<<
>>

1. Некоторые процессуальные вопросы 1.1. Общие вопросы компетенции МКАС

МКАС рассматривает споры при наличии письменного соглашения между сторонами о передаче на его разрешение уже возникшего или могущего возникнуть спора или спора, подлежащего его юрисдикции в силу международных договоров.

Вопрос о том, относится ли к компетенции МКАС разрешение конкретного спора, рассматривается в каждом деле.

В соответствии с Регламентом МКАС исковое заявление должно, в частности, содержать обоснование компетенции МКАС. В ряде случаев и при наличии такого обоснования, представленного истцом, ответчик оспаривал наличие письменного соглашения о передаче спора на разрешение МКАС. И при отсутствии возражений ответчика, если он не давал объяснений по существу иска и не совершал других процессуальных действий, свидетельствовавших о признании им компетенции МКАС, когда она не предусматривалась в документах, представленных истцом, МКАС тщательно проверял обоснования истца. При рассмотрении этого вопроса МКАС учитывал конкретные обстоятельства соответствующего дела.

Так, при разрешении спора между российской организацией и чешской фирмой (дело N 358/1996, Постановление от 22.01.98) <*> было отмечено, что даже если признать, что контракты со стороны ответчика были подписаны лицом, не имевшим полномочий, то тем не менее их следует признать заключенными, поскольку последующие действия должностных лиц ответчика свидетельствуют об одобрении контрактов. Однако содержащаяся в контрактах арбитражная оговорка о разрешении споров "в ТПП РФ" не позволяет прийти к выводу, что сторонами согласовано разрешение споров в МКАС.

--------------------------------

<*> См: Арбитражная практика... за 1998 г. С. 36 - 37.

При рассмотрении одного из споров (дело N 320/1995, Постановление от 29.05.98) <*> было признано, что между сторонами отсутствует арбитражное соглашение о разрешении спора в МКАС. При этом было учтено, что протокол, подписанный истцом (молдавской организацией) и ответчиком (венгерской фирмой), предусматривал возможность обращения истца в Арбитражный суд без уточнения, что таким судом должен являться МКАС.

Разрешая спор между английской фирмой и российской организацией (дело N 195/2000, Постановление от 08.04.2002), МКАС установил, что арбитражная оговорка контракта предусматривает рассмотрение споров тремя арбитрами МКАС при ТПП РФ в Москве в соответствии с Правилами Международной торговой палаты. Учитывая это, МКАС также не признал, что в его компетенцию входит рассмотрение данного спора.

--------------------------------

<*> См.: Там же. С. 122 - 123.

В еще одном споре (дело N 249/1997, решение от 02.09.98) <*>, истцом в котором выступала российская организация, а ответчиком - организация из КНДР и государственный орган КНДР, выдавший гарантию исполнения обязательств, МКАС рассмотрел требования истца только в отношении первого ответчика. Было признано, что в компетенцию МКАС не входит разрешение споров истца с гарантом, учитывая, что гарантия является самостоятельным обязательством, обеспечивающим другое обязательство, а между истцом и гарантом не было заключено арбитражного соглашения о рассмотрении в МКАС споров, связанных с гарантией.

--------------------------------

<*> См. там же. С. 141 - 142.

Само собой разумеется, что включение в контракт арбитражной оговорки, предусматривающей, что "споры и разногласия подлежат рассмотрению в арбитражном порядке независимой арбитражной комиссией, избранной по соглашению сторон, в соответствии с правилами о производстве дел данной комиссии", для признания того, что таковой является МКАС, требует согласования этого сторонами. Поскольку при такой арбитражной оговорке (дело N 20/1997, Постановление от 22.04.2002) стороны не смогли достичь соглашения, МКАС прекратил производство по иску, предъявленному российской организацией к шведской фирме.

При неточности арбитражной оговорки рассматривались все аспекты, связанные с ее содержанием. Так, в контракте, заключенном 12.02.99 узбекской организацией с латвийской фирмой (дело N 185/2001, решение от 07.05.2002), содержалась следующая арбитражная оговорка: "При недостижении согласия между сторонами путем переговоров спор рассматривается в Московском коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате РФ".

Ответчик оспаривал компетенцию МКАС разрешать спор из данного контракта, ссылаясь на то, что в Москве действует несколько третейских судов при двух торгово-промышленных палатах. По его мнению, из арбитражной оговорки контракта не следует, что сторонами избран МКАС и соответственно дело подлежит прекращению. МКАС признал, что разрешение данного спора входит в его компетенцию по следующим мотивам. Исходя из содержания арбитражной оговорки и из совокупности обстоятельств, изученных судом, МКАС полагает, что в намерения сторон со всей очевидностью входило обратиться в случае возникновения спора в постоянно действующий коммерческий арбитражный орган при Торгово-промышленной палате Российской Федерации, компетентный разрешать споры, вытекающие из подобных договоров, известный обеим сторонам и пользующийся соответствующей репутацией. Указание в арбитражной оговорке "Московский" относится не к наименованию арбитражного суда, а к его местонахождению.

Морская арбитражная комиссия при ТПП РФ согласно Положению о ней, являющемуся приложением к Закону РФ "О международном коммерческом арбитраже", разрешает споры, вытекающие из договорных и других гражданско-правовых отношений, возникающих из торгового мореплавания, в том числе из морского страхования и перестрахования. Договор же сторон в основном предусматривает перестрахование грузов, следующих железнодорожным транспортом, рассмотрение которых не относится к компетенции Морской арбитражной комиссии.

К тому же и страховые случаи, в связи с которыми возник данный спор, имели место во время перевозки грузов железнодорожным транспортом.

Третейский суд для разрешения экономических споров при Торгово-промышленной палате Российской Федерации, который упомянут в заявлении представителя ответчика, в силу его компетенции, предусмотренной Положением о данном суде, не может рассматривать споры, вытекающие из договорных отношений между сторонами по настоящему делу. Им могут рассматриваться лишь споры между юридическими лицами и гражданами-предпринимателями, зарегистрированными в РФ и других государствах, входящих в Содружество Независимых Государств (СНГ).

Других коммерческих третейских судов (кроме МКАС) при ТПП Российской Федерации не существует.

Таким образом, несмотря на то что текст упомянутой арбитражной оговорки содержит некоторые неточности, а также принимая во внимание, что спор сторон относится к предметной юрисдикции МКАС, состав арбитража признал, что в его компетенцию входит разрешение данного спора.

Необходимо иметь в виду, что при определенном условии (участие государств, в которых находится истец и ответчик, в Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961 года) даже при неясности из арбитражной оговорки контракта, какой именно третейский суд ими избран, заинтересованные стороны имеют возможность обратиться для его установления с просьбой в предусмотренный Конвенцией орган, который решит этот вопрос. Например, Соглашение, заключенное российской и польской организациями 18.11.98, предусматривало разрешение споров в случае, когда ответчиком является российская организация, Арбитражным судом при Торгово-промышленной палате в г. Москве (дело N 11/2001, решение от 29.05.2002). Известно, что в Москве действуют две торгово-промышленные палаты: Российской Федерации и города Москвы. Истец предъявил иск в МКАС, а ответчик утверждал, что он имел в виду, заключая Соглашение, Арбитражный суд при Торгово-промышленной палате г. Москвы. МКАС приостановил производство по делу, разъяснив, что при неясности арбитражной оговорки, содержащейся в Соглашении сторон, истец вправе прибегнуть к процедуре, установленной ст. IV Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961 г. Слушание дела было возобновлено лишь после того, как Президент Торгово-промышленной палаты РФ, являющийся компетентным органом в силу Конвенции, назначил МКАС в качестве арбитражного органа по разрешению данного спора.

Специальному исследованию в каждом случае подвергался вопрос о компетенции МКАС рассматривать спор в отношениях между сторонами из государств, участвующих в международном договоре, устанавливающем обязательную подсудность споров определенным органам. К такого рода международным договорам прежде всего относится Конвенция о разрешении арбитражным путем гражданско-правовых споров, вытекающих из отношений экономического и научно-технического сотрудничества (Московская арбитражная конвенция 1972 г.). При разрешении многих споров МКАС признавал, что арбитражное соглашение сторон соответствует предписаниям этой Конвенции, и разрешал споры по существу. Например: между румынской и российской организациями (дело N 314/1999, решение от 09.04.99) <1>, между болгарской и российской организациями (дело N 8/1997, решение от 05.03.98 <2> и дело N 263/1997, решение от 09.06.98 <3>). В то же время при противоречии арбитражного соглашения сторон требованиям Конвенции МКАС по общему правилу руководствовался предписаниями Конвенции. Так, МКАС не признал, что в его компетенцию входит разрешение спора между российскими и болгарскими организациями (дело N 328/1995, Постановление от 05.11.96 <4> и дело N 109/2001, Постановление от 19.12.2001), между российской и польской организациями (дело N 365/1995, Постановление от 22.11.96) <5>. Однако в отдельных случаях, когда иностранный международный коммерческий арбитражный суд вопреки предписаниям Конвенции отказывался принимать к рассмотрению спор по контракту, предусматривавшему его разрешение в МКАС, МКАС, руководствуясь принципом недопустимости отказа в правосудии, принимал к рассмотрению такие споры. Примерами могут служить иск российской организации к румынской (дело N 283/1996, решение от 26.09.97) <6> и иск российской организации к болгарской (дело N 67/1998, решение от 18.04.2000) <7>.

--------------------------------

<1> См.: Практика МКАС... за 1999 - 2000 гг. С. 76 - 78.

<2> См.: Арбитражная практика... за 1998 г. С. 73 - 75.

<3> См.: Там же. С. 124 - 126.

<4> См.: Арбитражная практика за 1996 - 1997 гг. С. 119 - 120.

<5> См.: Там же. С. 121 - 123.

<6> См.: Арбитражная практика за 1996 - 1997 гг. С. 227 - 228.

<7> См.: Практика МКАС... за 1999 - 2000 гг. С. 242 - 244.

Вопрос о применимости Московской арбитражной конвенции 1972 г. к спорам из контрактов, заключенных между организациями стран СНГ, возник при разрешении спора между российской и украинской организациями (решение от 30.05.2001 по делу N 239/2000) <*>. Контракт сторон предусматривал разрешение споров в МКАС, в который и предъявил иск российский истец. Ответчик оспаривал компетенцию МКАС, поскольку Россия и Украина являются правопреемниками прав и обязательств СССР по Московской арбитражной конвенции 1972 г., а она предусматривает разрешение споров в арбитраже при торговой палате в стране ответчика. Соответственно, по утверждению ответчика, арбитражная оговорка контракта должна быть признана недействительной, как противоречащая международному договору, в котором участвуют государства, организации которых являются сторонами данного контракта.

--------------------------------

<*> Информацию об этом решении МКАС см.: Хозяйство и право. 2002. N 1. С. 42 - 43.

МКАС признал, что в его компетенцию входит разрешение данного спора исходя, в частности, из следующих соображений. Во-первых, ответчик не доказал, что Украина является участницей этой Конвенции. Если Россия сделала об этом специальное уведомление депозитарию Конвенции, то, по информации депозитария, такого уведомления от Украины он не получал. Во-вторых, заключенное государствами СНГ (в том числе Россией и Украиной) Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности (Киев, март 1992 г.), предусматривает, что такие споры разрешаются в государственных судах (что прямо исключается п. 1 ст. 1 Московской арбитражной конвенции 1972 г.) и, возможно, в третейских судах. Следовательно, указанное Соглашение исключает между организациями стран СНГ применение положений Московской арбитражной конвенции 1972 г. об обязательной подсудности споров арбитражу при торговой палате в стране ответчика. Дополнительно следует заметить, что по меньшей мере спорен вопрос о том, связывала ли бы эта Конвенция Россию и Украину в их отношениях между собой, даже если бы они являлись правопреемниками СССР в отношении ее, учитывая, что Конвенция регулировала отношения между СССР и другими ее участниками, прямо поименованными в ней.

<< | >>
Источник: p>М.Г. РОЗЕНБЕРГ. КОНТРАКТ МЕЖДУНАРОДНОЙ КУПЛИ-ПРОДАЖИ. СОВРЕМЕННАЯ ПРАКТИКА ЗАКЛЮЧЕНИЯ. РАЗРЕШЕНИЕ СПОРОВ. 4-е изд. - М.: Книжный мир.. 2003

Еще по теме 1. Некоторые процессуальные вопросы 1.1. Общие вопросы компетенции МКАС:

  1. 1. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ МЕЖДУНАРОДНОГО КОММЕРЧЕСКОГО АРБИТРАЖА
  2. 4. ПРИЗНАНИЕ И ИСПОЛНЕНИЕ ИНОСТРАННЫХ АРБИТРАЖНЫХ РЕШЕНИЙ
  3. 1.1. Исторические аспекты унификации права международных коммерческих контрактов
  4. 2.3. Региональная унификация коллизионных норм
  5. 4. Проблемы правового регулирования третейских (арбитражных) соглашений
  6. 3. Арбитражное соглашение
  7. 1. Некоторые процессуальные вопросы 1.1. Общие вопросы компетенции МКАС
  8. 1.7. Недействительность договора и арбитражная оговорка
  9. 10. Вправе ли комиссионер передать комитенту права и обязанности по контракту с третьим лицом без согласия третьего лица в случаях, когда контрактом это прямо запрещено
- Авторское право - Адвокатура России - Адвокатура Украины - Административное право России и зарубежных стран - Административное право Украины - Административный процесс - Арбитражный процесс - Бюджетная система - Вексельное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право России - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Лесное право - Международное право (шпаргалки) - Международное публичное право - Международное частное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Правовая охрана животного мира (контрольные) - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор в России - Прокурорский надзор в Украине - Семейное право - Судебная бухгалтерия Украины - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Теория государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право России - Уголовное право Украины - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право Украины - Экологическое право (курсовые) - Экологическое право (лекции) - Экономические преступления - Юридические лица -