<<
>>

Урок 2: Пусть всегда будут враги, пусть всегда будут друзья

Карл Шмитт в книге «Понятие политики» высказал чрезвычайно важную мысль: «Народ существует политически только в том случае, если он об- разует независимую политическую общность и если он при этом противопоставляет себя другим политическим общностям как раз во имя сохранения собственного понимания своей специфической общности».
Хотя эта точка зрения полностью расходится с гуманистической демагогией, характерной как для марксизма, так и для либерально-демократических концепций, вся мировая история, и в том числе действительная (а не прокламируемая) история марксистских и либерально-демократических государств, показывает, что именно так дело обстоит на практике, хотя утопическое, постпросвещенческое сознание и не способно этот факт признать. В реальности политическое разделение на «наших» и «ненаших» существует во всех политических режимах и у всех народов. Без этого разграничения ни одно государство, ни один народ, ни одна нация не смогли бы сохранить своего особенного лица, не смогли бы иметь своего собственного пути, своей собственной истории.

Трезво анализируя демагогическое утверждение об антигуманности, нечеловечности деления на «наших» и «ненаших», Карл Шмитт замечает: «если некто начинает выступать от имени всего человечества, от лица абстрактной гуманности, это означает на практике, что этот некто высказывает таким образом чудовищную претензию на то, что он лишает всех своих возможных оппонентов человеческого качества вообще, объявляет их вне человечества и вне закона и потенциально предполагает войну, доведенную до самых страшных и бесчеловечных пределов». Поразительно, что эти строки написаны в 1934 году, задолго до ядерных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки. Кроме того, о жертвах ГУЛАГа тогда тоже еще не было известно на Западе. Таким образом, к самым страш- ным последствиям приводит не реалистическое признание качественной специфики политического существования народа, которая всегда предполагает деление на «наших» и «ненаших», а стремление к на- сильной универсализации, к втискиванию наций и государств в клетки утопических концепций «единого и однородного человечества», лишенного всяких органических и исторических различий.

Отправляясь от этих предпосылок, Карл Шмитт развил теорию «тотальной войны» и «ограниченной войны», так называемой «войны форм». Тотальная война является следствием универсалистской утопической идеологии, отрицающей естественные культурные, исторические, государственные и национальные различия народов. Такая война чревата уничтожением человечества. Экстремистский гуманизм — прямой путь к такой войне, считает Карл Шмитт. Тотальная война предполагает участие в конфликте не только военных, но и мирного населения. Это — самое страшное зло. «Война форм» неизбежна, так как различия между народами и их культурами неистребимы. Но «война форм» предполагает участие в ней только профессиональных военных и может регулироваться определенными юридическими правилами, которые некогда в Европе носили название Jus Publicum Europeum (Европейский общественный закон). «Война форм» — наименьшее зло. Теоретическое признание ее неизбежности заранее предохраняет народы от «тотализации» конфликта и от «тотальной войны». Здесь уместно привести знаменитый парадокс из «Бесов» Достоевского. Там Ш и гал ев говорит: «Исхожу из абсолютной свободы и прихожу к абсолютному рабству». Перефразируя эту истину применительно к идеям Карла Шмитта, мож- но сказать, что сторонники радикального гуманизма «исходят из тотального мира и приходят к тотальной войне».

И последний важный момент в определении «наших» и «ненаших», «врагов» и «друзей». Шмитт считает, что фундаментальность этой пары для политического бытия нации ценна также и тем, что в этом выборе решается глубинная экзистенциальная проблема. Жюльен Фройнд, ученик и последователь Карла Шмитта, так сформулировал этот тезис: «Пара «враг»—«друг» дает политике экзистенциальное измерение, так как, предполагая теоретически возможность войны, выбор в рамках этой пары ставит проблему жизни и смерти». Юрист и политик, рассуждающие в категориях «враг»—«друг», ясно осознающие смысл этого выбора, оперируют экзистенциальными категориями, что придает их решениям, поступкам и заявлениям качество реальности, ответственности и серьезности, которых лишены все утопические гуманистические абстракции, превращающие драму жизни и смерти в войне в одномерную химерическую декорацию. Страшной иллюстрацией этого было освещение западными средствами массовой информации иракского конфликта и бомбежек Сербии — американцы следили за гибелью иракских и сербских женщин, детей и стариков по телевизору, будто наблюдая за компьютерными «звездными войнами». Идеи нового мирового порядка, основы которого были заложены в этих конфликтах, являются высшим проявлением лишения страшных и драматических событий всякого экзистенциального содержания.

Пара «враг»—«друг», являющаяся и внешне и внутренне политической необходимостью для существова- ния политически полноценного общества, должна быть холодно принята и осознана. В противном случае «врагами» станут все, а «друзьями» — никто. Это политический императив истории.

<< | >>
Источник: Дугин А.. Философия войны. — М.: Яуза, Эксмо. — 256 с.. 2004 {original}

Еще по теме Урок 2: Пусть всегда будут враги, пусть всегда будут друзья:

  1. Урок 9: люди власти всегда должны чувствовать, что ФБР рядом
  2. 114. Безвозмездные договоры не будут рассматриваться.
  3. Физики были и будут первыми
  4. Какими будут ваши дети?
  5. ЗА ОХРАНОЙ ТРУДА БУДУТ СЛЕДИТЬ НА ГОСУДАРСТВЕННОМ УРОВНЕ
  6. Пусть будет так
  7. 8 пусть близость ваша не будет чрезмерной 12 января 1987.
  8. Глава 6 Ограды и запреты: пусть растет в безопасности
  9. Глава 4 ИДЕОЛОГИЯ ЦАРСТВОВАНИЯ, ИЛИ «ПУСТЬ ВСЕ БУДЕТ KAK ПРИ БАТЮШКЕ»
  10. SI.NON.PERCVSSERO.TERREBO. Пусть ни в кого не попаду , так хоть напугаю
  11. «Благо народа пусть будет высшим законом» (политическая философия античности)
  12. Неандертальцы и кроманьонцы: друзья или враги?
  13. 202. ДРУЗЬЯ И ВРАГИ СИНЕЙ ОРДЫ
  14. Афонин Игорь.. Здоровый и счастливый ребенок. Пусть утенок станет лебедем!, 2009
  15. “ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ДРУГОГО”[††]. ФРАНЦУЗ, ЕГО “ДРУЗЬЯ” И “ВРАГИ”
  16. ВСЕГДА В БЕЛОМ
  17. Личность всегда на первом месте
  18. ВСЕГДА ЧЕГО-ТО НЕ ХВАТАЕТ
  19. Проявлять ответственность не всегда легко