<<
>>

Роль ценностей в социально-гуманитарной сфере

Наличие субъекта в процессе познания и оценке его результатов прослеживается в любом познании, но особенно — в социально-гуманитарном — через ценности. Обратившись к «Философскому энциклопедическому словарю» (М., 1989), мы обнаружим «ценность» как «понятие, определяющее человеческое, социальное и культурное значение определенных явлений действительности...» В виде ценности может выступать любой объект или процесс природы, общества, культуры. Наука, изучающая ценности, получила название аксиология (от греч.
axios — ценность, logos — учение, наука). Аксиология — это философское по своей сути учение «о природе ценностей, их месте в реальности, о структуре ценностного мира, т. е. о связи различных ценностей между собой, с социальными и культурными факторами и структурой личности». (Там же.) С понятием ценностей тесно связано понятие оценки. Любая оценка сама по себе несет ценностную нагруженность, т. е. в процедуре оценки проявляются ценности, разделяемые, принимаемые, вырабатываемые субъектом — индивидуальным и коллективным. Понятие ценности существует уже в античности, но в арсенал философии оно введено И. Кантом. Как мы помним, «коперникан- ский переворот», совершенный им в философии, состоял в том, что, убедившись в невозможности достижения всецело объективного, свободного от субъективного отпечатка знания, Кант в центр своего исследования поставил именно субъект, а не объект познания. Тогда этот шаг не мог быть в должной степени воспринят не только в естествознании (которое как раз стремилось к идеалу «объективного знания»), но и в социально-гуманитарном познании (которое также ориентировалось на этот идеал). Кант различает теоретический (научный) разум, направленный на познание мира «сущего», и практическое (нравственное) сознание, направленное на мир «должного», включающее нормы, идеалы, словом, ценности. Мир сущего — природы — находится во власти необходимости, законов, которые невозможно обойти, а мир должного создается человеком, пронизан свободой творчества, высвечивает вектор его поведения через призму впитанных его разумом ценностей. Поэтому два, казалось бы, столь разных мира неразделимы, и не случайно восхищение Канта в равной мере вызывают «звездное небо над головой и моральный закон во мне». При этом нравственность у него не входит в сферу знания: научное знание объясняет мир, а ценности наполняют, формируют и организуют мир человеческих отношений. Даже если понимать ценности в самом широком смысле, включая сюда продукты не только духовной, но и материальной деятельности, то, подвергаясь оценке, они приобретают мировоззренческую и нормативную значимость, характер предпосылочного знания, объективированного духовного. Таким образом, любое действие, в том числе познавательное, имеет ценностную основу. Что касается познания, то его ценностная наполненность не ограничивается моральными запретами и предписаниями, а может распространяться на выбор объекта исследования и его методологии (чаще всего выступая как неявное, предпосылоч- ное знание). Дальнейшее развитие учение о ценностях (аксиология) получило у Г. Риккерта. Именно у него ценности приобретают статус объективированного духовного — правда, он не использует этого понятия, а в духе своего времени характеризует их как «самостоятельное царство». У Риккерта мир состоит не из объектов и субъектов, а из действительности как изначальной целостности человеческой жизни и ценностей.
Жизненный мир (еще одна вошедшая тогда в обиход категория гуманитарного знания) становится таковым, приобретает смысл, наполняясь ценностями. Ценности — это факт социокультурной действительности, но сущность их состоит не в фактичности, а в значимости. Они «оседают» в культуре, явлены в ней, их не надо искать, они «выплывают» сами — порой помимо или против нашей воли и сознания, а смыслы ценностей «обнаруживаются, а не придумываются» (В. Франкл). Конечно, ценности могут быть объектом исследования, как любое природное или культурное явление, что делает неизбежной процедуру их эмпирического выявления и интерпретации. Риккерт выделяет здесь 3 сферы — действительности, ценности, смыслов и соответствующие методы их постижения — объяснение, понимание, истолкование. В них обнаруживается одно из важнейших отличий гуманитарного и естественно-научного познания. Если естественные науки руководствуются обобщающим методом познания, то исторически-индивидуализирующий метод изначально относится к ценностям как к исторической данности. Ценности, исследуемые философией истории, разделяются Риккертом на 3 типа: а) ценности, на которых основаны формы и нормы эмпирического исторического познания; б) ценности, которые в качестве исторически существенного материала конституируют саму историю; в) ценности, которые постепенно реализуются в историческом процессе. Но как соотнести изменчивость ценностей с научностью, критериям которой должна подчиняться историческая наука? Принимать и исследовать эту изменчивость не просто как факт, как данность, но исследовать весь социокультурный контекст этой изменчивости. Французский философ, выходец из России А. Койре (Койранский) заметил, что ничто не меняется так быстро, как неподвижное прошлое. И речь здесь идет не только о том, что обнаруживаются до этого неизвестные (или скрываемые — что тоже напрямую ценностно обусловлено) факты, но и о том, что эти факты могут получать совершенно иную оценку, чем даже в недавнем прошлом. Это явление отчетливо прослеживается в сегодняшней России, принимая порой гротескные формы (особенно в учебниках по истории). Анализируя проблему ценностной нагруженности, вплоть до уровня научного знания, М. Вебер замечает, что если интерпретация научных фактов (в том числе исторических) следует нормам мышления, принятым в той или иной доктрине, то это вынуждает — явно или неявно — принимать соответствующую оценку в качестве «единственно научной», «даже чисто эмпирическому исследованию направление указывают культурные, следовательно, ценностные интересы»1. Таким образом, отнесение к ценностям оказывается методологическим приемом, который, не влияя непосредственно на когнитивные и оценочные действия субъекта, обладает предпосы- лочным и регулятивным воздействием. Вместе с тем «свет, расточаемый ... высочайшими ценностными идеями, падает на постоянно меняющуюся конечную связь чудовищного хаотического потока событий, проносящегося сквозь время»100 101. В образной манере о ценностях писал Ф. Ницше. Бытие для него предстает не абстракцией «объективной реальности», а наполненной смыслами и красками ценностью. На историю культуры он смотрит как на непрестанную борьбу «аполлонического» (созерцательного, логически-рассудочного) и «дионисийского» (жизненного, буйного и трагического) начал, противоположных и, на первый взгляд, взаимоисключающих ценностей, с неизбежной их переоценкой. Ставя под сомнение «ценность ценностей», принятых в современном ему обществе, разоблачая их исчерпанность, порой надуманность, фальшивость, выступая против форм, в которых они навязываются и поддерживаются, немецкий философ бросает фактически вызов моральным устоям, которые не сплачивают общество, а усугубляют его раскол.
Ницше призывает к созданию новой морали, новой системы ценностей, призванной вывести человечество «по ту сторону добра и зла» в их традиционном и не оправдавшем себя понимании. Философ должен быть учителем недоверия к истине, утверждал Ницше, имея в виду фарисейски навязанные, обезличивающие человека «истины». Главные ценности в понимании этого «философа нелицеприятных истин» — свобода, красота, сила, способность к постоянному поиску новизны и переоценкам. Идеи его оказали сильное воздействие на европейскую философию XX в. Их влияние признавали Ж.-П. Сартр, М. Хайдеггер, К. Ясперс, Э. Гуссерль, К. Манхейм, К. Хюбнер, Ж. Делёз. Ценности как «открытую систему» рассматривал К. Поппер. Значительное место в исследовании проблемы ценностей занимают труды В. Франкла (1905-1995), который, как «участвующий наблюдатель» XX в., подытожил результаты своих исследований, проникнутых высоким гуманизмом, тревогой за судьбы человечества, в своей книге «Человек в поисках смысла» (1962). Выделяя в мире человека базовые ценности — творчества, переживания, отношения, Франкл соотносит с ними три пути обретения смысла: 1) отдачу человеком себя миру (не обязательно в великих творениях, но и в повседневной жизни); 2) присвоение человеком мира — «что он берет от мира в своих встречах и переживаниях»; 3) субъектную позицию в отношениях с другими — во встречах и переживаниях. Последняя в особенности наполнена ответственностью (человек отвечает за то, что он делает, кого любит и как страдает). «Мы в ответе за тех, кого приручили» (Сент-Экзюпери). Франкл подчеркивает, что ценности не содержатся ни в объекте, ни в субъекте, иначе они были бы произвольными или, напротив, обязательными, вплоть до принуждения. Они воплощаются в нормах и императивах, ценности находятся на пересечении свободы и долженствования, но обретаются с помощью «внутреннего голоса» совести, а обретение, принятие их является важнейшей формой самореализации личности. «Люди трансцендируют себя в направлении смыслов, и эти смыслы суть не что иное, как сами люди»1. О самореализации и самоактуализации через обретение смыслов пишет американский психолог и педагог российского происхождения, основатель гуманистической психологии и педагогики А. Маслоу (1908-1970). Он выделяет несколько уровней ценностей и основанных на них целевых установок. Прежде всего это «базисные» (безопасность, воспроизводство и т. д.), затем — «производные» (справедливость, благополучие, социальные гарантии). Восходя от анализа физиологических потребностей и ценностей к анализу социальных — привязанности и любви и далее к персональным — самоуважению и признанию, Маслоу выше всего ставит ценности самоактуализации (отличая ее от самореализации и ставя последнюю ниже). Лишь у 1% людей, по его наблюдениям, реализуется способность к самоактуализации (хотя присуща многим). Такую реализацию ученый обнаруживает у творчески состоявшихся людей. (Вспомним А. Шопенгауэра: «Лучшее и наибольшее всякий человек должен получать от самого себя». «Нет лучшего утешения в старости, чем сознание того, что удалось всю силу молодости воплотить в творениях, которые не стареют».) К ценностям Маслоу относит, помимо истины, добра и красоты (прошедших через всю историю культуры), цельность, жизненную уникальность, совершенство, завершенность, справедливость, простоту, непринужденность, игру, самодостаточность. Он же видел «самую очевидную причину человеческих страхов в боязни утратить себя». О величайшей ценности — умении «рядом с другими оставаться самим собой», обретении «внутреннего стержня, Бога в душе» говорил и Э. Фромм. Стоит остановиться на отношении к ценностям К. Поппера, который пишет, что в декларировании ученым «ценностной нейтральности» скрываются «страх и стремление избежать осознания того, что мы несем полную ответственность даже за образцы, которые выбираем для подражания»1. Среди ценностей различают ценности-цели (мировоззренческие ценности философии, религии, морали) и ценности-средства (ситуативные ценности, направленные на самые различные объекты, включая самого человека). Различают также ценности по содержанию (духовные, экономические, политические) и по субъекту (личностные и групповые, семейные, классовые, национальные, общечеловеческие). Поскольку от ценностей невозможно «освободиться», следует найти те рациональные формы, в которых выражается, представляется и осмысливается их роль. Одной из важнейших является многократно упоминаемая уже нами научная картина мира (НКМ). Выделяя в научном познании две группы ценностей — когнитивно - методологические и социокультурные, мы осознаем, что они тесно взаимосвязаны и взаимообусловлены. Достаточно сказать, что и общепринятые методологические формы — истина, метод, теория, концепция, объективность, доказательность и т. д. — имеют не только когнитивный, но и ценностный характер. Подводя итоги, назовем основные особенности социально-гуманитарного познания: • уникальность, неповторимость исследуемых явлений; • соотношение самого объекта с личностью исследователя; • интерпретация и переинтерпретация текстов, действий и т. д.; • не предсказание, а предвидение; • влияние ценностей (в том числе собственных) на всех этапах исследования (включая выделение объекта); • изменение и развитие объекта исследования; • влияние повседневности, «здравого смысла», пред-рассудков; • участвующее наблюдение; • возможность коллективного субъекта познания; • коммуникативность, диалогичность (полилогичность). Вопросы и задания 1. Сравните законы природы и закономерности, выявляемые в социально-гуманитарных науках. 2. Каковы особенности объекта и предмета социально-гуманитарного познания? Как они соотносятся? 3. Что можно сказать о субъекте социально-гуманитарного познания? 4. Какими особенностями обладает коммуникативность в социально-гуманитарном познании? 5. Определите понятие ценностей. Почему и каким образом ценности включены в состав социально-гуманитарного познания?
<< | >>
Источник: Торосян В.Г.. История и философия науки : учеб, для вузов. 2012

Еще по теме Роль ценностей в социально-гуманитарной сфере:

  1. Понятие социально-гуманитарных наук и социально-гуманитарного знания
  2. § 1. Роль и место теории государства и права в системе гуманитарных наук
  3. Ценности и их роль в жизни человека
  4. СОЦИАЛЬНАЯ ФИЛОСОФИЯ, ЕЁ ПРЕДМЕТ, СМЫСЛ, ФУНКЦИИ И МЕСТО В СИСТЕМЕ СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНОГО ЗНАНИЯ
  5. Чистякова Людмила Александровна. Трудовые ценности молодежи с опытом первичного трудоустройства в сфере услуг, 2014
  6. Роль ценностей в жизни общества и человека
  7. Нравственные ценности. Их роль в формировании личности
  8. В . Роль юриста , специализирующегося в сфере интеллектуальной собственности
  9. Глава VI Роль государства в сфере образования
  10. Роль религиозной Реформации в изменении системы ценностей европейского общества
  11. Субъект социально-гуманитарного познания
  12. Объект и предмет социально-гуманитарного познания