-либо способа самозащиты в случае нарушения права собственности на какую-либо вещь (лопату, деньги и т.п.) и в случае неправомерного проникновения в жилище, поскольку в последнем случае посягательство может быть направлено в конечном итоге не только и не столько на имущество, которое там находится, а на жизнь и здоровье граждан, которым принадлежит это жилище, поэтому значение данной группы принципов для осуществления права на защиту от нарушения сложно переоценить. 5. К числу институционных принципов гражданского права относятся принципы, свойственные отношениям, регулируемым конкретными институтами отрасли. В рамках настоящего исследования мы ставим своей целью проанализировать систему принципов самозащиты гражданских прав, являющуюся субинститутом в рамках института защиты гражданских прав, и проявление, сущность и значение для нее принципов гражданского права. В связи с чем считаем необходимым рассмотреть лишь принципы института защиты гражданских прав, заметив, однако, что принципы иных институтов отрасли имеют свое влияние на порядок и условия реализации права на самозащиту прав, вытекающих из отношений, регулируемых ими, аналогично тем, которые рассматривались нами выше (подотраслевые принципы). Так, к принципам защиты гражданских прав можно отнести положение о недопустимости явного несоответствия вреда причиненного вреду предотвращенному, которое можно в том или ином виде обнаружить в нормах, регулирующих различные формы защиты права (например, возможность уменьшения неустойки судом в случае, когда ее размер явно несоразмерен последствиям нарушения обязательства (ст. 333 ГК РФ), или требование соразмерности способов самозащиты нарушению (ст. 14 ГК РФ)). Соблюдение данного принципа является обязательным условием, не позволяющим при защите нарушенного права опуститься до злоупотребления им. 6. К числу же принципов специфичных, присущих именно самозащите (как субинституту гражданского права), на наш взгляд, следует отнести принцип самостоятельности защиты своих прав управомоченными на то законом или договором лицами без обращения в компетентные правоохранительные органы. Именно он позволяет отграничить самозащиту от иных субинститутов института защиты гражданских прав и является тем нормативно-руководящим положением, свойственным только самозащите. Проведенный нами анализ понятия, юридической природы самозащиты гражданских прав, ее принципов не могут дать полноценного представления о самозащите гражданских прав без исследования способов самозащиты, посредством которых она реализуется.
<< | >>
Источник: Страунинг Э.Л.. Теория самозащиты гражданских прав.- М.: Типография ООО «Документ системы». -146 с.. 2007

Еще по теме § 2. Классификация и система принципов самозащиты гражданских прав:

  1. Глава 2. ПОНЯТИЕ, КЛАССИФИКАЦИЯ И СИСТЕМА ПРИНЦИПОВ САМОЗАЩИТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ
  2. § 2. Классификация способов самозащиты гражданских прав
  3. § I. Понятие принципов самозащиты гражданских прав
  4. Глава 3. ПОНЯТИЕ СПОСОБОВ САМОЗАЩИТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ И ИХ КЛАССИФИКАЦИЯ
  5. Страунинг Э.Л.. Теория самозащиты гражданских прав.- М.: Типография ООО «Документ системы». -146 с., 2007
  6. § I. Понятие способов самозащиты гражданских прав и их отграничение от гражданских правонарушений и иных смежных категорий135
  7. § 7. Самозащита гражданских прав
  8. § 2. Самозащита гражданских прав
  9. 1. Понятие самозащиты гражданских прав
  10. § 2. Юридическая природа самозащиты гражданских прав
  11. 2. Пределы самозащиты гражданских прав
  12. §1. Понятие самозащиты гражданских прав
  13. 2. Самозащита гражданских прав
  14. 2. Необходимая оборона как способ самозащиты гражданских прав
  15. 3. Действия в условиях крайней необходимости как способ самозащиты гражданских прав
  16. Глава I. ПОНЯТИЕ И ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРИРОДА САМОЗАЩИТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ
  17. 2. Классификация способов защиты гражданских прав
  18. 1. Критерии классификации личных неимущественных прав в гражданском праве
- Авторское право - Адвокатура России - Адвокатура Украины - Административное право России и зарубежных стран - Административное право Украины - Административный процесс - Арбитражный процесс - Бюджетная система - Вексельное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право России - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Лесное право - Международное право (шпаргалки) - Международное публичное право - Международное частное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Правовая охрана животного мира (контрольные) - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор в России - Прокурорский надзор в Украине - Семейное право - Судебная бухгалтерия Украины - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Теория государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право России - Уголовное право Украины - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право Украины - Экологическое право (курсовые) - Экологическое право (лекции) - Экономические преступления - Юридические лица -