<<
>>

СЕВЕРО-ВОСТОЧНЫЙ ИСПРАВИТЕЛЬНО-ТРУДОВОЙ ЛАГЕРЬ И ЕГО РОЛЬ В РАЗВИТИИ ПРОМЫШЛЕННОГО КОМПЛЕКСА ДАЛЬСТРОЯ (1932-1941)

Лагерная структура Северо-Восточного ИТЛ (Севвостлаг ОГПУ-НКВД СССР), образованного приказом ОГПУ № 287с от 1 апреля 1931 г., практически начала формироваться с февраля 1932 г., когда на пароходе “Сахалин” на Колыму прибыли руководство треста во главе с Э.П.Берзиным и первая группа заключенных (107 чел.).

В основном это были специалисты горного дела, строители, экономисты, бухгалтеры и пр., составлявшие на первых порах костяк административно-хозяйственного аппарата треста.

Обязанности начальника создававшегося Севвостлага до декабря 1932 г. исполнял В.И.Егоров, ставший затем управляющим делами дирекции.

5 декабря 1932 г. начальником Севвостлага был назначен чекист Р.И.Васьков, работавший до этого в системе УСЛОНа, а 5 ноября 1934 г. - И.Г.Филиппов63.

Главная особенность Дальстроя, с момента его образования, заключалась в том, что “лагерный сектор во всех отраслевых управлениях, так же как и в Главном управлении, являлся неотъемлемой частью производства”1.

Естественно, что и основной задачей создаваемого лагеря была проблема обеспечения производственного комплекса трудовыми ресурсами.

Рабочая сила “комбината особого типа” формировалась из двух основных категорий: “во-первых, из наличной до организации ДС рабочей силы, куда относились в районах приисков артели старателей..., работавших на предприятиях Колымского Главного приискового Управления, а также все другие рабочие и служащие ..., часть аппарата АКО, после ликвидации конторы АКО. Во-вторых, рабочая сила комплектовалась как путем вербовки вольнонаемных рабочих и служащих в Москве, Владивостоке и в других городах, где имелись агентства и уполномоченные Дальстроя, так и из наличия организованной рабочей силы, представленной Севвостлагом”2.

Причем, исходя из указаний ЦК ВКП(б) и решений советского правительства, приоритет отдавался заключенным ИТЛ. " ' * ' - _

Посылка о дешевизне подневольного труда была изначально экономически ошибочной и политически порочной, однако в рамках психологии того времени она органически вписывалась в теорию и практику классовой борьбы.

Осужденные, часто по формальным признакам, советские граждане служили лишь основным средством производства для достижения стратегических задач индустриализации.

Этапы заключенных стали поступать в Дальстрой из Владивостока уже в первый год развертывания основных подготовительных работ.

На 1 января 1932 г. на Колыме находилось 3129 вольнонаемных рабочих, в том числе в возрасте до 24 лет - 360 чел. и старше - 2769 чел. (в основном массовых профессий).

Общее количество вольнонаемных рабочих в течение 1932 г. оставалось на одном уровне, а заключенных увеличилось со 107 до 10 265 чел., включая 7064 чел., занятых на основном производстве и строительстве. За счет заключенных общий прирост рабочей силы в целом составил 327%, в том числе на предприятиях 220% (табл. 20) [Там же. Л. 58].

Данные о количестве заключенных в лагерях Севвостлага, особенно в начальный период деятельности Дальстроя, носят противоречивый характер и имеют фактически расхождение в документах разного уровня, завися от времени фиксации, исключения или включения в отчетность заключенных, находившихся в пересылках, перебросках, штрафных изоляторах и бараках усиленного режима, в больницах и т.д.

Наличие рабочей силы по месяцам (по данным оперативного учета) Месяцы 1932 г. Вольно

наемные Лагерники Нерабочая

часть Итого Всего на раб. ДС лаг. обслуга 1.01 3129 - 3129 1.02 3104 - 3104 1.03 3063 - 3063 1.04 2985 - 2985 1.05 2984 - 2984 1.06 3021 107 107 3128 1.07 2850 2037 437 437 2911 5761 1.08 3316 2144 430 483 3057 6373 1.09 2581 3545 652 396 4593 7174 1.10 3338 2806 824 388 5020 8358 1.11 3304 5201 1056 810 7067 10371 1.12 2982 7244 1631 1129 10004 12986 1.01.33 3095 7064 2072 1129 10265 13360 Примечание. В таблице в нерабочую часть заключенных не входят находящиеся в перемещении, отказчики от работ. больные и пр. Кроме этого, отчетность искажали в своих интересах начальники лагерных подразделений, скрывая побеги, смертность заключенных и занижая численность контингента в целях “повышения” производительности труда и пр. Например, в отчете за 1932 г. подчеркивалось, что “неналаженность связи с многочисленными, весьма дробными предприятиями, разбросанными на огромной территории, ...крайняя малочисленность и слабая подготовленность счетного ... персонала привела к тому, что за 1932 г. мы не в состоянии дать достаточно полного и проверенного цифрового освещения, динамики, движения и использования рабсилы и производительности труда” [Там же. JI. 52].

В разных вариантах эта ситуация с учетом заключенных сохранялась и в дальнейшем. Так, в отчетах за 1951 г. содержатся данные о том, что в архиве УСВИТЛа учтено в целом за весь период 525 тыс. личных дел заключенных,'что расходится со сведениями о их количестве по другим источникам. ?

Для кардинального решения проблемы рабочей силы в районах Крайнего Севера советское правительство приняло ряд директивных документов, сочетавших политику “кнута и пряника”. В 1932 г. Президиумом ЦИК СССР было введено в действие постановление “О льготах для работников треста «Дальстрой»”, распространяющее на них следующие льготы:

“А. Вольнонаемные

Все льготы, предусмотренные постановлением ЦИК и СНК СССР от 12 августа 1930 г. о льготах для работающих в отдаленных местностях, со следующими исправлениями и дополнениями: ...ежегодная надбавка к зарплате делается в размере 20%. работники представительств и агентств треста..., семьи, находящиеся на предприятиях ... первой и второй группы, обеспечиваются ... по нормам госфонда; члены ВКП(б) и ВЛКСМ получают зарплату по занимаемой должности без ограничения партмаксимумом; при полной потери трудоспособности или смерти работника ... семье в течение 5-ти лет выплачивается трестом пенсия в размере: 1/2 заработка при окладе до 500 руб. в месяц, 1/3 при окладе 1000 руб., 1/4 при окладе свыше 1000 руб.

Б. Спецпереселенцы 1.

Срок ограничения в гражданских правах сокращается при добросовестной работе ... на два года, т.е. доводится с 5 до 3 лет. 2.

По снятию ограничения, если спецпереселенец не пожелает колонизироваться в районах деятельности треста, ему предоставляется право выезда по ж.д. за счет треста. 3.

Дети спецпереселенцев получают право поступления в учебные заведения наравне с детьми трудящихся с самого начала работы в тресте.

В. Заключенные 1.

При исчислении срока заключения в лагерях, обслуживающих предприятия Дальстроя, рабочий день заключенного считается за два. 2. Установленный для заключенных всех лагерей ОГПУ трудовой паек считается в лагерях ... Дальстроя основным, с соответствующим повышением калорийности пайков - трудового и ударного. 3.

За хорошую работу и поведение предоставляется право колонизации по отбытии одного года заключения. 4.

Отбывшие срок заключенные и остающиеся для работы в предприятиях треста, а также колонизировавшиеся имеют право выписки семей за счет треста. 5.

Указанным в ст. 4 категориям предоставляются в ссудном порядке жилье, корова, лошадь или их эквивалент предметами домашнего обзаведения. 6.

Колонизирующиеся получают зарплату полностью. 7.

Трудоспособные члены семей ... пользуются преимущественным правом поступления на работу в предприятиях треста. 8.

Отбывшим срок заключения и проработавшим на предприятиях треста в качестве вольнонаемных не менее трех лет снимается судимость и предоставляется право выезда в любое место Союза ССР. 9.

Дети заключенных, бывших до этого членами союзов, при поступлении в учебные заведения приравниваются к детям трудящихся.

Секретарь ЦИК Союза ССР Енукидзе

Семьи работников ОГПУ, уехавших для работы в районы Дальстроя, на основе Циркуляра ОГПУ № 635/40 от 22 декабря 1932 г. с 1 января 1933 г. прикреплялись к закрытым распределителям органов ОГПУ. Им выдавалась одна карточка красноармейского пайка, а остальные члены семьи снабжались по общегосударственным нормам. Они имели право пользоваться столовыми и посещать медицинские учреждения системы ОГПУ. Кроме этого, для закрепления особого статуса Дальстроя Совет Труда и Обороны Постановлением № 1358/398с от 28 октября 1932 г. “О Колыме” предписал “распространить все издаваемые впредь постановления о льготах и преимуществах золотопромышленности на Дальстрой” [Там же. JI. 147].

Принятая нормативная база преследовала в перспективе постепенное формирование рабочей силы предприятий Дальстроя за счет договорников и закрепленных на Севере отбывших сроки наказания заключенных.

Для “вольного” человека, находившегося в жестких рамках тоталитарной системы, в условиях “нарастания классовой борьбы”, инспирированной и направляемой верхушкой ЦК ВКП(б), Колыма, Дальстрой вдруг предстали островком относительной свободы и возможного материального благополучия.

Вербовка и найм вольнонаемных специалистов и рабочих массовых профессий осуществлялись на основе договора, который обеспечивал работнику единовременное пособие, суточные, оплату проезда и багажа; регулировал порядок предоставления отпусков, командировок^ увольнения, льгот для детей, жилищных условий и пр.

Однако попасть в этот псевдорай было непросто. На Колыму требовались в первую очередь вольнонаемные специалисты горных и строительных профессий. Кроме этого, кандидат должен был отвечать критериям политической и криминальной благонадежности. Договор заключался только после тщательной проверки в местных органах НКВД и милиции. Причем отказ по политическим мотивам рекомендовалось формулировать в виде невозможности использовать человека по данной специальности. Установленный порядок в дальнейшем совершенствовался и существовал во все время деятельности Дальстроя в системе НКВД - МВД СССР.

Что касается заключенных, то в первый период (1932-1936) основной контингент лагерей составляли раскулаченные крестьяне, расхитители социалистической собственности, спецпереселенцы, уголовные элементы, и только в 1937-1938 гг. на Колыму стали поступать большие этапы осужденных за контрреволюционные, антисоветские преступления, троцкистскую деятельность, шпионаж, терроризм и т. д. В основном это были представители старой и новой советской интеллигенции, совершенно не способные к тяжелому физическому труду.

Потребность в заключенных ежегодно планировалась руководством треста, исходя из масштабов предстоящих работ и установленных правительством заданий по добыче золота. Расхожее мнение о миллионах заключенных на Колыме не имеет под собой фактической основы. Достаточно проанализировать такие показатели, как тоннаж судов, количество рейсов, завоз на Колыму продуктов, промтоваров, теплых вещей и т. д. для обеспечения вольнонаемного населения и заключенных. Контрольные цифры завоза заключенных, особенно в начальный период, никогда не выполнялись в полном объеме и имели большие колебания. Например, приказом ОГПУ от 19 ноября 1932 г. на Колыму планировалось доставить 40 тыс. заключенных, фактически на 1 января 1933 г. весь контингент Севвостлага составил 28 тыс. чел. и 3392 вольнонаемных, а текучесть кадров с выездом на материк превысила 5000 чел.

* Всего в 1933 г. доставлено 81 405 т грузов, в том числе продовольствия 38 820 т.

Закупки продовольствия в 1933 г., тыс. руб.1

1932 г. 1933 г.

Продовольствие* 15725 11593

Фураж 1582 2944

Живой скот 1792 3507

Отметим, что даже в условиях “недобора” контингента УСВИТЛа население Дальстроя сразу оказалось в тяжелом положении.

Количество снабжаемого населения в 1933 г. увеличилось по сравнению с 1932 г. на 50,7%, а закупки, включая промтовары, оборудование, продовольствие, инвентарь и т. д., в среднем на 26,9%.

В результате резко ухудшилось положение с продовольствием (табл. 21). Рабочих горнопромышленных районов косила цинга и другие заболевания.

Таблица 21

Обеспеченность продовольствием ГПР на 1 января 1934 г.2 Товары Нормы в месяц на 1 едока Фактически (Утинка) Обеспеченность в днях Мука, кг 2.3 1,0 230 Макароны 1.0 0,3 - Суш. овощи 1.0 0,3 - Соль 0,5 35,5 - Крупа 3 1,0 180 Жир жив. 0,5 42,0 237 Жир раст. 1.2 0,3 208 Мясо свежее и соленое 1.5 0,2 - Консервы мясн. (б) 10 ? - 140 Рыба свежая и соленая, кг S - 0,1 ? - - . - Фрукты суш. 0.5 0,1 - Чай 0.125 36,0 - Сахар 1.2 10,0 - Махорка 0.4 11,0 - Папиросы (пачек) 10 - - Молоко коне, (б) 1 5,3 - Средние цифры, конечно, не отражают реальной ситуации со снабжением приисков, а учитывая трудности доставки грузов, можно предположить, что обстановка была еще хуже. Базисные склады, создаваемые в Нагаево-Магаданском районе, не имели постоянной связи с горнопромышленными районами.

В приказе от 15 июня 1933 г. подчеркивалось, что “массовые цинготные заболевания среди людей, впервые прибывающих в пределы Крайнего Севера, чем является район ДС, считались обычными.

Ряд тяжелых жилищно-бытовых условий, в условиях сурового северного климата, затруднения с завозом противоцинготных продуктов во 2-й половине зимы дали значительный рост заболеваний среди рабочих и служащих. Это обстоятельство затрудняло выполнение промфинпланов, вызывая текучесть рабочей силы,... увеличивало накладные.расходы важнейшего участка Социалистического Строительства”3.

Как о большой победе сообщалось в приказе по Дальстрою от 4 апреля 1932 г., что “штурмовая бригада тракторной колонны ..., преодолевая трудности, 29 марта взяла Яблоновский хребет, 30-го ... колонна ... достигла перевалочного пункта Элекчан и отбыла на сплавной пункт Хета.

Вопреки шушуканью немалочисленных врагов нашей стройки, вопреки сомнению маловеров, трактор, направляемый твердой рукой пролетария, - победил тайгу.

Элекчан впервые увидел пионера социалистического строительства на Колыме - трактор Дальстроя” [Там же. Д. 1, л. 141].

В 1932 г. тракторные колонны, по 5-6 машин в каждой, являлись единственным средством доставки необходимых грузов на расстояние свыше 150 км (гужевые перевозки оленьим транспортом и собачьими упряжками были малоэффективны).

В приказе по дирекции треста № 201 от 19 ноября 1932 г. отмечалось, что тракторные колонны успешно достигли 86-го и 150-го км и возвратилась в Нагаєво. “За самоотверженную работу при продвижении колонны не считаясь со временем работы, ни с климатическими условиями... объявляю благодарность: трактористам з/к Безнакову и Киселеву, помощникам т. Силантьеву, Федоренко и Журавлеву по 100 руб. в месяц; т. Фатееву и з/к Каткову по 75 руб. каждому. Подсобным рабочим з/к з/к Ванюкову В.Н., Сидорову С .Я., Сергей- чук Г.В., Сорокалетову А.В., Третьчикову В.Г., Харитонову И.Н., Шаповалову А.К., Цыренкову В.Н., Бараховичу Л.К., Бузмакову И.Ф., Колесникову С.И., Хисматулину 3., Шаповалову Т.Ф., Васильеву П.Ф., Хантиль И.А., Шрамко П.К., Литавкину Р.Т., Мороз Ф.Ф. по 25 руб. Материальному сектору предоставить право премирования получить из магазинов ДС продтоваров и промтоваров на суммы полученной премии” [Там же. Д. 2, л. 157].

Героями освоения Севера становились простые советские заключенные.

В районы, куда техника не проходила, грузы доставляли по рекам, что было сопряжено с еще большим риском. “Подготовка и проведение весеннего сплава протекала в особо тяжелых условиях... - недостаточность и неквалифицированность рабсилы, незнакомство всего состава с режимом сплавных рек, отсутствие спецодежды и т.д.

При этих условиях проведение сплава, а тем самым обеспечение наличного состава рабочих на Колыме продовольствием до 1-го января 1933 г. являлось важнейшей задачей,- которая смогла быть выполнена только при условии проявленного максимальнейшего напряжения сил и энергии всего административно-технического и рабочего состава, занятых на сплаве.

Наряду с этим, должен быть отмечен подлинный героизм и ударничество, проявленные отдельными работниками и штурмовой бригады в целом.

Во время проведения сплава, на ударных работах по снятию кунгасов, севших на порогах р. Бахапчи 26-го июня с.г., ... погибли пять рабочих из Штурмовой бригады: Малошенко, Дудков, Васильев, Комиссаров и Будаков”64, - отмечалось в приказе по Дальстрою № 95 от 29 июля 1932 г.

Решение проблем развития дорожного строительства в приисковых районах и создание собственной снабженческо-продовольственной базы приобрели в 1932-1933 гг. первостепенное значение.

Уже 11 ноября 1932 г. издается приказ № 196, в котором говорилось, что “природные условия Дальстроя дают возможность развития огородничества и животноводства, которые могут обеспечить в будущем своей продукцией всю систему Дальстроя без завоза таковой из-вне. ... План 1933 г. предусматривает развертывание сельскохозяйственных предприятий в ряде пунктов деятельности треста” [Там же. J1. 151].

В результате был организован совхоз “Дукча”, ставший базой снабжения овоще-молочной продукцией населения Нагаево-Магаданского района, в 1933 г. приступили к созданию совхозов “Тауйс- кий”, “Ольский” и “Сеймчан” в горнопромышленном районе.

Было положено начало созданию рыбной промышленности Дальстроя, основную роль в которой играли национальные колхозы Ольского и Северо-Эвенского районов*.

Совхозы Дальстроя по формам и методам их организации являлись сельхозлагерями и входили в систему ГУЛага. По мере развития сельскохозяйственного производства в них было занято от 2

до 7 тыс. заключенных (в основном физически ослабленные и непригодные для использования в горной промышленности и строительстве).

Из-за ежегодного увеличения контингента заключенных в Севвостлаге проблема продовольственного обеспечения и снабжения, приобретала все более острый характер. В Дальстрое вводились четко регламентированная карточная система для вольнонаемных и особый порядок питания для заключенных. Приказом по Дальстрою № 3 от 11 февраля 1932 г. устанавливали две категории питания для вольнонаемных работников: “основную - для работоспособных, но не находящихся на работе, и рабочую - для снабжения всех работников Дальстроя, использованных на работе. Ответработники и ИТР пользовались дополни-

тельным пайком по спискам, утвержденным моим помощником по снабжению”1. Пайковый набор ставили в прямую зависимость от количества отработанных дней, “прогульщиков” и “отказчиков” немедленно снимали со снабжения и открепляли от столовых.

Для торговли ненормированными товарами открывались коммерческие магазины. Спиртные напитки отпускали исключительно в обмен на золото и пушнину.

Для заключенных вводились общая, ударная и штрафная нормы, которые периодически пересматривались в зависимости от времени года, количества заключенных в лагерях, напряженности плановых заданий и интенсивности труда.

Таким образом, начиная с 1932 г. продовольственный паек становился основным фактором выживания и главным стимулом повышения производительности труда.

15 мая 1933 г. директор Дальстроя Э.П.Берзин издает приказ № 155 о нормировании труда заключенных. В нем, в частности, говорилось: “Во изменение изданных ранее распоряжений и приказов о порядке нормирования труда заключенных и порядке выплаты работающим на сдельных работах заключенным объявляется следующее: 1.

Нормы выработки устанавливаются на основе единых всесоюзных норм с соответствующими поправочными коэффициентами. (Примечание: не допускается установление скидок на непривычность и на недостаточную квалификацию). 2.

При выработке нормы заключенные получают на руки 10% от своей выработки. 3.

При выработке сверх установленной нормы заключенные получают на руки 10% от установленной нормы и 90% от своего приработка. 4.

При установлении 10-часового рабочего дня норма выработки устанавливается повышенная против 8-ми часовой на 10% с тем, однако, что при переработке за 10-часовой рабочий день. 8-часовой нормы - заключенные получают 10% от 8-ми часовой нормы и 90% от приработка сверх 8-ми часовой нормы.

<...> 6.

По работам, на кои не установлены единые республиканские нормы, предприятия обязаны представить установленные ими нормы на утверждение помощнику директора по труду т. Васькову через Бюро Технического Нормирования и Рационализации” [Там же. Д. 4, л. 233].

Кроме этого, за стахановскую работу заключенным начислялись премии. В “Положении о премиальном вознаграждении для заключенных Севвостлага, работающих в районе Магадан - Нагаєво” говорилось, что “оплата премиальных является одной из мер поощрения заключенных в целях поднятия производительности труда”. Согласно Положению, весь контингент заключенных, занятых на строительстве и других работах, разбивался на разряды по тарифной сетке в соответствии с их квалификацией. Основная часть заключенных (90%) переводилась на сдельную оплату и 10% на повременную. Из месячной заработной оплаты заключенный, занятый на массовых работах, получал премиальное вознаграждение в следующих размерах:

а) 10% от своей тарифной ставки;

б) 50% от сдельного приработка свыше тарифной ставки.

Половина месячного премиального вознаграждения выдавалась рабочему по месту работы и половина - Севвостлагу.

Заключенный имел право по особым ордерам приобрести на эту сумму в ларьках и складах стандартный набор продовольствия. 1

Всем работникам из числа заключенных, занятым на административно-технических должностях (включая счетоводов и канцелярию ДС), устанавливался оклад наравне с вольнонаемными. Премиальные суммы составляли от 10 до 25% оклада. Выплата производилась наличными, с правом на покупку абонементов в столовых и отпуска продовольствия в магазинах и ларьках. В случае лишения премии вся заработная плата (а не 50%) поступала в распоряжение Севвостлага.

Кроме этого, приказом № 87 от 5 марта 1935 г. устанавливался строгий порядок использования труда заключенных на различных сверхурочных работах.

В нем, в частности, подчеркивалось, что, “как правило, использование з/к з/к на сверхурочных работах и на работах в выходные дни не допускается.

Назначение на сверхурочные работы ... в каждом отдельном случае может последовать лишь с письменного разрешения нач. предприятия и нач. лагпункта, з/к, занятым на работах в выходные дни, в течение двух ближайших шестидневок должны быть предоставлены в натуре дни отпуска... В случае невозможности по производственным причинам предоставления з/к з/к в указанный выше срок выходных дней натурой, работа ... подлежит денежной компенсации”65.

Оплата производилась в одинарном размере, причем йа руки выдавалось 50%, а остальное зачислялось в “фонд помощи освобождающимся”. Этот порядок не распространялся на дистанции дорожного строительства в случаях заносов и аварийных ситуаций.

Высшей мерой поощрения для заключенных Севвостлага являлось право на колонизацию. Колонизация - одна из форм исправительно-трудовой политики, направленной на “перековку” уголовных элементов, считавшихся попутчиками советской власти и не относящихся к категории врагов социализма.

Приказом ОГПУ № 890с от 14 сентября 1932 г. было введено в действие “Временное положение о колонизационных поселках исправительно-трудовых лагерей”, гласящее: “В целях осуществления задач колонизации и оседания исправившейся части з/к з/к при лагерях ОГПУ создаются колонизационные поселки ... как одна из форм колонизации районов Севера”.

На спецпоселение переводили только тщательно проверенных заключенных по следующим критериям:

“а) рабочие и служащие, осужденные за бытовые, должностные преступления, а также относящиеся к категории СВЭ (социально-вредный элемент);

б) аграрники (бедняки, середняки, кулаки), осужденные по ст. 58-10 и 58-11 УК (ни в коем случае ни по каким другим контрреволюционным статьям).

Лица указанных категорий могли быть переведены на колонизацию при условиях: осужденные по 58 “а” и “б” до 5 лет... при отбытии ими одной трети срока. Осужденные свыше 5 лет (до 10 включительно)... только после отбытии половины срока.

Не разрешается перевод на поселение представителей духовенства всех религий и сектантов-активистов, а также всех з/к з/к, принадлежащих к категории контрреволюционеров по ст. 59-167 УК”.

Однако в приказе имелась оговорка, что “рассмотрение дел контрреволюционеров допускается только по особому предварительному в каждом отдельном случае разрешению ОГПУ и Главного Управления лагерей ОГПУ”.

Заключенные, имевшие семьи, получали право их выписки за счет треста, но “заключенный может быть переведен в трудпоселок только после того, как будет получено от членов его семьи письменное подтверждение их согласия поселиться в поселке совместно с з/к и принять участие в общей работе” [Там же. Д. 1, л. 1-6]. Прямо реликт крепостной системы - вступив в брак с крепостным, сам становился рабом.

Поселенцы были обязаны беспрекословно соблюдать установленный в поселке порядок и выполнять все постановления и решения администрации и местных органов советской власти. Кроме того, они не имели право свободно распоряжаться своим имуществом, без разрешения Управления лагерей.

На основе приказа ОГПУ № 890с был издан приказ уполномоченного НКВД Э.П.Берзина № 399 от 22 декабря 1933 г. об организации колонизационного бюро как самостоятельной организационной единицы, непосредственно подчиненной начальнику УСВИТЛа.

Первым начальником Колонбюро был назначен начальник УРО УСВИТЛа А.Н.Майсурадзе по совместительству.

Планом 1934 г. предусматривалось перевести на поселение 2000 чел., в том числе в районе приисков 1300 чел., Магадан - Нагаєво - 400 чел.

В разработанной Дальстроем инструкции “О льготах лицам из бывших заключенных Севвостлага и о колонизации в районе деятельности Дальстроя” подтверждались основные статьи постановления ЦИК и СНК СССР 1932 г. и вводился ряд положений, касающихся новых колонистов, с учетом специфики Колымы. Они получали право объединяться в коллективы для организации в местах своего проживания огородничества, животноводства и других видов сельского хозяйства. Работая на предприятиях Дальстроя в качестве вольнонаемных, колонисты получали полную заработную плату в соответствии со своей квалификацией.

Члены семей, приехавшие в Охотско-Колымский район для проживания вместе с колонистами, не рассматривались как иждивенцы лиц, ограниченных в правах, и пользовались всеми гражданскими свободами, если у них не было ограничений, независимо от главы семьи. Они имели первоочередное право трудоустройства на предприятиях треста и другие льготы. В то же время, до окончания срока заключения колонисты считались заключенными Севвостлага и подвергались взысканиям по линии лагеря на равных основаниях с другими заключенными. В случае нарушения режима колонпоселка или плохого отношения к труду на основании особого приказа колониста возвращали в лагерь для отбытия наказания, а его семью высылали из Охотско-Колымского района. 23

февраля 1934 г. был издан приказ № 84, который расширил права колонистов в части снятия судимости, помилования, восстановления гражданских прав.

В мае 1934 г. для организации колонизации в районах Колымы в структуре Колонбюро создается отдел уполномоченных в составе: зам. начальника Управления Севвостлага и начальника УДПИ А.Н.Пемова, зам. начальника сектора снабжения Н.Г.Ковалева, начальника Тауйского сельхозкомбината, начальника лагпункта В.И.Мовсесяна и начальника Ольского сельхозкомбината И.И.Ульянова.

В 1935 г. Колонбюро реорганизуется: организационно-хозяйственные и экономические функции колонизации возлагаются на соответствующие управления; за Колонбюро сохраняется подбор кадров из числа заключенных, а также контроль по общим вопросам.

В целях дальнейшего упорядочения колонизации и более рационального применения труда колонистов 17 октября 1935 г. издается приказ директора Дальстроя №362, в котором подчеркивалось: “Право осуществлять колонизацию сохранить исключительно за специально созданной для этой цели комиссией, категорически воспретить кому бы то ни было другому заниматься этим делом.

Развертывание колонизации проводить на ближайший период времени только на основе рыбных промыслов, сельского хозяйства, обслуживания и эксплуатации дороги, обеспечивая подбор соответствующих контингентов колонизирующихся для этих отраслей хозяйства.

Установить для всех вновь колонизирующихся заключенных обязательное по отбытию заключения закрепление в Крае на срок не менее 3-х лет.

УРО и Колонбюро провести в месячный срок проверку личного состава колонистов, очистив их ряды от неисправимо преступных, социально-вредных и дезорганизующих элементов.

І Іачальпиком Колонбюро назначить т. Вомдптмй К.II. Должность районных уполномоченных ... упразднить.

Директор Гостреста ДС (Берзин)".

Проблема колонизации постоянно находилась в поле зрения руководства Дальстроя, и практически ежегодно директивные документы дополнялись новыми положениями и инструкциями. Так, в 1936 г. были приняты “Новое положение о Колонизационном бюро Севвосталага НКВД” и “Временное положение о колонизируемых частях ОЛП Севвостлага НКВД”.

Колонизационные части создавались при всех ОЛП в целях проведения организационной работы по подбору кандидатов из числа заключенных, желавших перейти на колонизацию, изысканию новых источников доходности колонистов, разработке правил внутреннего распорядка, контролю и учету, т. е. всему комплексу задач развития колонизации в районе действия ОЛП.

Для повышения производительности труда заключенных и колонистов 15 ноября 1936 г. было принято “Положение о “мастерах высокой производительности труда” в лагподразделениях Севвостлага НКВД”. “Советская власть в условиях исправительно-трудовых лагерей отмечает и награждает лучших удар- ников-стахановцев за высокую производительность труда, за образцовое качество работы, дисциплинированность и участие в общественной жизни”1.

Для получения звания “Мастер высокой производительности” необходимо было успешно окончить 3-месячные курсы, на которые зачислялись ударники-стахановцы из числа заключенных, выполнявших установленные нормы не менее чем на 200%.

Заключенным-стахановцам, получившим звание мастера, устанавливалась доплата к заработной плате в размере 100 руб. в месяц для 1-й категории и 50 руб. для 2-й. Доплата выдавалась без всяких удержаний.

Кроме этого, устанавливались следующие льготы:

“а) право получать на всех работах ... зачеты, т. е. 135 дней в квартал, согласно приказа Наркома внутренних дел;

б) обеспечение лучшими помещениями для жилья и лучшими бытовыми условиями;

в) преимущественное право поступления на любые курсы Учебного комбината, с оплатой за время обучения; г) первоочередное получение обмундирования первого срока с подгонкой и перешивкой бесплатно;

д) право отправления семье в неограниченном размере денежных сумм, писем и получения посылок;

е) получать персонально бесплатно лагерную газету “Верный путь”;

ж) право на колонизацию в первую очередь” [Там же. JI 173].

В целом отметим, что процесс колонизации на Колыме, несмотря на внешне большую работу и солидную нормативную базу, развивался очень медленно (табл. 22).

Таблица 22

Динамика колонизации с 1933 по 1936 г.1 Год Колонистов Семей Всего рабочих Всего едоков В% 1/1-1934 402 5 407 416 - 1/1-1935 614 143 457 1011 243,0 1/1-1936 739 219 958 1392 137,7 1/1-1937 1373 461 1834 2566 184,3 Основная часть колонистов на 1 января 1937 г. числилась в сельском хозяйстве - 727 чел.

В принципе руководство треста не было заинтересовано в широком размахе колонизации, поскольку подавляющая часть заключенных должна была использоваться на основном производстве. Кроме того, точное выполнение приказов и положений о колонизации повлекло бы за собой большие финансовые затраты на обустройство поселенцев и членов их семей.

В этот период были созданы колонпоселки: “Веселая” (6 км от Магадана), “Ударник” (60 км от б. Нагаева), “Темп” (131 км от б. Нагаева), Ола, Балаганное, Ямск, Радчево.

Комплекс мер материального и морального стимулирования труда заключенных, направленный на интенсификацию производства и улучшение социально-бытового положения в рамках исправительно-трудовой политики, проводимой в первой половине 30-х гг., подтверждает, что лагеря УСВИТЛа не имели функций уничтожения, а являлись особой (в своей основе идеологически извращенной) формой организации принудительного труда.

Для этого периода характерен, например, приказ начальника УСВИТЛа И.Г.Филиппова № 113/95 1935 г., в котором говорилось: “В целях выявления волокиты и бюрократизма в вопросах общественного и личного характера приказываю: создать при КВО УСВИТЛ Бюро Жалоб, в своей работе подчиненное начальнику УСВИТЛ НКВД. Всем начальникам Управлений и отделов ДС, начальникам лагпунктов, командировок и личному составу военизированной охраны вменяется в обязанность принимать заявление от лагерников на имя Бюро жалоб и немедленно пересылать их в Управление СВИТЛ НКВД. ,

Все заявления, адресованные на мое имя, на имя Пом. нач. ГУЛАГа тов. Алмазова66, начальнику ГУЛАГа тов. Берману и уполномоченного НКВД по ДВК тов. Дерибас немедленно должны пересылаться в Управление СВИТЛ.

)

Начальникам лагерных подразделений предоставлять право заключенным посещать Бюро жалоб по подаваемым заявлениям во внерабочее время, по вызову Бюро жалоб. .

Каждый лагерник должен помнить, что помогать Командованию лагерей бороться с недочетами работы и быта в лагере - долг каждого лагерника”2.

Заключенные-ударники, стахановцы имели право пользоваться специальными санаториями, посещать клубы и библиотеки.

Таким образом, заключенный становился как бы равноправным субъектом репрессивной политики и, более того, должен был помогать власти, его осудившей, в ее осуществлении. Что касается вольнонаемных рабочих и служащих, то их правовое положение, оплата труда и пр. регулировались на основе советского законодательства о труде постановлениями ЦИК и СНК СССР, а также рядом приказов и распоряжений директора Дальстроя.

В целях повышения производительности труда вольнонаемных особое внимание уделялось развитию таких форм, как соцсоревнование и ударничество. Для ликвидации уравниловки в оплате вводились повышенные нормы снабжения ударников продовольствием и предметами ширпотреба. В то же время, кроме мер морального и материального стимулирования, в Дальстрое устанавливалась жесткая система принуждения к труду и ответственности за нарушение режима.

В соответствии с постановлением ЦИК и СНК СССР об организации Военного Трибунала и Военной Прокуратуры Тихоокеанского Морского Флота для рассмотрения всех дел о нарушении трудовой дисциплины рабочих и служащих морского транспорта приказом по Дальстрою № 93 от 28 февраля 1934

г. в Управлении морского транспорта ДС вводился “Устав о дисциплине рабочих и служащих железнодорожного транспорта”. Устав предусматривал судебную ответственность за нарушение трудовой дисциплины работников, непосредственно участвующих в эксплуатации, строительстве и ремонте плавсредств. К тягчайшим преступлениям относились; невыполнение отдельных распоряжений, уход с поста, нахождение на службе в нетрезвом состоянии, порча средств транспорта, халатный осмотр механизмов и плавсредств, недостаточный уход за ними, невыполнение правил сигнализации и т. п. “За всякое хищение грузов во время перевозки, пофузки и разгрузки со всей жесткостью применять закон от 7 августа 1932 г. об охране социалистической собственности, причем действие этого закона распространить за доставку грузов не по назначению” [Там же. Д. 7, л 184].

В качестве дисциплинарных наказаний применялись такие меры, как арест с исполнением, так и без исполнения служебных обязанностей, смещение на низшую должность или увольнение из Дальстроя.

Согласно постановлению ЦИК и СНК СССР об отчислении вознаграждения за работу по количеству и качеству выработанной продукции в Дальстрое вводилась следующая система:

“1. В случае невыполнения работником ... нормы выработки по вине самого работника оплата труда производится соответственно количеству выработанной им продукции, без обеспечения работнику какого-либо минимального заработка. ; 2.

If ели невыполнение норм произошло не по вине работника, в таком случае он должен получить не менее двух третей своей тарифной ставки. 3.

В случае систематического невыполнения ... работник может быть уволен или переведен на другую ра- боту”[Там же. Д. 8, л. 6].

Для борьбы с бракоделами и лодырями применялось постановление ВЦИК и Совнаркома РСФСР от 1 июля 1932 г. “О мерах, способствующих борьбе с простоями и браками на производстве”. Каждый неуважительный простой станков, машин, транспорта и людского состава фиксировался особым актом с указанием ответственных, которые лишались оплаты труда. За однодневный прогул без уважительных причин (в соответствии с п. “е” ст. 47 КЗоТ РСФСР) работник подлежал немедленному увольнению из Дальстроя.

Несмотря на крайний дефицит рабочей силы из числа вольнонаемных, руководство треста вело беспощадную борьбу с прогульщиками, расхитителями и повальным пьянством на производстве.

В принципе применение жестких мер административного и уголовного воздействия в этих условиях было обоснованно. Так, хищение на складах транспортно-складской конторы, в морском порту, грабежи автомашин на трассе уже в 1932-1933 гг. приняли массовый характер.

В одном из многочисленных приказов по этому поводу Э.П.Берзин подчеркивал, что “до последнего времени не прекращаются случаи хищения грузов, как с места временного хранения (берег б/х Нагаєво), так и в пути следования ... Признавая такое положение в дальнейшем недопустимым, приказываю: лиц, уличенных в хищении, немедленно привлекать к ответственности в порядке постановления ЦИК и СНК СССР от 7/VII-32 г. “Об охране имущества Государственных складов”1.

В приказе № 006 от 4 августа Э.П.Берзин писал: “Мною установлено, что в системе Дорожного Управления ДС наличествует в громадных размерах хищение продовольственного и вещевого довольствия, а также и инструмента.

Отсутствует учет и наблюдение, нет контроля, что создало безнаказанность и свободную возможность к-р элементу нанести колоссальные убытки путем подрывной деятельности. Приказываю: 1.

Тов. Куцерубову приступить немедленно к следствию, виновных в хищении арестовать. 2.

Создать комиссию из трех человек, командировав ее на дорогу... Ревизию закончить в месячный срок”67.

Виновные в мелких хищениях подвергались принудительным работам по месту службы сроком

на 1 год и удержанию 50% заработной платы в пользу государства.

Таким образом, уже в первые годы деятельности Дальстроя проявлялась основная тенденция трудовой политики на Колыме, которая заключалась в сочетании методов поощрения и материального стимулирования труда с жесткими методами администрирования в рамках советской законности.

Эта тенденция сохранялась до 1937 г., когда основным принципом исправительно-трудовой политики советской власти и главным критерием оценки эффективности труда заключенных стал бесчеловечный террор и безжалостная эксплуатация.

В целом начальный период характеризовался структурной перестройкой сферы производства и управления Дальстроя, организацией сети ИТЛ, отработкой методики применения труда заключенных и поиском форм взаимодействия лагерного сектора с предприятиями.

Основное противоречие заключалось в двойственном подчинении подразделений Севвостлага - со стороны ОГПУ и руководства Дальстроя.

В приказе № 69 от 23 июня 1932 г. подчеркивалось, что “в целях установления полного единоначалия и хозяйственно-целесообразного использования рабсилы из з/к приказываю: 1.

На участках, где организованы специальные командировки, все распоряжения нач. участка (прораба) в области распорядка работ, расстановки рабсилы и ее правильного использования должны при активном содействии пом. нач. командировки беспрекословно выполняться. Нач. участка (прораб) не имеет права вмешиваться в оперативно-следственные функции командировки.

В целях достижения наибольшей эффективности в работе:

а) прекратить и не допускать в дальнейшем текучести и перемену личного состава бригад, партий командировок и т.д.

... выработать ... систему оплаты труда з/к, предусматривающую ... премирование, как денежное, так и натуральное, за перевыполнение ... установленных норм по строительным и дорожным работам”68.

В приказе № 214 от 5 декабря 1932 г. указывалось, что “существующая ныне организация и взаимоотношения с Севвостлагом - не соответствуют территориальному и ряду других условий работы треста ... В целях ликвидации параллельных аппаратов и осуществления сверху донизу принципов единоначалия объявляю:

<...> 2.

Общее руководство всей работой Дальстроя и Севвостлага осуществляется мной и моим заместителем т. Лившиц Я.С. с возложениями на последнего - непосредственного руководства работой Управления капитального и дорожного строительства и Управления транспорта. 3.

Начальник Севвостлага т. Васьков Р.И. - является моим помощником по Дальстрою, с возложением на него, помимо непосредственного руководства работой Севвостлага, также и руководства работой сектора Труда и Рационализации.

<...> 5.

Мой помощник т. Пемов А.Н. назначается начальником Управления по добыче полезных ископаемых.

<...> ' 7.

Начальником Управления транспорта назначается т. Лапин Э.О.

<...> 9.

Начальником Управления сельского хозяйства и рыбных промыслов назначается т. Гартман С.С.

Директор треста Берзин" .

Закрепление принципа единоначалия в условиях организационного периода имело большое значение в оперативном руководстве сложным хозяйством Дальстроя.

Общие инструкции ОГПУ по координации деятельности производства и лагерного сектора в условиях Колымы оказывались неприемлемыми, поскольку в момент образования и в дальнейшем Севво- стлаг значительно отличался от аналогичных структур других районов страны.

Установленный инструкциями ОГПУ лагерный режим содержания заключенных в производственных и жилых зонах по объективным причинам практически не соблюдался. В классическом понимании

лагерей со всеми их атрибутами, за исключением Нагаево-Магаданского района, практически не существовало. '

На приисках, расположенных в горных районах Колымы, на участках дорожного строительства из-за нехватки охраны и отсутствия оборудованных зон заключенные находились на бесконвойном положении в режиме саморегуляции. Например, лагерные командировки УДС имели временный, кочующий характер и продвигались вперед по мере выполнения работ. Заключенные жили в палатках, времянках (землянках) зачастую без всякой охраны.

В Управлении автомобильного транспорта лагерные командировки были разбросаны на протяжении сотен километров от Магадана без оперативной связи и надзора.

В приисковых районах, при постоянно возрастающем количестве заключенных, на открываемых месторождениях лагерные пункты не имели даже элементарного оборудования - те же палатки, землянки, примитивные бараки без полов и потолков. Зона лагеря обозначалась в лучшем случае тонкими жердями и имела свободный доступ извне.

Подразделения ВОХР из вольнонаемных стрелков были крайне малочисленными, и функции охраны и конвоирования, как правило, выполняли сами заключенные из числа самоохраны.

В рабочих бригадах, составленных из уголовных элементов, царил не советский закон, а порядки, присущие криминальным сообществам. При таком положении происходило сращивание заключенных с администрацией лагерных подразделений, а меры материального стимулирования и зачетная система, при “правильных” взаимоотношениях оперативного состава Севвостлага с бандитскими авторитетами, становились важным рычагом повышения производительности труда.

Контингент заключенных Севвостлага делился на “воров”, живших по своим законам, где право и сила воровских авторитетов являлись определяющими факторами, и “работяг”, искренне стремившихся самоотверженным трудом достичь свободы. Бытовое положение заключенных в этих так называемых лагерях было очень тяжелым. Например, приказ № 222 от 17 июля 1933 г. гласит: “санитарной инспекцией ... установлено, что ... территория многих командировок загрязнена отбросами и нечистотами. Уборные, выгребные ямы и мусорные ящики ... являются рассадниками заразы ... Кипяченая вода... совершенно отсутствует. Все вместе взятое является причиной распространения желудочно-кишечных заболеваний и массового заболевания рабочих”69.

Пищу готовили в корытах, в разрезанных пополам бочках из-под горючего, консервных банках и т. д.; спали на голом полу в одежде или на жердяных нарах; в бараках, палатках отсутствовали сушилки, элементарная мебель и пр.

В отношении лагеря требовались неотложные меры, поскольку в 1934-1936 гг. поток новых контингентов заключенных постоянно возрастал. Планом 1934 г. предусматривалось доставить на Колыму около 16 тыс. заключенных, фактически прибыли 15 673 чел. В 1935 г. при плане 17 500 чел. завоз составил 23 268 чел. (табл. 23).

Таблица 23

Завоз орграбсилы на территорию Охотско-Колымского района2 План Фактически % Наличие на 1/1-1935 г. 40099 36674 91,5 Прибытие за 1935 г. 17500 23268 133,0 Убыло за 1935 г. 9770 9050 92,6 Наличие на 1/1-1936 г. 47829 ; 50301 105,1 В течение года количество вольнонаемных увеличилось с 3190 до 4961 чел., а лагерное население - с 32 870 до 44 601 чел.

Однако при значительном росте рабочей силы эффективность ее использования оставалась на низком уровне. На это влияли:

во-первых, неритмичная доставка заключенных на Колыму. Например, в 1935 г. из 23 248 чел. 6286 чел. было завезено в IV квартале (27,2%), т. е. после окончания промывочного сезона;

во-вторых, увеличение количества заключенных, занятых в основном производстве, влекло за собой пропорциональное увеличение лагерной обслуги, т. ё. нерабочей части лагеря;

в-третьих, по причине разутости, раздетости, болезней и нехватки охраны тысячи заключенных не были вовлечены в производственный процесс;

в-четвертых, основная часть специалистов массовых профессий из числа вольнонаемных и освобожденных заключенных убывала в I и II кварталах.

1 августа 1935 г. Э.П.Берзин издал приказ № 245, категорически запрещающий необоснованное увольнение вольнонаемных рабочих с выездом на “материю”, вплоть до возложения на виновных материальной ответственности за причиненный тресту ущерб. Однако такое положение сохранялось и в 1936

г. (табл. 24)'.

Таблица 24

Состояние рабочей силы на 1936 г. По плану По отчету % к плану Состояло на начало года 51900 50362 98,2 Прибыло всего 38820 41311 106,4 В т. ч. из-за пределов Охотско-Колымского района 38820 39509 101,8 Из них оргсилы 37520 37058 98,2 Убыло всего 18286 18523 101,3 В т. ч. за пределы Охотско-Колымского района 18286 15601 85,3 Из них оргсилы 16986 13958 82,2 Состоит на конец года 71829 73150* 101,8 *Без транзита из Владивостока. Другие поступления 1936 г. составили 4253 чел., включая специалистов и высококвалифицированных рабочих по договорам - 2451 чел., членов семей вольнонаемных - 831 чел., местного населения - 179 чел., прочих - 743 чел.

В целом по Охотско-Колымскому району в 1936 г. вновь прибывшая лагерная рабочая сила составила 60,1% к списочному составу (табл. 25).

Таблица 25

Распределение рабочей силы по управлениям Дальстроя3 Направлено Убыло из лагерей В % к валовому списочн. составу вновь прибыв, з/к направлено убыло Всего по Охотско-Колымскому р-ну в т. ч.: 37058 13958 60,1 22,6 ГПР 16839 5473 71,2 23,2 а) Северный 9239 1933 87,5 18,3 б) Южный 4860 2825 49,3 28,7 Горно-промышл. строит-во 2740 715 85,0 22,2 Дорожное стр-во Транспорт: 5283 2685 58,8 29,9 а) Морской 2951 1

ГАМО, ф.р-23сч, on. 1, д. 455, л. 69об. 2

Там же. Д. 476, л. 252. 3

Там же. Л. 255. 422 72,9 10,4 Окончание табл. 25 Направлено Убыло из лагерей В % к валовому списочн. составу iiiioin. прибыв. ч/к направлено убыло б) Речной 953 154 41,0 6,6 п) Автомобильный 3827 1086 56,2 15,9 Сельское и пром. хоч-ао 3102 1040 54,6 18,3 а) Приморское 1002 720 25,3 18,2 б) Колымское 2103 320 121,9 18,5 Эксплуат. и стр-во связи 353 63 48,3 8,6 ЖКХ и вспомогательные пред-тия 2594 575 41,4 9,2 Прочие Управления 1153 2460 36,5 77,8 В 1935-1936 гг. в связи с переходом отточенной к крупномасштабной разработке золотых месторождений исправительно-трудовая политика приобретает все более жесткий характер. Наряду с производственной необходимостью это было связано в первую очередь с нагнетанием репрессий, особенно после убийства С.М.Кирова.

В то же время были причины и внутреннего характера, связанные с общим падением дисциплины. Например, в приказе № 268 от 17 августа 1935 г. говорилось:

“ 1) Трудовая дисциплина на ряде предприятий резко понизилась. Явка на работу с опозданием, уход, отлучка с работы в магазины и по др. личным делам ... становятся обычным явлением... 2)

Бюрократизм, чванство и грубость пустили корни в аппарате. 3)

Хулиганство на производстве и в быту принимает угрожающие размеры; приставание к женщинам ..., матерщина, провоцирование скандалов и т.д. 4)

Пьянство среди рабочих и служащих, тесно связанное с хулиганством, не менее последнего распространено. Пьянки устраиваются в ресторане, на квартирах, даже в служебных помещениях. Участились случаи явки на работу в нетрезвом виде” [Там же. Д. 13, л. 94].

Подобная ситуация возникала и раньше и сохранялась в дальнейшем, особенно в приисковых районах.

В управлениях и на предприятиях вводился военно-полицейский режим и строгая, вплоть до уголовной, ответственность за нарушение рабочего распорядка. В 1934 г. правила, установленные для работников железнодорожного транспорта, были распространены на все подразделения Дальстроя.

В Положении о внутреннем распорядке говорилось: “Предприятия Гостреста «Дальстрой» выполняют ответственнейшую задачу по освоению и индустриализации Края. Трудовая дисциплина в Управлениях и предприятиях ... состоит в обязательном и точном исполнении рабочими и служащими своих обязанностей, беспрекословном и быстром выполнении приказов и распоряжений начальников...

Трудовая дисциплина обязывает каждого работника Дальстроя: выполнять установленные нормы, строго хранить вверенную по службе государственную тайну.

Всякое распоряжение подчиняемый должен получать от своего ближайшего начальника (рабочий - от бригадира, бригадир - от десятника, последний от прораба и т.д.)...

При сменных работах никто из работников не имеет права отказываться от работы ... Сменщик не имеет права оставлять работу до прихода сменяющего.

Нарушение трудовой дисциплины, не содержащее признаков злостности, враждебности к советской власти..., является служебным проступком.

Применение дисциплинарного взыскания не исключает возможности уголовного преследования за то же нарушение”1.

В деле учета и распределения рабочей силы значительно возросла роль начальника УРО, который непосредственно подчинялся директору треста, а по линии лагеря - начальнику УСВИТЛ НКВД.

В его функции входили:

руководство учетно-распределительной работой лагеря;

учет и распределение вольнонаемных кадров;

оперативное руководство распределением и использованием всей рабочей силой, как лагерной, так и вольнонаемной;

контроль за всеми предприятиями и лагподразделениями в отношении установленных правил использования заключенных.

Распоряжения и решения начальника УРО по вопросам его компетенции являлись обязательными для всех управлений и предприятий и должны были выполняться безоговорочно.

Никто из должностных лиц треста или УСВИТЛа не имел права вмешиваться в оперативное исполнение начальником УРО распоряжений и заданий, исходящих от директора треста и начальника УСВИТла [Там же. Д. 13, л. 2-3,204], и в ряд других вопросов, относящихся к организации производства.

Лагерная система выстраивалась по производственному принципу. ГУЛаг НКВД СССР потребовал от руководства Дальстроя и УСВИТЛа навести в лагерях настоящий “чекистский порядок”, оборудовать рабочие и жилые зоны согласно установленным инструкциям. В целях усиления оперативного контроля за заключенными и борьбы с хищениями и промотами, приказом директора № 319/419 от 13 августа 1934 г. вводилось повсеместное клеймение вещдовольствия. Инструкцией предписывалось, “неклейменые вещи, обнаруженные у лагерников, немедленно клеймить, а стертые клейма восстанавливать.

Считать всех не вышедших на работу по причинам раздетости отказчиками, если за ними числится казенное обмундирование,... лишая их автоматически зачета рабочих дней сроком на три месяца.

Всех лиц, виновных в невыполнении данного приказа, привлекать к ответственности, как за расхищение государственного имущества” [Там же. Д. 9, л. 101, 103].

Приказом № 286 устанавливалась система индивидуального и позвенного (вместо бригадного) учета норм выработки, простои актировались уже не после 15 мин, а после одной минуты; на земляных работах устанавливалась дифференциация выработки по отдельным процессам - рытью земли, наброске в тачки, откатке и т. д.

Для оборудования производственных и жилых зон лагерей в адрес Дальстроя было поставлено 30 т колючей проволоки.

В 1935 г. проводится комплексная проверка состояния учета рабочей силы из числа заключенных для уплотнения рабочего времени и введения более высоких норм выработки. Было выявлено, что, во- первых, численность рабсилы на производстве преувеличивается за счет фиктивного уменьшения количества обслуги, во-вторых - учет рабсилы по местам работ ведется не точно, без фактической проверки на местах. “Систематическое превышение данных УРО над данными производственных отчетов о количестве использованной рабсилы по ряду Управлений (Горное, Портострой, Дорожное) подтверждает, что аналогичные явления имеют место и в остальных отделениях УСВИТЛа” [Там же. Д. 11, л. 85].

В результате в октябре 1935 г. были отменены все ранее изданные приказы и распоряжения в отношении премиальных выплат заключенным-служащим и повременщикам и введены более низкие.

С 1 января 1936 г. устанавливалась единая система оплаты труда рабочим, служащим, ИТР, МОП из числа лагерников. Исчисление заработной платы проводилось в полном объеме ставок, тарифов и расценок, применяемых для вольнонаемных работников. В начислении всех расходов, связанных с содержанием, удерживалось уже 85% заработка. Вся оставшаяся часть зарплаты выдавалась полностью, причем 50% разрешалось переводить родственникам.

Наряду с ужесточением трудовой политики начали перестройку в системе карательных органов для улучшения их работы с учетом роста контингента заключенных.

В 1934 г. сменилось руководство Севвостлага, что зафиксировано приказом директора № 374 от 13

ноября: “начальник УСВИТЛ НКВД тов. Васьков Р.И. и вновь назначенный на эту должность тов. Филиппов И.Г. донесли, что первый сдал должность, а второй принял сего числа”1. Заместителем начальника УСВИТЛ был назначен прибывший из сектора кадров НКВД П.Л.Никифоров.

В структуре Дальстроя в 1932-1936 гг. создавался собственный репрессивно-карательный аппарат, включавший в себя Отдел НКВД, РКМ, части ВОХР - ВСО, прокуратуру и судебные органы.

Приказом ОГПУ СССР № 00395 от 17 декабря 1933 г. “для чекистского обслуживания Дальстроя” с 20 декабря в системе треста был организован Отдел ОГПУ. Отдел ОГПУ по ДС в оперативноадминистративном отношении подчинялся ПП ОГПУ ДВК и непосредственно Уполномоченному ОГПУ

Э.П.Берзину. В связи с организацией отдела ОГПУ по ДС упразднялось Ольское районное отделение ОГПУ. На 3-й отдел УСВИТЛа возлагались функции по непосредственному обслуживанию ИТЛ. Управление РКМ передавалось с 20 июня 1934 г. из 3-го отдела Севвостлага в состав Отдела ОГПУ по ДС.

В 1934 г. на основании приказа НКВД СССР № 0044 от 21 августа Отдел ОГПУ был преобразован в Отдел НКВД по Дальстрою. Отдел НКВД (на правах оперативного сектора НКВД) подчинялся уполномоченному НКВД СССР по Дальстрою Э.П.Берзину и начальнику УНКВД по ДВК, а в части обслуживания лагеря - начальнику Севвостлага.

Новой структуре вменялись функции по борьбе с контрреволюцией во всех ее проявлениях, должностными и уголовными преступлениями.

Особенность деятельности Отдела НКВД заключалась в том, что в условиях Дальстроя одной из его основных задач являлось обеспечение выполнения государственного плана и ликвидация всех причин, дезорганизующих промышленность и строительство. Периферийные органы УГБ отдела НКВД создавались по производственно-территориальному Принципу.

В Оротуканском ГПР был организован райотдел УГБ, в оперативном подчинении которого находились Ат-Уряхское отделение и уполномоченные НКВД на Утинке, Среднекане, Нериге, а в УДС и КРУ ДС - райотделения.

Территориальные аппараты (райуполномоченные) формировались при исполнительных комитетах в Ольском, Северо-Эвенском районах и в Тауйском подрайоне.

Райуполномоченные, кроме “чекистского обслуживания”, наравне с председателями райисполкомов и парткомиссий, несли персональную ответственность за работу предприятий и выполнение планов.

Приказом уполномоченного НКВД СССР по Дальстрою № 0015 от 11 октября 1934 г. в Отделе НКВД дополнительно организовалось отделение милиции и связи. Начальником Отдела НКВД был назначен командированный отделом кадров НКВД К.К.Шель.

Своеобразная идеологическая установка колымским чекистам была дана в день 17-й годовщины ВЧК - ОГПУ - НКВД в приказе № 0027 от 16 декабря 1934 г.: “За три года пустынный, необжитый край освоен.

Победное шествие социализма... происходит в обстановке бесконечного, ожесточенного сопротивления остатков капиталистических элементов... Величайщая организованность, классовая бдительность, овладение марксистско-ленинской теорией,... беспощадная борьба с классовым врагом и его агентурой, борьба за осуществление генеральной линии партии - такова основная и почетная задача каждого бойца, командира и сотрудника.

Наша сила в безграничной любви и поддержке миллионных масс... к боевому органу пролетарской диктатуры - ВЧК - ОГПУ - НКВД”70. '

Для обслуживания Горного управления и Среднеканского района с 1 января 1935 г. было создано Отделение государственной безопасности, подчиненное начальнику Главного управления государственной безопасности НКВД по ДС. Начальник отделения ГУГБ имел права старшего оперативного начальника, приказы которого были обязательны для исполнения.

Постановление ЦИК и СНК СССР № 1430-324с 1935 г. устанавливало для Дальстроя “упрощенный порядок судопроизводства, а именно: а) обвинительные заключения вручать обвиняемым не позже 48 часов по получению судом дела; б) дела рассматривать не позже 3 суток со дня их получения. Приговоры с высшей мерой наказания приводить в исполнение по получении отделением Краевого суда извещения об их утверждении в установленном порядке”71.

В соответствии с телеграммой Прокурора ДВК за № 01165 от 12 февраля 1935 г. с 15 февраля на территории Государственного треста «Дальстрой» приступил к исполнению своих обязанностей прокурор Севвостлага НКВД А.Г.Нечаев*.

С этого момента, согласно Постановлению ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 8 мая 1933 г., Отдел НКВД, УСВИТЛ и УРО были обязаны согласовывать все дела с прокурором Дальстроя.

В соответствии с директивой Председателя Верховного суда СССР, Прокурора Союза ССР и Народного Комиссара Внутренних дел Союза ССР за № 55211 от 20 января 1936 г. была создана специальная комиссия по пересмотру дел заключенных, осужденных по закону от 7 августа 1932 г., под руководством начальника Отдела НКВД по Дальстрою К.К.Шеля и начальника УСВИТЛа И.Г.Филиппова.

Для усиления оперативного надзора за заключенными и в связи с участившимися побегами из лагерей была проведена реорганизация в системе РКМ и ВОХР. Приказом уполномоченного НКВД СССР по Дальстрою Э.П.Берзина № 035 от 11 сентября 1935 г. вся оперативная работа по борьбе с побегами возлагалась на ВОХР. В связи с этим группа по борьбе с побегами изымалась из отделения РКМ, и начальник ВОХР нес персональную ответственность за положение в лагере. Однако эта реорганизация оказалась неэффективной. 17

апреля 1936 г. уполномоченный НКВД СССР Э.П.Берзин издал приказ № 0012, в котором говорилось: “Отделение по борьбе с побегами ВОХР и СВИТЛ НКВД за время своей работы не справилось с поставленными перед ними оперативными задачами. Агентурная работа ... в загоне, личный состав разложен, борьба с побегами ведется слабо, количество побегов возрастает.

В связи с этим ... приказываю: 1)

Оперативное отделение по б/п ВОХР изъять целиком из состава военизированной охраны и вместе со всем личным составом, штатами и имуществом передать в отдел НКВД по ДС. 2)

Группы по борьбе с побегами при дивизионах ВОХР передать в райотделение отдела НКВД по ДС”[Там же. Д. 18, л. 19].

На ООБП УСВИТЛ НКВД возлагалась агентурно-оперативная работа по активной борьбе с бандитизмом и побегами из лагерей, проявлениями хулиганства, кражами, а также с должностными и уголовными преступлениями лагерной администрации (включая начальника командировок).

В “Положении об оперативном отделе по борьбе с побегами УСВИТЛ НКВД” отмечалось, что “в целях правильной и наиболее эффективной постановки работы ООБП ведет: формулярный учет всех з/к з/к, бежавших из лагеря и задержанных, осужденных за побег, а также склонных к побегу;

<...> 2.

формулярный учет крупных бандитов и лиц, авторитетных в уголовном мире; 3.

контроль за своевременной изоляцией на подконвойные, командировки з/к з/к, указанных в п.п. 1 и 2; 4.

дактилоскопирование всех без исключения з/к з/к Севвостлага, фотографирование и спецрегистрацию з/к, совершавших преступления и проступки в лагере (бандитизм, побег, хулиганство, кражи)” [Там же. Л. 63]. Кроме этого, ООБП осуществлял вербовку агентуры среди заключенных и руководил их работой.

Право вербовки агентов имели только начальники оперчастей. Учет агентуры по борьбе с побегами проводил оперативный отдел ООБП на основе инструкций УГБ и УНКВД.

Дислокация ООБП [Там же. Л. 66]. 1.

Оперчасть Нагаево-Магаданского района

Магадан, Нагаєво, ШИЗО, ОЛП Управления комендатуры, 13 км 7 чел. 2.

Оперчасть СГПУ

Прииски “Водопьянова”, “Н. Хатыннах”, “Партизан”, им. Берзина,

им. 8 Марта, “Штурмовой” ? 12 чел. 3.

Оперчасть ЮГПУ

пр. “Ларюковый”, “Скрытный”, “Разведчик”, “Нечаянный”, “Юбилейный”,

“Загадка”, “Пятилетка” 9 чел. 4.

Оперчасть УДС

Переправа р. Колымы, Ягодное 32, 36, 38, 29, 30 дистанции 12 чел. 5.

Оперчасть УАТ

Мякит, Атка, Стрелка, Спорный Стрелка, 150 км 10 чел. 6.

Оперчасть УГПС

Утинка, Котел, Таскан 5 чел. 7.

Оперчасть КРУ ДС 7 чел. 8.

Оперчасть КУСИПХ

Эльген, Сусуман, Сеймчан 4 чел. 9.

Оперчасть ПУСИПХ

Балаганное, Ола 4 чел. В 1936 г. в целях повышения дисциплины в лагерях, усиления борьбы со всеми нарушениями, быстрого принятия мер лагерной администрацией приказом уполномоченного НКВД СССР по ДС №0017 от 25 мая при УСВИТЛе учреждался Центральный стол дознания (ЦСД), на который возлагалась “ответственность за своевременное привлечение к административной ответственности всех нарушителей лагерной дисциплины, своевременное оформление дознаний и правильность наложения взысканий...”1. Оперативное руководство ЦСД осуществлялось отделом НКВД по Дальстрою.

Важную роль в системе подавления играла военизированная охрана, цели и задачи которой определялись приказом ОГПУ № 686 от 23 июля 1932 г. Применительно к Дальстрою, ВОХР использовалась как вооруженная сшщ для чекистских операций (обыски, облавы, засады), в борьбе с побегами, восстаниями, волынками и для охраны лагерей.

В 1936 г. в штатно-организационную структуру ВОХР входили: штаб ВОХР, Оперативное отделение, питомник служебно-розыскных собак, школа подготовки начсостава, 6 отдельных дивизионов конвойной службы. Численный состав ВОХР для несения конвойной службы определялся из расчета 3% от количества заключенных лагеря и составлял от 1423 чел. в I квартале до 1946 чел. в IV, включая 1105 вольнонаемных стрелков. Кроме того, были сформированы 12 караульных взводов (804 чел.) и отдельный кавалерийский взвод численностью 25 чел.

В связи с прибытием на Колыму больших этапов заключенных, в основном состоявших из особо опасных уголовных элементов и контрреволюционеров, положение в лагерях резко ухудшилось.

Проявления лагерного бандитизма, издевательства, побеги, кражи продовольствия, отказы от работ в ряде мест приняли массовый характер. По этому поводу в приказе № 0018 от 15 июля 1936 г. читаем [Там же. Л. 28]: “Состояние лаг. работы в СГПУ неудовлетворительное. Мои приказы и указания о необходимости повышения лаг. дисциплины, особенно учитывая характер вновь прибывающих контингентов лагерников, - не реализованы. Вредная теория ... о том, что выполнение плана по основному производству будет служить оправданием всех безобразий в лагере - к сожалению, имеет место среди отдельных работников управления.

Высокая цифра побегов из СГПУ является прямым следствием низкой лагдисциплины. Число больных в СГПУ ... растет и проявляет тенденцию к дальнейшему росту (свыше 300 чел. на 12/VII); то же в отношении штрафников. Рост больных и штрафников является результатом пренебрежительного отношения к бытовым нуждам лагерников и бездействия лаг. работников. На прииске “им.Водопьянова” имел место групповой побег. Приказываю:

Пом. по лаг. работе прииска “Водопьянова” - Нестерова ... предать суду.

Начальнику (СГПУ) тов. Левантину ... - мобилизовать весь состав вольнонаемных работников и лагерников на улучшение бытовых условий ..., снижение числа больных, штрафников, сокращение числа побегов.

Уполномоченный НКВД СССР Берзин”.

Для изоляции особо опасных заключенных Севвостлага на прииске “Нерига” ЮГПУ была создана штрафная спецкомандировка на 1500 чел., а в обычных зонах - бараки усиленного режима (БУР). “На командировке в соответствии с приказами ГУЛАГа устанавливается режим, обеспечивающий полную изоляцию з/к з/к командировки от остальной части лагеря, исключающий возможность побегов з/к з/к с командировки” [Там же. Л. 32].

Несмотря на принимаемые меры, состояние дисциплины и лагерного режима в Севвостлаге НКВД оставалось на низком уровне.

В приказе Э.П.Берзина № 0038 от 30 декабря 1936 г. говорилось, что “учет заключенных поставлен плохо; дисциплинарная практика проводилась изолированно, ограниченно и запоздало. Эта практика не служила укреплению политико-морального состояния лагерников; дисциплина среди командного и строевого состава охраны - низкая; несение службы страдает серьезными упущениями” [Там же. Л. 59].

Э.П.Берзин потребовал в течение января 1937 г. всем начальникам ОЛП привести в порядок учет заключенных, к февралю на каждом лагерном подразделении ввести зоны вахты, всех заключенных, бежавших из лагеря 2 раза и более, возвратить на подконвойные работы, усилить охрану морского порта, чтобы не допустить побеги. Кроме того, приказ предусматривал комплекс мер по усилению лагерного режима, в том числе “организацию опер, застав и опер, постов по б/п на 1937 г. согласно разработанной дислокации,... создать группы содействия по б/п среди лагерного и местного населения. В первую очередь... среди водительского состава УАТ, оформить для показательного суда имеющиеся в производстве дела на беглецов и низовую лагерную администрацию, виновную в побегах з/к з/к, запретить переброску освобождаемых из лагеря заключенных на материк в одиночном порядке. Бывших з/к направлять на карантинный пункт ... обязательно в сопровождении стрелка ВОХР... Все виды существующих пропусков аннулировать... Ввести единую форму удостоверений для всех з/к з/к, коим по характеру работы требуется передвижение по трассе ... Не оставлять безнаказанно ни одного случая нарушения лагерной дисциплины ... Начальников, ... игнорирующих лагерную работу, ... освобождать”1.

В целях изоляции заключенных от внешнего мира, исключавшей какие-либо контакты (особенно с японскими рыбаками на Охотском побережье) приказом № 0015 от 22 мая 1936 г. вводился особый порядок передвижения этапов. “Этапирование з/к з/к с побережья Охотского моря в Магадан и обратно производить только по морю - на катерах. В исключительных случаях проводить этапирование з/к з/к сухопутными маршрутами: 1) из Балаганного - до устья реки Яны на восток до колонпоселка и новостроек; 2) из Олы - до устья р. Ола на запад до б. Гертнера; 3) из Гижиги - от устья р. Наяхана до устья р. Гижига. На каждый отдельный случай этапирования получать ... санкцию от начальников местных частей... Категорически запретить какое бы то ни было бесконвойное передвижение з/к з/к в одиночку и группами по всему побережью Охотского моря, в особенности вблизи территории японских рыбалок” [Там же. Л. 23].

Этапы заключенных перебрасывали в горные районы Колымы в пешем порядке и на автомашинах, колоннами по 300 чел. Остановочными пунктами для ночлега служили Атка, Стрелка, 152-й км, Спорный.

В 1935-1936 гг. на основании приказа ГУЛага НКВД СССР был разработан четкий порядок освобождения и отправки бывших заключенных на материк, а также условия их приема на работу в систему Дальстроя.

Согласно приказу № 160/164 от 25 мая 1935 г. все освобождающиеся заключенные концентрировались на пересыльном пункте 36-го км основной трассы (кроме лагподразделений УМР и Нагаево- Магаданского района, которые сосредотачивались на 10-м ОЛП Магадана). Штрафной изолятор, располагавшийся на 13-м км, переносился на 23-й км, а на его месте был создан карантинный пункт, из которого шла непосредственная отправка в морской порт. Находившиеся в пересыльном пункте бывшие заключенные были обязаны работать на лесозаготовках в качестве вольнонаемных рабочих.

Их права и обязанности регулировались специально разработанной инструкцией, в которой говорилось:

“1. Все освобожденные из лагеря, которым будет отказано в выдаче документа на право жительства, концентрируются на лагпункте 36-го километра с целью организованной посадки на ближайший очередной пароход.

2. При отказе от работы без уважительной причины норма хлеба уменьшается до 400 грамм, и все отказывающиеся поселяются в отдельном помещении.

<...> 4.

Всем работающим на лесозаготовках перпункт представляет бесплатное общежитие ... и за наличный расчет питание, ларьковое довольствие и коммунальные услуги.

<...> 6.

Все работающие на лесозаготовках считаются временными работниками со сроком неопределенным. 7.

Ввиду отсутствия у проживающих... документа на право жительства в погранполосе никто из этих лиц не имеет права выхода из перпункта без специального пропуска. 8.

При задержании вне перпункта ... на них будут налагаться штрафы ... или будут подвергаться наказанию в виде принудработ... 9.

Лица, замеченные в воровстве, драке и других преступлениях,... привлекаются к уголовной ответственности”2. ,

Паспорта выдавались отделом РКМ бывшим заключенным в соответствии с приказом НКВД СССР № 00138 1935 г. Основанием для выдачи паспорта являлась справка УРО УСВИТЛ НКВД. Паспорта получали бывшие заключенные, отбывшие срок социальной защиты, без ограничения в гражданских правах, сроком на 3 года, а при наличии компрометирующих материалов не более чем на 1 год.

Лица, пожелавшие остаться после освобождения на работе в Дальстрое, подвергались тщательному отбору под контролем УРЧ-УРО УСВИТЛ НКВД. Порядок приема на работу бывших заключенных был определен инструкциями от 25 мая и 20 октября 1935 г., а также приказом № 408 от 21 ноября. Освобожденного из лагеря разрешалось принимать на работу:

если он необходим для использования в качестве служащего или квалифицированного рабочего; ссли он выразил согласие работать в тресте не менее 3 лет.

Чтобы оформиться на работу, заключенный должен был за 3 мес до освобождения подать письменное заявление руководителю предприятия для рассмотрения его в УРО УСВИТЛ НКВД. Каждому освобожденному из лагеря при оставлении его на постоянной работе выплачивалось единовременное пособие в размере 2-месячного оклада работникам 1-й группы, 1,5-месячного - 2-й группы и месячный - 3-й группы, в зависимости от квалификации. В случае приезда по специальному разрешению семьи ему оплачивались путевые расходы на каждого иждивенца в размере одной четверти единовременного пособия. ,

Установленные льготы для работников Дальстроя распространялись с момента начала работы по

вольному найму.

В результате принятых мер, а также за счет повышения удельного веса вольнонаемных в 1936 г. значительно изменился состав рабочей силы (табл. 26).

Таблица 26

Среднесписочный состав рабочей силы, чел.1 (без в/н состава УСВИТЛ) 1936 г. % По плану % Отчет % Вольнонаемные 5302 10,9 9407 14,0 9623 14,3 Лагерное население 42758 87,8 56545 83,9 56927 84,3 Колонисты 664 1,3 1453 2,1 918 1,4 Всего 48724 100,0 67402 100,0 67528 100,0 Увеличение численности вольнонаемных было достигнуто за счет завоза в 1936 г. специалистов и рабочих высокой квалификации по договорам, вовлечения членов семей вольнонаемного персонала в производство, а также за счет возросшего приема на работу бывших заключенных. Из общего количества вольнонаемных 4410 чел. (47,0%) прибыли по договорам из-за пределов Охотско-Колымского района и 4072 чел. (43,3%) являлись бывшими заключенными, включая 2397 чел., освобожденных в 1936 г.

Политика “перековки” и оседания бывших заключенных на Колыме с применением материального стимулирования, проводимая Э.П.Берзиным в 1932-1936 гг., имела определенный успех, но в целом не достигла поставленной цели, а по логике развития событий была обречена. Эффективность труда в горнодобывающей промышленности оставалась на низком уровне, а выполнение государственных планов ставилось в прямую зависимость от увеличения количества заключенных, занятых в основном производстве, и от особенностей разработки месторождений.

Хотя количественные показатели развития горнодобывающей промышленности в этот период имели тенденцию роста, удельный вес мускульной добычи россыпного золота в общем балансе вплоть до 1939 г. составлял 100% (табл. 27).

Таблица 27

Технико-экономические показатели Наименование 1932 г. 1933 г. 1934 г. 1935 г. 1936 г. Вскрыша торфов: м’ 41795 46827 509271 1641,444 3267,290 в % 100,0 112,0 1218,47 3927,37 7871,42 1 ГАМО, ф.р-23сч, on. 1, д. 476, л. 246. 2

Там же. Л. 40.

Окончание табл. 27 Наименование 1932 г. 1933 г. 1934 г. 1935 г. 1936 г. Добыча песков: м3 19299 23456 386516 663514 1341,353 в% 100,0 121,5 2002,7 438,07 6950,38 Промывка песков: м3 18766 22025 364264 676092 1348,769 в % 100,0 117,36 1941,08 3602,7 7187,3 Получено хим. чистого золота: кг 498,589 774,689 5493,990 14410,355 33274,486 в % 100,0 155,0 1101,9 2890,2 6673,73 Всего отработано: чел./дн. 54237 58569 625477 1124,052 2128616 в% 100,0 108,0 1163,2 2072,5 3924,66 Производительность труда (по отчетам ДС) на промывке золотосодержащих песков за 1932-1936 гг. в Среднеканском ГПР возросла на 1 чел./дн. с 1,17 до 5,41 м3, в Оротуканском - с 3,63 до 6,72 м3, в Утинском - с 3,32 до 5,95 м3. Данные о выполнении норм в горной промышленности явно завышены, так как реальная выработка в подавляющем большинстве случаев не достигла и 3 м3 на 1 чел./дн.

В конце 1936 - начале 1937 г. в связи с резким усилением политических репрессий в стране руководство Дальстроя и УСВИТЛ НКВД начало подготовку к приему больших этапов заключенных.

Атмосфера всеобщей подозрительности и “поисков” врагов народа захлестнула и Колыму. В приказе № 006 от 9 марта 1937 г., касавшемся разоблачения секретно-политическим отделом УНКВД по ДС контрреволюционного троцкистского центра на Колыме, Э.П.Берзин подчеркивал, что “для чекиста основное качество - это бдительность, последовательная настойчивость, умение обеспечить до конца правильную классовую линию, не останавливаясь перед какими бы то ни было трудностями”1.

В лагерях УСВИТЛ проводилась “чистка” контингента и генеральный переучет заключенных. Начальник оперативного отдела УСВИТЛ НКВД Делов докладывал Э.П.Берзину в марте 1937 г.: “работа по дактилоскопированию на Колыме до сего времени находилась в заброшенном состоянии. Все годы существования лагеря на Колыме прибывающие этапы з/к з/к дактилоскопированы лишь частично или вовсе пропускались целые партии без регистрации отпечатков. В результате ... задерживаемые беглецы, проходя под вымышленными фамилиями, вовсе не были установлены.

Директивой ГУЛАГа № 412280 по всему СССР введена единая форма дактилоскопирования, которая закончена еще в 1936 г., у нас же на Колыме только теперь проводится поголовная регистрация и будет закончена в мае с. г.” [Там же. Д. 24, л. 52].

Большое внимание уделялось укреплению частей ВОХР, штаты которых были расширены (табл. 28,29).

Таблица 28

Дислокация частей ВОХР УСВИТЛ НКВД в 1937 г.2 Подразделение Личный состав, Вооружение, шт. (местонахождение) чел. винтовки наганы Т.Т. Штаб ВОХР (Магадан) 107 13 15 - 1 -й отдельный дивизион (Магадан) 544 520 22 4 2-й - (Мякит) 419 304 18 4 3-й - (Оротукан) 310 290 16 4 4-й - (Ягодное) 254 236 14 4 5-й дислоцировался во Владивостокском ОЛП, где формировались этапы з/к на Колыму 6-й - (Хатыннах) 429 418 20 4 1-й отд. взвод (Утиный) 133 128 2 1 2-й - (Балаганное) 106 100 2 1 1 ГАМО, ф.р-23сс, on. 1, д. 25, л. 18. 2 Там же. Д. 24, л. 8. Окончание табл. 28 Подразделение

(местонахождение) Личный состав, чел. Вооружение, шт. винтовки | наганы | Т.Т. 3-й - (Эльген) 84 78 2 1 4-й - (Зырянка) 83 77 2 1 Отдельный кавалерийский взвод (Магадан) 25 24 13 1 Питомник (Магадан) 71 5 66 - Итого 2575 2883 192 25 Таблица 29 Распределение штатного контингента ВОХР УСВИТЛ НКВД па 11 февраля 1937 г.1 Отдельный Кол-во Охрана лагерей, стрелки ВСО лагерный пункт з/к в/н з/к в/н з/к Упр.комендатуры, учебный комбинат, Мортран, Сануправ- ление, Карантинный пункт 11280 120 90 150 90 УАТ 10845 100 100 87 65 ЮГПУ 9550 70 80 53 42 уде 6000 30 65 35 75 СГПУ 15300 74 170 80 40 УГПС 2350 18 19 20 60 ПУСиПХ 3000 21 35 20 16 КУСиПХ 2900 28 25 8 10 КРУ ДС 1700 8 19 10 32 Численный состав ВОХР для несения конвойной службы рассчитывался в 2,5% по отношению к планируемому для Севвостлага НКВД на 193 7 г. количеству заключенных. Отдельному дивизиону ВОХР во Владивостоке, учитывая среднесписочный состав ОЛП 6000 чел., устанавливали лимит 4%. Однако уже в марте - апреле начальники управлений и ОЛП предложили срочно увеличить количество стрелков ВОХР для несения конвойной службы на Колыме до 4%, обосновывая это тем, что с наступлением весеннего периода ожидается “прибытие с материка нового контингента з/к з/к, осужденных преимущественно по ст. ст. КРТД, КР, 59 и т. п.” [Там же. Л. 48]. 1

апреля 1937 г. комиссия под председательством начальника УНКВД по ДС А.С.Горина-Лунди- на, в составе начальника ВОХР Д.М.Кабисского, начальника ОЛП СГПУ Е.Г.Левантина, начальника РО НКВД Кияткина и командира 6-го дивизиона ВОХР Д.Н.Ермакова рассмотрела состояние охраны ОЛП СГПУ и постановила: “Учитывая разбросанность приисков (подлагпунктов), состав лагерного населения осужденного за контрреволюционерную деятельность и бандитизм,... просить руководство о добавлении еще одного процента состава ВОХР” [Там же. Л. 47].

9 апреля 1937 г. Э.П.Берзин издал приказ № 95’ “По военизированной охране СВИТЛ НКВД”, в котором указывалось:

“1. На период май - август месяцы 1937 г. лимит отдельных дивизионов ВОХР при ЮГПУ и СГПУ увеличить на 1% ..., а по ЮГПУ кроме того, ввиду большой террйториальной разбросанности производственных точек - лимит ведомственных постов увеличить на 12 трехсменных постов. 2.

Укомплектование дивизионов ВОХР при ЮГПУ и СГПУ личным составом до полной штатной положенное™ произвести на месте за счет контингентов этих же управлений” [Там же. Л. 42].

Из-за хронической нехватки вольнонаемных стрелков на Колыме сложилась парадоксальная ситуация, при которой на многих лагерных подразделениях стрелки ВОХР из числа заключенных превышали по количеству вольнонаемных, а на некоторых ВОХР была полностью укомплектована вооруженными заключенными самоохраны (в соответствии с приказом НКВД СССР № 00588 от 14 сентября 1937 г. ВОХР была подчинена начальнику УСВИТЛ и выведена из состава УНКВД по ДС). Кроме ВОХР, был значительно усилен отдел по борьбе с побегами. Для выставления скрытых постов на основных направлениях побегов в тайгу было направлено более 200 стрелков и оперативников с розыскными собаками.

Параллельно с усилением репрессивного аппарата ужесточался и лагерный режим. В приказе № 0016 от 23 мая 1937 г. Э.П.Берзин подчеркивал: “Я неоднократно требовал от начальников управлений треста и начальников ОЛП установить твердый лагерный режим для з/к з/к Севвостлага, повысить дисциплину в лагере.

Факты свидетельствуют, что лагерная дисциплина в отдельных управлениях и лаг. подразделениях и сейчас находится не на должной высоте. Имеются начальники управлений и ОЛП, которые не усвоили еще разницы между з/к и вольнонаемными, между лагерниками и осужденными советским законом и лишенными гражданских и политических прав и вольнонаемными. Все это в корне противоречит положению о лагерях, подрывает лаг. дисциплину и ослабляет лагерный режим”'.

Применение заключенных в качестве домработников, (слуг) разрешалось только руководителям треста, ответработникам УНКВД и Севвостлага. Всех остальных водворяли в лагерь для использования на общих работах.

На усиление репрессий заключенные, находившиеся зачастую в нечеловеческих условиях, отвечали побегами, отказами выходить на работу и т. д. Например, с 1 по 4 февраля бунтовали 160 заключенных, находившихся в РУР ОЛП УАТ, имели место случаи массового неповиновения из-за издевательств низовой лагерной администрации. Э.П.Берзин по этому поводу указывал: “часть лагерной администрации Севвостлага не извлекла для себя выводов из урока, происшедшего в августе 1935 г. на командировке “Алмазная”, на 3 и 4 автобазах” [Там же. Л. 15].

Отметим, что за издевательства над заключенными руководство треста принимало самые жесткие меры, вплоть до ареста виновных и предания их суду.

Репрессивные меры применялись не только в отношении заключенных. Политическая чистка шла во всех управлениях и подразделениях Дальстроя.

Выступая на Всеколымском партийном совещании (2-3 августа 1937 г.) и как бы подводя итог своей деятельности, Э.П.Берзин говорил: “Парторганизация, провела большую работу на Колыме по выявлению врагов народа. За девять месяцев исключено 20 чел.... ныне осужденных. За последнее время репрессировано 10 чел. беспартийных из Управления Дирекции и Автотранспорта. Работа в этом направлении продолжается.

На днях исключен из партии Кириякин ... Он взял фуражку усвитловской формы, одев на себя, заявил: “Какой я советский жандарм?” Необходимо еще больше усилить бдительность, разоблачить до конца всех шпионов, диверсантов, троцкистско-бухаринских агентов гестапо... Минусом парторганизации является то, что за 9 месяцев исключено только 20 чел.”2.

Естественно, что прибывающие этапы заключенных, в основном осужденных за контрреволюционные преступления, сразу же попадали в атмосферу всеобщей подозрительности и враждебности к “врагам народа”.

В 1937 г. изменился качественный состав ИТЛ Дальстроя, “в основном состоявшего... из контрреволюционных элементов среднего и старшего возраста, мало приспособленных к физическому труду, склонных к саботажу, а порой и к открытому вредительству. Если с начала 1937 г. лагерников с бытовыми статьями было 48% ..., то уже в начале 1938 г. этот процент снизился до 18%”'.

Всего за 1937 г. на Колыму были доставлены 41 577 заключенных и 1953 вольнонаемных. Из-за недодачи тоннажа Морфлотом план перевозки пассажиров судами Дальстроя (“Дальстрой”, “Джурма”, “Кулу”, “Ежов”) был перевыполнен в 6 раз. Обратными рейсами из Нагаєво на материк были вывезены 18

360 заключенных, освобожденных из лагерей, и 2391 вольнонаемный. Прирост среднесписочного состава за год составил 23 258 чел.72

Основная часть контингентов была завезена во II полугодии - три четверти из них прибыли в III и IV

кварталах (табл. 30).

Динамика завоза заключенных1 1936 год 1937 год чел. в % к итогу чел. в % к итогу I квартал - ? - - - II квартал 16869 45,5 10967 26,3 III квартал 13619 36,8 14969 36,1 IV квартал 6570 17,7 15641 37,6 Всего за год 37058 100,0 41577 100,0 Аналогичное положение было и с доставкой вольнонаемных рабочих, и, таким образом, значительная часть вновь прибывшей рабочей силы практически не участвовала в основном производстве. Кроме того, “в результате неудовлетворительной вербовки вольнонаемного состава, далеко не все вербуемые кадры соответствуют своему назначению, ряд завербованных работников располагает крайне низкой квалификацией ... Имелись случаи, когда отправляемые на Колыму в/н договорники надеялись скрыться от последствий своей преступной деятельности на материке73[Там же]. 1937

год в истории лагерной Колымы стал переломным. 28 апреля 1937 г. постановлением ЦИК СССР был упразднен СТО, руководивший хозяйственной деятельностью Дальстроя. Его обязанности формально возлагались на Экономический совет при СНК СССР, а фактически трест передавался под полный контроль НКВД СССР, ставший к тому времени мощной карательной организацией, имевшей неограниченные хозяйственные функции.

По логике того времени, решение о переподчинении Дальстроя органам НКВД давно витало в воздухе, а с учетом специфических особенностей работы треста в условиях Севера было целесообразным и закономерным.

Реорганизация системы Дальстроя началась “по-большевистски”, с репрессий против прежнего руководства. 1 декабря 1937 г. в Магадан в качестве заместителя Э.П.Берзина прибыл старший майор государственной безопасности К.А.Павлов. 3

декабря 1937 г. Э.П.Берзин подписал приказ, в котором говорилось: “Сего числа убываю в командировку и отпуск. На время моего отсутствия временно исполняющим должность директора гостреста Дальстрой возлагаю на моего заместителя старшего майора государственной безопасности тов. Павлова”2.

Берзин ушел в небытие. 19 декабря он был арестован по обвинению в создании контрреволюционной шпионско-диверсионной троцкистской организации на Колыме и впоследствии расстрелян. Репрессирован был и весь руководящий аппарат треста*.

Приказом НКВД СССР № 2474 от 21 декабря 1937 г. начальником Дальстроя назначался К.А.Павлов74, его заместителем - начальник УПВО НКВД Туркменской ССР комбриг А.А.Ходырев, начальником УНКВД - начальник Миллеровского горотдела НКВД Ростовской области старший лейтенант государственной безопасности В.М.Сперанский, начальником УСВИТЛ - бывший начальник 15-го погра- нотряда полковник С.Н.Гаранин, начальником Политотдела - полковой комиссар Ю.М.Гаупштейн, прокурором - Л.П.Метелев. Кроме этого вместе с К.А.Павловым на Колыму прибыл целый десант из кадровых и бывших чекистов.

Направленный из НКВД СССР чекист запаса Р.П.Аушкан был назначен на должность начальника УДС, чекист запаса Г.Ф.Давыдов - заместителя начальника АРЗ, чекист запаса Г.Д.Яновский - заместителя начальника УАТ и т. д. Разумеется, все, что делалось на Колыме прежним руководством, было признано прямым вредительством.

С политикой “чекистского либерализма” в отношении заключенных Севвостлага было покончено. Уже 8 декабря 1937 г. приказом по Дальстрою № 395 была создана специальная комиссия в составе комбрига А.А.Ходырева, прибывшего из НКВД СССР интенданта I ранга И.Ф.Масанова, начальника УРО полковника С.А.Комарова и начальника ПФС Б.А.Меерсона для пересмотра норм оплаты труда заключенных по всем управлениям, секторам и отделам треста. “В течение почти двух лет до 1/ХП-37 года в системе “Дальстрой”, применялась явно вредительская система премвознаграждения для з/к. При проведении в жизнь этой системы лагерники ставились даже в преимущественное положение в материальном отношении перед в/н. Помимо нарушений основ советской исправительной и карательной политики, система эта вызывала громадный перерасход государственных средств.

В качестве примера искривления тарифной политики следует отметить, что ... нередко отдельные водители нередко зарабатывали по 5-6 и более тысяч ... Средний заработок вдвое превышал тарифный. При этом премвознаграждения, выдававшиеся на руки водителям из з/к з/к, были меньше зарплаты в/н в/н лишь на обычную для ДС сумму удержаний для данной категории рабочих”1.

В результате работы комиссии с 1 декабря 1937 г. была введена новая система оплаты труда заключенных, применяемая в других лагерях ГУЛага НКВД СССР без учета северных условий. Положение заключенных резко ухудшилось. Как отмечалось в отчете за 1937 г., “ликвидация преступных методов, применявшихся бывшим руководством Дальстроя в таких вопросах, как разрушение лагерного режима, создание баснословных, высоких заработков з/к з/к и прочее, вызывает саботаж наиболее отрицательной части з/к з/к, создавая дополнительные трудности в работе” [Там же. Д. 529, л. Юоб].

Приказы К.А.Павлова по реорганизации производства, введению новых норм выработки, категорий питания, укреплению лагерного режима носили разгромный характер.

В начале 1938 г. было проведено обследование лагерных пунктов, санитарное состояние которых было признано неудовлетворительным. В связи с этим отмечалось, что “на подлагпункте автобазы № 1 ОЛП УАТ (87 км) в помещениях з/к з/к грязь, имеет место вшивость, нет баков с кипяченой водой, полы грязные, лагерники по целым месяцам не меняли нижнее белье и не мылись в бане, территория лагеря завалена мусором.

В ОЛП ЮГПУ в ряде лагподразделениях лагерники не имеют постельных принадлежностей, спят на голых топчанах прямо па полу, скученность в помещениях. На нодлш иуикгс “Нечаянный”, “Утиный” в Оротуканском ОЛП ЮГПУ и др. среди значительной части заключенных вшивость ... Из-за отсутствия медикаментов на подлагпункте ... употребляют бензин для промывки открытых ран.

Причины участившихся случаев скоропостижной смерти среди заключенных (“Нечаянный”, “Таежник”) санчастью не установлены.

На ОЛП СГПУ почти на всех без исключения лагподразделениях отсутствуют медикаменты, а на подлагпункте “Мальдяк” в течение месяца никакой медицинской помощи больным оказано не было.

Предупреждаю весь руководящий состав Управлений треста, лагерных подразделений и медсанработников на местах, что в случае появления эпидемических заболеваний, вшивости среди заключенных ... буду рассматривать как умышленный срыв работы по выполнению производственного плана ДС”[Там же. Д. 32, л. 10-12].

В 1938 г. во всех лагподразделениях Севвостлага было проведено медицинское переосвидетель- ство заключенных для повышения категории трудоспособности. Причем “результаты заключения врачебной комиссии являлись секретными и з/к не объявлялись”. Приказом № 012 от 23 июня 1938 г. было “запрещено при распределении з/к з/к на работу снижать установленную для них норму” [Там же. Д. 24, л. 52].

Вновь прибывших на Колыму заключенных после длительного этапирования разрешалось на первые 2-3 дня освобождать от работы во время содержания их на карантинном пункте УРО, а в дальнейшем, в течение 30 дней, давать норму выработки с зачислением на 30%. Однако на практике это указание никогда не выполнялось.

Рабочий день удлинялся с 10 час до 12 и более. В приказе № 459 от 15 июля 1938 г. говорилось, что “задерживаемым на основной работе сверх 12-ти часов согласно приказа по Дальстрою № 384 - разрешается выплачивать дополнительное вознаграждение, ... за каждый проработанный час сверх 10 часов, т.е. за 13 часов работы - выплачивать дополнительно 30% основной ставки премвознаграждения, за 14-ть часов - 40%, за 15 часов - 50% и за 16 часов - 60%” [Там же. Д. 35, л. 92]. Заключенные-повременщики, “работавшие до 12-ти часов включительно, никаких доплат ... не получают. Заключенные, выполняющие работу ИТР, при задержках ... сверх 12-ти часов премвознаграждение не получают” [Там же].

Для стимулирования труда заключенных на основных горных работах - вскрышных и перевалке торфов, добыче и промывке песков, а также на дорожном строительстве - с 25 июля 1938 г. вводились новые нормы зачетов рабочих дней. Зачеты проводились выполняющим производственные нормы на 100% в размере - 46 дней, на 105% - 92 дня, на 110% - 135 дней, до окончания промывочного сезона.

Для заключенных, выполнявших нормы не ниже 120% за весь период, срок заключения снижался до 1,5 лет, а для отбывших половину срока ставился вопрос о досрочном освобождении.

Порядок зачетов рабочих дней распространялся и на заключенных, находившихся в РУР и в подконвойных командах, с учетом выполнения установленных норм.

Однако данные льготы в полном объеме касались только заключенных, осужденных по бытовым статьям. Что касается ст.58 УК, то начальнику УРО разрешалось производить зачеты выполняющим нормы по максимальной планке - 18 дней. За приписки и применение заниженных норм виновные руководители и работники горнадзора привлекались к уголовной ответственности.

Приказом № 559 от 15 августа 1938 г. запрещалось зачислять заключенных на категории лагерного питания вне зависимости от выполнения норм.

Лагерный паек оставался МОЩНЫМ средством эксплуа- Выполнение нормы Зачисление на питание

тации. Процент выполнения норм учитывался только по зве- на j з0о/о и более по 1 -й категории

ньям, и, таким образом, фактически вводилась круговая по- на 110-129% по 2-й

рука. Бригадиры, выполнившие 100% нормы по основной на 100-109% по 3-й

работе, освобождались от работы в дополнительные часы. на 85-99% по 4-й

Всем сдельщикам, оставленным на сверхурочные на 60-84% по 5-й

работы, задание на 5 дополнительных часов устанавлива- до 59% по 6'й

лось в размере 30% 8-часовой нормы или 25% 10-часовой на 12 час и более, согласно приказу № 459 от 13 июля 1938 г. И только по выполнении норм звенья снимались с работ. Далее. “Учитывая, что сейчас на приисках большинство з/к работаете тачками меньше нормативной емкости, установить с 10/VI1I временно до 15-го сентября, бригадам и звеньям, работающим с тачками емкостью кузова до 0,06-0,07 кубометра - коэффициент к действующим нормам выработки - 0,9... 1

В дальнейшем изготовлять только тачки емкостью кузова 0,1 кубометра и выше.

Начальникам приисков к 20-му августа изготовить не менее 15 000 новых тачек... '.

Кроме этого, в 1938 г. был издан ряд приказов', распоряжений и инструкций, направленных на повышение производительности труда заключенных специфическими методами.

Цель была одна - любой ценой добиться увеличения добычи золота и эффективности всего комплекса горных работ. Для руководства это было важно вдвойне, так как на основании Постановления СЫК СССР № 250 от 4 марта 1938 г. Государственный гресг “Дальстрой” был передан в ведение НКВД СССР (приказ № 079 от 30 апреля 1938 г.) с преобразованием его в Главное управление строительства Дальнего Севера НКВД СССР - ГУ СДС НКВД СССР.

Севвостлагерь ГУЛага НКВД непосредственно подчинялся начальнику ГУ СДС НКВД СССР К.Л.Павлову, управление уполномоченною ДВКИК было реорганизовано в Административно-гражданский отдел ГУ СДС.

По понятным причинам поток заключенных на Колыму в 1938 г. резко увеличился. При плане пассажирских перевозок 33 тыс. чел. в Нагаєво было доставлено 73 тыс. чел., в том числе 68 тыс. заключенных. Лагподразделения УСВИТЛа, не подготовленные к приему такого количества, сразу же оказались в очень тяжелом положении. Среди заключенных начались желудочно-кишечные заболевания, эпидемии; стали обычным явлением массовые обморожения и т. д.

Скрытые формы сопротивления - отказ от работ, членовредительство, локальные побеги на другие прииски, манипуляции с нормами выработки - сменились открытыми выступлениями и групповыми побегами с разоружением и убийством охраны. Об этом, в частности, говорил приказ по ГУ СДС НКВД СССР № 0125 от 26 августа 1938 г., в котором подчеркивалось: “Несмотря на ряд практических мероприятий по борьбе с побегами^проведенных лично начальником лагеря - полковником тов.Гараниным, мною, а также и специально командированными лицами, побеги не уменьшились, а наоборот, за последнее время намного увеличились, и общая цифра беглецов по лагерю является угрожающей.

...Число побегов по СГПУ резко увеличивается с каждым днем, причем в большинстве случаев побеги совершаются группой. Бежит исключительно КР элемент, так, например по полученным данным, в УРО 13/VHI-c.r. из ОЛП СГПУ бежало 19 з/к з/к, 16/VIII бежало 24 з/к з/к, причем из всех бежавших за это время бежало только 4

з/к з/к, осужденных за бытовые преступления, а остальные все являются КР элементами.

Так, например, с прииска “Стахановец” ОЛП СГПУ 4/VI-c.r совершен групповой побег троцкистов, взявших направление на Якутию.

При наличии в ОЛП СГПУ одной только лагобслуги из з/к з/к 1533 чел., при наличии большого числа вольнонаемного младшего и среднего адмсостава лагеря и стрелков военизированной охраны допустить такое ... можно только при отсутствии бдительности ... и в дальнейшем нетерпимо”1.

С целью предотвращения побегов в лагерях вводилась бригадная круговая порука ответственности. За нарушение дисциплины одним из членов бригады взысканию подвергалась вся бригада.

Заключенных разбивали на группы, к каждой из них прикреплялся один работник из лагобслуги, несший персональную ответственность за побеги. Проверки личного состава бригад проводились не только утром и вечером, но и в процессе работы.

Всех заключенных, замеченных в склонности к побегам, немедленно брали под усиленный конвой. Бригадиров, допустивших побег, предавали суду на месте, оформлялся материал следствия через ОУР УРКМ, в показательном порядке в присутствии всех заключенных. “Лучших заключенных, предупредивших побег или выявивших пособников п соучастников, поощрять - объявлять благодарност и к приказах, премировать, выдавая даже денежную награду, вплоть до возбуждения ходатайства о досрочном освобождении” [Там же. Л. 122].

Из “лучших” создавались бригады по содействию лагерному порядку, которые комплектовались из заключенных, осужденных за бытовые преступления, в расчете 1 агент на 10 заключенных. Зам. начальника ГУ СДС НКВД СССР комбриг А.А.Ходырев подчеркивал: “за малейшее нарушение настоящего приказа буду налагать самые строгие взыскания вплоть до предания суду” [Там же. Л. 123].

В целях дальнейшего усиления режима в августе 1938 г. началась переброска всех заключенных, осужденных за контрреволюционные преступления, с побережья Охотского моря. В приказе № 534 от 8

августа говорилось: “Всех з/к з/к, осужденных за к/p преступления, в течение двух месяцев перевести из погранполосы (ПУСИПХ и Ново-Магаданский район) в глубинные пункты за 100 км погранполосы.

Начальнику УРО полковнику Комарову заменить з/к з/к, осужденных за к-p преступления, на з/к з/к с бытовыми статьями из прибывающих этапов...

Усилить охрану лагподразделений ... Установить жесткий лагерный режим.

Всем начальникам предприятий и учреждений привести существующие зоны в порядок, а там, где их нет, - построить согласно указаний УСВИТЛа”2.

Параллельно с усилением лагерного режима шла чистка частей и подразделений ВОХР. Заместитель Наркома Внутренних дел СССР старший майор государственной безопасности С.Б.Жуковский в приказе № 00349 от 5 июня 1938 г. отмечал, что состояние военизированной охраны лагерей НКВД характеризуется рядом серьезнейших нарушений в области политико-морального состояния, боевой и политической подготовки и совершенно неудовлетворительной постановкой воспитательной работы. “Среди личного состава охраны участились случаи связи с заключенными, групповые пьянки, хулиганство. Грубейшие нарушения караульно-конвойной службы и побеги из-под конвоя увеличились.

Аналогичные недочеты, а в некоторых случаях в большей степени, имеются и в ВОХР Севвостлага НКВД.

Главная причина в том, что она (ВОХР) была засорена вредительским и контрреволюционным элементом, особенно в аппаратах политчасти и хозчасти” [Там же. Л. 116].

Для проверки личного состава ВОХР УСВИТЛ была создана специальная комиссия под руководством начальника УСВИТЛ С.Н.Гаранина. Ряд командиров были понижены в должности и уволены, а командир Владивостокского отдельного дивизиона ВОХР Кузнецов привлечен к уголовной ответственности.

В 1938 г. география лагерной Колымы значительно расширилась за счет организации новых подразделений и структурной перестройки имевшихся. В апреле штрафная спецкомандировка “Нерига” ОЛП ЮГПУ была преобразована в отдельную подконвойную командировку, а весь “отрицательный” элемент переведен в ШИЗО при лагпункте Горная Загадка”.

В июне лагподразделения на 23/6 км, 1-м ЛЗУ, 2-м ЛЗУ и Инвалидная командировка объединялись в подлагпункт 2-й категории ОЛП Управления комендатуры (Магадан). В районе Армани для развития рыбных промыслов была создана командировка 3-й категории ОЛП ПУСиПХ.

Подлагпункт “БЭС” и командировка “Березовый Мыс”, ОЛП Управления Мортрана передавались в ОЛП Управления снабжения, командировка “Марчекан” выделялась в отдельную командировку

3-й категории УСВИТЛ.

В июле, в связи с развитием сельскохозяйственного производства и рыбных промыслов, в районе Наяхан - Ямск была создана отдельная командировка 3-й категории ОЛП ПУСиПХ. Подлагпункт “Тенька” ОЛП УДС реорганизовался в отдельное лагерное подразделение ОЛП ТДС (Тенькинского дорожного строительства).

В августе, вследствие расширения района деятельности Управления связи и увеличения количества заключенных, отдельная командировка связи была преобразована в отдельный подлагпункт с непосредственным подчинением начальнику УСВИТЛ НКВД.

Отдельный подлагпункт связи охватывал: Магаданский район - Мякит - Теньку с базой в пос. Палатка, Оротуканский район - Усть-Таежный, Северный район - пос. Ягодное.

Для обеспечения деятельности Индигирской геологоразведочной партии по устью р. Нера была создана отдельная командировка “Усть-Нера”, Гижигинской - отдельная командировка ‘ Ги- жига” 3-й категории.

В октябре, в связи с организацией Западного и Юго-Западного горнопромышленных управлений, в их составе были созданы ОЛП ЗГПУ, ОЛП ЮЗГПУ, сеть подлагпунктов и командировок, а также отдельные дивизионы ВОХР.

В конце 1938 г. на предприятиях ЗГПУ содержалось 14 426 заключенных, в том числе на приисках “Мальдяк” - 3902 чел., “Линковый” - 979 чел., “Еврашкалах” - 344 чел., “Ударник” - 1702 чел., “Топкий” - 412 чел., “Куранах” - 204 чел., “Стахановец” - 2763 чел., “Чай-Урья” - 298 чел., “Контран- дья” - 367 чел., обогатительной фабрике - 670 чел. Около 800 заключенных находились в бегах.

Чтобы сконцентрировать особо опасных заключенных, зам. начальника ГУ СДС НКВД издает приказ № 039 от 11 октября, согласно которому лагподразделение центральное ШИЗО-ОЛП ЮГПУ и УСВИТЛ “Горная Загадка” с 4 ноября преобразуется в командировку общего режима, а лагподразделение ОЛПа ЮГПУ “Нерига” вновь реорганизуется в центральное ШИЗО-ОЛП ЮГПУ и УСВИТЛ. В соответствии с директивой ГУЛага № 115025 от 13 августа 1937 г. и УСВИТЛ № 00-10575 от 21 июня 1938

г. на территории всех управлений и ОЛПов создаются собственные центральные ШИЗО-ОЛП УСВИТЛ.

В 1937-1938 гг. наиболее рельефно, по сравнению с предыдущими годами, проявилась новая тенденция в исправительно-трудовой политике, основным методом которой стали репрессии и безжалостная эксплуатация заключенных. В отчете за 1938 г. подчеркивалось, что “энергичная борьба за лагерную дисциплину с саботажниками и вредителями в отчетном году хотя и велась, тем не менее состав лагеря не мог не сказаться на выполнении норм производительности труда” (табл. 31)’.

Таблица 31

Производительность труда на золотодобычных работах Средняя выработка на 1 ч/день в м3 План Факт. % На вскрыше торфов с мускульной откаткой 3,06 1,89 61,7 - » - с конной 4,69 3,09 65,8 - » - с механической 3,33 2,22 66,6 Всего на мускульной вскрыше 3,45 2,20 63,8 На перевалке торфов 12,75 8,80 69,0

Окончание табл. 31 Средняя выработка на 1 ч/дспь в м5 І Ілап Факт. % На добыче песков: открытым способом 2,81 1,66 59,1 подземным способом 1,35 1,14 84,4 Итого среднее: на добыче песков 2,70 1,80 59,3 на промывке песков 11,03 5,10 46,2 Низкая производительность труда заключенных на основном производстве объяснялась недостатком электроэнергии и средств механизации, перебоями в снабжении приисков, плохой работой экскаваторов и, самое главное (по мнению руководства), контрреволюционным составом лагеря. Действительно контингент в Севвостлаге в 1937-1938 гг. изменился. Например, в ЮГПУ в конце 1938 г. насчитывалось 13 478 чел., в том числе 11 485 заключенных.

На 1 января 1937 г. осужденных за контрреволюционные преступления, бандитизм, шпионаж, было 3977 чел. (43,7%), за имущественные преступления - 4137 чел. (45,6%) и относящихся к категории СВЭ, СОЭ - 993 чел. (10,7%).

В течение 193 8 г. количество контрреволюционеров увеличилось до 11 118 чел. (76,8%), а бытовиков сократилось до 2318 чел. (16,3%), и 1026 чел. составляли социально-вредные элементы. Из общего количества вольнонаемных около 50% являлись бывшие заключенные, не склонные к ударному труду. Как говорили в то время, из этой статистики видна физиология лагеря, состав которого в основном - контрреволюционные элементы. Однако суть проблемы была все же не в этом.

Реальное положение можно проиллюстрировать одним важным документом, свидетельством очевидца, в котором ни убавить, ни прибавить.

“Окружному ВКП(б)

В дополнение моего письма от 16-го апреля с. г. на имя тов. Сталина, считаю необходимым осветить ряд вопросов в работе руководства Дальстроя, в результате которого, по моему мнению, мы имеем настоящее положение в Дальстрое с выполнение плана по золотодобыче.

Не надо было быть слишком умным человеком для того, чтобы еще весной увидеть, что план золотодобычи руководством Дальстроя будет сорван, если не изменится та система руководства, которая была в 1938 г., когда с приездом Павлова, под лозунгом “Все на горные работы, все на выполнение плана основного производства” - были сняты с других управлений люди и переброшены на прииски.

С подсобных цехов, с лагерной обслуги, с транспортных перевозок почти все лошади были сняты и переброшены в разрез на вскрышу торфов.

Все эти кажущиеся хорошими мероприятия привели сразу же к исключительно плохим результатам. Перенасыщенность людей и в разрезе, и в забое создавала пробку, не давала возможности развернуть фронт работы, люди друг другу только мешали, неподготовленность жилья создавала такое положение, что в тех палатках и бараках, где раньше помещалось 40-50 человек, стало жить по 100-120 человек. Столовые, рассчитанные на 1000 человек, стали кормить 2000-2500 человек, подавая пищу через окошки на улицу при 40-50° морозе.

В результате снятия лошадей с лагобслуги бараки перестали отапливаться. Кипяченая вода не подвозилась. Пропускная способность бань уменьшилась при увеличении людей. Продукты подвозились нерегулярно. Питание значительно ухудшилось. К тому же учет выработки норм почти перестал существовать на отдельного лагерника, т. к. из учетных частей лагеря люди были направлены на работу в забои. Определение категорий питания лагерников стало произвольным. Лагерник, работавший по-стахановски, по-ударному, стал получать производственную норму, и наоборот - отрицательная часть лагеря, не выполнявшая норм выработки, получала по всяким “блатным” законам лучшее питание, не работая в разрезе.

Отдавались распоряжения то кормить всех без исключения лагерников по стахановским нормам, независимо от выполнения ими норм выработки, то вводились жесткие ограничения в питании, практикуя такие вещи каждые 10 дней.

Все это быстро расстроило трудовую и бытовую дисциплину лагеря, и уже к январю - февралю 1938 года лагерь почти на все 100% завшивел. Лагерники стали истощенными. Нормы перестали выполняться. Если раньше зимой вскрывалось торфов на человека в среднем по прииску 3-3,5 кбм., то здесь в лучшем случае люди давали 2-1,5 кбм.

Люди после замерзания в бараках и палатках ночью, так как дрова на отопление бараков не давались, выходили на производство, разводили костры, брали дрова от бойлеров, локомобилей и друг, производственных

точек и грелись, конечно, не работая. Число отказов от работы с каждым днем возрастало, доходя по иным приискам до 400-500 человек в день. .

Это положение с питанием и жильем и вообще с бытовой обслугой привело лагерь в такое состояние, что человек форменным образом запаршивел, человек уже не мог сам освободиться от вшей. В баню он ходил в лучшем случае раз в месяц, получая шайку воды, грязное вшивое белье, после чего он еще больше набирался вшей. Замерзая в палатке, то же на производстве, он никогда не раздевался. Вши форменным образом поедали человека. Распространились болезни, лагерь истощился, люди стали умирать как мухи. Если обратиться к цифрам смертности 1 «>38 года, то получится, что ча все годы существования Дальстроя столько людей не умерло, умирали главным образом от истощения и общего обморожения. В иные дни на прииске умирало по 10-15 человек - прииск “Мальдяк”, “Н. Ат-Урях”.

Такое же положение было и с конским поголовьем. Кормов не хватало. Сено было исключительно плохое, и того недостаточно. На одном только прииске “Мальдяк” за время январь - июль подохло не менее 150 шт. Из наличия на прииске 400-450 лошадей нерабочая часть - больные, доходила до 260-300 шт. ежедневно.

План но всем приискам не выполнялся. К приискам стали прикреплять ответственных за прииск, помимо начальника прииска. В результате на прииске распоряжались прикрепленные - ответственные от УНКВД, от политотдела, от УСВИТЛа, от Главного управления, от парткома и друг, множество народа, доходившее до 5-8 человек на прииске. Это только ответственных, совершенно обезличивая начальника прииска, главного инженера и вообще командиров производства.

Методом руководства стало запугивание арестами: “если с завтрашнего дня не будет выполняться план - мы вас посадим, мы вам не позволим вредить в Советском хозяйстве”, так говорили почти каждому начальнику прииска, инженерам, начальникам участков и др. бывшие работники и УНКВД по ДС Кононович, Богин, Виницкий, Сперанский, Бабиков и друг. Так говорил Павлов. И, действительно, людей снимали с работы, арестовывали, сажали в тюрьму.

Движущей силой старались сделать страх.

Перемещение, новое назначение мелькали, как в кино. На прииске “Н. Ат-Урях” за 3 месяца сменили 5 начальников приисков, 3 глав, инженера, не говоря уже о начальниках участка.

Так обстояло и на других приисках.

Не выполнив план золотодобычи к сроку, т.е. к 1 октября прошлого года, руководство Дальстроя не занималось вскрышей торфов и горно-подготовительными работами в IV квартале 1938 года - месяцы, в основном обеспечивающие программу 1937 г., приступив всерьез к вскрыше торфов и горно-подготовительным работам только с января месяца текущего года.

Не изменив сколько-нибудь серьезно системы руководства, работая рывками, штурмовщиной, при разваленной трудовой дисциплине в лагере, да и среди вольнонаемных, те же крайности, часто изменяемые в вопросах питания лагерников, режима лагеря, привели руководство Дальстроя к тому, что к началу промывки было завскры- то примерно 25-30% площадей, подлежащих отработке в 1939 г. Горно-подготовительные работы провели кое как. Значительное количество канав не было задано. Разрезы не осушались. Часто затапливались. Пески брались 10-ти сантиметровыми задирками, не на полную мощность забоя.

<...>

Такая система работы присуща почти всем приискам Дальстроя в то или иное время.

Существующая организация работ по всем приискам Дальстроя, хищническая отработка площадей, загаживание забоев разреза, работа механизмов на износ, неправильная расстановка людей, низкая производительность труда и настоящее положение с выполнением плана золотодобычи, - не может не привести к срыву плана. Но хуже, что настоящей работой подрывается программа будущего года.

Считаю, что если не будет в ближайшее время коренным образом изменена система руководства и методы работы Дальстроя, то мало того, что план 1939 года по добыче золота, планы других управлений ДС не будут выполнены, но и создается такое тяжелое положение для программы будущего года, которое значительно трудно будет выправлять позже.

(,Шебанов)” 75

На саботажников и дезорганизаторов производства заводились сотни уголовных дел с привлечением к уголовной ответственности. Например, “количество незаконченных дел на 1 января 1939

г. увеличилось почти вдвое против количества дел на 1 января 1938 г. - 778 и 1525 ед. соответствен-

В целях форсирования рассмотрения этих дел было принято решение заводить дела в гражданском порядке, с возбуждением уголовного дела в последующем порядке.

В1937-1938гг. наряду с ужесточением форм и методов трудового использования заключенных по Колыме прокатилась волна политического террора.

На основании приказа НКВД СССР № 00447 от 30 июля 1937 г. по всей стране в целом и в системе ГУЛага в частности началась и генеральная чистка. Основной смысл ее заключался в проведении массовой ликвидации и изоляции наиболее враждебных антисоветских элементов, участников повстанческих, бандитских формирований и их пособников, троцкистов, церковников, сектантов и т.д.

Применительно к Дальстрою, из-за отсутствия достоверных документов, этот вопрос носит дискуссионный характер, но, по данным А.Г.Козлова, наиболее детально изучающего эти аспекты истории лагерной Колымы, в период с начала сентября 1937 г. до середины ноября 1938 г. по приговору тройки УНКВД по ДС было расстреляно не менее 8000 чел.

В 1939 г. репрессивный уклон в исправительно-трудовой политике сохранился и даже усилился.

В ответ ширилось активное и пассивное сопротивлениЬ заключенных, “...резко увеличились групповые и одиночные побеги, увеличилось расхищение собственности внутри лагеря, участились грабежи грузов с автомашин на трассе и возросли прочие уголовные преступления”', в том числе невиданных ранее размеров достиг лагерный бандитизм. Идеализировать всех заключенных Севвостлага не следует, поскольку многие были осуждены действительно за тяжелые преступления.

В феврале 1939 г. в соответствии с приказом НКВД СССР № 00672 от 10 октября 1938 г. началась реорганизация Управления Севвостлага НКВД. Приказ № 03 от 16 февраля гласит: “Лагподразделениям, принимающим контингент з/к, установленный для отделений (лагеря) I категории, и отделениям, в состав которых входят отделения меньшей категории, - присвоить наименование - лагеря.

Установить следующую структуру Северо-Восточных исправительно-трудовых лагерей НКВД: Управление лагерями. Подразделения, непосредственно подчиненные УСВИТЛу НКВД СССР:

Л. Лагеря Ь. Отделения ІІ. Отдельные лагпункты 1. Севлаг 5. Транслаг 1. Нагаевское 1. Урыбпромхоз 2. Заплаг 6. Владлаг 2. Магаданское 2. Карпункт 3. Юглаг 7. Дорлаг 3. Усельлесхоз 4. Юзлаг 8. Стройлаг 4. Производственный комбинат 5. КРУ ДС Начальник ГУ СДС НКВД

Комиссар Г.Б. 2 ранга Павлов

Врио. нач. Упр. Севвостлага НКВД Леонидов"76.

(В.П.Леонидов вступил в должность начальника УСВИТЛ 7 февраля 1939 г. после ареста И.В.Ов- чинникова)

Приказом № 227 от 4 марта на всех предприятиях, приисках, автобазах и т. д. вводилась жесткая система единоначалия. “Все работники лагеря так же, как и УСВИТЛа, подчиняются ГУ СДС. На местах подчиняются соответствующим руководителям Управлений и его подразделений”77. 9

марта 1939 г. в соответствии с приказом Наркома НКВД № 00588 от 14 сентября 1938 г. и директивой ГУЛага № 01211815 от 1 декабря 1937 г. при Управлении СВИТЛ был создан отдел УГРО УРКМ УНКВД по борьбе с побегами и лагерным бандитизмом, подчиненный в оперативном отношении начальнику УРКМ УНКВД по ДС лейтенанту милиции Д.Н.Кедрову. Начальником УГРО по борьбе с побегами был назначен К.В.Ушаков.

Однако уже 15 июля 1939 г. отмечалось, что “в связи с отсутствием надлежащего руководства и направления в работе со стороны Управления РКМ НКВД ... по борьбе с побегами, лагерным бандитизмом и т.д. ... за последнее время, особенно за первую декаду июля м-ца с.г., увеличились случаи совершения групповых и одиночных побегов заключенных из лагеря, участилось количество банд, проявлений, краж. Совершившие побеги из лагеря заключенные группами уходят в глубинные пункты деятельности Дальстроя, где производят налеты на изыскательские партии, грабят их, поджигают тайгу. Все это пагубно отражается на работе Дальстроя в целом”78. Например, с 10 мая по 1 июля с прииска “Мальдяк” бежали 60 чел., “Ударник” - 34 чел., “Стахановец” - 37 чел.

В результате все периферийные аппараты УГРО в оперативном отношении были подчинены начальникам РО НКВД по ДС.

Список РО НКВД Дислокация Начальник Северное РО НКВД Хатыннах Смертин Западное РО НКВД Берелех Буров Южное РО НКВД Оротукан Сальников Юго-Западное РО НКВД Усть-Утиная Золотарев Дорожное РО НКВД Ягодное Малышевский Тауйское РО НКВД Тауйск Веселов Ольское РО НКВД Ола Скоробогатенко Среднеканское РО НКВД Среднекан Бородай В августе 1939 г. структура Севвостлага была вновь реорганизована:

Прежнее наименование Устанавливаемое наименование 1. СЕВЛАГ 2.

ЗАПЛАГ 3.

ЮГЛАГ 4.

ЮЗЛАГ 5.

ТРАНСЛАГ 6.

ДОРЛАГ 7.

РАЗВЕДЛАГ 8.

ВЛАДЛАГ 9.

Отделение СВИТЛ при АХО 10.

Отделение СВИТЛ при Дальстройугле 11.

Отделение СВИТЛ при Маг. Стройконторе 12.

Отделение СВИТЛ при КРУ ДС '

Северное отделение Севвостлага Западное - »-

Южное - » -

Юго-Западное - » -

Транспортное -»-

Дорожное -» -

Геолого-Разведочное -»- Владивостокское - » -

ОЛП СВИТЛ НКВД при АХО ГУ СДС ОЛП СВИТЛ НКВД при Дальстройугле ОЛП СВИТЛ НКВД при МСК МСТ ОЛП СВИТЛ НКВД КИРП Все лагерные подразделения, входившие в состав отделений, переименовывались в лагерные пункты, а более мелкие - в подлагпункты.

Новым начальником УСВИТЛ (приказ № 249 от 8 марта 1939 г.) стал капитан госбезопасности А.А.Вишневецкий (до декабря 1940 г.).

Окончательно структура УСВИТЛ была установлена распоряжением НКВД СССР № 198 от 11

июня 1940 г.

Управление Северо-Восточного ИТЛ было преобразовано в Управление Северо-Восточными исправительно-трудовыми лагерями. “Районы Севвостлага НКВД СССР: Западный, Северный, Юго-Западный, Тенькинский и Дорожный были переименованы в Управления лагеря Северо-Восточного ИТЛ:

а) Управление Западного лагеря - ЗАПЛАГ;

б) Управление Северного лагеря - СЕВЛАГ;

в) Управление Юго-Западного лагеря - ЮЗЛАГ;

г) Управление Южного лагеря - ЮГЛАГ;

д) Управление Тенькинского лагеря - ТЕНЬЛАГ;

е) Управление Дорожного лагеря - ДОРЛАГ”79. 19

ноября 1939 г. на основании приказа Наркома Внутренних дел СССР в должность начальника Дальстроя вступил комиссар госбезопасности 3-го ранга И.Ф.Никишов*. Первым заместителем был назначен старший майор госбезопасности С.Е.Егоров, вторым - комбриг А.А.Ходырев, начальником Политуправления - И.К.Сидоров.

Новое руководство ГУ СДС НКВД СССР признало меры по упорядочению производственной дисциплины, усилению лагерного режима, борьбе с побегами недостаточными. Система контроля за заключенными становилась тотальной. В первую очередь началась чистка Нагаево-Магаданского района, находившегося в пограничной зоне.

Приказом № 029 от 26 декабря И.Ф.Никишов категорически запретил направлять заключенных в командировки в различные отделы ГУ СДС, находившиеся в Нагаево-Магаданском районе и пунктах, расположенных до пос. Атка включительно. Запрещалось всякое бесконвойное передвижение заключенных.

Всех осужденных по ст. 58/3, 165, 167, 164 УК РСФСР, а также по закону от 7 августа 1932 г. немедленно снимали с работы и перебрасывали в горные районы на основное производство.

На основании этого приказа все колонисты подлежали деколонизации с водворением в лагерь. Семьи колонистов без всякой причины выселяли из Нагаево-Магаданского района за пределы погран- полосы и с открытием навигации отправляли на материк. Кроме того, выселению подлежали все ранее судимые за контрреволюционную, вредительскую, диверсионную и повстанческую деятельность, бандитизм, разбой, налеты и мошенничество, независимо от занимаемой должности. Под особый контроль брались театры, клубы, столовые, магазины, почты, аптеки с целью не допустить туда заключенных. В Магадане и прилегающих районах вводилось круглосуточное патрулирование, все учреждения и предприятия брались под усиленную охрану стрелками ВОХР и ВСО.

Заключенным, работавшим в аппаратах управлений, отделов и предприятий, ограничивали право переписки и категорически запрещали любые разговоры по телефону.

В соответствии с приказом НКВД СССР № 00889 от 2 августа 1939 г. в составе Отдела режима УСВИТЛ НКВД было создано отделение цензуры (по перлюстрации корреспонденции заключенных).

В декабре 1939 г. на берегу р. Каменушка началось строительство Центрального штрафного ОЛП Нагаево-Магаданского района. Однако в феврале 1940 г. из-за отсутствия лесоматериалов около Магадана Центральный штрафной ОЛП был перенесен на 49-й км трассы в устье р. Уптар - 1-й сплавной участок.

В начале 1940 г. в соответствии с приказом НКВД СССР № 0168 от 15 июня 1939 г. и приказом по ГУ СДС НКВД от 26 декабря 1939 г. начался процесс массовой деколонизации заключенных. Приказом по ГУ СДС НКВД № 01 от 25 января 1940 г. предписывалось: “Существующие колонпоселки при колонот- деле Управления Севвостлага НКВД ликвидировать”80?

И уже 17 февраля 1940 г. в докладной записке Наркому НКВД СССР Л.П.Берия руководство Дальстроя сообщало: “Ликвидировали колонпоселки, которые являлись пристанищем для беглецов и всяких таких элементов, колонистов водворили в лагерь, а землю, постройки и инвентарь передали местному коренному населению, способствуя более быстрому переходу последнего с кочевого на оседлый образ жизни и укреплению колхозов”81.

На базе колонпоселков “Темп”, “Ударник”, “Талон”, “Веселая” создавалось подсобное сельское хозяйство УСВИТЛ, рыбные промыслы передавались в состав Управления рыбного хозяйства. 3

февраля 1940 г. начальник ГУ СДС НКВД издал приказ № 09 “О лагерном режиме и порядке взаимоотношений лагерной администрации с нач. хозяйственных Управлений ГУ СДС”, в котором говорилось: “Лагеря охраняются плохо, вышки, зоны не отремонтированы и в порядок не приведены, вахты телефонной связью и сигнализацией - не обеспечены, зоны освещены - недостаточно, заключенные в Горных управлениях не законвоированы, на производство и с производства - следуют не организованно, без конвоя, а на производстве совершенно не охраняются.

Указанное положение привело к низкой производительности труда, массовым случаям шатания и бездельничания заключенных.

Списочный учет в ряде лагерных подразделений ... находится в хаотическом состоянии и запутан...

Заключенные, вырабатывающие 100% выработки ..., находятся в одинаковых условиях ... с злостными отказчиками, явно саботирующими и выполняющими суточные нормы на 10-12%”82. И.Ф.Никишов потребовал немедленно законвоировать и перевести на усиленный лагерный режим на производстве и в лагере всех заключенных, не выполняющих 100% дневной выработки; к 18 февраля оборудовать зоны лагерей; категорически запретил медработникам из числа заключенных давать освобождения от работы и обслуживать вольнонаемное население и т.д.

С целью установить действительное количество заключенных в лагерях УСВИТЛа 29 февраля 1940

г. был проведен генеральный учет лагерных контингентов, в ходе которого выявились многочисленные факты искажения отчетности начальниками лагерных подразделений.

Для усиления борьбы с бандитизмом, грабежами, кражами, побегами и другими преступлениями на трассе и в глубинке создавались специальные оперативные группы УРКМ НКВД ДС, которые располагались в пос. Палатка, на 150-м км, в пос. Атка, Спорный, Ягодный, на 23-й дистанции, Аркагале, Теньке (186-й км), в Сеймчане. В связи с этим (приказ ГУ СДС № 04 от 14 января 1940 г.) отдел УГРО УРКМ был передан в УНКВД по Севвостлагу.

С 1 февраля 1940 г. ряд лагподразделений были переведены на хозяйственный расчет в том числе по СГПУ на приисках им. Водопьянова, “Штурмовой”, по ЗГПУ - “Ударник”, “Большевик”, по ЮГПУ - “Средний Оротукан”, “Верхний Оротукан”.

В области трудовой политики в 1940 г. по-прежнему преобладал репрессивный уклон. За невыполнение норм, отказы от работы, скрытый и явный саботаж заключенных направляли в ШИЗО и БУРы, на усиленный режим сроком от 6 мес до 1 года, но с правом досрочного освобождения и переводом в общую зону при условии хорошей работы.

С апреля 1940 г. для заключенных Севвостлага вводились новые нормы питания исходя из производственной выработки каждого. “Система питания лагерников предусматривала для всех заключенных котловое довольствие ... и дифференцированное дополнительное, за плату перевыполняющим нормы выработки (табл. 32)'.

Таблица 32

Норма лагерного котлового довольствия з/к з/к ИТЛ НКВД СССР (на 1 чел. в день в гр) Норма № 3 Норма № 2 от 70 до 79% Норма № 1 от 100 до 130% Особая до 70% на осн. работах на проч. работах на осн. работах на проч. работах от 130% и выше Хлеб 600 800 -700 1200 - - юоо- - 200- - Мука 85% 10 10 10 60 60 50 Крупа 100 100 100 130 130 20 Мясо 30 30 30 30 30 50 Рыба 128 128 128 158 158 34 Масло раст. 10 10 10 12 12 Масло жив. - - - - - 5 Макароны - - - 40 10 7 Сахар 10 10 10 13 13 7 Картофель 500 500 500 600 600 150 Томат 10 10 10 10 10 - Перец 0,13 0,13 0,13 0,13 0,13 - Лав. лист 0,2 0,2 0,2 0,2 0,2 - Соль 20 20 20 20 20 - Нормы питания были достаточно условны, особенно в отношении заключенных, не выполнивших выработки, - в лагерях царил волчий закон. Начальник УСВИТЛа Е.И.Драбкин признавал, что “сильные получают, а более слабых обворовывают” [Там же. Д. 178, л. 283].

Систему стимулирования производительности труда куском хлеба неоднократно корректировали в сторону понижения норм для саботажников, основную часть из которых составляли физи чески ослабленные и больные, обрекая их на неминуемую смерть. Например, уже 19 июня установленные нормы приказом № 053 были снижены по хлебу на 100 г. Вырабатывающим до 60% норму хлеба снизили до 500 г и запретили его покупать за наличный расчет. Начальникам предприятий указывалось, что за “разбазаривание” продовольствия их будут привлекать к судебной ответственности.

Суть заключалась в том, что для спасения “доходяг” начальники приисков переводили их на усиленное питание, а это уже было прямое грубейшее нарушение принципов исправительно-трудовой политики. Лозунг “Кто не работает - тот не ест” выполнялся в полном объеме.

Для стахановцев и рекордистов устанавливался особый порядок. Бригадам, звеньям и одиночкам, намывавшим металл сверх 15 г в среднем на человека, выдавалось питание вне всякой категории, от 10 до 15 г - по особой категории.

Обеды готовились в отдельном котле по особо разработанному меню, резко отличавшемуся от остальных, с обслуживанием вне очереди. В период промывочного сезона обед выдавали прямо в забоях, на глазах у всех заключенных.

“Столовые должны быть 2-х категорий: 1.

для выполняющих нормы до 100% и выше - уютная, с отдельными столиками на 4-х человек, покрытыми клеенкой, с подачей обедов обслугой... 2.

для невыполняющих производственные нормы - резко отличающаяся от столовых 1 категории...” [Там же. Д. 162, л. 50].

Кроме того, для рекордистов вводились так называемые тачки отличников. При выполнении норм от 105 до 115% (40% контингента) на нее полагалось 200 г спирта, 1 пачка махорки, 100 г кондитерских изделий; от 115 до 130% (20% контингента) - 300 г спирта, 1 пачка папирос, 100 г кондитерских изделий, 250 г сельди; от 130% и выше - 0,5 л спирта, по пачке папирос и махорки, 100 г кондитерских изделий и 1 банка рыбных консервов.

Введение такой потогонной системы, с одной стороны, стимулировало производительность труда, а с другой - усиливало произвол и эксплуатацию массы заключенных со стороны отдельных групп заключенных, тесно связанных с лагерной администрацией.

На период промывочного сезона официально устанавливался 11 -часовой рабочий день, на самом деле он удлинялся произвольно, по решению руководства приисков. Несовершеннолетние заключенные работали по 6 час, но их норма выработки устанавливалась в размере 75% от нормы взрослых.

Нормы выработки1 на 1 чел./день, м3

На золотодобыче На оловодобыче На оловянных рудниках

Вскрышные работы 3,15 3,6 Добыча горной массы 0,85

Добыча песков 2,0 2,7 Обработка руды 1,2

Промывка 4,5 4,5

Повышение норм выработки мотивировалось применением средств механизации, хотя на ряде приисков, особенно вновь открываемых, оно носило эпизодический характер.

Наиболее важным из принятых решений по повышению эффективности горнодобывающей промышленности Дальстроя явился приказ Наркома Внутренних дел Л.П.Берия № 02-64 от 29 июня 1940 г.: “Выполнение годового плана Дальстроя по металлодобыче проходит напряженно. Имеет место отставание по оловодобыче и вскрыше торфов золотоносных площадей... В целях стимулирования повышения производительности труда, на основании постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 20 июня 1940 г.

приказываю: 1)

к 1 января 1941 г. довести обеспечение запасов россыпей на 3 года вперед и общие запасы по олову до 155 тыс. т; 2)

Для стимулирования первооткрывателей новых ... месторождений... установить премирование первооткрывателей за все новые открытия золотоносных и оловоносных месторождений; 3)

Образовать фонд премирования первооткрывателей ... путем отчисления в размере 5 коп. с грамма добытых Дальстроем золота и 500 руб. с тонны добытого золота; 5) Ввести в действие для вольнонаемных рабочих единую 10-ти разрядную тарифную сетку, с разрывом между крайними разрядами 1:3,6...

а) установить на основных работах для каждой бригады ежедневную норму и нормы на месяц;

за досрочное выполнение ... выдавать денежные премии ... в повышенном размере; 6)

разрешить лагерникам, выполняющим нормы, свой заработок полностью переводить семьям, объявив всем заключенным, хорошо работающим, что ... в конце сезона будут применяться следующие льготы:

сокращение срока заключения. Досрочное освобождение систематически повышающих образцы высокой производительности труда и дисциплины в лагерях. Распространить премирование первооткрывателей и на заключенных...

в) всячески поощряя хорошо работающих, вести самую жесткую борьбу с отказчиками, аварийщиками, саботажниками, лодырями и дезорганизаторами производства, не выполняющими установленных норм, применяя к ним все меры воздействия” [Там же. Д. 150, л. 83-86].

Кроме этого, вновь возник вопрос о колонизации как одной из форм поощрения, но не имел развития.

В 1940 г. Дальстрой дал стране более 80 т химически чистого золота, что являлось высшим достижением за все годы его существования.

Справка

о производительности труда на горных работах по ДС83

Однако, несмотря на все меры репрессивного характера и материального стимулирования, производительность труда заключенных и вольнонаемных оставалась на прежнем уровне (табл. 33).

Таблица 33 Наименование 1938 г. 1939 г. 1940 г. 1941 г. Общая численность работающих (чел.) 113430 189826 216422 210674 В т. ч. на золотодобыче 50554 71019 90368 95386 Производительность труда на вскрыше торфов на 1 чел. в день, м3 2,46 2,44 2,50 2,93 Справка

о добыче золота лотками по ДС (в тн)84

Начиная с 1940 г. на золотых полигонах большое распространение получила лоточная добыча золота. В зависимости от района каждый вольнонаемный (ИТР, МОП, стрелки ВОХР и др.) и заключенный после основной работы был обязан намыть определенное количество золота (табл. 34).

Таблица 34 Год План Шлиховое Хим. чистое Удельный в общей добыче, % 1939 Лоточная добыча не производилась 1940 - 16,2 14,3 17,87 1941 8,1 19,8 17,3 22,8 Для предотвращения массовых хищений золота на всех приисках вводился жесткий контроль за вольнонаемными и заключенными.

К началу войны усилиями сотен тысяч советских людей территория деятельности Дальстроя превратилась из глухой окраины страны в крупнейший промышленный центр Северо-Востока России. В ранее непроходимой тайге были построены прииски, рудники, обогатительные фабрики, электростанции, ремонтные заводы и т.д., проложены тысячи километров автомобильных дорог. Страна получила сотни тонн золота. Что касается социальной инфраструктуры и бытового положения, то Колыма, за исключением Нагаево-Магаданского района, оставалась огромным концлагерем и для вольнонаемных, и для заключенных. Например, в приказе по Главному и Политическому управлениям № 027 от 27 марта 1941 г. отмечалось: “На прииске «Стахановец» ЗГПУ ... установлено, что бараки вольнонаемных рабочих находятся в самом тяжелом, антисанитарном состоянии, у многих рабочих нет матрацев, простыней, наволочек - в результате люди вынуждены спать на голых досках, не раздеваясь; в бараках холодно, грязно ... О доставке дров никто не заботится, в результате чего разворовываются балки с промывочных приборов и сжигаются в печах, чем наносится колоссальный ущерб производству.

На прииске «Фролыч» ЧУГПУ в двух транзитных бараках люди спят не раздеваясь ... Моются в бане один раз в месяц.

На прииске «Горный» ЮГПУ для вольнонаемных рабочих не создано даже элементарных условий - бараки без крыши, оттаивающий снег, сырость проникают в помещения ... верхней одеждой обеспечены далеко не все, не хватает также валенок и кожаной обуви ... В бараках появилась вшивость”85.

Аналогичная ситуация складывалась и на других приисках, полностью или частично укомплектованных вольнонаемными рабочими. Ненамного лучше было положение и на предприятиях г. Магадана. На авторемонтном заводе 120 чел. жили в палатках. “В Горкоммунотделе большинство вольнонаемных рабочих жили в исключительно тяжелых условиях - палатки не отремонтированы, находятся в антисанитарном состоянии, нет самого необходимого инвентаря” [Там же. Л. 6].

Подобная обстановка сама по себе провоцировала драки, картежные игры, пьянки и т.д. Отмечались многочисленные случаи, когда начальники предприятий отказывались принимать вольнонаемных рабочих и требовали заключенных, поскольку с ними можно было вообще не церемониться.

Ситуация в лагере с обеспечением заключенных была крайне тяжелой. Это подтверждают многочисленные архивные документы. Например, в приказе ГУ СДС НКВД № 012 от 8 февраля 1941 г. говорилось: “Ряд крупных лагерных подразделений к зиме не подготовились.

На приисках: «Чай-Урья», «Большевик», «Комсомолец», «Н. Ат-Урях», «Ледяной», «Одинокий», «Штурмовой» бараки и палатки не утеплены, в стенах имеются крупные сквозные отверстия, температура ниже ноля, отопление эффекта не дает... Лагерники ... не имеют нормального отдыха, спят в одежде, имеется массовая вшивость, антисанитария.

Руководители ... практикуют совершенно недопустимое направление в лес за дровами после рабочего дня всей бригады в полном составе... На приисках Чай-Урьинского и Северного ГПУ руководители самовольно допускают удлинение рабочего дня лагерников на основном производстве с 10 до 12-14 часов без выходных дней.... На приисках «В. Ат-Урях», «Н. Ат-Урях» з/к з/к выводятся на работу, отстоящую на 6-8 км. Обед на производство не - доставляется, и лагерники работают по 12-14 часов без пищи и перерыва на обед...

Продукты, выделенные для питания в значительной степени расхищаются.

Результатом такого преступного отношения к лагерям является значительное увеличение заболеваний и смертности.

Руководители ... объективно встали на путь дезорганизации живой силы лагеря, ослабления ее, что неизбежно предопределяет срыв государственного плана и грубейшим образом искривляет карательную политику партии и правительства”86.

Кроме этого, заключенные подвергались еще и личному издевательству со стороны лагерной администрации и стрелков ВОХР: случаев такого отношения, даже задокументированных, множество. Например, “начальник лагерного пункта «Талон» Поплавская любила раздевать заключенных женщин-«отказ- чиков» и ставила их на «комара», боец Лебедев по указанию Поплавской 16/VIII-40 г. на сельхозучастке во время работы раздел з/к женщин и посадил их на «комара» якобы за отказ от работы”3, - писал в докладной записке начальник АГО СДС Д.А.Жучаев.

Меры административного и даже уголовного воздействия, применяемые руководством Дальстроя против ряда начальников предприятий, не давали эффекта, поскольку жизнь заключенных не имела реальной ценности. Золото - величина постоянная, а зэки - переменная.

В то же время, руководство Дальстроя, даже в рамках особого режима, уже с трудом могло контролировать огромное хозяйство УСВИТЛа.

В 1941 г. в системе Севвостлагерей было 8 управлений (Управление Нагаево-Магаданского лагеря образовано в 1941 г.*), в которых насчитывались 354 лагерных подразделения (из них не имели зон - 66, вышек - 116, освещения - 190). “Во многих лагподразделениях Севлага, Чай-Урлага, Дорлага, Юглага и других зоны и вышки отсутствуют. Это положение способствовало групповым побегам из лагеря, бандитским проявлениям и разложению лагерного режима”87, - отмечалось в одном из приказов ГУ СДС.

Ситуация,.сложившаяся в УСВИТЛ в 1937-1940 гг., являлась, во-первых, следствием целенаправленной государственной политики массового террора и, во-вторых, осложнялась обстоятельствами объективного характера - природными условиями, ужесточением принудительных форм и методов организации производства, срывами снабжения и т.д., а также в целом неподготовленностью Дальстроя к приему больших этапов заключенных.

Как показала практика, промышленному комплексу Дальстроя в этот период не требовалась избыточная рабочая сила из числа заключенных. Значительная их часть по разным причинам, в том числе из-за отсутствия фронта работ и нетрудоспособности, не участвовали в основном производстве.

За предвоенные годы на Колыму было завезено “356 тыс. заключенных, часть которых по освобождению вывозилась с Колымы, другая часть оставалась работать в ДС по вольному найму”88.

Из табл. 35 видно, что за это время с Колымы было вывезено на материк более 142 тыс. чел., так что никакого дефицита в рабочей силе Дальстрой не испытывал.

Таблица 35

Динамика рабочей силы на Колыме в 1932-1941 гг., чел. (без Приморского управления) [Там же] Показа

тель 1932 1933 1934 1935 1936 1937 1938 1939 1940 1941 Кол-во

рабсилы 13053 30782 35995 50301 73150 92258 113430 189828 216422 210676 В т. ч.: в/н 3125 3392 3691 5700 10447 12000 19452 26351 39743 62373 з/к 9982 27390 32304 44601 62703 80258 93928 163475 176685 148301 Прибыло 1378 23703 15673 23268 41311 41663 68268 70492 47379 22963 Убыло на материк 872 5974 9012 9050 18523 21148 34492 26176 3872 14066 Примечание. Данные отчетов по годам и сводной таблицы имеют расхождения. Приведенные сведения опровергают мнение о том, что УСВИТЛ в эти годы был местом вечной ссылки или массового уничтожения репрессированных.

Советские законы в отношении бывших заключенных исполнялись в полном объеме.

Освобожденные из лагерей имели право остаться на работе в Дальстрое (пользуясь всеми льготами) и получить или повысить квалификацию в Учебном комбинате ДС. Например, из числа заключенных и вольнонаемных в 1938-1941 гг. было подготовлено на месте 25 700 чел. кадров массовых профессий, в том числе около 6000 чел. - по горным специальностям, около 7000 - по автотранспортным и 200 чел. - по металлообработке и энергетике.

В целом за первые 10 лет деятельности Дальстроя руками заключенных было добыто более 500 т золота и создана промышленно-транспортная инфраструктура Дальстроя. Таким образом, тактические задачи, определенные постановлением ЦК ВКП(б) были выполнены в рекордно короткие сроки.

Тем не менее возникает вопрос: насколько была эффективна политика массового применения подневольного труда. С политической точки зрения можно констатировать, что такая политика имела успех

и достигла своей цели. С экономической точки зрения экстенсивные методы развития промышленного комплекса Дальстроя, основанные на ручном труде заключенных, оказались крайне неэффективными.

Высокие темпы золото- и оловодобычи поддерживались исключительно за счет постоянного увеличения рабочей силы на основном производстве, но уже в конце 30-х гг., выработав ресурс “особенностей колымского золота”, эта система вступила в полосу предкризисного состояния.

Формы и методы повышения производительности труда заключенных и вольнонаемных, сочетавшие меры материального стимулирования с репрессивным воздействием в условиях лагерной системы, были обречены на провал и имели лишь эпизодический успех.

Поэтому не случайно, а закономерно, что в конце 30-х гг., по мере нарастания напряженности с выполнением плановых заданий, основная ставка делалась на ужесточение исправительно-трудовой политики. Ее сторонники утверждали, что в конкретно сложившейся обстановке, в экстремальных условиях Севера лагерной системе не было альтернативы. С этим можно согласиться в том смысле, что в рамках проводимой ЦК ВКП(б) внутренней политики другого и быть не могло. Однако мировая практика освоения экстремальных регионов имела и другие примеры.

Для сравнения приведем некоторые факты из опыта строительства автомобильных дорог в сопоставимых природно-климатических условиях Аляски в 1933-1942 гг. За эти годы автодорожная сеть Аляски достигла 18 тыс. км, в том числе 4 тыс. км с твердым, в основном с гравийным покрытием, 11,3 тыс. км грунтовых и 2,7 тыс. км зимников, против 3100 км на Колыме. Строительство дорог велось в быстром темпе, особенно в конце 30-х гг. Например, аляскинская магистраль (основная трасса штата) шириной 20-24 м (колымская - 7,5 м) и протяженностью 1650 км была в основном закончена за 8 мес 1941 г.

В отличие от Дальстроя, где на 100% применялся ручной труд, строительство на Аляске велось с широким использованием средств механизации. На работах было занято 17 тыс. рабочих, 7 тыс. разных машин и механизмов, в том числе 915 тракторов, 4180 грузовых машин, 330 скреперов, 214 экскаваторов, 228 автогрейдеров, 65 походных мастерских и 200 передвижных электростанций. Вся магистраль была разбита на эксплутационные участки длиной 100 км и дорожные - 50 км. В пунктах Доусон Крик, Форт Нельсон, Уилтхор и Фэрбенкс были построены мастерские среднего и капитального ремонта автомобилей и дорожных машин.

Развитие горной промышленности на Аляске сопровождалось бурным строительством транспортной сети, в том числе железных дорог (Сьюард - Фэрбенкс) на юге, безрельсовых на севере и аэродромов. На добыче золота применялись драги (более 30% добычи), бульдозеры, мехприборы, транспортеры и т.д.

Все это делалось в рамках нормальных экономических отношений.

Так что Дальстрой действительно был “комбинатом особого типа”.

Подводя итоги деятельности Севвостлага в предвоенные годы, можно выделить два этапа развития лагерной системы Дальстроя.

В период с 1932 г. и до начала 1937 г. Севвостлаг находился на стадии формирования и не имел четкой структуры.

Лагподразделения, за исключением Нагаево-Магаданского района, размещались стационарно на наиболее перспективных, доступных участках золотодобычи в целях их быстрой отработки и мобильно в дорожном строительстве.

В основном преобладали мелкие лагерные отделения и командировки, разбросанные на сотни километров от Магадана и друг от друга, без какой-либо устойчивой оперативной связи, и только с установлением базовых районов золотодобычи и организаций ГПУ Севвостлаг начал приобретать определенную систему.

В области исправительно-трудовой политики преобладал, хотя во многом и формально, уклон “перековки” и либерализации.

Однако с увеличением масштабов работ соотношение мер материального стимулирования и наказания постепенно стало меняться в сторону административно-репрессивных методов.

В этот период создавались судебные правоохранительные органы и прокуратура Дальстроя.

С 1937 г. начался второй этап истории лагерной Колымы. .

В связи с преобразованием треста “Дальстрой” в ГУ СДС НКВД была проведена реорганизация органов управления, промышленного комплекса и Севвостлага. Окончательно определилась структура

УСВИТЛ, в состав которого вошли управления лагерей при ГПУ, отдельные лагерные пункты, лагерные отделения (л/о) командировки.

Места дислокации базовых управлений и лагерей с сетью отделений приводились в соответствие с инструкциями ГУЛага.

В исправительно-трудовой политике начался период, когда карательные функции органов НКВД в отношении заключенных, осужденных за контрреволюционные и антисоветские преступления, стали определяющим фактором.

Десятилетний опыт массового применения труда заключенных (с точки зрения достигнутого результата) подтверждал правильность избранных советским правительством форм и методов освоения Севера. Не без основания считалось, что только такой “социальный таран”, превращенный в основное средство производства, и мог выполнить поставленную задачу в кратчайшие сроки.

Однако это была только иллюзия большого скачка.

<< | >>
Источник: Б а ц а е в И. Д.. Особенности промышленного освоения Северо-Востока России в период массовых политических репрессий (1932-1953). Дальстрой. Магадан: СВКНИИ ДВО РАН,217 с. (1932-1953). 2002

Еще по теме СЕВЕРО-ВОСТОЧНЫЙ ИСПРАВИТЕЛЬНО-ТРУДОВОЙ ЛАГЕРЬ И ЕГО РОЛЬ В РАЗВИТИИ ПРОМЫШЛЕННОГО КОМПЛЕКСА ДАЛЬСТРОЯ (1932-1941):

  1. Глава 2. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРОМЫШЛЕННОСТИ, ТРАНСПОРТА И НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА ДАЛЬСТРОЯ (1932-1941)
  2. РЕОРГАНИЗАЦИЯ ПРОМЫШЛЕННОСТИ ДАЛЬСТРОЯ В ОСОБЫЙ ПЕРИОД (1941-1944)
  3. .Глава четвертая РАЗВИТИЕ СОВЕТСКОГО ВОЕННО-ПРОМЫШЛЕННОГО КОМПЛЕКСА В ПЕРИОД ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ. (1941-1945)
  4. Б а ц а е в И. Д.. Особенности промышленного освоения Северо-Востока России в период массовых политических репрессий (1932-1953). Дальстрой. Магадан: СВКНИИ ДВО РАН,217 с. (1932-1953), 2002
  5. 5.2. Преобразование Дальстроя в лагерь строгого режима
  6. СЕВЕРО-ВОСТОЧНАЯ РУСЬ — КОЛЫБЕЛЬ РОССИЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ. ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЙ ВЫБОР КНЯЗЯ АНДРЕЯ БОГОЛЮБСКОГО. СПЕЦИФИКА ГОРОДОВ СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЙ руси
  7. МОДЕЛИ ПОЛИТИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РУССКИХ ЗЕМЕЛЬ: ЮГО-ЗАПАДНАЯ, СЕВЕРО-ЗАПАДНАЯ И СЕВЕРО-ВОСТОЧНАЯ
  8. Глава 5. КРИЗИС ПРОМЫШЛЕННО-ЛАГЕРНОЙ СИСТЕМЫ ДАЛЬСТРОЯ
  9. Глава 7. Царь-реформатор Петр I. Северная война. Армия и флот. Развитие промышленности. Восточная политика
  10. ОПЫТ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ МЕТОДОВ В ХОДЕ КООПЕРИРОВАНИЯ МЕЛКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ СССР (1921-1932 гг.)
  11. 1. Глобальный военно-промышленный комплекс и монополистическая конкуренция
  12. а)              Структура советского военно-промышленного комплекса
  13. Голод 1932 г. и его причины
  14. Структурные пропорции, территориально-производственные комплексы и отрасли промышленности
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -