<<
>>

Система родственных отношений

              Место рода в общественной жизни африкан-

ских народов давно заняли большие и малые семьи. В области социальной, правовой и ныне сохраняются более широкие родственные объединения, называемые в африканской литературе «клан» и «линьяж».

Обычно под кланом понимается довольно крупная группа родственных семей, сохраняющих память об общем родстве и происхождении от единого предка.

Более мелкая группа, объединяющая лишь несколько близкородственных семей («линьяж»), имела более тесные связи. У некоторых народов Африки линьяж долгое время играл и иногда продолжает играть известную роль и в хозяйственной жизни. Для большинства же его существование является лишь залогом упорядочения межличностных отношений. Существо линьяжа можно проиллюстрировать, в частности, на примере бакуба. В местном языке эта группа носила название «икуун» — «живот», «чрево». Это обычно группа семей женатых братьев и кузенов. Члены ее живут отдельными семьями, ведут раздельное хозяйство, однако сохраняют тесные связи между собой. Хотя власть главы икуун уже в конце прошлого столетия стала формальной, сохранялась важная объединительная черта — наличие общей кассы. До колонизации на эти средства покупали рабов для всей родственной группировки, выкупали из рабства ее членов, выплачивали пеню, иногда брали средства для выплаты брачного выкупа и т. п. Эта форма связи сохраняется и поныне. Каждый член икуун должен около половины своих доходов передавать в общую кассу, содержание которой предназначается для помощи нуждающимся родственникам. В наше время из нее уплачиваются долги, обеспечивают лечение членов икуун, помогают оплатить учение и т. д. Уже давно члены линьяж живут очень разбросанно, встречаются не часто. У большинства народов Африки члены линьяжей утратили общие культы, собираются вместе только в случаях чрезвычайных: празднования рождения ребенка, свадьбы, для проведения похоронных обрядов.

Клан и линьяж у африканских народов организуются по патри- линейной или матрилинейной системе. В первом случае эти союзы объединяют родственные семьи, ведущие происхождение от одного-

мужского предка, и во главе их стоят старшие мужчины; во втором — от матери-прародительницы, а возглавляет их старший из братьев старшей женщины, но нередко (только при условии отсутствия ¦братьев), сама старшая женщина.

Матрилинейная система родства и материнское право сохраняются у многих народов Гвинейского побережья и бассейна Конго. Встречаются матрилинейные народы и в других районах. У таких народов сохраняется уксорилокальное поселение. Наследование имущества, а то и должностей идет по линии матери. Дядя — брат матери в таких обществах занимает то же положение, что и отец в обществах патрилинейных. Он несет и финансовую, и юридическую ответственность за своих племянников — детей сестры. К нему засылают сватов и именно он выступает сватом для племянников. Он получает брачный выкуп за племянницу и платит его за невест племянников. Он отвечает и за воспитание детей сестры. Нередко дети ее уже с 5—6 лет (при вирилокальном поселении) возвращались в дом родителей матери или переходили в дом дяди — брата матери. Они оставались членами линьяжа и клана матери.

При наследовании имущества (а также должностей) преимущественное право имели родственники по женской линии — дяди со стороны матери и племянники — сыновья сестер. Собственные дети, согласно материнскому праву, считались чужаками и нередко совсем исключались из списка наследников или занимали в нем последние места. Так, у бакуба, например, только старший сын имел право претендовать на наследство, да и тот занимал лишь десятое место в списке. По тем же нормам материнского права шло и наследование власти. Правителя африканских раннегосударственных объединений избирали из большого числа возможных наследников. В их число в обществах с материнским счетом родства входили дяди (братья матери), родные (единоутробные) братья, племянники (сыновья сестер).

Сыновья самого правителя, согласно этим древним правилам, полностью исключались из списка законных претендентов на престол. Стремление передать сыновьям свою власть привело к особым формам бракосочетания правителей. Женами их должны были быть обязательно их «сестры». Это, однако, не сестры в нашем понимании степеней родства, а двоюродные или сводные, или племянницы — важно было лишь, чтобы они принадлежали к «королевскому» роду. Их сыновья таким образом были одновременно племянниками правителя, «мели, следовательно, право на наследование власти по нормам материнского права. Бракосочетание правителя с родственницами имело и другой смысл. Поскольку сохранялся счет родства по материнской линии, именно женщина была продолжательницей рода, и только такой порядок бракосочетания обеспечивал чистоту и преемственность священной крови. Имя матери нередко входило в антропонимическую формулу.

Отдельные элементы материнского права долго сохранялись и в обществах патрилинейных. Имя матери мы видим и в имени средневекового малийского цравителя Канку Муса, только здесь оно стоит на первом месте. Временное уксорилокальное, или раздельное, посе

ление супругов (чаще всего до рождения первого ребенка) тоже встречается у некоторых патрилинейных народов, нередко играет немалую роль и дядя — брат матери (у фульбе, например).

Непонимание европейцами сути отношений в матрилинейных обществах, а затем утверждение правовых норм метрополий в колониях, где было живо материнское право, приводили ко многим осложнениям. Выступления колониальных войск на стороне сыновей правителей в борьбе за власть (с точки зрения европейских юридических норм — законных претендентов, а по местным правовым понятиям — узурпаторов) нередко вызывали настоящие гражданские войны. Позднее эти системы права нередко сталкивались, вступали в противоречие, особенно в делах о наследстве. Понадобились особые кодексы (обычно их называли «туземными кодексами»), отдающие некоторые дела в юрисдикцию обычного права.

Разрушение узких рамок семьи и линьяжа, деревни, миграции колониального периода привели к частным смешанным бракам, где супруги были из народов, придерживающихся противоположных правовых норм. Это приводило иногда к сложным ситуациям, когда их дети не имели права наследовать ни матери, так как в среде ее родственников господствовала патри- линейная система, ни отцу, так как его имущество должно было перейти к племянникам —- сыновьям его сестры.

Ныне, после почти столетнего контакта этих разным норм, происходит постепенная сдача позиций материнского права. Дядя — брат матери нередко живет далеко от семьи сестры, иногда в другом концег страны, не знает своих племянников, не желает нести ни расходов по их воспитанию и особенно обучению, ни ответственности за их поступки. Если же он продолжает выполнять освященный столетиями долг, забывая своих детей, это вызывает тяжелые конфликты в семье. С другой стороны, отец, живущий вместе с семьей, воспитывающий дочерей, не желает выпускать из своих рук такой источник дохода, как выкуп за невесту, который по нормам материнского права следует уплатить дяде—-брату матери невесты. Нередко, чтобы избежать конфликта, жениху приходится уплачивать двойной выкуп за невесту; и отцу, и дяде— брату ее матери.

Наследование в патрилинейных обществах велось когда-то исключительно агнатным порядком: имущество или должность человека передавались не непосредственно его сыну, а в первую очередь братьям. Так велось, например, наследование у машона, на этих же принципах зиждилась система «ндугу» у суахили. Уже в колониальный период появилась тенденция к смене агнатного права наследования отцовским, когда имущество стало переходить от отца к старшему сыну. Эта тенденция продолжается и ныне.

У многих народов Африки сохранился обычай сорората и левирата. Особенно живуч он у некоторых народов Эфиопии—данакиль, галла; широко распространен у сомалийцев. Левират как одна из очень распространенных форм брака долго бытовал и на Мадагаскаре. Он был, однако, не обязательным, но желательным и устраивался, если ранее не было договоренности о замужестве женщины с каким- либо другим мужчиной. Иногда встречаются случаи «расширенного»

левирата. Так, машона старались, чтобы вдова вновь вышла замуж, если не за брата покойного мужа, то обязательно в той же линьяж- ной группе, членом которой был ее муж и которая уплатила за нее брачный выкуп («роворо»).

Еще один распространеный у многих народов континента обычай — избегание свойственников. У бушменов муж должен держаться на расстоянии от тещи, а жена — от свекра. Они не должны смотреть друг на друга или сидеть близко один от другого, а разговаривать могут только на расстоянии. Им запрещается называть друг друга по имени, следует говорить — «муж моей дочери» или «мать моей жены». У тиграи и амхара Эфиопии в период обручения, свадьбы и некоторое время спустя зять и теща должны не видеться или хотя бы не разговаривать. У галла Центральной Эфиопии муж не смеет показываться на глаза не только теще, но и тестю до тех пор, пока не родится первый ребенок. У балуба Заира зять относится к теще с подчеркнутым уважением, но не имеет права находиться с ней лицом к лицу. При встрече молодой человек должен отвернуться. Так продолжается до рождения первого ребенка. Однако и после этого, хотя зять уже имеет право приветствовать тещу при встрече, он не смеет коснуться ее руки, в то время как с отцом жены здоровается за руку. Подобные же отношения связывают молодую жену с родителями мужа. Такие же обычаи существовали у бакуба. Со временем эти запреты несколько смягчались, но не исчезли вовсе. Молодая супруга могла, встретившись со своим свекром, переброситься с ним несколькими словами, но совершенно недопустимо было их пребывание, хотя бы кратковременно, под одной крышей.

Обычай шуточного родства также до недавнего времени наблюдался у многих народов Африки, особенно Западной и Центральной. Так, у тех же бакуба свойственники одного поколения, но разного пола (жена по отношению к братьям мужа и мужьям своих сестер, а также муж по отношению к сестрам своей жены и женам своих братьев) в отношении друг друга придерживались насмешливого тона, причем основной темой были шутки фривольного свойства, хотя далее дело никогда не заходило. В то же время свойственники одного пола относились друг к другу как братья и сестры. Нельзя не увидеть здесь отголосков давнего группового брака, когда целые группы родственников (часто члены всего рода или брачной фатрии) считались потенциальными женами (или мужьями) других больших родственных групп. В этом случае все сестры жены, как и жены братьев, были бы потенциальными женами данного мужчины. Давно исчезнувший обычай сохранился в этих шутливых отношениях.

_              Брачный возраст у африканских народов до-

рак              вольно низок. Так, еще в 30-х годах нашего

столетия у большинства народов Эфиопии это было 12—13 лет для девушек и 16—20 лет для юноши. Сейчас, особенно в городах, он заметно повысился. Девушки стали выходить замуж в 15—20 лет, а мужчины вступают в брак в еще более зрелом возрасте. Формальный брак мог быть заключен и в более раннем возрасте. Так, небогатый амхара мог заключить договор-брак с девочкой 4—10 лет из зажиточ

ной семьи. В таком случае жених обычно до достижения невестой брачного возраста работал в хозяйстве ее родителей.

Правила выбора предпочтительного партнера в браке были разными у разных народов. Однако во всех случаях соблюдались четкие правила выбора жениха и невесты в определенных семейных группах, и заключение брака было не личным делом брачующихся, а договором их родственных групп — кланов и линьяжей.

Очень распространенной формой брачных связей, особенно у земледельческих народов, является обменный брак. При нем происходит как бы взаимная компенсация двух крупных родственных групп — кланов или линьяжей, теряющих права на женщину и ее детей и получающих взамен права на нового члена группы и ее детей. Когда-то выбор возможных партнеров по браку регулировался правилами родовой экзогамии. Ныне все чаще встречается экзогамия клана и линьяжа. Экзогамия строится на основе патрилинии или матрилинии и обязательно учитывает и происхождение брачующихся, и степень кровной близости к общему предку. Абсолютно исключалась возможность брачного союза людей, носивших один и тот же тотем (у машо- на, бакуба, балунда и т. д.). Но в больших тотемных родственных объединениях это создавало трудности в подыскании жен. Поэтому они делились на мелкие брачные подразделения, носившие разные фамильные прозвища и объединявшие людей, происходивших от одного не очень далекого предка. Тотем у машона назывался «мутупо», а прозвище — «чидаво». Так, мужчина мог жениться на женщине с другим чидаво, даже если она и принадлежала к тому же мутупо. В глазах бакуба были совершенно недопустимы браки между лицами, бывшими хоть в самом отдаленном родстве по материнской линии. Даже в наши дни запрещаются брачные союзы между родственниками ше- стого-седьмого колена. Запрещались и браки между имевшими одно «икина бари».

В патрилинейных обществах подобные запреты налагались на родственников по отцовской линии и были менее строги, когда дело касалось родственников жены. У амхара и других народов Эфиопии, например, самое близкое родство, при котором брак мог быть разрешен,— пятое-седьмое колено, иногда десятое. Если даже после совершения обрядов обнаружится, что родство более близкой степени, брак расторгается. У христиан добавляются и дополнительные ограничения: дети крестного отца и крестной матери «е могут вступать в брак, дети мирян не могут заключать союз с детьми их духовного отца. У малагасийцев брачные отношения допускались только между людьми, степень родства которых восходила к третьему колену. Браки между близкими родственниками — детьми родных братьев и сестер, были возможны лишь в том случае, когда родители устраивали подобный брак, стремясь сохранить неделимым семейное имущество. Если девушка и юноша состояли в близком родстве и намеревались сочетаться браком, им было необходимо совершить обряд «устранения кровосмешения». Для этого обряда убивали зебу, отрубали ему голову и хвост и меняли их местами. Снятую с животного шкуру натягивали на жениха и невесту, создавая «одно существо». После совершения

этих действий запрет считался снятым. Принцип экзогамии распространялся и на людей, не связанных реальным кровным родством, на вошедших в агнатную группу. Так, у акан ассимилированные члены (через усыновление или иные обряды) линьяжа должны были так же строго следовать обычаям экзогамии. Обменные браки очень долго сохранялись у народов манде, распространены у хауса и других народов Западной Африки.

С ослаблением или исчезновением родовой экзогамии стирается и память о генеологических предках. Расселение членов бывшего рода, перемешивание населения приводят к тому, что происходит сужение круга возможных супругов. Нередко поощрядотся и считаются предпочтительными браки между агнатами, близкими соседями, друзьями. Кросс-кузенные браки распространены у зулусов. Кузенный брак господствует у баккара. Браки перекрестных кузенов допускались и на Мадагаскаре, тогда как союз детей двух сестер был совер-. шенно недопустимым. У хауса наиболее распространеными формами брака остаются союзы между коллатеральными родственниками, соседями и друзьями. Существует по крайней Meipe несколько разновидностей этого брака: четыре — включают браки между разными категориями кузенов, две — основаны на отношениях дружбы (побратимства), остальные — браки между соседями и членами профессионально земляческих объединений.

Помимо брачных запретов, связанных с системами родства, существовали и существуют запреты социальные и имущественные. Так,, на Мадагаскаре существовала очень сложная иерархическая система, и в соответствии с ней знатный адриана мог жениться только на адри- ана, хува — на хува, майнти — на майнти, рабы и их потомки — на рабынях и их потомках. Брак с человеком низшего происхождения считался бесчестьем. Однако и такие браки случались. Чаще мужчина женился на девушке более низкого происхождения. Если это был- адриана, дети от такого брака могли наследовать лишь деньги и имущество, но не имя отца. Женщина, вышедшая замуж за человека низшего, чем она, происхождения, оказывалась вообще вне общества. 

<< | >>
Источник: Львова Э.С.. Этнография Африки. 1984

Еще по теме Система родственных отношений:

  1. Глава седьмая. ГОСУДАРСТВО В ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ ОБЩЕСТВА
  2. Глава пятнадцатая. ПРАВОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ
  3. Начальное развитие мировой политической системы
  4. § 1. Исторические и социально-культурные истоки российской правовой системы. Ее особенности и связь с правовыми системами мира
  5. Брачно семейные отношения і (конец XX - начало XXI в.) России
  6. Э. Г. Юдин Отношение философии и науки как методологическая проблема
  7. § 4. Военно-служебные отношения
  8. §1. Понятие и назначение паспортно-регистрационной системы
  9. Свойства административно-деликтного отношения
  10. СИСТЕМА СВОДА ГРАЖДАНСКИХ ЗАКОНОВ
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -