<<
>>

Глава I О              причине появления третьего сочинения против Маркиона. Варварство его родины в сопоставлении с его собственными дурными качествами

I. Отныне всё, что мы предприняли против Маркиона ранее, теряет свое значение. Оставив старое, мы приступаем к новому делу. Первое небольшое сочинение, написанное наспех, я впоследствии перечеркнул более обстоятельной работой. Ее, когда с нее еще не было сделано копий, я лишился из-за коварства человека, являвшегося тогда братом во Христе, но потом ставшего отступником. Он в высшей степени неточно, как уж у него это получилось, переписал кое-что оттуда и издал. 2. Появилась необходимость исправления внесенных им изменений.

Это и побудило меня добавить некоторые вещи. Таким образом, это произведение — третье после того второго и отныне ставшее первым—должно начинаться со слов об аннулировании написанного мною прежде, чтобы никого не смутили внесенные в прежний текст изменения, обнаруживающиеся то там, то здесь. 3. В названии моря, которому быть Ев- ксинским[55] не позволяет природа, содержится насмешка. Впрочем,

ты не сочтешь Понт гостеприимным и из-за его географического положения: столь далеко он, словно бы стыдясь своего варварства, отделился от наших более человеколюбивых морей.[56] На его берегах обитают совершенно дикие племена, если только можно говорить об обитании про тех, которые проводят свой век в повозках. У них нет определенного жилища, жизнь их груба, их похоть обращена на кого попало и по большей части неприкрыта. Даже пытаясь сохранить ее в тайне, они, чтобы никто не вошел в соответствующий момент, указывают на нее подвешенными на ярмо колчанами. Они, стало быть, и оружия своего не стыдятся. Трупы родителей, изрубленные вместе с мясом скота, они поедают во время пира. Смерть тех, которые оказались не годными в пищу, считается у них проклятой.[57] И женщины там лишены присущей их полу кротости, предписываемой стыдливостью: они оставляют неприкрытыми свои груди, прядут с помощью боевых топоров, предпочитают войну замужеству.[58] Суров там также и климат: день никогда не бывает безоблачным, солнце никогда не блещет, вместо воздуха — туман, целый год — зима, из ветров известен лишь аквилон. Жидкости возвращаются в прежнее состояние благодаря огню[59], реки из-за

льда перестают быть реками, горы завалены снегом,[60] всё коченеет, всё цепенеет. Там нет ничего горячего, кроме дикости, той самой, что дала театральным сценам трагедийные сюжеты о Таврических жертвоприношениях[61], колхидских любовных страстях[62] и о кавказских распятиях.[63] 4. Однако из всего варварского[64] и скорбного, что есть на Понте[65], ничто не может сравниться с тем фактом, что там родился Маркион. Он ужаснее скифа, более непостоянный, чем обитатель повозок, бесчеловечнее массагета, необузданнее амазонки, непрогляднее тумана, холоднее зимы, более ненадежный, чем

лед, обманчивее Истра[66], обрывистее Кавказа. Разве не так? Своим богохульством он терзает истинного Прометея — Всемогущего Бога. Да и зверей этого варварского края Маркион хуже. 5. Ибо какой бобр является таким же оскопителем плоти[67], каким является тот, кто отменил брак? Какая понтийская мышь столь же прожорлива, как тот, кто изгрыз Евангелия? Право же, ты, Понт Ев- ксинский, произвел на свет зверя, более приемлемого для философов, чем для христиан. Ведь знаменитый собакопоклонник Диоген[68], нося в полдень зажженный светильник, желал найти человека.[69] Маркион же Бога, Которого нашел, утратил, потушив светильник своей веры. 6. Его ученики не будут отрицать, что раньше его вера совпадала с нашей; об этом свидетельствует его собственное сочинение. Так что уже на этом основании может быть осужден как еретик тот, кто, оставив то, что было прежде, избрал себе впоследствии то, чего раньше не было. Ведь настолько ересью будет считаться то, что вводится позднее, насколько истиной то, что было передано с самого начала. 7. Ho этот выпад против еретиков, которых следует опровергать, даже и не рассматривая их учение, ибо они являются еретиками на основании их новоявленности, будет сделан в другой книжке.[70] Поскольку иногда все-таки приходится вступать с ними в прения (чтобы краткость повсюду мной используемого их опровержения на основании их новоявленности не приписывалась моей неуверенности), теперь я изложу прежде суть учения противника, дабы ни от кого не было скрыто то, о чем будет вестись основной спор.

<< | >>
Источник: Квинт Септимий Флоренс. Тертуллиан Против Маркиона в пяти книгах. 2010

Еще по теме Глава I О              причине появления третьего сочинения против Маркиона. Варварство его родины в сопоставлении с его собственными дурными качествами:

  1. Глава 19 Христа и Маркиона разделяют более 115 лет. До «Антитез» Маркиона не существовало разделения Закона и Евангелия, следовательно, новый бог Евангелия не был известен: его открыл не Христос, а выдумал Маркион
  2. 3.5. Пакат и его сочинение «Против Порфирия»
  3. § 2. Социальные причины появления уголовно-правового иммунитета и его историческая эволюция
  4. Глава 7 Анализ Евангелия Маркиона (ср.: Евангелие от Луки, 4: 31—37). О              сошествии Христа, о месте Его сошествия, о              Его учении в синагоге, о свидетельстве демона
  5. Глава 6 Маркион убрал из Евангелия то, что противоречит его ереси, и сохранил то, что, как ему показалось, говорит в ее пользу. Именно сохраненное им и будет рассмотрено с учетом того, что Христос Маркиона не должен иметь ничего общего с Творцом
  6. Глава Il О              глупости Маркиона, учившего, что Христос его бога не претерпел рождения
  7. СПИСОК С [ИЗЛОЖЕНИЯ] ВЕРЫ ФлАВИАНА, ЕПИСКОПА КОНСТАНТИНОПОЛЬСКОГО, НАПИСАННОГО СОБСТВЕННОЮ ЕГО РУКОЮ И ПРЕДЛОЖЕННОГО ИМПЕРАТОРУ, ПО ЕГО ТРЕБОВАНИЮ
  8. Глава 14 Любые создания Творца свидетельствуют о              Его величии. Ни Маркионов бог, ни маркиониты не могут обойтись без дел Творца
  9. Приложение 1.ЗАКОН С РОДИНЫ ГЕРОДОТА И ЕГО ИСТОРИЧЕСКИЙ КОНТЕКСТ1
  10. ГЛАВА ПЕРВАЯ [Определение собственного и виды его]