<<
>>

Проценты годовые как вид неустойки и проценты за пользование заемными средствами

Нам видится, что вопрос о процентах не может быть сведен лишь к анализу ст. 395 ГК. Дело в том, что проценты как плата за пользование капиталом, о необходимости начисления которых неоднократно указывалось рядом авторов (М.Г.

Розенберг, Е.А. Суханов и др.), в действительности существуют и предусмотрены в российском законодательстве.

Речь идет о ст. 823 ГК, которая предусматривает на случай коммерческого кредитования (в виде либо отсрочки/рассрочки платежа, либо предварительной оплаты) применение норм о договоре займа и кредита. Соответственно к отношениям по коммерческому кредитованию подлежат применению ст. ст. 809 и 811 ГК, которые предусматривают действие презумпции возмездности займа в коммерческом обороте и начисление на случай несогласования сторонами условий о возмездности (или безвозмездности) процентов по ставке рефинансирования ЦБ РФ, т.е. в порядке, сходном с тем, который предусмотрен в ст. 395 ГК. Иначе говоря, если одна фирма взяла заем у другой фирмы, то она должна вернуть сумму займа с процентами, если только стороны не оговорили безвозмездность займа. В данном случае проценты годовые играют роль именно платы за предоставленные заемные средства, а не меры ответственности. Соответственно к ним не применяется ни ст. 401 ГК, ни ст. 333 ГК, ни любые другие нормы ГК, регламентирующие порядок применения мер ответственности. Кроме того, в случае просрочки возврата суммы займа, помимо продолжающих течь процентов за пользование, с момента просрочки параллельно начинают течь уже проценты годовые как мера ответственности (либо по общему правилу в размере и порядке, предусмотренном в ст. 395 ГК, либо в ином размере, предусмотренном специальным законом, либо в размере, согласованном сторонами).

В силу ст. 823 ГК данные правила могут применяться и в отношении коммерческого кредита, который имеет место практически во всех случаях, когда предоставляются товары, выполняются работы или оказываются услуги, а взамен производится оплата. Особенно это характерно для коммерческого оборота, где преобладают расчеты в безналичном порядке, по своей природе и технологии подразумевающие разрыв во времени между фактом выполнения неденежного обязательства и оплатой, а значит, и коммерческое кредитование.

Постановление N 13/14 в определенной степени отразило разницу в существе процентов за пользование и процентов по ст. 395 ГК (п. 12 Постановления), указав на возможность начисления таких процентов и на существенное различие между этими процентами и процентами по ст. 395 ГК. Но, что очень важно, однозначно не был решен вопрос о возможности начисления параллельно и процентов по ст. 395 ГК как меры ответственности за просрочку, и процентов по ст. 809 ГК как платы за пользование денежными средствами, если на это нет указания в тексте договора, в соответствии с которым предоставляются товары, работы и услуги. Между тем именно этот вопрос встает вслед за выводом о применении к условиям о коммерческом кредите правил о займе, подтвержденным в Постановлении N 13/14.

Ответ на указанный вопрос крайне важен для становления российской правовой системы в части защиты прав участника договора. Но прежде чем изложить свое видение этого вопроса, укажем следующее.

В настоящее время в большинстве случаев предприниматели, нарушая свои договорные обязательства, не рискует ничем, кроме взыскания процентов годовых, ставка которых постоянно уменьшается. Правило, согласно которому проценты рассчитываются исходя из ставки, установленной ЦБР на момент предъявления иска, приводит к явной несправедливости. Так, незаконное пользование денежными средствами кредитора имело место в 2000 - 2004 гг. За этот период учетная ставка рефинансирования уменьшилась с 38 до 13% <*>, т.е. почти в 3 раза. При этом, предъявляя иск сейчас, кредитор может гипотетически претендовать максимум на 13% годовых. Соответственно, чем дольше должник не будет погашать долг, тем по меньшей процентной ставке он будет привлечен к ответственности. В данном случае нивелируется не только карательная, но и компенсационная функция процентов по ст. 395 ГК как меры ответственности.

--------------------------------

<*> Здесь и далее размеры процентных ставок определяются на момент написания данной работы.

Вторым неблагоприятным для кредитора фактором является повсеместное некорректное использование судами механизма, заложенного в ст. 333 ГК. Сложившаяся судебная практика рассматривает возможность снижать процентную ставку по ст. 333 ГК не как возможность в исключительных случаях сбалансировать серьезность нарушения и строгость санкции, а как чуть ли не общее правило. Суды легко идут на поводу у ответчиков, ссылающихся на свое тяжелое финансовое положение, не принимая во внимание, что сама ставка рефинансирования ЦБР крайне низка и на данный момент лишь немногим превышает среднегодовой уровень инфляции, что просто исключает возможность признания чрезмерности такой санкции. При этом кредиторы теряют значительные суммы, на которые они могли рассчитывать по закону, а должник за незаконное пользование деньгами кредитора платит мизерную компенсацию, что никак не способствует соблюдению договорной дисциплины.

Таким образом, должник, решая проигнорировать свою обязанность выполнить договор в срок, как правило, уверен, что ничего, кроме ставки рефинансирования, которая к моменту рассмотрения дела в суде скорее всего уменьшится по воле ЦБР и, кроме того, возможно, еще и будет снижена по ст. 333 ГК, ему не грозит.

Сложившаяся ситуация на руку недобросовестным должникам, она провоцирует нарушения договорной дисциплины и создавая в целом нездоровую ситуацию в сфере исполнения договорных отношений. Меры защиты должны быть эффективными, для того чтобы их применение или возможное применение могло обеспечивать выполнение договорных обязательств и справедливую компенсацию потерь кредитора. Сложившаяся практика применения ст. 395 ГК при нарушении договоров высвечивает неэффективность этих мер защиты при решении обеих вышеупомянутых задач. Кредитор, получая по суду 13% годовых, тем самым компенсирует лишь инфляционные потери, если исходить из 10 - 12%-го уровня инфляции, существующего в стране несколько последних лет, и не более того. Должник же, зная об этом и находясь в просрочке, вообще не заинтересован как можно быстрее погашать долг. Допустим, должнику нужны деньги для решения текущих коммерческих задач, и у него есть кредитор, которому настало время платить долг. Выполнив свои обязательства перед этим кредитором, должнику придется обращаться за предоставлением ему необеспеченного кредита, который вряд ли будет ему дан по ставке менее 18 - 20% годовых в рублях. Так, спрашивается, какой смысл должнику погашать долг перед кредитором, если он может, не выполняя свои обязательства перед ним, по сути в принудительном порядке обеспечить себя кредитными средствами по ставке не более 13% с последующим вероятным уменьшением ставки ЦБР и с возможностью использовать механизм ст. 333 ГК? Совсем фантастические перспективы открываются для некоммерческих организаций, которые могут, просто доказав отсутствие своей вины в нарушении договора, освободиться вообще от начисления каких-либо процентов. Таким образом, сложившуюся практику привлечения к ответственности за нарушение договорных обязательств в этой части следует признать крайне неудачной, исключительно продебиторской и в связи с этим абсолютно несбалансированной.

Соответственно считаем разумным изыскание юридических оснований для повышения эффективности системы санкций за нарушение денежных обязательств.

В этой связи крайне важным находим решение вопроса о возможности совместного использования процентов годовых по ст. 395 ГК и процентов по ст. 809 ГК как один из возможных выходов из сложившегося крайне неблагоприятного положения с эффективностью санкций за нарушение денежных обязательств.

При проведении детального анализа данного вопроса мы приходим к следующим выводам. Контрагент, предоставляющий отсрочку платежа или совершающий предварительный платеж, по сути кредитует партнера на тот период, который разделяет оплату и выполнение встречных обязательств. В связи с тем что по ГК заем презюмируется процентным, и к коммерческому кредиту применяются правила о договоре займа на сумму, составляющую коммерческий кредит, должны начисляться проценты за пользование заемными средствами независимо от уплаты процентов годовых по ст. 395 ГК или неустойки, которые начисляются с момента начала просрочки. Первые по сути представляют собой цену за пользование денежными средствами, а вторые являются санкцией за просрочку. Все это следует из автоматического наложения норм о займе на конструкцию обычного двустороннего возмездного договора, предусматривающего коммерческое кредитование.

При утвердительном ответе на вопрос о возможности кумулятивного применения процентов по ст. ст. 395 и 809 ГК кредитор по любому денежному обязательству всегда будет уверен в том, что как минимум одну ставку рефинансирования он получит. Взыскание же помимо этого и процентов годовых по ст. 395 ГК, которые носят, как уже упоминалось, характер ответственности, ставится в зависимость от форс-мажора, вины (в случае некоммерческого долга) или обстоятельств, позволяющих применение ст. 333 ГК, и соответственно должно производиться судом исходя из принципа справедливости и соотносимости размера негативных последствий и причин, характера и последствий нарушения обязательства, а также с учетом правовой природы гражданско-правовой ответственности. Например, государственное учреждение, недофинансированное государством и поэтому не имевшее возможности вовремя погасить долг, должно быть присуждено к безусловному взысканию только процентов за пользование капиталом в размере ставки рефинансирования ЦБР.

Таким образом, мы приходим к выводу о возможности одновременного применения двух мер (процентов годовых по ст. 395 ГК как меры ответственности и процентов по ст. 809 ГК как платы за пользование коммерческим кредитом). Аналогичной точки зрения придерживается В.В. Витрянский <*>.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное).

<*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая. Общие положения. С. 694.

Крайне важным в этой связи является вопрос о моменте начала течения процентов. С процентами по ст. 395 ГК или пени все более или менее ясно: они текут с момента нарушения договорного обязательства, влекущего незаконное пользование чужими денежными средствами. Сложнее с процентами за пользование капиталом. На первый взгляд при автоматическом наложении норм о займе на конструкцию коммерческого кредита таким моментом является момент предоставления коммерческого кредита, ибо в рамках договора займа эти проценты текут за пользование кредитными средствами с момента их предоставления и до момента их фактического возврата. При более внимательном рассмотрении этого вопроса мы приходим к пониманию несостоятельности такого вывода.

На наш взгляд, указанное правило ст. 809 ГК, которое позволяет начислять проценты за пользование с момента предоставления суммы займа (кредита), на самом деле не может автоматически применяться к отношениям по коммерческому кредитованию. Дело в том, что в собственно заемных отношениях проценты за пользование выступают как исключительная форма существования встречного предоставления. Цена тех услуг, которые оказывает заимодавец, передавая заемщику сумму займа, выражается именно и только в процентах, начисляемых на сумму займа. Сама же сумма, составляющая основной денежный долг заемщика, на которую и начисляются проценты, ценой не является, а представляет собой лишь возврат ранее переданного (точнее, его эквивалента).

В случае же коммерческого кредитования заемные отношения развиваются в рамках существования основного обязательства и неразрывно с ним связаны. Ценой в основном обязательстве является именно денежная сумма, на которую подлежат начислению проценты и которая подлежит уплате должником. Поэтому стороны, договариваясь о предоплате или отсрочке платежа, имеют возможность оценить период, на который предоставляется коммерческий кредит. Соответственно плата за коммерческий кредит должна являться одной из составляющих цены, на которую будет заключен договор. Следует считать, что стороны, установив в договоре цену, включили в нее и стоимость пользования заемными средствами. Таким образом, по общему правилу проценты за пользование коммерческим кредитом взимаются с момента предоставления оного, только если на это прямо делается ссылка в договоре. В последнем случае считается, что стороны не включили стоимость коммерческого кредита в цену договора напрямую, а выразили ее отдельно, что не мешает этой стоимости (в виде процентов за пользование капиталом за период коммерческого кредита) оставаться частью стоимости поставки, частью договорной цены, а следовательно, и основного долга.

Ситуация меняется, если должник в срок деньги не платит и в договоре стороны не предусмотрели начисление процентов за пользование. Если наступает просрочка, учитывать которую кредитор не мог при заключении договора и закреплении в нем цены, то право на плату за пользование деньгами кредитор приобретает с момента просрочки: он получает возможность требовать уплаты процентов за пользование коммерческим кредитом по ставке рефинансирования ЦБР с начала течения периода просрочки вплоть до погашения основного долга (ст. 809, п. 1 ст. 811 ГК). По своей правовой природе эти проценты относятся к цене договора. Одновременно с момента просрочки будут течь проценты как мера ответственности по ст. 395 ГК или пени.

Следует отметить, что такого рода механизм двойного начисления процентов известен российскому праву. Согласно вексельному законодательству, если вексель не предусматривает начисление процентов на сумму долга: с момента просрочки текут две процентные ставки рефинансирования (Положение о переводном и простом векселе 1937 г., утвержденное Постановлением ЦИК СНК СССР от 07.08.37, в редакции ст. 3 ФЗ от 11.03.97 "О переводном и простом векселе") - проценты за пользование, а также пени за просрочку. При этом размер обеих определяется ставкой рефинансирования ЦБ РФ. Аналогичный подход, на наш взгляд, следует распространить и на все случаи коммерческого кредитования.

При принятии этого подхода с момента просрочки будут параллельно течь два вида процентов. И если в отношении процентов за просрочку по ст. 395 ГК суды могут продолжать вышеуказанную практику (снижать размер процентов или устранять ответственность вовсе с учетом вины должника, наличия форс-мажорных обстоятельств, характера и размера негативных последствий на стороне кредитора и т.д.), то проценты по ст. 809 ГК гарантированно причитаются кредитору и не могут быть поставлены под какие-либо условия. Как видим, данное решение вопроса устанавливает минимум, ниже которого размер компенсации кредитору не опустится. Указанное решение, являясь достаточно сбалансированным, стимулирует должника к своевременному платежу денежного долга и предоставляет кредитору необходимые гарантии адекватной защиты права, с одной стороны, а также позволяет учитывать конкретные обстоятельства дела, не приводя к чрезмерному обогащению кредитора в результате применения указанных мер, - с другой.

Исходя из сказанного выше, совместное начисление двух видов процентов является диспозитивным общим правилом. Его можно как подтвердить, так и исключить в договоре. Обойти норму о начислении процентов по ст. 395 ГК можно, предусмотрев иной размер процентов годовых (т.е. предусмотреть договорные пени), а исключить начисление процентов за пользование капиталом можно, указав в договоре на безвозмездность коммерческого кредита.

Что касается возможности начисления процентов по ст. 395 ГК на проценты по ст. 809 ГК, то в этой связи следует полностью поддержать позицию ВАС РФ, отраженную в п. 15 Постановления N 13/14, которая по общему правилу ограничивает эту возможность, если иное не оговорено в договоре. Данный вывод, сделанный высшими судебными инстанциями в отношении применения ст. 395 ГК при невозврате займа, на основании ст. 823 ГК в полной мере применим и к ситуации нарушения условий коммерческого кредита. Такое решение абсолютно оправданно, так как обратный подход предоставлял бы кредитору чрезмерные возможности защиты и излишне усложнял бы процедуру расчета и взыскания процентов.

Следует отметить, что предлагаемое здесь решение не всегда достаточно четко состыковывается с буквой действующего законодательства, так как создатели ГК, видимо, не имели в виду формирование механизма начисления двойной ставки рефинансирования на случай просрочки уплаты денежного долга. Речь идет о п. 4 ст. 487 ГК, а также п. 4 ст. 488 ГК, которые предусматривают начисление процентов годовых применительно к договорам купли-продажи. В них говорится о возможности требовать проценты годовые в соответствии со ст. 395 ГК (т.е. как меру ответственности) с момента просрочки, что, безусловно, верно. Но в следующем предложении в рамках того же пункта утверждается, что в договоре стороны могут предусмотреть начисление процентов с момента предоставления коммерческого кредита. В связи с непринятием судебными инстанциями подхода к процентам по ст. 395 ГК как к плате за пользование капиталом следует считать, что в этой фразе речь идет уже не о процентах по ст. 395 ГК, а о процентах по ст. 809 ГК. В силу высказанных нами соображений проценты за пользование капиталом по общему правилу текут с момента просрочки, так же как и проценты по ст. 395 ГК, но при указании на то в договоре можно предусмотреть их начисление с момента предоставления коммерческого кредита. Разумность такого подхода к толкованию ст. ст. 487 - 488 ГК достаточно очевидна. Ведь вряд ли возможно себе представить, что стороны могут в договоре предусмотреть возникновение гражданско-правовой ответственности (ст. 395 ГК) тогда, когда еще нет нарушения договора, т.е. отсутствуют основания для применения ответственности. Следует отметить, что эта идея нашла свое закрепление в п. 14 Постановления N 13/14.

Безусловно, для "чистоты" законодательной техники с учетом изложенной выше точки зрения на возможность взыскания двух видов процентов можно было бы предложить законодателю более четко отграничить одни проценты от других.

Подытоживая вышесказанное, хочется отметить, что юридические основания для введения механизма начисления двойных процентов как возможного решения проблемы эффективности средств защиты в случае неплатежей имеются. Заложены они в ст. ст. 809, 811 и 823 ГК и Постановлении N 13/14 Верховного и Высшего Арбитражного Судов. В условиях отсутствия реальных перспектив изменения нынешних норм ГК в части регулирования последствий неплатежа признание допустимости изложенного подхода и широкое применение его при защите прав кредитора считаем единственным разумным выходом из положения.

При этом предлагаемая двухзвенная система начисления процентов при ее имплементации в жизнь, видимо, будет российским изобретением, так как мы не встречали такого рода решения в праве западных стран. Это не должно пугать, так как из всего изложенного выше следует, что только тогда ответственность за просрочку платежа будет являться эффективным инструментом борьбы с нарушениями договорной дисциплины, когда размер причитающихся потерпевшей стороне процентов будет существенно больше принятой в данном регионе ставки рефинансирования, но не настолько, чтобы кардинально нарушить баланс интересов сторон и привести к неосновательному обогащению уже кредитора. Эту задачу можно решить, либо предусматривая ставку процентов в виде скольких-то пунктов выше принятой ставки рефинансирования, как то было решено делать в Европейском союзе с принятием Директивы 2000/35/ЕС, либо используя указанный механизм параллельного начисления процентов. Результат схожий. Если в Евросоюзе сейчас ставка рефинансирования составляет всего 2 - 3%, а ставка процента за просрочку выше на 7 пунктов, то общий размер процентов составляет до 10% (т.е. в 3 - 4 раза больше исходной ставки рефинансирования). В этой связи предлагаемый здесь вариант одновременного начисления всего двух ставок представляется достаточно щадящим для должника режимом, учитывая то, что одну из ставок (по ст. 395 ГК) суд в зависимости от обстоятельств дела всегда может снизить или в ряде случаев исключить вообще. Помимо констатации отнюдь не "драконовского" размера санкций, который применялся бы при воплощении предлагаемого здесь подхода, сравнение с Директивой ЕС позволяет заключить, что предлагаемый механизм начисления процентов по ст. ст. 395 и 809 ГК является даже более сбалансированным, чем математическое увеличение исходной ставки рефинансирования на определенное количество пунктов, используемое в ЕС, так как позволяет при определении размера санкции в полной мере учитывать обстоятельства дела и в большей степени проводить принципы соотнесения строгости наказания и серьезности нарушения, при этом не позволяя плате за незаконное пользование деньгами, причитающейся кредитору, опускаться ниже низшего предела - ставки рефинансирования ЦБР.

<< | >>
Источник: Карапетов А.Г.. НЕУСТОЙКА КАК СРЕДСТВО ЗАЩИТЫ ПРАВ КРЕДИТОРА. В РОССИЙСКОМ И ЗАРУБЕЖНОМ ПРАВЕ. 2005

Еще по теме Проценты годовые как вид неустойки и проценты за пользование заемными средствами:

  1. 3. Возмещение убытков, обращение взыскания на имущество, взыскание неустойки (штрафа, пеней), процентов за пользование чужими денежными средствами (компенсационные способы защиты)
  2. IV. НЕУСТОЙКА И ПРОЦЕНТЫ ГОДОВЫЕ ПО СТ. 395 ГК
  3. Пени и проценты годовые как меры, стимулирующие реальное исполнение
  4. Проценты годовые в международном частном праве
  5. Проценты годовые в зарубежном праве
  6. Правовая природа процентов годовых по российскому праву
  7. Начисление процентов годовых и пеней на будущее время
  8. 2. Процент с капитала
  9. Начисление процентов на другие меры гражданско-правовой ответственности
  10. Возможные подходы к определению природы процентов
  11. Информация по расчету суммы процентов
  12. 3.3.4.2. Проценты по вексельной сумме
  13. СКОЛЬКО ПРОЦЕНТОВ ОТЧИСЛЯЕТ РАБОТОДАТЕЛЬ?
  14. 9. ПОЛОЖЕНИЕ О ПОРЯДКЕ ВЫПЛАТЫ ДИВИДЕНДОВ ПО АКЦИЯМ И ПРОЦЕНТОВ ПО ОБЛИГАЦИЯМ
  15. 17. Право кредитора требовать уплаты должником процентов при неисполнении денежного обязательства
  16. Карапетов А.Г.. НЕУСТОЙКА КАК СРЕДСТВО ЗАЩИТЫ ПРАВ КРЕДИТОРА. В РОССИЙСКОМ И ЗАРУБЕЖНОМ ПРАВЕ, 2006
- Авторское право - Адвокатура России - Адвокатура Украины - Административное право России и зарубежных стран - Административное право Украины - Административный процесс - Арбитражный процесс - Бюджетная система - Вексельное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право России - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Лесное право - Международное право (шпаргалки) - Международное публичное право - Международное частное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Правовая охрана животного мира (контрольные) - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор в России - Прокурорский надзор в Украине - Семейное право - Судебная бухгалтерия Украины - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Теория государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право России - Уголовное право Украины - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право Украины - Экологическое право (курсовые) - Экологическое право (лекции) - Экономические преступления - Юридические лица -