Каковы причины и кто виновники гражданской войны?

Однозначного ответа на этот вопрос пока нет. Прежде всего, на наш
взгляд, никак нельзя рассматривать гражданскую войну в отрыве от предшествующих ей революционных процессов. И, конечно же, революции всегда чреваты гражданскими войнами.
Прав видный российский историк В.П. Дмитренко в своем четком утверждении, что гражданская война - это апофеоз революции, когда революционные процессы доведены до высшего социального напряжения. Корни гражданской войны лежат глубоко: крайнее обострение социально- классовых противоречий, огромный, долго копившийся запас ненависти трудящихся классов к помещикам, буржуазии, генералитету, царской бюрократии, крупномасштабные поражения Россия в первой мировой войне (16 западных губерний в 1915 г. были оккупированы германскими войсками), раскол российского общества (идейно-политический, морально-нравственный), доведенный до крайней степени.
Ныне у нас в стране и за рубежом получает широкое распространение точка зрения, что война была вызвана исключительно экстремизмом и непримиримостью большевиков, их приверженностью к насилию и терроризму к своим политическим противникам. Американский историк М. Малиа, например, утверждает: «Большевиками и, в первую очередь, Лениным руководила безграничная жажда власти и всепоглощающая ненависть ко всем своим противникам из буржуазного лагеря». Нельзя, однако, забывать, что непримиримость, конфронтационность и бескомпромиссность была одинаково присуща и большевикам, и меньшевикам, и эсерам. Ее они продемонстрировали в дни корниловского мятежа (август 1917), на Втором Всероссийском съезде Советов (октябрь 1917) при попытке сформировать однородное социалистическое правительство, в работе Всероссийского Учредительного собрания.
Эсеры и часть меньшевиков, считавшие себя главными поборниками свободы и демократии, для торжества своей идейной правоты первые взялись за оружие (демократическая контрреволюция). Нам представляется весьма предпочтительней точка зрения историка Г.З. Иоффе: «Конечно, неверно возлагать всю ответственность за «расколотый» мир на большевиков. Совершенно очевидно, что правые эсеры не искали путей к диалогу. В Учредительное собрание, как нам кажется, они пришли с твердой верой в то, что власть долж-
на перейти и перейдет к ним. Все их последующее поведение подтверждает это. Я даже решился бы высказать такую мысль: полномасштабную гражданскую войну в России начали именно правые эсеры-учредиловцы. До этого все-таки имели место локальные военные действия. Но когда правые эсеры потерпели поражение в попытке взять власть политическими средствами (через Учредительное собрание), они взялись за оружие».
Трудно представить себе большевистскую партию, которая, придя к власти при достаточно мощной и динамичной социальной поддержке под лозунгом всеобщего демократического мира, тотчас умышленно устремилась развязывать новую, гражданскую войну, отлично понимая, что война несет угрозу революци-онным завоеваниям, жертвы и страдания.
Ленин писал тогда: «Мы не хотим гражданской войны». Но позднее, через год, после роспуска Учредительного собрания. Ленин вынужден был признать, что в период всемирного «краха бур - жуазной демократии и буржуазного парламентаризма... без гражданской войны нигде не обойтись». Еще ранее, на второй день после победы Октябрьского вооруженного восстания (28 октября 1917 г.), видный вождь российской социал-демократии Г.В. Плеханов предупреждал о возможности гражданской войны в открытом письме пет-роградским рабочим: «Несвоевременно захватив политическую власть, - писал он, - русский пролетариат не совершит социальной революции, а только вызовет гражданскую войну...» Он оказался прав
В числе причин, приведших к войне, указывают и на неостыв- шее противостояние классов и общественных групп, богатых и бедных после двух революций 1917 года и стремление сторонников революции довести ее до полной победы, до полной капитуляции эксплуататоров и реализовать идею мировой революции.
В последнее время все чаще указывают, и не без основания, на роспуск (в форме «полицейской акции») Советским правительством в январе 1918 года Всероссийского Учредительного собрания как на самый серьезный насильственный акт, послуживший началу гражданской войны. А большинство Учредите льно- го собрания - правые эсеры - вместе с их сторонниками, отказавшись признать Советскую власть и ее декреты, решили не ми-
риться с крушением своих последних надежд и попытались восстановить власть Учредительного собрания вооруженным путем. Собственно гражданская война и началась под лозунгом защиты Учредительного собрания внутри самого революционного лагеря.
Не подчинившись декрету Совнаркома о роспуске, право- эсеровская часть Учредительного собрания («учредиловцы») попытались создать свое правительство в Самаре - Комитет Учредительного собрания («Комуч») и помериться силами с совет-ской властью. Но эта попытка оказалась для них неудачной.
Позднее колчаковцы расстреляли часть учредиловцев вместе с большевиками и меньшевиками, находившимися в тюрьме г. Омска. Таков был эпилог первого «демократического» акта начавшейся гражданской войны.
В числе первопричин называют и диктаторскую продовольственную политику большевиков в 1918 году: введение комбедов, продотрядов и системы продразверстки на сельскохозяйственные продукты, национализацию крупной, средней и части мелкой промышленности, централизацию и регламентацию государственной и общественной жизни в стране, введение военно-приказной системы управления, ограничение частной торговли и введение уравнительного распределения продуктов и товаров, натурализацию зарплаты, отмену денежных знаков, трудовую повинность. Введение такой политики оправдывалось условиями неслыханно тяжелой войны и необходимостью действовать по-военному в экономической области. Эта политика привела, мол, к расколу крестьянства, средняя и зажиточная часть которого создала, а затем расширила массовую базу белого движения. Так, якобы, большевики привнесли «сверху» гражданскую войну в деревню. По мысли философа А. Ципко и писателя В. Солоухина, насилие большевиков против крестьян было главной причиной гражданской войны. И хотя этот факт отрицать нельзя, но он не является главным.
И вот почему. Вплоть до конца апреля 1918 года ни о какой продовольственной диктатуре речи не было: продовольственную политику предполагалось вести при сохранении хлебной монопо-лии (введенной еще Временным правительством в марте 1917 г.)
с оплатой продукции по твердым ценам и получении хлеба из деревни с помощью товарооборота. Не предполагалось и насильственное изъятие хлеба. Но вот 29 апреля 1918 года СНК принимает решение о введении продовольственной диктатуры. Чем это было вызвано? В это время Россия оказалась отрезанной от хлебного снабжения с Юга: австро-германские войска и гайдамаки гетмана Скоропадского захватили южные узловые железнодорожные станции на пути из Кубани и Северного Кавказа в Россию. Оставалась еще хлебная Сибирь с частью Поволжья, которые тоже оказались отрезанными от Центральной России. И как следствие, быстро нарастала угроза голода, росло недовольство в городах, начались мятежи и вспышки голодного насилия. Крупные города на 70-80% кормились за счет мешочников . Советское правительство предпринимает отчаянные усилия, чтобы улучшить экономическое положение страны.
В столь накаленной обстановке начала гражданской войны, усиления экономической разрухи и массового отказа зажиточного крестьянства продавать хлеб по твердым заготовительным ценам советское правительство вынуждено было пойти на принятие целого ряда декретов о чрезвычайных мерах по стабилизации продовольственного положения, национализации промышленных предприятий и банков, ограничению свободной торговли, централизации и регла-ментации всех сторон жизни, монополизации торговли на основные продукты питания, трудовой повинности. Наконец, 11 января 1919 г. был принят важный декрет о разверстке зерновых хлебов и фуража. Таковым было законодательное оформление политики «военного коммунизма».
Эти декреты резко ограничивали частника, вольный рынок и обязывали крестьян большую часть урожая зерновых в обязательном порядке сдавать государству. Продразверстка касалась, прежде всего, 1/3 крестьянских хозяйств (3 млн. середняков и около 2 млн. кулаков), а подавляющая часть крестьянства (10 млн. семей бедноты) от нее не зависела.
Взятие хлеба у кулаков и зажиточной части крестьянства в тех экстремальных социальных условиях можно было осуществить лишь с использованием военной силы при опоре на бедняков. Все это в значительной степени усилило классовое проти-
воборство и инициировало начало гражданской войны в деревне. Но было ли это главной непосредственной причиной и содержанием гражданской войны? Видимо, нет. Если бы так было, то как смогли бы большевики и поддерживающие их рабочие победить, сражаясь не только против интервентов и белогвардейцев, но и значительной части трудового населения страны?
Приведенная выше версия об антикрестьянской политике большевиков - как главной причине гражданской войны - не отвечает и на такой вопрос, почему военные дела белых всегда шли тем хуже, чем больше была захваченная ими территория, чем больше было контролируемое им крестьянское население. В борьбе с Красной Армией у них были немалые успехи, они захватывали до 3/4 всей территории страны, но с населением захваченных территорий общего языка не находили.
И тем не менее с большевиков и Ленина нельзя полностью снять ответственность за гражданскую войну, которую они первое время не предвидели. Прав видный отечественный историк Л.М. Спирин в своем утверждении, что развязыванию гражданской войны, ожесточению ее способствовала левацко-догматичес- кая политика РКП(б) в решениях крестьянско-казачьего вопроса: искусственное форсирование классовой борьбы в деревне, классового расслоения, создания комбедов, насильственное изъятие хлеба, репрессии к основным массам казачества.
В числе первых, самых существенных причин гражданской войны следует назвать стремление свергнутых революцией классов общества - помещиков и буржуазии - к реставрации прежних порядков. Это вполне понятно и естественно. Ведь они потеряли не только громадные сословные привилегии, но и прежде всего власть и крупную собственность (заводы, фабрики, землю, усадьбы, имения и т.д.). И если свергнутые классы стремились к реставрации, то пришедшие к власти новые общественные силы были полны решимости не допустить этого.
Одной из причин войны являлось заключение большевиками позорного архитяжелого сепаратного Брестского мира с Германией, чтобы любой ценой выйти из войны, добиться передышки и удержать Советскую власть. Такой мир вызвал негодо-
вание антибольшевистских и антисоветских сил как внутри страны, так и в западных странах Антанты. Бывшие союзники России в войне посчитали советское правительство предателем и стали активно помогать белогвардейскому движению. Они поддерживали свергнутые классово-политические силы и словом, и делом, снабжая их в больших количествах оружием, деньгами и организацией непос-редственной вооруженной интервенции на территории Советского государства. Более того, они рассчитывали, что, свергнув большевиков, новые правители России смогут восстановить восточный фронт против Германии в 1918 году.
Здесь уместно напомнить о том, что длительное время в советской литературе устойчиво пропагандировалась несостоятельная версия, усматривающая причины гражданской войны лишь в «происках мирового империализма». Безусловно, роль мирового импе-риализма была реальной и весьма значительной, но это не давало оснований всю историю гражданской войны сводить лишь к «трем походам Антанты». Правда, есть и другая точка зрения, согласно которой гражданская война была в большей степени отечественной из- за интервенции более десятка стран в Советскую Россию.
Анализ всего спектра сил, классов и партий, участвовавших в гражданской войне, их соотношение в конечном счете определило исход этого драматического социального конфликта. Вопрос о противоборствующих силах и их социально-политических интересах в годы войны гораздо сложнее, нежели просто выяснение их полярно противоположных состава и позиций. Условно, упрощенно (как часто раньше и делалось) противодействующие силы можно резко разделить в основном на две части: 1) победивших в революции большевиков и подавляющее число их активных сторонников в лице промышленного пролетариата, городской и сельской бедноты, мелких ремесленников, части радикальной интеллигенции (в том числе и военной); 2) свергнутых революцией помещиков, крупную буржуазию, значительную часть офицеров и генералов царской армии, чинов бывшей полиции и жандармерии, зажиточное крестьянство и казачество, буржуазную интеллигенцию, - все они ярые противники Советской власти. Одни из них занимали «красную» баррикаду, другие - «белую». В принципе, в основном, на первый взгляд, такое де-
ление подтверждает сама история гражданской войны, сами факты, которые, как говорят, вещь упрямая.
Но состав вооруженных сил белых и красных частично менялся в ходе войны. Особенностью гражданской войны является то, что она отличается от обыкновенной войны неопределимостью полного состава борющихся - в силу переходов из одного лагеря в другой. Первые добровольные красноармейские форми-рования вместе с красногвардейцами, отражавшими нашествие германских интервенционистских войск на советскую Россию в феврале-марте 1918 года, насчитывали около 30 тыс. бойцов. Но расширение масштабов войны и иностранной интервенции вызвали необходимость ускоренного строительства Красной Армии.
Так, в мае 1918 года в ее составе насчитывалось 264 тыс. бойцов, в конце декабря того же года - 1 млн. 630 тыс., в конце 1919 года - 3 млн., а к 1 ноября 1920 года - 5,5 млн. красноармейцев, командиров и комиссаров. Среди них было 370 тыс. комму-нистов и комсомольцев, до 300 тыс. добровольцев-интернационалистов, в т.ч. 80 тыс. венгров, 40 тыс. китайцев, десятки тысяч поляков, сербов, немцев, румын. Кроме того, на защиту Советской власти поднялись более 200 тыс. партизан, в т.ч. 140 тыс. в Сибири, 12 тыс. в Псковской губернии, 10 тыс. в Крыму.
Вооруженные силы белых армий создавались при активной финансовой и материальной поддержке сначала германских, а затем и антантовских правительств и их военных. Первой по времени (ноябрь 1917 г.) начала формироваться в Новочеркасске Добровольческая армия под командованием известного генерала Л.Г. Корнилова из бежавших на Дон антисоветски настроенных офицеров, юнкеров, кадетов старших классов, студентов, гимназистов и др. Вначале состав ее был невелик. «Во всей «Армии», - пишет в своих воспоминаниях атаман Войска Донского А. П. Бо- гаевский, - было едва 4000 человек, т.е. обычная численность пехотного полка боевого состава. Все ее части имели разную численность, а часто и организацию. Еще большее разнообразие было по возрасту: в строю стояли седые боевые полковники рядом с кадетами 5-го класса; состав - почти исключительно интеллигенция, очень мало простых рядовых солдат и казаков». Примерно
таким же было зарождение Северной добровольческой армии в Пскове при активной финансовой и материальной поддержке кайзеровских войск, оккупировавших этот город еще в феврале 1918 года. Вербовка в армию проходила с угрозами и насилием по отношению к местному населению. В донесениях разведчиков, проникших в оккупированную немцами зону, сообщалось: «Белая гвардия формируется... но только из интеллигенции, крестьяне все категорически поступать к белогвардейцам отказываются... несмотря на обещание большого жа-лования».
К середине ноября 1918 года в Псковский отдельный бело-гвардейский корпус удалось завербовать и насильственно мобилизовать не более 4500 человек, в том числе 150 офицеров. Генерал А.П. Род- зянко, командующий Северо-Западной белогвардейской армией, побывав в те дни в Пскове, позднее в своих воспоминаниях писал: «Разнузданного, ободранного, невежественного вида солдат и офицеров, попадавшихся мне навстречу, было совершенно достаточно для того, чтобы я сразу же решил, что псковское формирование есть не более чем авантюра».
Наибольший успех в их формировании и в боевых действиях против Красной Армии можно отнести к 1919 году. К этому времени в армии Колчака насчитывалось до 400 тыс. солдат, в том числе около 30 тысяч офицеров, у Деникина - более 100 тыс., у Юденича - до 20 тыс., в белогвардейской армии Временного правительства Северной области (г. Архангельск) - до 20 тыс.
Гражданская война - весьма сложное, но единое в своих противоречиях явление, где каждая из противоборствующих сил была полнокровной участницей исторического процесса.
Более того, социальная ориентация каждого из ее участников определялась не только классовым положением, но и совокупностью действующих тогда конкретно-исторических факторов. Прежде всего встает вопрос, и далеко не простой: а какова была позиция в ходе войны почти 100-миллионного и неоднородного по составу российского крестьянства? С кем было оно? По-разному за прошедшие три четверти века отвечали на этот вопрос и советские, и эмигрантские, и зарубежные историки.
Известный буржуазно-либеральный экономист и публицист,
один из лидеров партии кадетов, активный участник «белого» движения П.Б. Струве вообще отрицал сколько-нибудь заметное участие основного населения страны в войне. «Гражданская война, - писал он, - была состязанием двух меньшинств, при политическом без-различии «народа», т.е. большинства простонародья, «настроение которого колебалось так же, как колеблется погода».
Но наиболее непримиримые ответы даются в наше смутное и конвульсивное время. Понятно, что это связано с попыткой исполь-зовать эти разные ответы в конъюнктурно-политических целях бывшими и настоящими политиками и идеологами.
В последнее время навязывается, например, такая необоснованная точка зрения (и у нас и за рубежом), согласно которой гражданская война была якобы борьбой не трудящихся Советской власти с внутренней и внешней контрреволюцией, а борьбой большевиков с крестьянством.
Советский писатель-публицист В. Солоухин договорился до утверждения, что практически все население, состоящее до 90% из крестьян, выступило против большевиков, кроме узкого слоя «передовых рабочих». Это явная фальсификация. На самом же деле позиция крестьянства, да и большинства трудящегося населения в годы гражданской войны во многом определялась социально-экономической политикой, проводимой, с одной стороны Советами и большевиками, а с другой - белогвардейскими вождями и их правительствами.
В начале гражданской войны подавляющее большинство трудящихся оказалось на стороне Советской власти. Именно такая позиция большинства крестьянства помогла только что родившейся Советской власти успешно подавить в конце 1917 - начале 1918 гг. такие крупные вооруженные антисоветские выступления, как мятеж. Керенского-Краснова под Петроградом, юнкеров в Петрограде и Москве, донских, южноуральских и за-байкальских казаков, польских легионеров в Белоруссии и, наконец, захватить и ликвидировать Ставку Верховного Главнокомандующего русской армией в Могилеве. И это в то время, когда мятежники имели регулярные, прошедшие опыт войны войска (преимущественно казаки) и насчитывали в общей слож-
ности до 300 тыс. штыков и сабель.
Но установленный в октябре 1917 года большевистский ре-жим и начавшиеся в условиях гражданской войны четко классовые, антибуржуазные преобразования: радикальная национализация почти всей промышленности, запрещение торговли, рынка, продразверстка, попытка строжайшей регламентации всех сторон жизни, военно-приказная система, трудовая повинность - все это (да еще плюс допускавшийся произвол комбедов, продотрядов, ревкомов на местах) больно задевало интересы различных слоев населения и множило число недовольных. Наконец, все это подталкивало, мобилизовывало наиболее активные антибольшевис-тские элементы к вооруженной конфронтации, а крестьян и казаков на восстания (особенно в начале 1919 года) и вступление в армии Колчака и Деникина, во всякого рода банды и отряды. Трудно не согласиться с точкой зрения историка П. Шевоцукова о том, что «советской власти приходилось бороться не только с белогвардейцами, кулаками, но и со средним крестьянством, хотя в целом середняк при всех его колебаниях склонен был поддерживать новый режим». Эта поддержка, поощряемая решениями VIII съезда РКП(б) в марте 1919 года об укреплении союза со середняком, в конце концов решила исход гражданской войны в пользу советской власти, несмотря на сложность взаимоотношений с крестьянством.
Кстати, это косвенно признают и вожди белого движения, в частности Деникин в своих воспоминаниях о «русской смуте», когда он говорит о своих тщетных ожиданиях (при приближении его войск к Москве) начала восстания в тылу красных. От Москвы его отогнали, а массового восстания он так и не дождался. Зато в тылу у Колчака (в Сибири, Забайкалье, Приамурье) развернулось массовое партизанское движение, несмотря на то, что там проживало крепкое крестьянство, то, которое по российским масштабам можно было бы отнести к кулакам. В чем дело? Да в том, что колчаковцы проводили антикрестьянскую политику.
Глава колчаковского совета министров П.В. Вологодский в одном интервью признавался, что его правительство в своих политических заявлениях выступало «против всякого рода насилия», за общественную самодеятельность. Но исполнители на
местах, воспитанные на старых навыках обращения с народом, творили безобразия, карали без разбора и старых, и малых, и виновных и невиновных, реквизировали крестьянское добро за мизерное воз-награждение. Такие действия сильно дискредитировали в глазах населения центральную власть. Военная же власть «не считалась с правительством и творила такое, что у нас волосы на голове становились дыбом».
И еще показательно в этом отношении свидетельство из лагеря интервентов. Один из антантовских «советников» и помощников Колчака, английский генерал Нокс докладывал своему правительству: «Можно разбить миллионную армию большевиков, но когда 150 миллионов русских не хотят белых, а хотят красных, то бесцельно помогать белым». Еще более категоричен в суждениях по этому вопросу историк-белоэмигрант И. Солоневич: «общего языка с народом ни одно из белых формирований не нашло». Как ни сложны и ни просты были отношения Советской власти и большевиков с кре-стьянством в годы гражданской войны, они нашли общий язык: крестьяне были согласны временно отдавать воюющему государству продразверстку, только бы избежать возврата помещиков.
Гражданская война достигла такого упорства и ожесточения, какое едва ли имело место в мировой истории. Она не могла не сказаться на деятельности политических партий, уцелевших после октября 1917 г. Драматически закончился краткий, но в целом позитивный опыт сотрудничества (в т.ч. и на правительственном уровне) партии большевиков с партией левых эсеров - выразительницей крестьянской социалистической идеологии. Выступление против Брестского мира, разрыв блока с большевиками, организация антисоветского мятежа 6 июля 1918 года привели к тому, что эта самая близкая к большевикам крестьянская партия не без их помощи перестала существовать, а вместе с ней было кончено с многопартийностью в правительстве.
Вынужденная стать воюющей, партия большевиков все более приобретала военизированный облик. Внутрипартийная демократия свертывалась и заменялась приказными методами, партийная дисциплина заменялась военной. Возникла идеология «военного коммунизма», рассчитывавшая на политическом
и военном народном энтузиазме решить социально-экономические задачи. Позже Ленин признал, что «жизнь показала нашу ошибку».
Правые эсеры, меньшевики и другие «социалисты», опиравшиеся на поддержку буржуазно-монархических кругов, летом и осенью 1918 года встали в авангарде антисоветских сил. Это время в советской историографии определенно называют этапом «де-мократической контрреволюции».
Правые эсеры, меньшевики в коалиции с отдельными членами кадетской партии приняли активное участие в создании областных антисоветских правительств: в Западной Сибири, Самаре, Уфе, Омске, Ашхабаде, Архангельске.
К концу 1918 года в связи с усилением буржуазно-монархического белого движения большая чисть этих временных правительств деформировалась или же прекратила свое существование, многие эсеры и меньшевики - члены Учредительного собрания - как уже отмечалось выше - вскоре были арестованы или расстреляны колчаковскими властями.
После окончания гражданской войны в 1922 году большевики устроили судебный процесс над 34 членами ЦК партии эсеров, обвинив их в контрреволюционной деятельности. К сере-дине 20-х годов эта партия перестала существовать.
По-разному оценивается роль партии кадетов (партии «народной свободы») в ходе гражданской войны. Длительное время кадеты однозначно считались организаторами антисоветского саботажа и инициаторами развязывания гражданской войны. СНК РСФСР в декрете и воззвании от 28 ноября 1917 года объявил кадетов партией врагов народа. Уйдя в подполье, кадеты сотрудничали со всеми внутренними и внешними врагами Советской власти. Преимущественно интеллигентская, кадетская партия не укрепила свои ряды в военные годы и уже к лету 1918 года фактически распалась на отдельные части, большинство ее членов бежало под защиту Добровольческой армии. Советская историография постоянно отводила кадетам, наряду с монархистами, главную роль в «белом деле», в организации всех контрреволюционных сил, в установлении на захваченных белогвардейцами территориях военно-диктаторских режимов. Но теперь столь однозначная оцен-
ка ставится под сомнение. Участие кадетов в подготовке контррево - люции не подлежит сомнению, но с точки зрения фактической роли в войне интеллигентов - оценка их, как вождей гражданской войны, представляется крайне преувеличенной: они находились на вторых и третьих ролях в белом движении.
Не избежала частичного падения своего авторитета в массах и правящая партия большевиков. Не случайно выплеснулось массовое недовольство крестьян в антисоветских мятежах (антоновщина) в Тамбовской и Воронежской губерниях, на подавление которого потребовалось направить 40-тысячное войско под командованием од - ного из лучших полководцев М.Н. Тухачевского. То же самое про-изошло и в период антибольшевистского восстания в Кронштадте.
Советская власть претерпевала политический и экономический кризис, колоссально усиливаемый страшным голодом. Поэтому нет оснований идеализировать ни большевиков, ни их противников. Обе стороны проявляли равное рвение в стремлении победить в братоубийственной войне, каждая считая себя абсолютно правой. В современной историографии гражданской войны нет единого, общепри-нятого мнения по вопросу о периодизации гражданской войны. Одни исследователи годами гражданской войны считают 1918-1920 (наиболее устоявшееся мнение), другие - с июля 1917 по 1922, третьи - с октября 1917 по 1922.
Что можно сказать об этих суждениях? В каждой из них есть большая и меньшая степень убедительности. Однако более правы, очевидно, те, кто считает хронологическими гранями гражданской войны время с конца октября 1917 года (начало вооруженного похода войск Керенского и Краснова на Петроград) до конца октября 1922 года (полный разгром войсками Народно-революционной армии и партизанами Дальневосточной республики белогвардейских армий на Дальнем Востоке и освобождение от японских интервентов г. Владивостока).
Время же с лета 1918 года до конца 1920 года, когда гражданская война и интервенция слились в единое целое и военный вопрос выступал как главный, определяется как основной период гражданской войны.
В свою очередь, все пятилетие гражданской войны по воен-
но-политическому содержанию, характеру военных действий и их результатам можно с определенной степенью условности разделить на следующие этапы:
Первый - начало гражданской войны (октябрь 1917 - май 1918). На этом этап идет борьба Красной гвардии и революционных солдат и матросов с антисоветскими мятежами Керенского-Краснова, восставшими юнкерами в Петрограде и Москве, Ставкой Вер-ховного главнокомандующего в Могилеве, казачьими антисоветскими выступлениями на Дону, Южном Урале, Забайкалье, корпусом польских легионеров генерала Довбор-Мусницкого в Белоруссии. Военные действия в это время носили очаговый характер, не было сложившихся фронтов и армий. В феврале-марте 1918 года Советская республика пытается отражать военную интервенцию германских войск, но неудачно и, как следствие, вынуждена была заключить позорный или, как Ленин его называл, «похабный» Брестский мир.
Второй этап - лето-осень 1918 года. Этот этап включает борьбу Советской республики с объединенными силами внутренней контр - революции («демократическая контрреволюция», белогвардейские военные формирования), поддержанные интервенцией стран Антанты и Германии, чехословацкий мятеж. К концу лета 1918 года врагу удалось захватить 3/4 территории Советской республики, она оказалась в кольце фронтов. Для отражения совместных широкомасштабных военных действий белых армий и интервентов в Советской рес-публике создаются первые фронты гражданской войны: Восточный, Южный, Северный и Западный район обороны. Идет дальнейшее ускоренное строительство РККА, которая добивается первых успехов.
К концу 1918 г. Красная Армия окончательно разгромила почти 100-тысячную так называемую «Народную Армию» учредиловцев и чехов на Волге. С «демократической контрреволюцией» было покончено. На смену самарскому Комитету Учредительного собрания («Комуч») против советской выступал куда более серьезный враг - адмирал Колчак со своей почти 400- тысячной армией, поддержанный антантовскими союзниками.
Третий этап - конец 1918 г. и начало 1919 года, характеризуется окончанием первой мировой войны (ноябрь 1918 г.), пре-
кращением австро-германской интервенции и освобождением оккупированных ранее территорий Украины, Белоруссии и Прибалтики, восстановлением в них советской власти. Одновременно предпринимается попытка усиления интервенции войск стран Антанты: в конце ноября англо-французские войска высаживаются в Новороссийске, Севастополе и Одессе, а в декабре занимают Баку и Батуми. В ноябре в Омске устанавливается военная диктатура адмирала А. В. Колчака, провозгласившего себя «верховным правителем» России и верховным главнокомандующим. Попытка Антанты развернуть свои войска на юге России окончилась полным провалом из-за антивоенных и революционных настроений среди иностранных солдат и матросов. «Мы у нее (Антанты - П.Н.) отняли ее солдат», - заявлял В. И. Ленин. Этот этап войны характеризуется также усилением строительства РККА и углублением социально-экономических преобразований, возникновением системы «военного коммунизма».
Четвертый этап - весна 1919 - весна 1920 года. Завершается уход из России основных интервенционистских войск. Весна и осень 1919 года - критическая фаза и крупнейшие победные сражения РККА над белогвардейскими армиями Колчака на Востоке, Деникина на Юге, Юденича на Северо-Западе. 1919 год вошел в историю войны как год решающих побед Красной Армии. В это же время получает дальнейшее развитие система «военного коммунизма».
Пятый этап (весна - осень 1920 года) - советско-польская война и борьба с белогвардейской армией генерала П.Н. Врангеля. Полная победа над вооруженными силами внутренней контрреволюции и «гигантски неслыханное поражение» (Ленин) в войне с Польшей поддержанной Антантой.
Необходимо обратить внимание на то, что сам Ленин говорил о советско-польской войне как о наступательной с советской стороны, дающей надежду продолжить путь к мировой революции. Выступая на IX Всероссийской партийной конференции 22 сентября 1920 г., он заявил: «В мае-июне 1920. г. оборонительный период войны со всемирным империализмом кончился и мы можем, и должны использовать военное положение для начала войны наступательной с целью советизации Польши и Литвы» (См. Исторический архив. 1992. № 1. С.107). В 1920
году были ликвидированы основные очаги гражданской войны. Наступил апогей системы «военного коммунизма». Росло крестьянское недовольство продразверсткой, вспыхивали крестьянские восстания - таковы события этого этапа.
Шестой этап - 1921-1922 гг. Ликвидация последних локальных очагов гражданской войны и иностранной интервенции. Подавление антибольшевистского Кронштадтского восстания и антисоветских крестьянско-повстанческих выступлений в Тамбовской, Воронежской, Саратовской губерниях, Поволжье, Урале, Сибири, на Дону и Украине. К этому же времени относится и ликвидация повстанческих отрядов батьки Махно. Характерными чертами этих выступлений были: народный характер, наличие многочисленных очагов борьбы и партизанская тактика боевых действий. На заключительном этапе войны проводились Волочаевская и Приморская операции по освобождению Дальнего Востока. Шла борьба с басмачеством в Средней Азии (вплоть до конца 20-х годов). Началась демобилизация Красной Армии, переход к НЭПу и выход страны из дипломатической изоляции.
* * *
<< | >>
Источник: Под редакцией профессора Е.П. Иванова. История Отечества. Проблемы. Взгляды. Люди Под редакцией профессора Е.П. Иванова . - Псков: ПГПИ,2004. - 448 с.. 2004

Еще по теме Каковы причины и кто виновники гражданской войны?:

  1. КТО ВОЗМЕСТИТ УЩЕРБ ЗА ВИНОВНИКА ДТП?
  2. ВИНОВНИК ДТП РАЗОРИЛСЯ. КТО ВОЗМЕСТИТ УЩЕРБ?
  3. Причины Гражданской войны
  4. Глава 24. Начало гражданской войны и военной интервенции. Этапы боевых действий. Причины победы большевиков
  5. Каковы основания и порядок возбуждения гражданского дела о внесении исправлений или изменений в записи актов гражданского состояния?
  6. Причины войны
  7. Каковы основные причины детского непослушания?
  8. 7. Каковы причины возникновения философии?
  9. Причины войны.
  10. Причины и начало войны
  11. 1. Возникновение и причины империалистической войны.
  12. 6. Причины и истоки «холодной войны»
  13. 1. Причины второй мировой войны
  14. § 4. ПРИЧИНЫ И НАЧАЛЬНЫЙ ПЕРИОД ВОЙНЫ
  15. Кто является участником гражданского процесса?
  16. 13. Кто разжигал Гражданскую
  17. Предпосылки и причины войны
  18. Причины войны и особенности ее начального этапа
  19. Каково понятие гражданских процессуальных правоотношений?
  20. Каково понятие принципов гражданского процессуального права?
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История наук - История науки и техники - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -