<<
>>

Первая речь о Филосооии Неизвестного Философа, раскрывающего естество Камня, его действия, его достоинства, а также возможность и лёгкость его получения (Извлечения)

Сын мой, многие ищут Камень, не зная, что это такое. Определения, обычно даваемые на этот счёт, вызывают у меня смех и сожаление. Дело не в том, чтобы объяснить действия его; следует указать на естество, производящее таковое, дабы ты не впадал в общие заблуждения. Потому я хочу рассказать, в чём состоит его сущность (essence).

Философский камень есть минеральная субстанция (substance du genre mineral), самая совершенная, которая только может быть, представляющая собой смесь совершеннейших элементов.

Итак, мы определяем его как минеральную субстанцию, вообще говоря, все металлы и минералы образуют первый ярус естества.

Действительное отличие нашей субстанции в её предельном совершенстве. Но совершенная их сущность (substance) в своей возможности — совсем другое дело. Все металлы и минералы несовершенны по причине их нечистоты и зараженности, равно как и по нехватке тинктуры и твёрдости (fixation), качеств, изобилующих у солнцаLXXXVII, каковое неподвижно (fixe), чисто и идеальнейшим образом среди всех металлов окрашено (teinct); но оно вещь в себе и для себя, и ничего не делает для других, и потому не обладает самыми совершенными свойствами среди минералов; среди последних, однако, как ты увидишь из моего дальнейшего рассказа, есть субстанция, которая может сообщать твёрдость, окраску (teinture) и чистоту души другим; чего не может золото, не имеющее в себе необходимой тонкости, чтобы передать эти свойства, даже если бы оно ими обладало, другим телам, входя и проникая в них.

Из этого ты видишь, что нашему КамнюLXXXVIII можно дать совершенное определение, так как это понятие (concept) соответствует только ему и отличает его ото всех сущностей (substances) того же рода. По своему естеству, если обобщить, он обладает способностью улучшать несовершенные металлы и исцелять больные вещества (corps). Будучи изначально сущностью (substance) рудного рода (genre mineral), совершенно соединяющей стихии (elements), он без сомнения обладает достоинством приводить к совершенству металлы нечистые и заражённые, ставшие таковыми из-за несовершенного смешения стихийных первокачеств; он также возвращает здравие людям, ослабленным по причине неравномерного распределения внутренних составов.

Камень по естеству своему есть могучее Снадобье (medecine) как для металлов, так и для людей. Он очевидно выказывает своё превосходство перед всеми другими веществами нашего дольнего мира, ибо преследует самую совершенную и самую значительную цель во всём естестве. Человек — Князь мира сего (Prince de ce monde), и я полагаю, что всё сотворённое призвано служить ему и имеет назначение доставлять ему благо, видя в нём свою цельLXXXIX. Исходя из этого, великое благо человека есть самая благородная цель для существ низшего порядка, и самое большое счастье для них — доставлять человеку здравие вместе с богатством. Из этих двух последних, как из двух источников, истекают все блага, каких только можно желать; богатство даёт способы исполнять все желания, покупать достоинство и почести и питаться совершенным духом; самые миловидные дамы всегда будут к вашим услугам, а вот здравие даст вам возможность ими обладать и удовлетворять свои аппетиты во всей их мощи; вот почему Камень, дарующий людям и то, и другое, есть самая благородная цель, самая прекрасная и совершенная.

Возможно, чудеса, о коих я говорю, кто-то сочтёт за химеру, но на самом деле на глазах у них пелена невежества, производящая столь злосчастное действие, и гордость, мешающая поверить в то, что сами не видели; однако совершить то, во что они не верят, не только возможно, но и очень легко для рук опытных.

Конечно, отдельно Художество и отдельно естество бессильны, но если достоинство естества соединить с навыками Философа, то возможно всё. Каждое в отдельности бессильно, вместе оба всесильны. Без художества естество очень слабо; наивысшим достижением естества в царстве минералов является Солнце, перейти этот предел естеству не дано из-за плотности воздуха, мешающего жару беспрепятственно варить золото. Поэтому Солнце есть предел для матери-естества в минеральном царстве, в котором наш Камень имеет высочайшую степень, так что создание его для одного естества невозможно. Невозможно оно и для одного мастерства (artifice), как здесь, так и во всём остальном, ибо человек ничего не может сделать без помощи естества, а могущество его только в том и состоит, чтобы естеству помогать. Все твои предприятия будут напрасны, если естество не даст тебе семя и если это семя, пройдя через твои руки, не начнёт прорастать и трудиться: единственное, что ты можешь, это помогать семени — поместить его в добрую почву, дать ему тепло, чтобы возбудить его собственное. Так, одно лишь художество бессильно в изготовлении нашего Камня, как и одно Естество, но вместе они легко его образуют. Подобные примеры можно видеть ежедневно. Если ты не возделываешь сад и землю в нём, ты не сделаешь ничего, а если возделываешь, получишь свою часть урожая. Естество даёт тебе материю, а ты предоставляешь ему свои руки. Так и с нашим Камнем: естество даёт тебе всё, что нужно, а ты должен отдать ему то, чего у него нет; оно даёт тебе то, что ты сделать не можешь, а твоё умение должно предоставить то, что не в его власти; оно снабжает тебя минеральной (рудной) добродетелью, а твоё умение её преумножает точно так же, как в саду, где самим растениям не хватает, чтобы получить урожай, умения садовника, восполняющего недостающее. Тебе дастся нужный рудник, а далее всё — дело художества: всё улучшать, преумножать минеральные качества, разместить материю в подходящем месте, чтобы поступал возбуждающий её внешний жар, который осторожно порождал бы жар внутренний, увеличивающий силу материи; иными словами, художество должно помочь рудному (минеральному) естеству, чтобы, насколько это возможно, усовершенствовать вещь (substance) этого рода, сделать её самодостаточной и сверхизобильной, то есть с помощью искусства помочь естеству создать и усовершенствовать наш Камень.

Тем не менее разумно предположить, что если в рудном (минеральном) роде есть семя, способное размножаться в недрах земли, то почему бы Философу, знающему, что оно такое, не найти его и, разместив в благоприятном месте, не взрастить, мудро им управляя? Так Земледелец выращивает хлеб, Садовник — травы и плоды, так и Философ, знающий естество рудного семени, может это делать, уподобясь простому садовнику.

Более того, Садовник-Мастер, знающий травное семя, может вырастить не просто травы, но и травы, родящие другие травы, доводя их тем самым до совершенства: отчего же и Философ не может довести семя металлического рода до состояния, производящего не простую траву, то есть обычный металл, но металл, рождающий другой металл, и так до бесконечности?

Таким образом, если металлы имеют семя, то надо быть безумцем, чтобы полагать, будто они не могут посредством его размножаться.

Говорить же, будто семени у металлов нет, — невежество. Неужели можно предположить, что золото, совершеннейшее из веществ (corps), размножается бессеменно? Как может оно иначе плодиться и множиться в рудниках? Разве ты не знаешь, что, если бы было иначе, оно было бы несовершенным, ибо несовершенно всё, что размножается не семенным путём? Но воистину золото, совершеннейший в мире состав (compos?), происходит и размножается через семя, со всею семенною силою.

Нижний ярус естества делится на три царства — минеральное, растительное и животное. Всё в них растёт и размножается одинаково, то есть благодаря качествам семени. С того момента, как великий Бог сотворил первую материю (premiere matiere), из которой произошли стихии, ничего не происходит без семени — это очевидно как в растительном мире, так и в животном; плоды наших садов, псы и кони, коих видим каждый день, не оставляют нам в этом сомнения. Но надо знать, что семенное размножение каждый род осуществляет только в своём роде. Семя растения ты видишь, о наличии семени у животного можешь предположить, и лишь о семени минерала ты ничего не знаешь. Только мудрецы и истинные философы верят в это, ибо знают: в недрах земли невидимо, по велению мудро правящего великого Бога, все вещи происходят, приходят в Бытие из некоей одной вещи неизвестного рода, основания всех царств; познав её, можно легко создавать и растительную жизнь, и минеральную. Садовник прививает к стволу то, что ему надо, а Философ, знающий семя минерального рода, если захочет, привьёт золото к веществу (corps) несовершенному. И вот дикая яблоня станет благородной, а Философ из грубого металла создаст драгоценный.

Земледелец выращивает доброе зерно, поскольку знает его семя; так и Философ, знающий семя золота, содержащееся повсюду, может путём переваривания превратить любой металл в доброе золото, переваривая с помощью семени золота то, что без него переваривается плохо; так крепкое вино, если добавить его в воду, и эту воду сделает вином; добавьте каплю воды в стакан с вином, и она тоже станет вином, хотя и слабее, а затем вы это вино можете довести и даже до большей крепости, чем первое, а это значит, что и вода станет крепче не только самой себя, но и первого вина. Так же и рудную (минеральную) сущность можно путём варки и совершенствования довести до совершенства; несовершенные и неперевариваемые вещества можно совершенствовать до бесконечности; одной каплей металла, доведённого до нужной степени тонкости, можно Океан несовершенного металла превратить в Океан совершенного, как одной каплей кислого молока можно окислить и молочный Океан. Если хочешь, рассуди так: у тебя расстройство желудка, и что бы ты ни съел, самое изысканное, — всё превратится в горы поноса; и наоборот, при здоровом желудке ешь хоть самую грубую пищу — всё пойдёт на пользу. Посмотри на животных: что они едят, и здоровы... Так и достоинства Камня множатся благодаря мудрому Философу, занимающемуся варкой несовершенных веществ и металлов, после чего они становятся чистым золотом. Или вот пример дерева. Семя, брошенное в землю, порождает яблоню, приносящую яблоки. Яблоко содержит в себе семена того же дерева, но если оно упадёт на плохую землю и не будет тепла, то вырастут яблоневые стволы, но бесплодные. Так и Камень при соединении с металлом родит Камень, и так далее, но только если питать всё это теплом; в противном случае Камень станет бесплодным, как дерево без плодов и трава без семян. Итак, если каждый день ты видишь явления, сходные с поведением нашего Камня, то неужели не поймёшь, что в минеральном царстве всё так же, как в растительном и животном? Посмотри на любое семя и пойми, что Камень возможен. Пойми и то, что семя имеет в минеральном роде ту же силу, что и двух других, и отсюда увидишь, как оно может размножаться, и не обращай внимания на уверения глупцов и невежд, презирающих тех, кто ищет камень, просто сами они не могут его получить, ибо наука Камня находится за пределами их разумения. Человек имеет обыкновение хулить то, что ему недоступно, напоминая Лиса из басни, ругающего висящий высоко виноград. Большинство проклинают нашу науку только потому, что она доступна лишь для Святых и для мудрых Философов, коих очень мало. Невежды не ведают науки, грубые умы не воспитаны школой — и вот мир проклинает нашу тайну, ибо полон бесчувствия, он полагает её невозможной, ибо возлюбил невежество.

Скажу более, сделать Камень очень просто, проще всего, что в мире делается. Но если люди не знают о стекле, как объяснить им? Даже не видя, как делают бумагу, они и это сочтут сомнительным. Камня они не могут себе представить — вот и говорят, что это невозможно или, по крайней мере, очень трудно, а ведь это легче, чем делать стекло, порох, бумагу и многие другие вещи, которыми все пользуются. Поэтому не без оснований нашу работу называют женской работой или детской игрой — ведь если ребёнка этому научить, он легко сделает, смеясь. Но почему же тогда сотни тысяч трудятся напрасно? Если это так просто, то на что уходят годы страстных и безрезультатных поисков? И только двое или трое добиваются своего счастья. Как получается, что столько добрых душ, тонких умов, сотворивших много чудес, останавливаются перед преградой, которую так легко преодолеть? Если они проницают взором небеса, то почему слепы на земле? На первый взгляд, это удивительно, но если принять во внимание две-три вещи, всё становится на свои места, ибо хотя сделать Камень просто, тайна заключается в постоянном размышлении, на которое мало кто способен; ведь на тысячу человек едва ли найдётся один, способный мыслью своею дойти до конца, до предела. Обычные люди, как правило, воспринимают науку поверхностно и легко, до конца додумывают свою мысль редко, останавливаются перед глубинами, избегают вершин духа и воображения, глубин учения, где покоится истина, ищут более развлечений, чем трудностей, — вот они и останавливаются.

Поглядите, Бога ради, как сегодня и гуманитарные науки изучаются в школах. Написаны трактаты на сто страниц о том, создал ли Бог универсалии, обитает ли он в пространствах воображения, хорош или плох был Гален. Обсуждаются вопросы, ради которых не стоит марать бумагу, а вот о главном легко забывают. Когда со своего высока я вижу тех, кого сегодня именуют Философами, я не знаю, смеяться мне или плакать. Занимаются ли они Физикой, исследуя природу вещей? Изучают ли они чудесные свойства Естества? Для всех их достаточно дать какое-нибудь на самом деле совсем смешное определение, они не продвинулись вперёд ни на шаг, ибо, чтобы продвинуться хотя бы на шаг, необходимо размышлять, иметь внимательный ум, а это свойственно очень немногим. Из сотни пловцов лишь немногие умеют нырять, из тысячи исследователей мало кто добирается до глубины. В двух словах говорят: физика есть наука естественная, предмет её — естественные тела. Но если углубиться в детали, что они говорят о телах, о веществах? Откуда они взялись? Как созданы? Каковы их начала и причины? Все эти учёные похожи на заблудившихся в лесу, на слепых, рассуждающих о цветах; чтобы судить об этом с научной точки зрения, им не хватает дара рассуждения.

Я ещё раз говорю, что тайна нашего Камня сама по себе очень проста, но для людей она недоступна, поскольку им не хватает дара рассуждения. Иными словами, она трудна для людей, не хотящих быть людьми. Это первая причина, почему лишь немногие могут создать камень. Вторая — хотя Теория и очень проста для тех людей, кои всё-таки суть люди, то есть умеют рассуждать, практика для них бывает утомительна: надо год и больше быть у печи, чтобы, когда нужно помогать естеству, отказываться от множества дел и занятий, сидеть у себя дома, ибо и приход друзей может расстроить работу, заставить философа отойти, когда он должен быть на месте. А если сосуды стеклянные, а материя хрупкая, всё может разбиться, и придётся начинать сначала. Скажи мне, у кого хватит на всё это терпения? Запереть себя дома на целый год и только и делать, что смотреть в печную заглушку? Это ли свойственно человеку, желающему свободы?

Третья причина очень возвышенна: подними глаза к Небу, и ты увидишь её. Там — некое провидение, мудро управляющее всеми вещами: оно установило в мире прекрасный порядок, заботится о том, чтобы всё сохранялось и не рушилось; некто, научившись делать золото, перевернёт Вселенную; научившись делать Камень, он сделает золото и серебро вещами обыденными, нельзя будет вести торговлю, молоко и золото будут в одну цену, — а ведь именно редкость вещи придаёт ей значение — и в мире настанет беспорядок. Вот почему Бог закрыл эту тайну от большинства людей. Он поместил её в глубинах наших сердец, наклонности и намерения коих знает. Он видит, что большинство, узнав эту тайну, использует её себе в проклятие, будет поступать дурно и невежественно. Ясно, что большинству она не будет во спасение, каковой была для таких великих душ предыдущих веков, как Архелай, как Авиценна. К тому же Бог видит, что если все узнают нашу тайну, то ничего другого и делать не будут, презрят все занятия, хотя были для них предназначены. Итак, из тысячи трудящихся очень малое число понимают и достигают, да и те не видят высокой цели труда — они возвеличивают себя или обогащают своих родных, а иные хотят купить себе наслаждения и тем устроить для себя земной рай.

Вот почему Бог сокрыл Начертание работы (1'Yss?e de leur labeur), не позволяя проникать в неё дурным намерениям. Тот, кто приступает к работе, не должен иметь иной цели, кроме помощи бедным, учреждения больниц, избавления пленных, славы Божией. Кто преследует иные цели, напрасно тратит время и усилия. К тому же не только намерения должны быть у Философа добрые, но и жизнь святая. По причинам, ранее изложенным, он нуждается в помощи свыше. Бог и не доверяет тайну своим врагам, но только чистым сердцем, свободным от мирских желаний и посвятившим себя исключительно Ему одному.

И, наконец, если большинство людей ищет лекарств для исцеления от болезней, то делают они это, как правило, во грехе: страх недуга или смерти у них больше страха Божия. Но наш Камень лечит все болезни, в том числе почитаемые Медиками неизлечимыми. Вот почему, сын мой, хотя Камень доступен и прост, так мало достигают успеха в его изготовлении. Я мог бы указать тебе и другие причины, но вижу, что и так рассеял твои предрассудки и что ты хочешь того лишь, чтобы я указал, как изготовить камень. Я и сам этого желаю, но прежде всего надо поведать тебе, что такое есть наша материя.

<< | >>
Источник: Клод дИже. Новое собрание химических философов - (Алый Лев). 2010

Еще по теме Первая речь о Филосооии Неизвестного Философа, раскрывающего естество Камня, его действия, его достоинства, а также возможность и лёгкость его получения (Извлечения):

  1. «Юпитер установил, что в тот день, когда человека делают рабом, его лишают половины его достоинств».
  2. МЫСЛИ БЭКОНА ОБ ОСОБЕННОМ, ИЗВЛЕЧЕННЫЕ ИЗ ЕГО СОЧИНЕНИЙ
  3. Глава 11 Организационный климат, его роль и способы его изменения
  4. Глава 16 Гнев Бога неотделим от Его справедливости. Его чувства отличаются от человеческих
  5. СПИСОК С [ИЗЛОЖЕНИЯ] ВЕРЫ ФлАВИАНА, ЕПИСКОПА КОНСТАНТИНОПОЛЬСКОГО, НАПИСАННОГО СОБСТВЕННОЮ ЕГО РУКОЮ И ПРЕДЛОЖЕННОГО ИМПЕРАТОРУ, ПО ЕГО ТРЕБОВАНИЮ
  6. Д. ГАРТЛИ РАЗМЫШЛЕНИЯ О ЧЕЛОВЕКЕ, ЕГО СТРОЕНИИ, ЕГО ДОЛГЕ И УПОВАНИЯХ
  7. 2. Краткие сведения о Сибирском ханстве и его правителях до середины XVI в., т.е. до его связей с Московским государством
  8. О предзнаменовании, которое открыл отцу нашему Аврааму Михаил-Архистратиг. О завете его и о его смерти
  9. Статья 21.2. Порядок государственной регистрации при прекращении унитарного предприятия в связи с продажей или внесением его имущественного комплекса в уставный капитал акционерного общества, а также при прекращении учреждения в связи с внесением его имущества в уставный капитал акционерного общества
  10. 72. ОСТАЛЬНЫЕ СОСЛОВИЯ ТАКЖЕ ПРОДОЛЖАЮТ СОГЛАШАТЬСЯ С НИМ ВПЛОТЬ ДО ОКОНЧАНИЯ РАЗБОРА ЕГО КНИГИ[66]
  11. § 9 Еще одно замечание, показывающее, что древность мнения и его общепринятость не являются признаком, свидетельствующим о его истинности
  12. Глава I О              причине появления третьего сочинения против Маркиона. Варварство его родины в сопоставлении с его собственными дурными качествами
  13. См.'. От Эразма Роттердамского до Бертрана Рассела. М., 1969. тинный склад человека, а также его способ понимания бытия.
  14. УСТУПКИ Д-РА РИДА И ДРУГИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, КОТОРЫЕ МОГЛИ БЫ СКОРЕЕ ПРИВЕСТИ ЕГО К УЧЕНИЮ ОБ АССОЦИАЦИЯХ ИДЕЙ, ЧЕМ К ЕГО ИНСТИНКТИВНЫМ ПРИНЦИПАМ