>>

К методологии исследования

Семантическая эстетика весьма популярна в США (26; 13; 27; 20; 23)1, в Италии (9, 38), во Франции (22). Труды М. Бензе и его школы говорят о том, что семантическая эстетика пользуется большим влиянием в ФРГ.
О ее распространении во многих других странах можно судить и по тому факту, что проблемы семантической эстетики пользуются большой популярностью на международных эстетических конгрессах, где начиная с IV Афинского конгресса (1960) работают специальные секции, посвященные этому направлению. Семантический подход к эстетике стал модным. Г. Калоджеро называет эту моду «болезнью Панглоса». Симптом этой болезни он видит в убеждении, что лучший способ говорить «научно» об искусстве - это использовать термины и метафоры, которые мы применяем в отношении языка. Употребляя эти термины («грамматика», «синтаксис» и др.), вы испытываете, пишет он, ощущение принадлежности к высшему царству интеллекта (19, 99). Мода на семантическую эстетику связана с модой на семантическую философию, с которой у нее имеются тесные философские узы. Интерес к семантической философии «рикошетом» усиливает любознательность и в отношении семантической эстетики. Наиболее распространенным «критерием» выделения семантической эстетики среди других направлений и течений является указание на присущий ей специфический метод исследования искусства (26; 7, 78; 8, 205). В этой связи характерным представляется название доклада польского эстетика М. Валлиса-Вольфиша на II Международном эстетическом конгрессе, где впервые была провозглашена «семантическая эстетика»2; доклад был назван так: «Искусство с семантической точки зрения. Новый метод в эстетике» (26). Подобный взгляд на эстетику представляет собой проекцию семантического понимания философии. Именно здесь, в семантической философии, устами неопозитивистов М. Шлика, Р. Карнапа, Л. Витгенштейна, прагматиста У Джемса был провозглашен «переворот в философии», совершенный семантиками, который состоит в том, что их философия превратилась из теории, как это было раньше, в метод анализа языка и на этом основании уже не является, как вся прежняя классическая философия, «метафизикой». То, что ниспровержение «метафизики» в семантической философии было мифом, что вопреки своим утверждениям она была вполне определенной теорией, признают многие философы, в том числе даже те, кто стоял у колыбели этого движения (например Рассел). Утверждения семантиков, будто их эстетика - это не теория, а лишь метод, тоже являются одним из мифов семантического движения. Философский уровень семантической эстетики обусловлен философской интерпретацией той теоретической модели, которую «накладывают» на искусство, будь это язык, знаковая система и т.п. Такая интерпретация, как правило, имеет место. Непосредственная близость семиотики, лингвистики и кибернетики к философии позволяет в принципе наиболее естественно и просто переходить от них к философии, в особенности к теории познания. Философская интерпретация рассматриваемых теорий связана прежде всего не с методами, а именно с их исходными теоретическими принципами. В литературе по семантической эстетике предлагаются различные классификации семантических теорий искусства. Например, М. Вейц (27) делит семантические теории в эстетике на две группы в соответствии с двумя разными концепциями языка: «классического» понимания языка как отражения и «современной» трактовки языка как орудия, инструмента, условного средства. П. Раффа (23) различает исследования языка эстетики и эстетику, предметом которой является искусство как язык. Важность такого различия несомненна, однако, на том основании, что теории, интерпретирующие искусство как язык, лежат в строгом смысле вне стремлений аналитиков языка, П. Раффа не берет их в расчет. Но при таком «делении» столь известные семантики, как Ч. Моррис и С. Лангер, остаются «за бортом». По-видимому, целесообразно различать два следующих направления внутри семантической эстетики: 1. Специальные научные теории, например такие, как теория информации в применении к эстетике. 2. Семантическую философию искусства, интересующуюся главным образом гносеологическими проблемами. Это направление характерно для работ С. Лангер и др. Поскольку большинство современных эстетиков на Западе считают, что эстетика - это наука об искусстве (см. 20, 251), постольку для обозначения семантических теорий искусства наиболее точным представляется термин «семантическая философия искусства»3. Этот термин не так двусмыслен, как, например, термин «символическая эстетика», и он подчеркивает, что перед нами не специальная научная теория искусства, а именно философия искусства. Большинство эстетиков семантического направления, в особенности его наиболее крупные представители (Кассирер, Ричардс, Пирс, Моррис и др.), отдают себе отчет в том, что невозможно понять сущность искусства, игнорируя его эстетическую природу, связь с красотой, его ценностный аспект, что уже самым непосредственным образом вводит исследование искусства в сферу философии. Философское истолкование языка, знаков, информации в соединении с философской интерпретацией художественной ценности искусства приводит к тому, что семантическая эстетика на практике, как правило, выступает в качестве определенной философии искусства. Исторически сложилось так, что семантическая эстетика оформилась как специфическое направление эстетической мысли XX в. в лоне семантической философии (12, 78; 22, 84; 7, 32). Однако семантическая ориентация в большей или меньшей степени затронула почти все основные направления современной западной философии. В семантической философии можно обнаружить идеи, связанные с разными направлениями новейшей философии, из которых семантическая философия черпала для себя энергию и вдохновение. В большей или меньшей степени в орбиту семантического движения наряду с неопозитивизмом (Рассел, Ричардс, Карнап, Витгенштейн и др.) вовлекались прагматизм (Пирс, Дьюи, Моррис и др.), неореализм (Уайтхед), неокантианство (Кассирер). Известное влияние этого течения испытали на себе неогегельянцы (Кроче и Коллингвуд), экзистенциалисты (Хайдеггер), неотомисты (Маритен). В чем же своеобразие этого философского течения? Можно сказать, что семантическую ориентацию в философии отличает «общий интерес к знакам и значениям» (17, 348), к проблемам языка4. Однако такой интерес, хотя он и проявлялся в меньшей степени, можно проследить в истории философии задолго до семантиков. Новое заключалось в том, что здесь был сделан важный, хотя и малозаметный внешне шаг от положения, что язык также является предметом исследования философии, к положению, что он является единственным предметом ее исследований или по крайней мере главным и самым важным предметом познания и философского анализа. На базе этого теоретического принципа преимущественное внимание было обращено на то, как средства языка могут быть использованы для построения метода, в том числе метода исследования самой философии. Правильно ли утверждать, что семантический метод не является продуктом имманентного эстетического развития, а явился результатом всеобщей лингвистической ориентации философии (12, 79)? Значит ли это утверждение также, что семантическая эстетика, поскольку она имеет дело с философской семантической проблематикой, является чуждой, «внешней» по отношению к главным проблемам эстетики? Исходные теоретические принципы и методы семантического движения как в философии, так и в науке об искусстве не были произвольными: они были продиктованы объективными потребностями развития научного познания, взятого в целом, и в этом смысле не были «чуждыми» и для эстетической науки. То обстоятельство, что непосредственным образом они были привнесены в эстетику из философии, а в последнюю из логики и логической семантики, отражает фактическую сторону дела и не является принципиальным. Вообще говоря, они могли возникнуть и из исследований искусства. Что же касается интерпретации этих принципов и методов в семантической философии искусства, то она - и это будет показано всем ходом последующего изложения - вполне укладывается в традиционное русло эстетической метафизики и не является новым словом в решении кардинальных философских вопросов. Предметом дальнейшего разбора в этой книге будет семантическая философия искусства. Вне поля зрения останутся конкретно-научные семантические теории искусства, а также «тяготеющие» к ним теоретико-информационные теории искусства М. Бензе, А. Моля и некоторых других; фрейдистские и религиозные концепции, художественного символизма. 2.
| >>
Источник: Евгений Яковлевич Басин. Семантическая философия искусства. 2012

Еще по теме К методологии исследования:

  1. МЕТОДОЛОГИЯ, МЕТОДИКА И ТЕХНИКА СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ
  2. Лекция 6. Методология педагогического исследования
  3. ЗАНЯТИЕ № 1 ТЕМА: МЕТОДОЛОГИЯ И МЕТОДЫ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ
  4. Методология исследования.
  5. Методология исследования
  6. Новое в методологии исследования революций
  7. 13.1.4. Споры вокруг методологии исследования
  8. Методология и методика исследования
  9. 4.5. МЕТОДОЛОГИЯ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ СМЫСЛОВОЙ СФЕРЫ личности
  10. 5. Неопозитивизм и методология эмпирического социального исследования