Законность, целесообразность, справедливость

Недопустимость подмены законности целесообразностью, их противопоставления является ведущим принципом законности.

Недопустимость подмены законности целесообразностью их противопоставления означает, что субъектам правовых отношений предоставляется возможность принимать наиболее эффективные, целесообразные решения в границах правового поля, определенного нормой права.

Субъектам права запрещается выходить за правовое поле, нарушать нормативно-правовые акты, они обязаны руководствоваться исключительно требованиями законности. Любые попытки объяснить отступление от действующего законодательства целесообразностью недопустимы. Безусловно, из всех важных принципов права как сферы правотворчества, так и при реализации норм права основным является его целесообразность. Но целесообразность права не может и не должна быть отчуждена или противопоставлена другим принципам права и в первую очередь — законности.

Принцип законности предполагает осуществление правосудия в точном соответствии с законом. Правовые государства в области правосудия служат своей цели посредством исполнения определенных процедур.

Проблемы современного правосудия нельзя воспринимать вне концепции правопонимания. Концепция современного правопонимания основана на глубоко гуманистических принципах, выдвигающих требования соответствия права гуманистическим идеалам добра и справедливости.

Общие рассуждения о праве в самом высоком (гуманистическом) его значении мало чего стоят, если идея права не состоит в единстве с идеей законности — такого правового устройства, которое функционирует столь же твердо, непоколебимо, явно и неизменно, как закон природы, т. е. как правозаконность.

В современных условиях общепризнанные неотъемлемые права человека приобретают непосредственно юридическое значение в виде юридической реальности.

Поведение граждан, опирающееся на общепризнанные права человека, не может служить основанием для возложения на них юридической ответственности, даже если оно расходится с буквой закона. Вот почему древние римские юристы определяли право как науку о добром и справедливом.

Современное гуманистическое право формулирует неотъемлемые права человека, которые обладают прямым юридическим действием и образуют основу всей национальной юридической системы, но также и в том, что они призваны определять содержание, смысл и направления деятельности законодательных органов.

Более того, поскольку неотъемлемые права человека имеют первостепенное, основополагающее значение, сообразно их статусу должна строиться сама государственная власть. Во всяком случае власть должна быть умеренной, не содержать в себе таких потенций, которые позволили бы ей доминировать над правом, тем более попирать его.

Идея, выраженная в обретении правами человека непосредственного юридического действия, вызвала к жизни еще одну сторону гуманистической концепции, в соответствии с которой закрепленные в Конституции, в кодифицированных актах фундаментальных отраслей демократические правовые принципы, такие, как презумпция невиновности, принцип состязательности в процессе, принцип диспозитивности в гражданском праве и др., могут приобретать «работающее» юридическое значение, позволяющее органам правосудия принимать правовые решения, несмотря на пробелы и недостатки в законодательстве.

До последнего времени правовая наука относила принципы права к интеллектуальным явлениям, обобщениям, не имеющим прямой юридической значимости.

Трансформация взглядов по этому вопросу во многом обусловливается необходимостью последовательной защиты естественных неотъемлемых прав человека.

Осуществление высшего предназначения права — обеспечить и упорядочить свободу личности, суверенность человека — предполагает известную регламентацию действий, реализуемых людьми по собственной воле. Такая регламентация при господстве диктаторских, авторитарных режимов может быть направлена не на обеспечение свободы, а на ее подавление и в этой связи достигать весьма высокой степени «заурегулированности». Тогда людям предоставляется лишь строго «дозированная» свобода, да притом в виде «права по разрешению», государственными чиновниками.

Важнейшая отличительная особенность правозаконности состоит в том, что отдельный человек выступает по своему естественному, прирожденному статусу как свободная личность, и поэтому существует общая дозволенность каждому поступать по своей воле, своему усмотрению — везде, в любом случае, без какого-либо разрешения, лишь бы данное действие не было прямо запрещено законом. При этом есть ряд сфер в жизни общества (в области охраны здоровья, дорожного движения, использования вредных для человека веществ, безопасности людей и др.), где разрешительные начала сохраняют существенное значение и для отдельного человека. Но это не меняет сути общедозволительного принципа, имеющего приоритетное значение для личности, отдельного человека.

Отметим, что общедозволительный принцип в отношении граждан был торжественно провозглашен в документе Французской революции — Декларации прав человека и гражданина. В ст. 5 Декларации записано: «Закон может воспрещать лишь деяния, вредные для общества. Все же, что не воспрещено законом, то дозволено...»

Общедозволительное начало в поведении граждан — принцип не менее важный для понимания правозаконности, самой сути гуманистической концепции права, чем непосредственное и приоритетное юридическое действие прав человека, юридическое значение демократических правовых принципов. Общедозволительное начало является основой презумпции правомерности поведения, которая означает, что любой поступок, какой угодно акт поведения граждан или их объединений считается правомерным, пока не установлено в надлежащих процедурах несоответствие данного поведения закону, т. е., пока не установлено применительно к данному лицу событие правонарушения.

В какой-то мере такого рода требование перекрывается широко известной презумпцией невиновности. Презумпция невиновности охватывает область деятельности правоохранительных учреждений, судебно-процессуальные отношения. Требование признания изначальной правомерности поведения всех граждан имеет общегражданское значение, и наряду с институтом прав человека ставит властные органы в зависимое от статуса граждан положение, а в ситуациях, когда возникает вопрос о юридической ответственности, обязывает их еще до рассмотрения виновности кого-либо, устанавливать само событие правонарушения (преступления).

Безусловно, в юридическом отношении положение «гражданину дозволено все, кроме прямо запрещенного законом», нуждается в строгом правовом понимании. Существуют поверхностные представления о том, что приведенная формула открывает простор для анархии и вседозволенности — отсюда непрекращающаяся со всех сторон ее критика. Данная правовая формула не допускает достижения антиправовых целей, т. е. произвола и беззакония и предполагает установление законом необходимых юридических запретов в отношении всех вредных для общества случаев поведения, представляющих собой исключения из общего дозволения.

Принцип «дозволено все, кроме прямо запрещенного законом», распространяющийся на граждан, их объединения, лишь тогда выполняет свои гуманистические функции, когда он сочетается и действует «в паре» с принципом, диаметрально противоположным по содержанию, — «запрещено все, кроме прямо разрешенного законом», принципом, который должен строго и последовательно распространяться уже не на граждан, а на властные государственные учреждения и должностных лиц. Только тогда, когда государственные органы лишаются возможности поступать произвольно, вторгаться по своему усмотрению во все сферы жизни, а действуют только в пределах, которые для них прямо определены законом, общедозволительное (для граждан, их объединений) начало обретает реальную жизнь.

В обществах с антидемократическим авторитарным строем властные органы действуют в общедозволительном режиме (они дозволяют себе «все», порой даже без всякого «кроме»), а на граждан, подданых распространяется разрешительный порядок: они вправе совершать только то, что им разрешено нормативным государственным документом или индивидуальным разрешением чиновника.

В демократическом же обществе, в котором утверждается правозаконность, указанное соотношение меняется на прямо противоположное, ранее уже рассмотренное: государственные органы, должностные лица подпадают под действие строго разрешительного режима, а граждане, их объединения действуют на общедозволительных началах.

Конечно же, идеи правозаконности хотя и отвечают требованиям современного гражданского общества, — не более чем идеалы. Это, можно сказать, обобщенный образ, полученный в результате суммирования тенденций и достижений законодательства и юридической практики современных демократических стран с развитой юридической культурой, отечественного как положительного, так и отрицательного опыта, а также представлений авторов, о месте и роли права в жизни людей.

Эти идеи согласуются с человеческими потребностями и устремлениями. И, что особо существенно, идеалы правозаконности способны придать оптимистические очертания будущему, определить оптимальный, вариант перспективы развития человеческого сообщества и стать общечеловеческой и одновременно национальной идеей.

В аспекте теории правового государства, в теории права иногда говорят о позитивном и негативном принципах законности.

Негативный принцип — это ограничительный принцип, ограничивающий возможность государства в определении поведения человека преступным и привлечении его к уголовной ответственности.

Негативный принцип законности исходит из правила nulla роепа sine lege (нет наказания без упоминания о нем в законе). В соответствии с принципом законности высшей целью правовой системы должна быть защита граждан от покушений на их права со стороны государства, которое постоянно навязывает им свою волю. Принцип разделения властей способствует обеспечению безопасности граждан от произвола государства.

В российском уголовном праве, например, эта сторона законности сформулирована в ст. З Уголовного Кодекса РФ («Принцип законности»): Преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только настоящим Кодексом. Применение уголовного закона по аналогии не допускается.

Смысл этой нормы, основанной на известном правиле nulla crimen sine lege (нет преступления без указания о том в уголовном законе) — защищенность человека от необоснованного привлечения к уголовной ответственности, от судебного произвола.

Указанный принцип реализуется не только в связи с применением уголовного наказания к лицам, совершившим преступные посягательства, или с угрозой его применения к потенциальным преступникам. Но уголовный закон, отграничивая преступное поведение от непреступного, должен стоять и на страже прав и интересов лиц, которые не совершали предусмотренного уголовным законом преступного деяния. Реализация этой задачи в первую очередь зависит от совершенства формулировки уголовно-правовой нормы, конструирующей состав того или иного преступления. Ошибки в применении уголовно-пра-вовых норм, повлекшие необоснованное привлечение лиц к уголовной ответственности, могут свидетельствовать и о том, что уголовный закон еще не всегда достаточно эффективно охраняет права и интересы граждан в сфере уголовной ответственности.

Правовое государство основывается на обязательном и неуклонном следовании закону. В отношении же уголовного законодательства принцип правового государства требует наказания всех виновных.

В российской теории уголовного права принцип законности традиционно именуется принципом неотвратимости наказания. Он означает, что всякое лицо, совершившее преступление, подлежит наказанию или иным мерам уголовно-правового воздействия, предусмотренным уголовным законом. Смысл этого принципа заключается в том, что неотвратимость ответственности есть лучший способ проявления предупредительного воздействия уголовного закона.

Признание неотвратимости ответственности принципом уголовного права представляет собой тот случай, когда обыденное правосознание рядового гражданина вполне соответствует ему. Известно, что о силе власти (государственной) граждане судят не по степени «чрезвычайности» ее полномочий, а больше по тому, насколько этой власти удается реализовать указанный принцип. К сожалению, современные реалии российского общества с этой точки зрения оставляют желать лучшего: раскрываемость преступлений явно идет вразрез с динамикой их роста.

Вместе с тем важно уяснить, что неотвратимость уголовной ответственности — это идеал, в реальной жизни недостижимый. Определяющей тенденцией мировой преступности является ее абсолютный и относительный рост. За последнюю четверть века преступность в мире возросла в среднем в 2—3 раза. За это же время преступность в развитых странах увеличилась в 4—5 раз.

В российском уголовно-процессуальном праве есть процедура возобновления дел по вновь открывшимся обстоятельствам (в УПК РСФСР ей посвящена целая глава). В соответствии со ст. 384 УПК, вступивший в законную силу приговор суда (в равной степени обвинительный или оправдательный), определение и постановление суда могут быть отменены по вновь открывшимся обстоятельствам, неизвестным суду при вынесении приговора, которые доказывают виновность оправданного лица. Разумеется, что пересмотр оправдательного приговора, как и обвинительного, по мотивам мягкости наказания (или необходимости применения к осужденному закона о более тяжком преступлении) допускается лишь в пределах сроков давности привлечения к уголовной ответственности и, что особенно важно, не позднее одного года со дня открытия новых обстоятельств.

Принципиально важно подчеркнуть, что современное понимание принципа законности допускает при определенных условиях возможность неприменения судами федеральных законов. Пределы такого неприменения сформулированы в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» от 31 октября 1995 года1.

Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что в соответствии с положением ч. 1 ст. 15 Конституции Российской Федерации, судам при рассмотрении дел следует оценивать содержание закона или иного нормативного акта, регулирующего рассматриваемые судом правоотношения, и во всех необходимых случаях применять Конституцию Российской Федерации в качестве акта прямого действия.

Суд, разрешая дело, применяет непосредственно Конституцию России,если:

— закрепленные нормами Конституции положения, исходя из ее смысла, не требуют дополнительной регламентации и не содержат указания на возможность ее применения при условии принятия федерального закона, регулирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина и другие положения;

— суд придет к выводу, что федеральный закон, действовавший на территории Российской Федерации до вступления в силу Конституции Российской Федерации, противоречит ей;

— суд придет к убеждению, что федеральный закон, принятый после вступления в силу Конституции Российской Федерации, находится в противоречии с соответствующими положениями Конституции;

— закон либо иной нормативный правовой акт, принятый субъектами Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ, противоречит Конституции Российской Федерации, а федеральный закон, который должен регулировать рассматриваемые судом правоотношения, отсутствует.

Нормативные указы Президента РФ как главы государства подлежат применению судами при разрешении конкретных судебных дел, если они не противоречат Конституции Российской Федерации и федеральным законам (ч.З ст.90 Конституции Российской Федерации).

Другими словами, в соответствии с данными разъяснениями суды не всегда обязаны безоговорочно следовать предписаниям нормативных правовых актов. Прежде чем применить акт тот или иной суд должны проверить, соответствует ли он Конституции Российской Федерации.

Понятие законности в современных условиях приобрело своеобразие еще и в связи с тем, что Конституция Российской Федерации (ч. 4 ст. 15) признала особую роль в российской правовой системе международных договоров Российской Федерации. При определенных условиях законы, противоречащие таким договорам, тоже могут не применяться судами. И осуществление данного конституционного положения — реальность.

Как уже отмечалось ранее, осуществление законности предполагает применение правовой нормы в соответствии с ее смыслом и буквой. Нельзя оправдывать отступление от точного применения норм права ссылкой на быстро изменяющуюся обстановку, неспособностью закона поспевать за бурно развивающейся жизнью. Этого нельзя допускать потому, что сам законодатель при издании закона (нормы права) максимально учитывает возможные в будущем изменения в социальной жизни, ее разнообразие и динамизм. Если в реальной действительности произошли изменения, вызывающие необходимость установления новой нормы либо изменение или отмену действующей правовой нормы, то это — концепция законодателя, а не органа, применяющего нормы права. Пока закон не отменен или не изменен в установленном порядке, он должен строго и неуклонно соблюдаться и исполняться всеми.

<< | >>
Источник: Г. В. Мальцев. Правоведение: Учебник М.: Изд-во РАГС. - 584 с. Тираж 3000 экз. [36] л. . 2003

Еще по теме Законность, целесообразность, справедливость:

  1. § 1. Психологические аспекты справедливости и законности уголовно-правового наказания
  2. Глава 13 Карательные действия Божьей справедливости преследуют благую цель: удержать человека от греха. Справедливость являет Бога и Отцом, и Господом
  3. Целесообразность.
  4. Когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то, не имея закона, они сами себе закон
  5. 3. Телеология и целесообразность
  6. § 6. Технология установления педагогически целесообразных взаимоотношений
  7. Навык целесообразного действования
  8. 3. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КАК ЦЕЛЕСООБРАЗНЫЙ АДАПТИВНЫЙ ПРОЦЕСС
  9. ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТЬ В УСТРОЙСТВЕ ЗЕМЛИ
  10. Глава II. ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТЬ И ПРЕДВЗЯТОЕ МНЕНИЕ.
  11. Целесообразность правила о снижении неустойки
  12. ФАКТЫ ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ В УСТРОЙСТВЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ОРГАНИЗМА
  13. 3. Целесообразность действия профсоюзной организации в закрытом акционерном обществе
  14. I.2.2. Средства устранения нарушений закона. Протест на противоречащий закону правовой акт (ст.23 Закона)
- Авторское право - Адвокатура России - Адвокатура Украины - Административное право России и зарубежных стран - Административное право Украины - Административный процесс - Арбитражный процесс - Бюджетная система - Вексельное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право России - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Лесное право - Международное право (шпаргалки) - Международное публичное право - Международное частное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Правовая охрана животного мира (контрольные) - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор в России - Прокурорский надзор в Украине - Семейное право - Судебная бухгалтерия Украины - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Теория государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право России - Уголовное право Украины - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право Украины - Экологическое право (курсовые) - Экологическое право (лекции) - Экономические преступления - Юридические лица -