<<
>>

§ 3. Теоретический и исторический подходы к культуре

Своеобразие проблем, связанных с познанием взаимоотношений культуры и природы, проистекает из того, что природа практически не изменялась на всем протяжении существования культуры, тогда как культура находилась в непрерывном процессе видоизменения.
Поэтому культурознание — и на уровне наук о культуре, и на уровне философии культуры — должно делать ее историю предметом самостоятельного изучения, сопрягая синхронический его «разрез» с «разрезом» диахроническим.

Сопряжение это имеет двойственный характер — непосредственное исследование истории культуры и всех культурных явлений и опосредованное, выражающееся во включении исторического угла зрения в теоретический анализ. В XIX веке исследования истории литературы и других искусств, философии, науки, а иногда и культуры в целом, в масштабах различных эпох или исторического существования наций, регионов, всего человечества, и после Гегеля и Конта стали самостоятельной отраслью культурологического знания и педагогической практики в гимназиях и университетах; историческое освещение культурных процессов оставалось главным направлением культурологии и в XX столетии, делая предметом исследования само изменение содержания и форм культуры в процессе ее развития в различных условиях ее существования. Так, перед исследовательским взором культура представала как закономерное движение от первобытной к древневосточной, затем к античной, к средневековой, к ренессанс- ной и т. д.; поскольку историческая жизнь человечества выступает в многообразии национальных структур, культура приобретает национальную определенность, оказываясь русской, грузинской, французской, китайской и т. д.; поскольку на протяжении всей истории цивилизации, после распада исходного социального единства первобытных коллективов, каждая нация дробилась на сословные, классовые, профессиональные группы, это непосредственно проявлялось в ее —— 85 культуре, которая выступала как дворянская, буржуазная, крестьянская (фольклор), пролетарская, как культура ремесленников, монахов, художников (так называемая «богема»), военнослужащих и т. д.

С другой стороны, теоретические исследования все чаще вбирали в себя исторический взгляд на содержание, строение и функционирование культурных форм — например, в «Исторической поэтике» А. Веселовского или в уже упоминавшейся «Философии культуры» автора этих строк. В этом свете становится понятной неудовлетворенность культурологической мысли методологией структурализма, поскольку она была основана на абстрагировании синхронного анализа от диахронного и исключении исторического подхода из методологии системного исследования. Между тем, он является органическим компонентом системного исследования, что доказала синергетика, сумевшая органически объединить синхронию и диахронию в изучении динамического бытия сложных и сверхсложных систем.

Принципы познания культуры складывались на протяжении нескольких столетий, гораздо позже, чем родились науки о природе и обществе. Оно и неудивительно — ведь культура, понимаемая как способ бытия человека, охватывающий все богатство форм его духовной, практической и духовно-практической деятельности, является системой более сложной, чем природа, общество и сам человек, поскольку она охватывает и его собственные качества, и создаваемый им предметный мир, и взаимоотношения человека и человека, человека и природы, человека и общества, человека и мира вещей — «второй природы». Если математика стала подлинной наукой уже в античности, если астрономия стала таковой в XVI веке, физика — в XVII, политическая экономия — в XVIII, химия и биология — в XIX, психология и социология — в XX, то познание культуры в ее целостном бьггии и закономерностях се развития приобретает научные контуры только в наше время. Для дальнейшего успешного движения в этом направлении необходимо рассмотреть пройденный культурологическим знанием путь, на котором вырабатывались его методологические принципы, имея в виду, что задача эта, подобно гносеологической разработке общих принципов познавательной деятельности человека, находится в сфере компетенции философии.

<< | >>
Источник: В.Л. Обухов , Ю.Н. Солонин , В.П. Сальников и В.В. Василькова. ФИЛОСОФИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ ПОЗНАНИЯ: Учебник для магистров и аспирантов — Санкт-Петербургский университет МВД России; Академия права, экономики и безопасности жизнедеятельности; СПбГУ; СПбГАУ; ИпиП (СПб.) — СПб.: Фонд поддержки науки и образования в области правоохранительной деятельности «Университет». — 560 с.. 2003

Еще по теме § 3. Теоретический и исторический подходы к культуре:

  1. 1. Культура как объект социологического познания. Разнообразие теоретических подходов к изучению и пониманию культуры
  2. § 3. Соотношение исторического и теоретического подходов в решении научных проблем
  3. 6.1. Основные теоретические подходы в социальной работе
  4. Основные теоретические подходы к анализу социализации
  5. 20.2. Основные теоретические подходы к исследованию политическогопроцесса
  6. 4.1. Основные теоретические подходы к определению природы и сущности власти
  7. ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ В ГЕНДЕРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЯХ
  8. Глава 1.1. Основные теоретические и методологические подходы к разработке теориизанятости
  9. ФЕНОМЕН Ж?НСКОГО ЛИДЕРСТВА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ И ЭМПИРИЧЕСКИЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ
  10. Исторические и теоретические источники
  11. § 1. Использование исторических званий при теоретическом изучении предмета