Москва и Санкт-Петербург: разные траектории развития


Хотя в России принято говорить о двух столицах, их вклад в экономическую и культурную жизнь страны не равноценен: «вес» Москвы значительно больше. На официальную столицу приходится 22% суммарного ВРП всех регионов, а на «вторую» — 4%.
В Москве концентрируется 1/4 всей российской торговли и платных услуг, более половины научных исследований и научных кадров. Покупательская способность москвичей (отношение среднедушевых доходов к прожиточному минимуму) почти вдвое выше, чем у жителей Санкт- Петербурга. Бюджет Москвы почти в 4 раза больше. Причины такого отставания Санкт-Петербурга часто видят в нехватке инвестиций, недостаточности налоговой базы и административных ресурсов. В последнее десятилетие федеральные власти стимулируют развитие города: в северную столицу были переведены штаб-квартиры крупных компаний, что позволило резко увеличить налоговые доходы. Из федерального бюджета выделяются значительные средства на инфраструктурные проекты, привлекаются иностранные инвестиции в промышленность. Однако, несмотря на волевые усилия, ситуация изменилась мало.
Причины и следствия концентрации ресурсов развития в Москве
Рыночные и политические реформы поставили экономику России в условия жесткой глобальной конкуренции, потребовавшей высокой мобильности ресурсов и активного включения в международный финансо-
263
вый и товарный обмен. В этой ситуации Москва оказалась фактически единственным городом страны, располагающим развитой транспортной и коммуникационной инфраструктурой, достаточной численностью профессиональных кадров. В условиях высокой инфляции начала 1990-х гг. внешнеторговые и финансовые операции обеспечивали быстрый оборот капитала и рост доходов банков, компаний, городского бюджета и населения Москвы. В это время через столицу «прокачивалось» более 80% финансовых потоков страны. Это не значит, что все деньги оседали в городе, но свою долю столичной ренты Москва получала. Быстрое развитие посреднических функций в Москве стало возможным благодаря советской централизации системы управления.
Кроме обладания командно-административными рычагами, выгоды столичного положения Москвы заключались, во-первых, в высокой концентрации социального, культурного и интеллектуального капиталов. Хотя 1990-е гг. характеризовались активной «утечкой умов» (на долю москвичей приходилась львиная доля квалифицированных и научных кадров, покинувших страну), ее быстрый экономический рост способствовал компенсации потерь за счет других интеллектуальных центров России и республик бывшего СССР. В условиях, требовавших быстрой переориентации и адаптации к изменяющейся реальности, культурный капитал оказался чрезвычайно востребован и был быстро трансформирован в экономические выгоды. Не случайно сегодня Москва является главным консалтинговым центром страны во всех сферах принятия решений — от политики и экономики до космоса и высоких технологий.
Во-вторых, Москва «созрела» для переориентации на информационную экономику. В поздние советские годы деиндустриализация столицы искусственно сдерживалась. Для поддержания доли рабочего класса на уровне 20% (проявление догматизма коммунистической идеологии) и удовлетворения потребностей в рабочей силе предприятий промышленности и строительства в Москву приходилось ежегодно завозить «по лимиту» 60—80 тыс.
чел. Несмотря на приоритетность развития промышленности, непроизводственная сфера развивались более высокими темпами. Это касалось и жилищного строительства. К началу рыночных реформ Москва по условиям жизни, уровню материальнотехнического и торгового снабжения, развитию социальной и культурной инфраструктуры, характеру и разнообразию экономической и культурной деятельности резко превосходила все остальные города России.
В-третьих, московские власти верно оценили требования инвесторов к условиям труда и реализации инвестиционных проектов. Массированное направление средств на благоустройство и реконструкцию города, создание рынка комфортного жилья, инфраструктуры бизнес-услуг, транспорта и развлечений не замедлило сказаться. В Москве зарегистрировано 56% российских предприятий с участием иностранного капитала.
В обсуждении перспектив развития столицы сталкиваются две точки зрения. Одна из них — Москва должна стать фокусом национальной модернизации, работая на сглаживание неравномерности территориального развития страны. Другая — Москва должна войти в клуб мировых городов и стать столицей открытой экономики, способствуя участию России в мировых процессах. Реализация первого сценария позволит сгладить социально-экономические контрасты между столицей и остальной территорией страны. Платой за социальную стабилизацию станет торможение процессов глобализации, поскольку ради поддержки экономически малоэффективной, но социально значимой экономики придется ограничить конкуренцию на внутреннем рынке. Продолжение же наметившейся тенденции развития Москвы как мирового центра означает перенос центра тяжести управленческой деятельности с посредничества на поддержку инновационной активности, не приносящей быстрых доходов. В первом случае Москва останется безальтернативным финансовым и политическим центром страны. Во втором — столице придется разделить власть и ответственность с крупными региональными центрами, которые возьмут на себя роль посредников и будут не только адаптировать нововведения и импульсы глобализации, но и ретранслировать их полюсам роста следующего ранга. На эту роль претендуют многие российские города, но прежде всего Санкт-Петербург.
Санкт-Петербург: лидер индустриальной модернизации
Санкт-Петербург — один из великих городов России и ее имперская столица — до сих пор не может определить свое место в экономическом поле страны. Главными его преимуществами остаются высокая концентрация промышленного, образовательного и культурного потенциала, наличие крупного морского порта, приграничное положение, тесные связи со странами Балтийского региона, наконец, уникальная городская среда.
265
На начальной стадии либерализации российской экономики Санкт- Петербург активно привлекал иностранный и отечественный капитал, составляя заметную конкуренцию Москве. Однако процесс концентрации информационных и финансовых потоков в Москве пошел настолько быстро, что Санкт-Петербург утратил многие первоначально завоеванные позиции. Российские штаб-квартиры многих западных компаний постепенно перебрались в Москву, оставив в Санкт-Петербурге лишь производственные площади. За ними последовали и многие успешные петербургские компании. Процессы реструктуризации экономики, которые начались в обеих столицах параллельно, постепенно разошлись, для чего были объективные основания.
В отличие от Москвы, Санкт-Петербург позднее вступил на путь постиндустриальной трансформации. Даже сегодня занятость населения в промышленном производстве составляет около 20% и несколько растет. Сохранилась и приверженность индустриальной логике развития. Так, город приложил огромные усилия, чтобы добиться размещения автосборочных заводов Nissan и Toyota на своей территории. Санкт-Петербург стал крупным центром пищевой, прежде всего, пивоваренной и табачной промышленности, занимающих соответственно 18 и 10% российского рынка пива и сигарет. В целом промышленность дает 65% отчислений в бюджет города. Вклад сферы услуг в ВРП Санкт-Петербурга не превышает 60% (в Москве — 82%).
Структура третичного сектора экономики Санкт-Петербурга деформирована в сторону торговли. В ней занято 16—17% активного населения. При этом предложение товаров и услуг, ориентированных на личное потребление, более чем вдвое превышает аналогичное предложение для развития бизнеса. Заметно отставание Санкт-Петербурга и в сфере информатизации. Хотя на рынке интернет-услуг северной столице принадлежит 2-е место после Москвы, ее показатели вдвое ниже. Бум на рынке жилья начался только в 2003 г., причем связан он не столько с ростом платежеспособного спроса собственного населения, сколько с московскими инвестициями. Недоиспользованными в Санкт-Петербурге остаются и выгоды географического положения как контактного центра России в Балтийском регионе.
Реализоваться потенциалу Санкт-Петербурга в значительной степени мешают, во-первых, столичные амбиции и завышенная самооценка интеллектуального и инновационного потенциала, заставляющего его не сотрудничать, а соперничать с Москвой.
Во-вторых, ставка на административные ресурсы развития, политический лоббизм и преференции (в руководство страны вслед за президентом В. В. Путиным пришел мощный отряд выходцев из Санкт- Петербурга). Российская система налогообложения построена таким образом, что крупные компании платят свои налоги не по месту реальной деятельности, а по месту расположения головных офисов. Это формирует порочную систему, при которой опора на финансовые ресурсы крупнейших компаний, слабо связанных с экономикой города, рассматривается как оптимальный путь успешного развития. В Санкт- Петербург в директивном порядке в конце 2005 г. перевел свой головной офис Внешторгбанк (ВТБ). Характерно, что собственно штаб-квартира ВТБ осталась в Москве, изменился лишь юридический адрес. В 2006 г. за ним последовала «Газпромнефть». В результате перерегистрации компании бюджет Омска лишился половины налоговых доходов, а бюджет Санкт-Петербурга приобрел дополнительно 14 млрд руб.
Однако административные способы наращивания ресурсов развития эффективны лишь в условиях централизованных и закрытых экономических систем. Как показывает финансово-экономический кризис 2008—2009 гг., Россия уже не может вернуться к этому состоянию. Вливания из государственного бюджета и протекционизм, хотя и дают определенный эффект, являются крайне ограниченным источником роста и стимулируют не инновационную, а протекционистскую модель развития, ведущую к экономической стагнации.
Развитие остальных наиболее значимых городов России в определенной степени повторяет траекторию Санкт-Петербурга. Модернизация экономической и социальной жизни городов повсеместно началась с привлечения инвестиций в производство, прежде всего, в сырьевые отрасли, включая пищевую промышленность. Реализовать идею конверсии предприятий военно-промышленного комплекса не удалось, несмотря на мощные вливания из бюджета и гранты Международного банка реконструкции и развития. Выпускаемые товары оказались неконкурентоспособными. К тому же и руководство предприятий, ориентированных на выпуск высокотехнологичных или традиционных вооружений, саботировало переход на выпуск кастрюль, утюгов и чайников. Постепенное восстановление производственного потенциала городов, занявшее почти 10 лет, отразилось на росте доходов населения и платежеспособного спроса. Это привлек-
267
ло в большие города торгово-дистрибьютерские сети, кардинальным образом изменившие представления людей о современных стандартах потребления и образе жизни. Вслед за сетями, начиная с 2003 г., массированное наступление на региональные центры начал московский бизнес, инвестируя преимущественно в рынок недвижимости, гостиничный сектор и сети питания.
Свою роль сыграл и административный фактор, связанный с реформами управления страной. В 2001 г. было создано семь федеральных округов, в задачи которых входила координация регионального развития, в 2010 г. из состава Южного федерального округа был выделен Северо-Кавказский округ. Столицами округов стали Москва, Санкт-Петербург, Ростов-на-Дону, Нижний Новгород, Екатеринбург, Новосибирск, Владивосток, Пятигорск. Повышение административного статуса сказалось, во-первых, на привлекательности городов для инвестиций, во-вторых, на расширении платежеспособного слоя населения и развитии сектора деловых услуг, в которых нуждался разрастающийся государственный аппарат.
<< | >>
Источник: Алексеев, А. И.. Россия: социально-экономическая география: учеб. пособие. 2013

Еще по теме Москва и Санкт-Петербург: разные траектории развития:

  1. В. Гельман, О. Маргания. Пути модернизации: траектории, развилки и тупики : Сборник статей. — СПб. : Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге. — 408 с., 2010
  2. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ
  3. Зодчие и строители Санкт-Петербурга
  4. ЗАЯВЛЕНИЕ САНКТ-ПЕТЕРБУРГ 26 сентября 1993 года
  5. ОБ «УЖАСНОМ ПОЖАРЕ В ГОРОДЕ САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ»
  6. Лавров В. В. (Санкт-Петербург). Готы и Боспор в III в н. э.
  7. «Так Богу угодно!»: Отъезд из Санкт-Петербурга
  8. § 8. Библиотека Российской Академии наук (БАН) в Санкт-Петербурге основана декретом Петра I в 1714 г.
  9. Ягфар Фархтдинов. «Арбитражный процесс. Учебник для вузов»: Питер; Санкт-Петербург;, 2004
  10. Е. Здравомыслова, А. Темкина. Российский гендерный порядок: социологический подход: Коллективная монография — СПб.: И ад-во Европейского университета в Санкт-Петербурге. — 306 с. — (Труды факультета полит, наук и социологии; Вып. 12)., 2007
  11. § 2. КАДЕТСКИЕ КОРПУСА И ВОЕННЫЕ ГИМНАЗИИ 1-й Кадетский корпус (Санкт-Петербург)
  12. ЭТИ РАЗНЫЕ, РАЗНЫЕ, РАЗНЫЕ ГОРОДА-