<<

Плюсы и минусы неолитической революции

Переход к земледелию означает окончательную смену бродячего образа жизни оседлым укладом. Раньше всего это случилось там, где позволял климат, — на Ближнем Востоке и в Северной Африке.

Здесь урожай хлебных злаков можно было собирать в течение шести месяцев. А разводя дополнительно скот, можно было подолгу оставаться на одном месте.

При земледелии одна семья способна обеспечить себя за один- два месяца, остальное рабочее время идет на производство прибавочного продукта, значительная часть которого отчуждается в пользу государства и правящего класса. Таким образом, именно при земледелии впервые за всю историю появляется эксплуатация человека человеком.

И все же человек обрабатывал землю недостаточно эффективно. Исключением служили редкие участки, расположенные по берегам и в дельтах рек, где продуктивность земледелия можно было увеличить с помощью ирригации. На большинстве других участков — а они относились к неполивным землям — единственным способом сельскохозяйственного освоения оставались рубка и выжигание растительности. Засевать такие участки было не очень выгодно. Как правило, уже после двух урожаев землю для восстановления плодородия приходилось оставлять под паром. Тем не менее и такой тип земледелия вполне подходил для оседлых поселений.

Земледельцы и кочевники как производители сильно зависели от сезонных колебаний погоды, солнца, дождей и разливов рек. Суровые природные условия не побуждали земледельца к эволюции и нововведениям. Сельскохозяйственные орудия и методы на протяжении тысячелетий оставались практически неизменными, аграрный способ производства с точки зрения научно-технической культуры оставался застойным.

Одним из основных отличий при переходе к оседлому образу жизни является изменение отношения к жилищам. Первоначальные поселения и стоянки охотников каменного века превращались в деревни земледельцев — новый тип поселений, которые вырастали в разных частях земного шара.

Впервые они появились на Ближнем Востоке в начале VII тысячелетия до н.э. В развитых культурах неолита возникают крупные города, например Иерихон, насчитывавшие сотни и даже тысячи жителей. Первые дома оседлых людей представляли собой круглые постройки, напоминавшие временные жилища охотников и собирателей. На фундаменте в виде круга ставили остов из палок и покрывали его кожей или соломой. Оседлые поселенцы вскоре начали строить дома из глины, а позже — класть прочный каменный фундамент. При постройке нового жилья на месте разрушившегося или сгоревшего площадку под фундамент выравнивали, обмазывая глиной. Постоянное жилье потребовало невиданного прежде культурного феномена — внутридомового и квартирного дизайна: забота о доме выражалась в появлении известковой обмазки полов и стен (цвет в основном красный или кремовый) и в перестраивании и возведении новых строений на прежнем месте. Бродягам-собирателям, постоянно перемещавшимся с места на место, никакой дизайн и домашний уют были не нужны.

Вместо круглых построек появились прямоугольные, к которым легче можно было сделать пристройки и тем самым увеличить жилую площадь. Двери, как правило, находились выше уровня земли. Иногда вход был в плоской крыше, поэтому попасть в дом можно было по деревянной лестнице. Пол был из утрамбованной глины, а стены белили гипсом и часто украшали красными полосами или другими рисунками. Спали обитатели этих домов на рогожах или на возвышавшемся ложе — скамейке, пищу готовили в специально отведенном месте. Уже в древние времена поселения были укреплены. Обычно вокруг деревни выкапывали ров и воздвигали вал. Одним из наиболее известных укрепленных городов был древний Иерихон. Его окружала стена шириной 1,75 и высотой 3 м из камней, положенных друг на друга. Далее следовал вал из глины, а снаружи — 3-метровый ров, достигавший в некоторых местах метровой ширины. К стене примыкала конусообразная башня высотой 9 м и такой же ширины в нижней части.

Позже из камня, дерева и сырцового кирпича строили трехэтажные дома с множеством помещений.

Дома различных типов и размеров свидетельствуют о начинавшемся социальном расслоении населения. Жители Азии широко использовали зародившийся в Месопотамии способ возведения домов. В Китае же существовали и

круглые, и прямоугольные постройки; стены их, наклоненные к центру, переходили в куполообразные крыши.

В Южной Европе поселения строили главным образом на возвышенностях и обносили валами и рвами. Преобладали прямоугольные в плане, отдельно стоявшие довольно большие дома. Чем дальше на север проникали земледельческие культуры, тем очевиднее преобладала тенденция строительства больших одиночных домов с фундаментом в форме трапеции.

Земледельцы Северной и Центральной Европы жили в деревнях, насчитывавших до 300 жителей. Длина их деревянных домов достигала 30—45 м (максимально 65 м), а ширина 6—7 м. Покатые камышовые крыши прикрепляли к стенам из дубовых бревен, переплетенных прутьями и обмазанных глиной. Внутри дома на возвышении хранили зерно. В доме жило несколько родственных семей.

Отношение первых земледельцев к обжитому и освоенному пространству прослеживается по изменению погребальных обрядов. Если в предшествующий период погребения совершались просто в пределах поселения, связывая умерших с общиной, то теперь они расположены в домах, что свидетельствует об укреплении связей внутри отдельных семей. Перемещение черепов и так называемые вторичные захоронения предполагают наличие культа предков. Вскоре появится еще один культурный феномен, окончательно зафиксировавший победу оседлости, — деревенские и городские кладбища. Живущие поколения стали мечтать о том, чтобы быть похороненными вместе со своими предками. Снос поселка, перемещение его на другое место становится невозможным вовсе не в силу технических причин, а исключительно благодаря культурным факторам. Поселок становится малой родиной потому, что хранит могилы предков и историческую память многих поколений.

Родовые группы охотников древнего каменного века, состоявшие из отдельных семей порой в несколько десятков человек, сменились земледельцами, в поселениях которых уже существовала дифференцированная социальная система. Первоначально единообразное общество все более отчетливо делилось на группы и социальные слои. Предметы, найденные в более древних захоронениях, свидетельствуют о равенстве жителей поселений независимо от пола. Полноправными членами общества были даже дети. Коллективизм этого образа жизни наиболее ярко проявлялся во время совместных работ на полях и при строительстве ирригационных сооружений. Однако уже начался первый этап специализации труда: ремесленники обрабатывали камни и металлы, изготовляли керамику, остальные добывали пищу.

Об особенностях социальной структуры можно судить по распространенным в Центральной Европе длинным домам, их население представляло собой уже отдельные сообщества. В одном таком доме жило, вероятно, от 30 до 60 человек, которые совместно строили укрепления и работали на полях. Это сообщество образовывали, как правило, кровные родственники. Они еще не знали частной собственности на землю, в то время она еще только зарождалась. Наибольшие изменения в социальные отношения земледельцев привнесли начавшиеся войны. Насилие существовало и во времена охотников и собирателей, но только появление собственности, проблемы ее приобретения, приумножения и защиты способствовали развитию специфически военного мышления. Впервые в истории ремесленники начали изготовлять оружие и другие технические средства для борьбы человека с человеком. Изменился и характер содержимого захоронений. Мужчин чаще погребали с оружием, особенно если это был известный воин. К III тысячелетию до н.э. глубокие изменения в социальной жизни привели к появлению института царской власти. В Египте более четко пролегла грань между правителем и остальными членами общества: царя, до этого лишь богатого и влиятельного человека, игравшего ведущую роль в обществе, приравнивали к божеству. От других людей его отделяла пропасть, созданная религией. Так некогда равноправное общество благодаря объединению религиозной и политической власти превратилось в абсолютную монархию с сильным аппаратом управления.

Продуктивность сельскохозяйственного труда повысилась, когда земледелие перешагнуло чисто деревенский этап развития. Зарождение городов, тем более формирование городской цивилизации благотворно повлияли на развитие сельского хозяйства. Город продавал деревне более совершенные орудия труда — вначале ручные, а затем механические. Город давал селу квалифицированные кадры, новые технологии, снабжал удобрениями, организовывал промышленную обработку сельхозпродуктов.

Самые ранние формы основных занятий — собирательство, охота и рыболовство — как подсобные сохраняются у многих этносов и до настоящего времени. Земледелие подразделяется по способам обработки почвы на подсечно-огневое (вырубка деревьев и кустарников на участке и сжигание их для удобрения почвы золой), переложное (другое название первого типа, связанное с необходимостью через определенное время забросить участок и перейти на новый), ручное (обработка ведется примитивными орудиями — палкой-копалкой, колом, кетменем и т.д.), мотыжное (вариант ручного, обработка земли производится с помощью широ

ко распространенного орудия труда — мотыги), пашенное, или плужное. Различаются еще и такие виды земледелия, как орошаемое, поливное, заливное (распространено в рисоводческих странах, где рассаду риса высаживают на поле, залитое водой) и богарное (условное название для разведения сельскохозяйственных культур на сухих землях)18.

Пашенное земледелие буквально привязало людей к одному месту. Возникли крупные постоянные поселки. Крупными они стали благодаря тому, что 1 км2 почвы стоил теперь гораздо больше, чем раньше. Экономия земли и особенности ее возделывания вынуждали людей «кучковаться» в новый тип социальной общности — территориальные общины. Да и продуктивность метра земли выросла: теперь он мог прокормить гораздо больше едоков.

Первые поселения возникли около мест обильного произрастания дикорастущих злаков. Тут же заводили скот: овцы и козы могли поедать стебли, остававшиеся после сбора зерна. Собиратели строили дома, хранилища для зерна и печи для его приготовления. Так они превращались в земледельцев.

Уже раннее земледелие позволяло производить продуктов больше, чем требовалось для поддержания жизни. В Шумере в 3000 г. до н.э. мужчине в месяц выдавали 36 кг зерна, а женщине — 18. Исходя из этих норм, российский археолог В.М. Массон рассчитал, что для прокорма среднего по численности (150—180 человек) шумерского поселка надо 44 т зерна. Чтобы его вырастить, двое взрослых от каждой семьи даже с примитивными каменными орудиями должны трудиться всего 1 месяц в году. Необходимое на год всему поселку зерно можно было собрать за 10 дней.

Производительность труда при орошаемом земледелии в Месопотамии в 3000 г. до н.э. была вдвое выше, чем в Шумере. Если земледельцу достаточно было 30 дней для обеспечения себя продуктами питания на год, то остальное время можно было тратить на строительство храмов и дворцов.

Неолитическая революция стала завершающим этапом развития простых обществ и прологом к сложному обществу. К сложным обществам относят такие, где появляется прибавочный продукт, товарно-денежные отношения, социальное неравенство и социальная стратификация (рабство, касты, сословия, классы), специализированный и широко разветвленный аппарат управления.

Социальным последствием неолитической революции стало появление аграрного общества. Специализация племен как на скотоводстве, так и на земледелии вызвала рост продукции, которую легко можно обменять на другие товары. Избыточный продукт, характерный для эпохи вождеств, сменился прибавочным продуктом,

который в отличие от первого можно использовать не только для продажи, но и для эксплуатации наемного труда. По существу, избыточный продукт ненамного превышал жизненно необходимый продукт и представлял собой скорее продуктовые запасы. При таком уровне человеку приходится влачить жалкое существование и весь рабочий день посвящать добыванию пищи. Недаром социологи говорят, что традиционное, и прежде всего первобытное общество, это то, где у людей нет досуга.

Итак, сложное общество — это эпоха прибавочного продукта. Он появился впервые за всю историю человечества. При земледелии большая часть рабочего времени идет на производство прибавочного продукта, значительная часть которого отчуждается в пользу государства и правящего класса.

Роль земледелия, как позитивная, так и негативная, в истории человеческого общества необычайно велика. Даже сегодня, в век межпланетных полетов и нанотехнологий, сельское хозяйство остается фактором глобального порядка. Вот лишь некоторые факты: Ни один вид животных, за исключением человека, никогда не занимался земледелием и фермерством. Именно земледелие привело к появлению человеческой цивилизации, письменности, классов, городов и т.п. Практически все население планеты, за малым исключением, существует сегодня благодаря продуктам, получаемым от земледелия. Почти вся земля, пригодная для пашни, сегодня отдана под земледелие. Возникнув 10 тыс. лет назад, земледелие пережило все другие хозяйственные уклады и типы экономики, не потеряв своей актуальности.

Земледелие — один из основных и важнейших элементов цивилизации как таковой. Это, по сути, аксиома современного взгляда на нашу историю. Именно с освоением земледелия и переходом к сопутствующему ему оседлому образу жизни связано формирование того, что мы понимаем под терминами «общество» и «цивилизация». Там, где не было перехода к земледелию, не возникала и цивилизация.

Если мы выстроим все изобретения и открытия человечества по возрастающей шкале, взяв за критерий тот позитивный эффект и пользу обществу, который они принесли, то на первом месте окажется не космонавтика, генная инженерия или ядерная энергия, даже не изобретение колеса или приручение огня, а земледелие и связанный с ним неразрывно процесс доместикации — приручения животных и окультуривания растений.

Но и негативный эффект земледелия немал. Приручение животных изменило генофонд животного мира, появились болезни, которых не знает дикий мир природы. Хотя переход к агрокультуре резко увеличил производительность общественного труда, он снизил качество жизни людей. Для своего собственного пропитания и прокорма первобытной семьи охотникам и собирателям приходилось трудиться гораздо меньше часов в сутки, чем их более цивилизованным, вооруженным плугом и тягловой силой потомкам. Неандертальцы и кроманьонцы не только меньше трудились, они выглядели здоровее, питаясь натуральной пищей, больше двигались, умели выживать в самых неблагоприятных условиях.

Рост производительности труда поднял общество на качественно новый уровень развития, произвел подлинную революцию как в экономической, так и в социальной сфере жизни. Земледелец производил продукции в десятки раз больше собирателя и во много раз больше своего непосредственного предшественника — примитивного фермера, занимавшегося огородничеством. На смену избыточному продукту, достаточному для пропитания нескольких человек, пришел прибавочный продукт, достаточный для пропитания целых классов, не занимавшихся полезным трудом. Земледелец производил то, что другие отнимали у него, заставляя трудиться еще больше, но уже не на себя, а на чужих людей.

Именно при земледелии появились не существовавшие прежде эксплуатация труда, отчуждение продукта, вопиющее социальное неравенство, праздные классы, управлявшие обществом, но не занятые общественно полезным трудом.

В таком случае непонятны причины, вынудившие общества охотников и собирателей, живших довольно неплохо, перейти к земледелию, когда им стало жить труднее. Что вынудило первобытных людей изобретать более совершенные орудия труда, приручать животных, окультуривать дикие растения, прекратить бродяжничество и заняться строительством постоянных поселков? Историки, антропологи и археология долгое время пытаются разгадать непростую загадку, выдвигая порой самые невероятные гипотезы: здесь перенаселенность Земли, резкое изменение климата, познавательное любопытство и гениальное прозрение, сужение ресурсной базы из-за превращения степей в пустыню, переход к частной собственности на землю, естественный отбор, изменение генетического кода, новая система адаптации к окружающей среде или нечто иное. Ни одна из них пока не нашла полного подтверждения фактами. Некоторые ученые, например А.Ю. Целлариус, уверенно заявляют, что виной всему экология.

«В истории последних веков не известно ни одного случая добровольного перехода охотничьих или скотоводческих племен к земледелию. Вероятно, так же обстояло дело и в прошлом. Преимущество земледелия только в одном — с единицы площади можно прокормить больше ртов. Только изменение природных условий, голод и угроза гибели могли заставить племена перейти к не свойственному им способу добывания пищи. А это и есть экологическая катастрофа»19.

Итак, приблизительно 10 тыс. лет назад в разных уголках планеты появлялись группы людей, которые неожиданно для всех забросили прежний способ хозяйствования, собирательство, практиковавшийся до того десятки тысяч лет, и стали медленно переходить к новому образу жизни. Они приручали диких животных ради получения мяса и молока, окультуривали дикие овощи и растения ради выпечки хлеба и получения для организма дополнительных углеводов, огораживали участки земли, применяя для их распашки невиданные прежде орудия труда. Кожи животных они пускали на одежду и хозяйственный инвентарь. Со временем у них появились постоянные поселки, а из них выросли города, которые спустя 8 тыс. лет превратились в современные мегаполисы.

Неолитическая революция резко повлияла на поступательное движение общества, придав ему ускорение в социально-экономическом плане. Появление животноводства и земледелия существенно усилило антропогенное воздействие на окружающую среду. Существует мнение, что именно пастухи повинны в разрушении огромных территорий во всем мире, особенно в районах Средиземноморья и Ближнего Востока, да и других районах, способствуя аридизации огромных регионов20. Что касается земледелия, то именно ему мы обязаны широкомасштабной эрозией и уничтожением лесов с помощью пожаров (подсечно-огневая система земледелия, переложное земледелие и т.д.), что привело к одному из самых существенных отрицательных экологических последствий — опустыниванию 2 млрд га ранее плодородных земель, что превышает площадь ныне обрабатываемых земель и пастбищ (около 1,5 млрд га). Классическим примером опустошения природы и в конце концов культуры явилась подсечно-огневая система земледелия майя, что послужило одной из причин гибели этой цивилизации.

«Неолитическая революция — это не только революция, связанная с решением продовольственной проблемы. Она дала людям более надежные и стабильные источники пищи, зависевшие от деятельности человека, что открыло возможность существенного роста их численности. Первобытное общество не требовало от

природы сверхъестественных потребностей, и она кормила людей, выделяя им излишки своих ресурсов. Но уже с началом агронео- литических трансформаций человек стал создавать запасы пищи, которые он уже не мог потребить, ибо они превышали его потребности. Именно это превышение плюс ускоренный рост населения и привели со временем к все большей деградации окружающей природы. Неолитическая революция — это и “продовольственная” и вместе с тем “демографическая революция”: открылись, казалось бы, неограниченные возможности роста населения земного шара. Экономические и демографические последствия неолитической трансформации сказались спустя тысячелетия, а еще позднее ощутились и экологические эффекты производящей экономики, ее несбалансированность с окружающей природной средой»21.

Хотя овладение огнем произошло в палеолите, тем не менее широкое его использование связано прежде всего с переходом к земледелию. Тот же огонь с помощью человека (в основном подсечно-огневая система) уничтожил огромное количество растений и животных, превратив некогда богатые лесами регионы планеты в бесплодные пустыни. И вот плачевный итог.

Начавшаяся 10 тыс. лет назад неолитическая революция, связанная с развитием земледелия, не прошла для природы незаметно. Существенные изменения в природные ландшафты стала вносить постройка городов, которая начала осуществляться на Ближнем Востоке около 5 тыс. лет назад. Добыча полезных ископаемых уже в древности нередко порождала экологические проблемы. Так, в VH—IV вв. до н.э. интенсивная разработка в Древней Греции серебряно-свинцовых рудников, которая требовала больших объемов крепежного леса, привела фактически к уничтожению лесов на Аттическом полуострове.

Десять тысяч лет назад человек впервые приручил животных, т.е. искусственно вывел для своих хозяйственных нужд таких животных, каких в природе не существовало. Сегодня человечество совершило новый прорыв в неизведанное: в конце XX в. оно придумало вначале технологию выведения диких животных в домашних условиях для их дальнейшего существования опять же в диких условиях, а затем способы клонирования животных, создания генетических двойников. С тревогой мировая общественность наблюдает, как сфера естественного все время сужается, а сфера искусственно созданного расширяется. В научно-фантастических фильмах нам рисуют такое общество, где основным населением становятся биороботы, а немногие оставшиеся люди превращены в рабов или загнаны в резервации.

Если сравнивать социальное окружение человека в начале и конце его исторического пути, то окажется, что в первобытные времена он существовал в мире, на 100% созданном из естественных вещей, а сегодня — на 100% из искусственных. Сегодня нас окружают предметы так называемой «второй природы» — результаты человеческой деятельности, 90% из которых были придуманы в XX столетии. Некоторые виды фауны уже просто исчезли в дикой природе и сохранились как содержанки зоопарков.

Если численность диких животных сокращается, то численность домашних животных, выращенных для прокормления человека, а также домашних паразитов-насекомых увеличивается. Каждый год в человеческом сообществе появляются десятки новых вирусов и заразных болезней, выкашивающих сотни тысяч людей. «Изюминкой», подготовленной напоследок умирающей природой, стал СПИД, противоядия против которого человечество так и не придумало. Совершенно нормальные растения, выполняющие позитивные функции в природе, например мак и коноплю, человек пустил на создание наркотиков, выполняющих разрушительную функцию. За сотни тысяч лет антисанитарного состояния человек создал новую среду, в которой развелось бесчисленное количество домашних паразитов типа тараканов, клопов, мух, блох. Для поддержания домашних животных и домашних паразитов он перевел около 40% дикой природы.

Более 6 млрд землян содержат для своего жизнеобеспечения свыше 3 млрд голов скота. Под пастбища используется около 23% всей суши, более 12% которой постоянно засевается сельскохозяйственными культурами. Обработка пахотных земель ежегодно приводит к перемещению около 1 тыс. т земли на каждого человека. Но самое удивительное в другом: чем больше распахиваются земли, тем сильнее наступает пустыня. Она — вечный спутник земледельцев и буквально наступает им на пятки. Хозяйственная деятельность людей увеличивает площадь пустынь и приводит к уменьшению площади лесов. В середине 50-х гг. XX в. леса покрывали У4 поверхности суши, а сейчас лишь У5. В развивающихся странах в послевоенное время их площадь уменьшилась в 2 раза.

Глобальная закономерность такова: в каждую следующую историческую эпоху благодаря деятельности человека девственной природы уничтожалось больше, чем в предшествующий период. Уже в эпоху неолита «пирогенные ландшафты», созданные человеком, стали более заметной точкой на географической карте планеты, чем пустынные участки, получившиеся от естественных возгораний леса. 

<< |
Источник: Добреньков В.И., Кравченко Л.И.. Социальная антропология: Учебник. 2005

Еще по теме Плюсы и минусы неолитической революции:

  1. 2.10.4. Мир-системный подход: плюсы и минусы
  2. Урок 6 НЕОЛИТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
  3. Глава 5. НЕОЛИТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ
  4. 1.2. «Неолитическая революция» как основной рубеж развития первобытного общества.
  5. Тема НЕОЛИТИЧЕСКИЙ КРИЗИС (РЕВОЛЮЦИЯ). ПЕРЕХОД ОТ ПРИСВАИВАЮЩЕГО К ПРОИЗВОДЯЩЕМУ хозяйству, ИЗМЕНЕНИЯ ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУ ЛЮДЬМИ
  6. плюс и минус
  7. плюс и минус
  8. Неолитические истоки древнекитайской цивилизации
  9.             Неолитическая Британия
  10.              Неолитические счеты?
  11. Однополярность со знаком плюс или минус?
  12. Теология революции. Революция пророков против жрецов и Великого Существа есть отражение на человеческом плане революции Бога против абсолютного рока