<<
>>

«Знание — сила» и «Всем знать все обо всем»

На смену Возрождению приходит эпоха, вошедшая в историю как Новое время. Конечно, переход от Возрождения к Новому времени — к началу XVII в. — достаточно условен, еще более условен рубеж, до которого применимо это понятие.
С достаточной определенностью, однако, можно сказать, что во второй половине XVII в. наступает эра Просвещения, которая длится весь последующий век и в какой-то степени захватывает начало XIX в. Таким образом, на определенном временном отрезке, довольно длительном, Новое время и Просвещение пересекаются, но не совпадают, имея различное смысловое содержание. Немецкий историк культуры Ф. Даннеман, заметив, что Галилей родился в год смерти Микеланджело (1564), усматривает в этом символ: «В Новое время искусство уступает трон науке». Девиз, под которым наступало Новое время, был сформулирован английским философом Ф. Бэконом (1561-1626): «Знание — сила». В оригинале он выглядит так: «Knowledge itself is Power». Английское слово «power» имеет много смыслов, это и «мощь», и «власть». Ф. Бэкон связывал с развитием науки надежды на власть над природой — искоренение болезней, предотвращение стихийных бедствий, расширение возможностей человека благодаря техническим приспособлениям. Он даже составил перечень наиболее насущных практических задач, стоящих перед наукой, для содействия нуждам человечества и общественному прогрессу: продление жизни и омоложение, превращение одних тел в другие, владычество над воздухом и вызывание гроз. В своей утопии «Новая Атлантида» Бэкон с поразительной прозорливостью (хотя и без технических набросков, присущих Леонардо) предсказывал огромные башни для наблюдения над явлениями природы и для использования солнечного тепла, обширные помещения для искусственного создания атмосферных явлений и новых видов животных, лодки, плавающие под водой, передачу звуков на расстояние и т. д. Оставляя выполнение столь грандиозных задач будущему, Бэкон уже тогда обосновал необходимость объединения в научные коллективы (на первых порах хотя бы для проведения экспериментов), организации не только научной деятельности, но и государственной политики в ее отношении. На основании выдвинутых им представлений философ развернул широкую программу разработки «нравственных и психологических оснований науки как социально значимой деятельности». На этом пути он использовал все возможности, предоставленные ему высоким постом лорда-канцлера, который он занимал при короле Якове I. Вместе с тем ученый у него уже не факирствующий маг, пытающийся выпытать у природы ее тайны, а служитель и «интерпретатор», познающий природу с огромным пиететом, на основе четко продуманного, систематического метода, «согласного с ее устройством». Бэкон видел в природе учителя, который поможет наиболее разумным образом устроить социальную жизнь, добиться «морального, религиозного и политического обновления общества». В предложенной им программе исходным было исследование отношения к природе, а уже на основе этого — отношений между людьми. С изучением природы Бэкон связывал и возможность обретения власти над самим собой — болезненными страстями и «аффектами души» (выражение Декарта). Много внимания он уделял «изгнанию идолов, гирями висящих на крыльях разума»: это — идолы «рынка» (привычка некритически воспринимать ходячие мнения), «театра» (слепая вера в авторитеты), «рода» (ограниченность ума и чувств), «пещеры» (ограниченность условиями воспитания).
Уверенность в наступлении «века разума» все более укреплялась поразительными успехами механико-математического естествознания, по существу, отождествляемого с наукой, задающего ей эталоны, идеалы и нормы. В еще большей степени сказанное относится к наступившей вскоре эпохе Просвещения. Своеобразное кредо его сформулировал чешский педагог и философ Ян Амос Коменский (1592-1670): «Всем знать все обо всем». Конечно, это не более чем идеал, но он добавляет к бэконовскому еще и то важное положение, что знание может и должно быть доступно не только избранным (по социальному положению или жизненным обстоятельствам), но и всем, кто к нему стремится, а стремление к нему должно сделаться естественным для каждого человека. Конечно, на первый план такая позиция выдвигала образование, заботу о котором должно взять на себя государство. Нет нужды уточнять, что целесообразным и эффективным предполагалось только природосообразное образование, т. е. согласное с законами природы и природной предрасположенностью учащихся. Просвещение вышло за пределы круга земель, охваченного Возрождением, включив страны Восточной Европы, Россию (которая впервые вступает в общеевропейскую колею), а также Северную Америку. Крах же идеалов Просвещения как очередной несбыв- шейся мечты человечества произошел в начале XIX в., что было сопряжено с целым рядом взаимосвязанных и взаимополагающих факторов: ограниченностью метафизического материализма, бесчеловечной (без человека) картиной мира механистического естествознания, бездушностью маховика капитализма, набиравшего обороты с успехами науки. В политическом плане крах Просвещения был обозначен походами Наполеона. Последние струйки Просвещения, усыхающие в первые 2-3 десятилетия XIX в., связаны с именами великих немцев — Канта, Гегеля, Гете, Гердера, все еще веривших в Просвещение, но уже осознавших нереализованность его программы. XVII-XVIII вв. — эпоха серьезных экономических и социальных перемен. Теперь уже, не сдерживаемые внешними и внутренними ограничениями, капиталистические преобразования приобрели значительный размах. Успехи естествознания, с одной стороны, обеспечивали капитализму мощную идейную и техническую базу, с другой — капитализм подстегивал науку, которая смещала свою направленность от «светоносной» к «плодоносной» (по выражению Ф. Бэкона). Одни и те же социальные силы помогали и нарождающемуся ученому, и нарождающемуся капиталисту. Столь же неслучайно научная революция XVI-XVII вв. разворачивалась одновременно с Нидерландской (1566-1609) и Английской (1604-1660) буржуазными революциями. В то же русло вписались позже война за независимость США и Французская революция 1789 г. Впрочем, то, чем она обернулась, явилось еще одним сокрушительным ударом по Просвещению.
<< | >>
Источник: Торосян В.Г.. История и философия науки : учеб, для вузов. 2012 {original}

Еще по теме «Знание — сила» и «Всем знать все обо всем»:

  1. ВСЕ ВО ВСЕМ
  2. Во всем виноваты дети
  3. СТРЕМЛЕНИЕ НРАВИТЬСЯ ВСЕМ
  4. ЕСЛИ ребенок во всем требует независимости
  5. Часть II Об искусствеучить всех всем
  6. 141. Правила, относящиеся ко всем безвозмездным сделкам.
  7. Глава XIII Основою преобразования школ является точный порядок во всем.
  8. Близок Господь ко всем призывающим Его вистине, и нет лицеприятия у Бога
  9. Задача полной ликвидации ядерного оружия во всем мире и недопущения переноса гонки вооружений в космос
  10. Глава X О ТОМ, ЧТО ПИСАНИЕ ПРОТИВОПОСТАВЛЯЕТ ИСТИННОГО БОГА ВСЕМ ЯЗЫЧЕСКИМ ИДОЛАМ ДЛЯ ИСКОРЕНЕНИЯ ВСЯКОГО СУЕВЕРИЯ74
  11. Всем, стоящим во главе человеческихучреждений, правителям государств,пастырям церквей, ректорам школ,родителям и опекунам детей
  12. Глава 16 О              любви к врагам и терпении, о              подаянии всем просящим, о              соответствующем обращении с другими людьми (ср.: Евангелие от Луки, 6: 27—31)
  13. Кто преисполнился любовью к Богу и ближнему, того Господь преисполняет любовью ко всем Помазанникам Его!