<<
>>

4. Направленность истории. Проблема прогресса и его критерии.

Направленность исторических изменений характеризуется формами исторического круговорота, регресса и прогресса, в рамках которых фиксирована общая структура стадиально-временной организации потока истории - направление исторической «стрелы времени».

Содержание направления всемирной истории стало ясно не сразу.

Первой в истории общественной мысли подверглась осмыслению схема исторического круговорота (циклизма) истории, согласно которой общество эволюционирует по замкнутому кругу, а в реальном историческом времени -волнами или по синусоиде. (Термин «цикл» (греч.) обозначает колесо, круг, круговорот, синусоида же есть отображение криволинейного движения (траектории) точки катящегося круга.) Явления циклизма в человеческой истории замечены давно. Индуистско-ведическая традиция делит полный цикл истории («кальпу») мира на громадные субциклы, каждый из которых проходит через особые периоды развития.

Циклы возникновения и гибели мировых империй, образования и распада (деколонизации) колониальных систем Англии, Франции, Испании, Португалии, Голландии, эпох возникновения, расцвета и увядания многих национально-государственных и культурных комплексов свидетельствуют как будто в пользу схемы круговоротов истории. Современный глобальный порядок, который устанавливает систему мировых центров «торгового строя» и зависимой от него неразвитой мировой окраины, как бы повторяет и напоминает начальный этап в создании былых колониальных империй. Но

101

только напоминает. Форма истории народов в системе мирового разделения труда близка скорее не циклу, а спирали, повторению на более высоком уровне. Поэтому зададим вопрос: принял ли исторический циклизм практически-завершенные системно-глобальные формы и всемирно-исторические масштабы? Нет, обосновано это утверждать нельзя. Многие циклы в истории носят не закрытый, а открытый характер - заканчиваются «точками бифуркации» - потенциальной поливариантности выхода из цикла истории. Из поколения в поколения люди не только создают пёструю ткань событийной человеческой истории, но пытаются уяснить её многовекторную ритмику. Понимание многомерной структуры истории предполагает учёт не только цикличности некоторых её процессов, но и других - дополняющих её

,

Концепция исторического регресса. Под регрессом понимают тип развития, который характеризуется обратным, попятным движением, переходом от высшего к низшему, от многостороннего - к узкоспециализированному, от сложного - к элементарному. Исторический регресс означает упадок, утерю достигнутого, тщетность усилий, утрату преимущественного социального качества, процесс удаления от некоего исходно-идеального состояния, которое выступает мерилом оценки потерь, понесённых обществом в ходе его развития. Если древние мифы считали, что люди утеряли способность предков чудесным образом спускаться под землю или восходить на небо, то претензии бытового регрессизма выражает формула, по которой «раньше всё было лучше».

Регрессизм абсолютизирует позитивное содержание минувшего состояния. Определяя исходный пункт истории, регрессизм использует метод «от противного», приём контраста (с точностью до «наоборот») при построении модели некоего идеального прасостояния, соотнося его с «золотым веком». В образе «золотого века» отразилась тоска людей по заре мироздания с её утерянной простотой и теплотой человеческих отношений. Позже идея «золотого века» обрела второе дыхание в концепциях утопического социализма, коммунизма и «пост-экономи ческого общества».

Схему исторического регрессизма впитали и некоторые современные версии истории. Политический идеал корпоративно-фашистского государства Б.Муссолини видел в исчезнувших порядках Римской империи. А.Гитлер мечтал возродить в Германии 30-х годов XX века сословно-феодальные структуры германского Средневековья. Сильны позиции регрессистского традиционализма на Среднем и Ближнем Востоке (Саудовская Аравия, Иран, Афганистан). На концепцию исторического регресса ориентировано мировоззрение представителей европейского традиционализма: Р.Генона, Ю.Эволы, М.Элиаде, в украинской диаспоре -Л.Силенко. Тенденция регресса не характеризует общесистемные качества общества, которые как раз и являются критериями направленности исторических изменений. Регресс становится необратимым только тогда, когда он поражает ключевое или слабое звено системы общественной жизни.

102

Проблема прогресса и его критерии. Термин прогресс ввёл Лукреций Кар в поэме «О природе вещей» в словосочетании «progresum sum» -поступательное движение, успех. Общественный прогресс - это движение общества, которое открывает человечеству дорогу к новым высотам истории, к переходу от низших ступеней и форм общественной жизни к высшим. Ориентация на прогресс наполняет мироощущение людей социальным оптимизмом, верой в свои силы и в коллективный разум общества. Восприятие исторического прогресса может быть и бездумно-обыденным, социально немотивированным. В этом случае считают, что всё само собой идёт к лучшему в этом лучшем из миров.

Хотя идея прогресса родилась вместе с античной культурой, общеисторическое звучание этой идее придал трактат Августина Блаженного «О граде Божьем». В целом августиновская концепция всемирной истории «шкатулочна» или «матрешечна». Она насчитывает три эпохальных периода («времени») и восемь «веков». Заслуга августиновской концепции прогресса в том, что она впервые придала идее прогресса всемирный масштаб, обеспеченный, правда, двойной теологической гарантией: постулатом провиденциализма (учение о предопределении хода истории волей Бога) и эсхатологической верой в завершение истории пришествием Спасителя.

Развивая идею прогресса в эпоху Французской революции, просветители отталкиваются от естественного порядка вещей. Эволюция общества определяется ими линейным приращением человеческих знаний, развитием технологий, частной собственности, обмена, денег, неравенства, разделения труда, увеличением свободного времени у нерабской части общества. Развёрнутая концепция исторического прогресса изложена в «Философии истории» Гегеля. Всемирная история есть необратимая история шествия мирового духа по ступеням свободы. Гегелевский «дух» истории есть, по существу, квинтэссенция многообразных форм (схем) человеческой деятельности. Позже логику необратимого и линейного прогресса истории в XX веке восприняли техноцентристская (У.Ростоу, Э.Тоффлер, Г.Кан и др.) и марксистская (советская, в частности) версии истории.

В пользу концепции исторического прогресса говорило следующее: во-первых, накапливая материальные и духовные приобретения, общество шаг за шагом поднимается по ступеням прогресса. Во-вторых, раз найдя удачные формы жизни, люди из поколения в поколение сохраняют и совершенствуют их, создавая всё более сложные системы государства, права, способы социальной защиты и разрешения конфликтов. В-третьих, важнейшие сферы общественной жизни: технология, экономика, наука, быт демонстрируют нарастание поразительных сдвигов. В истории, однако, не всё бесспорно. Мир XX века захлестнули волны насилия и «нового средневековья». Современная история принесла человечеству мировые войны, многомиллионные жертвы революционного террора, возрождение преследований по политическим, религиозным и расовым мотивам.

Теоретики «Римского клуба» обратили внимание человечества на пределы роста материально-технического развития. Идея прогресса стала

103

вызывать мотивированные возражения. Критики идеи прогресса подчёркивают, что:

1) Отнесение одного общественного явления к прогрессивному (новому, более развитому и совершенному), а другого - к консервативному, реакционному (устаревшему, менее развитому) условно и субъективно. Такое отнесение зависит от вкусов того, кто выносит исторический приговор.

2) Принцип «после этого» еще не означает «по причине того». Новое в общественной жизни действительно появляется. Но из него не вырастает следующее достижение такого же рода. Оно исчерпывает себя и уходит со сцены истории. Другие достижения, в иной сфере, на другом уровне общественной жизни возникают опять-таки вне связи с предыдущими, отошедшими в прошлое. Поэтому единой линии развития не существует, а прогрессисты просто подменяют причинную связь событий их случайным следованием во времени.

Учитывая критику, теоретики прогресса выдвигают в защиту этой концепции следующие аргументы:

- Прогресс носит системный характер. Общество в целом измениться сразу не может, это вызвало бы катастрофу. Прогрессивные изменения начинаются в одной сфере общественной жизни и постепенно вызывают следствия причинного и функционального характера, которые «расходятся» волнами в социально-органическом целом. При этом они перенастраивают на свой лад циклические и консервирующие моменты развития всей системы.

- Совокупный прогресс общества данной ступени исторического развития складывается в виде баланса приобретений и утрат прогресса. В векторе прогресса фиксируется социально-исторический потенциал общества. В этом смысле можно говорить об объективной предзаданности, надиндивидуально-системной направленности развития общества в целом. С этим, несомненно, следует согласиться. Тем не менее, прогрессивные изменения в современных условиях всё чаще ведут к катастрофам (экологическим, демографическим, техногенным и другим).

Это неизбежно ставит проблему критериев социально-исторического прогресса. Критериями называют средства убеждения, приёмы (правила) доказательства и мерила установления соответствия неких параметров эталону предпринимаемой оценки. В теории прогресса различают объективные и субъективные, общие и частные критерии поступательного развития общества. Попытки их применения нередко приводят к парадоксам. В ходе одного из опросов, проведенных в 2003 году, самыми счастливыми назвали себя жители Нигерии. Уровень достигнутого счастья - только один из предлагаемых критериев прогресса. Веком ранее таким критерием считалось наличие в обществе «великих людей». Известная фраза Наполеона гласила: предпочтительней лев впереди стада баранов, чем баран - во главе стаи львов. Нашему времени не чужд критерий возвращения к истинной духовности (религии), роста знания (или числа окончивших вузы), социальной справедливости и равенства, технической вооруженности и

104

уменьшения в целом зависимости человечества от природы. Последние показатели считаются объективными критериями прогресса.

В советских теориях прогресса его критериями считали степень овладения человеком стихийными силами природы и общества, развитие

.

Очевидно, анализ критериев прогресса невозможен без обращения к критерию «сущностных сил» человеческого рода или человечества, вытекающему из общесистемной характеристики общества. Сущностные силы человека имеют не только индивидуальную, но и общественно-коллективную форму их организации, проявления и развития. В них входят силы присвоения и отчуждения, соединения и разделения труда, навыки, квалификация, стимулы и способности людей и ещё многое другое, разрозненно совершенствующееся индивидами, и, в конечном счёте, объединяемое историей в процессе их общественного воспроизводства. Отличить цивилизованную ступень истории от варварской критерий сущностных сил человека вполне позволяет. Сегодня ясно, что всемирная история является процессом «воспитания» человечества - превращения человека-варвара в цивилизованного человека. Она постепенно цивилизует человечество и сужает место варварства, при том, что варваризация прогресса ещё угрожает человечеству (варваризация экологии, культуры, политической и экономической жизни). Но цивилизационная зрелость человечества тоже налицо.

Современный прогресс противоречив. Мир расщеплён на регионы, лидирующие в овладении наукоёмкими технологиями, и регионы, периферийные по отношению к ним. Современные собственники в области информационных технологий стремятся монополизировать выгоды их использования. Развитие новых, информационных производительных сил побуждает цивилизованных людей развивать свои физические и интеллектуальные силы и навыки, повышать квалификацию и производительность своего труда. Антиглобализм отвергает мечты о помощи (в грядущем преобразовании мира) со стороны информационных монополистов; критикует он и тех, кто принимает циклические спады и кризисы в отдельных отраслях современного хозяйства за выражение системного кризиса «мир-системного» капитализма. И.Валлерстайн, один из идеологов антиглобализма, находит аргументы в пользу концепции неизбежного исчерпания потенциала развития капитализма и его грядущий закат. «Сегодня и на следующие 50 лет наша задача, - пишет он, - состоит в построении утопий... Пусть это будет концом ложной современности и началом, впервые, подлинной современности освобождения».

<< | >>
Источник: Алексеева Л.О., Додонова Ф.О.. ФИЛОСОФИЯ / Учебно-методическое пособие для студентов / Донецк: ДонНТУ технических вузов. 2007

Еще по теме 4. Направленность истории. Проблема прогресса и его критерии.:

  1. 131 Есть ли прогресс в истории и каковы его критерии?
  2. Проблема направленности и смысла истории
  3. Сущность и критерии общественного прогресса
  4. 3.8. Социологическое направление. «Формула прогресса»
  5. НАПРАВЛЕНИЕ ТЕХНИЧЕСКОГО ПРОГРЕССА
  6. §1.1.1.2. «Прогресс» и «счастье»: достоверныли эмоционально-оценочные критерии исторического развития?
  7. Глава 1. НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС: ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ
  8. Оценка смысла и направленности научно-технического прогресса Н. Ф. Федоровым, К. Э. Циолковским, В. И. Вернадским
  9. Глава 13 Магистральные направления научно-технического прогресса в современном мире
  10. 2. ИСТОРИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС: ЕГО ПОНИМАНИЕ И ИСТОЛКОВАНИЕ (унитарно-стадиальный и плюрально- циклический подходы к истории, линейно-стадиальное и глобально-стадиальное понимания исторического прогресса)
  11. Смысл истории и общественный прогресс
  12. Критерии научности. Проблема демаркации
  13. ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС И ЕГО ОТСУТСТВИЕ
  14. КРАТКАЯ ИСТОРИЯ ИДЕИ ПРОГРЕССА
  15. ПРОБЛЕМА КРИТЕРИЕВ ИСТИНЫ В ПЕДАГОГИКЕ
  16. 6. Понятие правового государства и его критерии.
  17. ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА ЦЕНТР И ПЕРИФЕРИЮ