<<
>>

Правовая природа процентов годовых по российскому праву

До принятия уже упоминавшегося Постановления ВС и ВАС РФ N 13/14, посвященного практике применения ст. 395 ГК, на наш взгляд, наиболее доктринально обоснованными относительно процентов годовых являлись две следующие точки зрения.

Первая точка зрения состояла в признании за процентами по ст. 395 ГК характера особой платы за пользование чужим капиталом, которая не является мерой ответственности, а вытекает из особой природы денег. Аналогичный подход был закреплен в упомянутых выше международных актах унификации контрактного права, отражающих международную практику заключения и исполнения внешнеторговых сделок. Соответственно делается ряд практических выводов <*>.

--------------------------------

<*> См., например: Розенберг М.Г. Правовая природа процентов годовых по денежным обязательствам (практические и теоретические аспекты применения новых положений ГК РФ) // ГК России: проблемы, теория, практика. М., 1998. С. 331.

1. Проценты годовые взыскиваются независимо от условий и оснований ответственности (ст. 401 ГК): независимо от наличия или отсутствия вины или форс-мажорных обстоятельств.

2. Наряду с этой платой подлежат удовлетворению и требования кредитора о взыскании неустойки за просрочку денежного обязательства (меры ответственности), если таковая была установлена в договоре. Обосновать право на взыскание убытков независимо от процентов, которое логически вытекает из такого подхода к природе процентов годовых, применительно к России сторонникам этой концепции было невозможно в силу прямого указания в ст. 395 ГК на зачетный характер процентов.

3. В связи с неприменением правил о неустойке к процентам по ст. 395 ГК в отношении последних не может действовать и ст. 333 ГК о возможности снижения судом размера неустойки.

Вторая точка зрения относила проценты годовые к особой, специфической форме ответственности, наряду с неустойкой и убытками. При этом сторонники данного подхода при решении конкретных вопросов соглашались с наличием у данной меры ряда специфических черт (невозможность распространения на нее правил ст. 401 ГК об основаниях ответственности <*>, возможность наряду с процентами годовыми взыскивать и неустойку <**>, невозможность снижения процентов годовых <***> и др.).

--------------------------------

<*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. М., 1998. С. 560.

<**> Витрянский В.В. Проблемы арбитражно-судебной защиты гражданских прав участников имущественного оборота. М., 1996. С. 31.

<***> Там же.

Судебная практика стояла перед выбором между двумя этими позициями в течение нескольких лет после вступления в силу ГК. Отсутствие определенности привносило в процессы о взыскании процентов годовых известную долю неопределенности. Даже на уровне ВАС РФ нередко выносились прямо противоположные решения. Так, в одних делах ВАС РФ указывал, что одновременное взыскание процентов и неустойки невозможно, так как обе санкции являются мерами ответственности <1>. В других указывалось на то, что такое сочетание вполне возможно <2>. В одних постановлениях ВАС РФ отказывал в самой возможности снижения процентов годовых по ст. 333 ГК на том основании, что проценты годовые не являются неустойкой <3>, а в других - признавал такую возможность <4>.

--------------------------------

<1> Постановления Президиума ВАС РФ от 19.11.1996 N 3187/96; от 20.05.1997 N 731/97; от 24.06.1997 N 1605/97; от 07.10.1997 N 2223/97 и др.

<2> Постановления Президиума ВАС РФ от 14.12.1995 N 7627/95; от 29.10.1996 N 2324/96; от 26.12.1996 N 3449/96; от 03.06.1997 N 1103/97 и др.

<3> Постановление Президиума ВАС РФ от 15.04.1997 N 5249/96.

<4> Постановление Президиума ВАС РФ от 01.12.1998 N 2117/98.

Постановление N 13/14, ставя точку в затянувшихся дискуссиях, со всей очевидностью указало на проценты годовые как на особую, отличную от неустойки и убытков, меру ответственности, запретило одновременное взыскание неустойки и процентов годовых (если только такая возможность не будет следовать из договора или закона), разрешило снижение судом размера натекших процентов годовых по ст. 333 ГК.

В отношении применения правил об основаниях ответственности Постановление N 13/14 однозначно не высказалось, но тем не менее устоявшаяся арбитражная практика освобождает от данной меры ответственности, в частности, некоммерческие организации в случае отсутствия вины <*>. Так, ВАС РФ неоднократно отказывал во взыскании процентов годовых с бюджетных учреждений в случае их недофинансирования и нехватки средств <**>, тем самым подтверждая, что ст. 401 ГК к процентам годовым применяется так же, как и к другим мерам ответственности.

--------------------------------

<*> Напр., Постановления Президиума ВАС РФ от 12.05.1998 N 4624/97; от 04.08.1998 N 7595/97 и др.

<**> Постановление Президиума ВАС РФ от 15.04.1997 N 5249/96.

Таким образом, судебная практика признала более теоретически верным второй подход к процентам годовым как к особой мере ответственности, но при этом пошла еще дальше, отказавшись от признания ряда специфических черт процентов годовых (неприменение правил об основаниях ответственности, право на взыскание неустойки наряду с процентами, невозможность снижения процентов).

Итак, согласно позиции высших судебных инстанций проценты годовые по своей правовой природе носят характер особенной меры ответственности. Значит, помимо неустойки и убытков в российском гражданском праве появляется новый вид ответственности. В этой связи следует задаться вопросом, а есть ли серьезные основания для столь радикального и серьезного нарушения традиционной системы мер гражданско-правовой ответственности? Настолько ли существенны те особенности, которые характеризуют проценты годовые по ст. 395 ГК? Достаточны ли они для того, чтобы констатировать возникновение абсолютно самостоятельной меры ответственности?

На наш взгляд, для выделения некого нового гражданско-правового института в самостоятельную меру ответственности необходимо наличие, как минимум, ряда сущностных и принципиальных особенностей. Так, достаточно очевидны причины выделения неустойки в разряд особенной меры ответственности. К таковым относятся: отсутствие необходимости доказывания размера понесенных потерь, установление размера неустойки в договоре или законе, специфические правила применения и др. Попытки же выделить другие гражданско-правовые институты в разряд самостоятельных мер ответственности зачастую подвергались критике в научной доктрине. Так, одни авторы предлагали рассматривать потерю задатка как самостоятельную меру ответственности <*>. Другие авторы указывали, что оснований для такого выделения недостаточно и потерю задатка следует считать разновидностью законной неустойки <**>. Вопрос о классификации мер гражданско-правовой защиты в целом и вопрос о правовой природе потери задатка в частности являются достаточно дискуссионными и к теме настоящей главы напрямую не относятся. Важно лишь убедиться в том, что для придания процентам годовым характера самостоятельной меры ответственности необходимо определить сущностные отличия этой меры от общепризнанных мер ответственности. В случае отсутствия таких особенностей не будет достаточных оснований для выделения новой меры гражданско-правовой ответственности.

--------------------------------

<*> Иоффе О.С. Обязательственное право. С. 98 - 99; Гражданское право: Учебник. Ч. 1 / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. М., 1996. С. 481 - 482.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное).

<**> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. М., 1998. С. 513.

Анализируя современную арбитражную практику, мы приходим к выводу о том, что такими отличиями и особенностями проценты годовые по ст. 395 ГК не обладают. Если проценты годовые сохранили бы за собой, как то предлагали некоторые авторы, такие особенности, как неприменение правил об основаниях ответственности, исключительный или штрафной характер в отношении убытков, возможность одновременного взыскания неустойки, неприменение ст. 333 ГК, то можно было ставить вопрос о том, что проценты годовые являются специфической формой ответственности, отличной как от убытков, так и от неустойки. Но по всем указанным вопросам судебная практика применяет правила, аналогичные решениям, используемым в правовом регулировании неустойки.

Ряд авторов отстаивали и отстаивают невозможность применения к процентам годовым ст. ст. 401 (в отношении оснований ответственности) и 416 ГК (в отношении невозможности исполнения), ссылаясь на специфику денежных обязательств <*>. Эта точка зрения не всегда стыкуется с формирующейся судебной практикой. Как уже отмечалось, в отношении возможности применения ст. 401 ГК к процентам годовым судебная практика придерживается общего для всех мер гражданско-правовой ответственности подхода, согласно которому в случае доказанности невиновности должника, действовавшего в рамках некоммерческой деятельности, ответственность устраняется. С такой точкой зрения следует полностью согласиться. Более того, ВАС РФ неоднократно признавал возможным прекращение денежного обязательства и освобождение от обязанности уплачивать договорные санкции в случае невозможности исполнения (ст. 416 ГК), например в связи с невыделением государственного финансирования <**>. Не вдаваясь в вопрос об обоснованности такого подхода в отношении форс-мажорных обстоятельств и прекращения обязательства невозможностью исполнения, следует лишь отметить, что суды, как правило, распространяют на проценты годовые общие для всех мер гражданско-правовой ответственности правила об основаниях ответственности.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное).

<*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая. Общие положения. М., 2003. С. 690.

<**> Постановления Президиума ВАС РФ от 11.03.1997 N 7522/95; от 06.05.1997 N 5597/97; от 21.10.1997 N 4051/97 и др.

При этом, даже если мы придем к выводу о том, что, скажем, в силу специфики денежного обязательства к ним неприменимы те или иные правила ст. ст. 401 или 416 ГК (вина, форс-мажор, невозможность исполнения), этого будет недостаточно для вывода о специфике такого средства защиты, как проценты годовые, по ст. 395 ГК. Ведь указанные особенности характеризуют не проценты годовые, а денежное обязательство. Поэтому в случае нераспространения на денежные обязательства указанных правил ст. ст. 401 и 416 ГК, это в равной степени затронет как проценты годовые, так и неустойку или убытки, т.е. все меры гражданско-правовой ответственности. В этой связи мы не можем согласиться с В.В. Витрянским, который выделяет эти особенности денежных обязательств в качестве специфических черт процентов годовых <*>.

--------------------------------

<*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая. Общие положения. С. 690.

Иначе говоря, сущностных различий между законной неустойкой и процентами годовыми, исходя из закрепившейся практики высших судебных органов, нет. Видимо, составители Постановления N 13/14, отталкиваясь при разработке Постановления от общего тезиса об особой мере ответственности, в конечном счете при выработке конкретных ответов на практические вопросы применения ст. 395 ГК стерли все различия между двумя мерами. Обе меры являются мерами ответственности, к обеим применяются правила об основаниях ответственности, обе могут быть снижены судом, одновременно указанные меры взысканы быть не могут. Незначительные особенности, которые будут отмечены ниже, свойственные процентам годовым по ст. 395 ГК, вряд ли могут составлять достаточное основание для выделения в российском гражданском праве новой формы гражданско-правовой ответственности.

На наш взгляд, вслед за рядом авторов <*> следует признать, что ст. 395 ГК предусматривает особый случай неустойки, которая носит законный характер, и ее размер может быть изменен сторонами - как увеличен, так и обратно. Именно в этом, помимо специальной сферы применения (за незаконное пользование денежными средствами), и заключается особенность процентов годовых как разновидности законной неустойки. Поэтому следует набраться смелости и признать, что доктрина и практика приняли и "переварили" институт процентов за просрочку именно в виде неустойки. Иначе говоря, речь идет о диспозитивной норме, устанавливающей специальный вид законной неустойки.

--------------------------------

<*> Попов А. Ответственность за неисполнение денежного обязательства // Хозяйство и право. 1997. N 8; Гаврилов Э. Ответственность за неисполнение денежного обязательства // Российская юстиция. 1997. N 11; Эрделевский А.М. Ответственность за неисполнение денежных обязательств // Финансовая газета. Региональный выпуск. 1998. N 45.

Отнесение процентов годовых по ст. 395 ГК к неустойке дает ответ на вопрос, почему законодатель не указал на взыскание процентов годовых как на один из возможных способов защиты прав (ст. 12 ГК), в то время как было очевидно, что данный правовой механизм защиты будет работать в условиях довольно сложного этапа развития товарно-денежных отношений в современной России наиболее эффективно и получит широкое распространение. Это произошло именно потому, что законодатель, по-видимому, посчитал вполне достаточным упоминание о возможности взыскания неустойки <*>.

--------------------------------

<*> Этот довод в поддержку высказанной позиции отмечал, в частности, Э. Гаврилов (Ответственность за неисполнение денежного обязательства // Российская юстиция. 1997. N 11).

Данный подход в свете устоявшейся арбитражной практики, признающей проценты годовые по ст. 395 ГК мерой ответственности, представляется наиболее теоретически очевидным и простым для понимания и применения. Не нужно каждый раз решать вопросы, связанные с возможностью аналогии, допустимостью взыскания неустойки и процентов годовых и т.д. Правила о неустойке должны распространяться на проценты годовые как общие установления в отношении специального института. Соответственно речь об одновременном взыскании двух мер ответственности идти не может, так как установленная в договоре неустойка за просрочку исполнения денежного обязательства, по сути, означает "иной размер процента", на возможность применения которого указывается в той же ст. 395 ГК. В последнем случае считается, что стороны согласовали договорную неустойку за нарушение денежного обязательства.

Кроме того, наличие в ст. 395 ГК указания на возможность согласования в договоре иного размера процентов еще раз убеждает в том, что ст. 395 ГК говорит об особом виде неустойки. Вообразим обратную ситуацию и представим, что проценты годовые - самостоятельная мера ответственности. Если бы в данном случае в договоре был указан иной, нежели ставка рефинансирования ЦБ РФ, размер процентов за просрочку, то, руководствуясь тезисом о различной правовой природе процентов годовых и неустойки, невозможно было бы решить, что же стороны все-таки согласовали: "иной размер процентов годовых" (ст. 395 ГК) или же договорную неустойку <*>. Приведенный пример указывает на искусственность проведения жесткой границы между двумя по сути однородными мерами ответственности.

--------------------------------

<*> Эта проблема знакома и судебной практике. См., напр.: Постановление Президиума ВАС РФ от 15.03.2002 N 6341/01.

В свете вышесказанного нельзя согласиться с выводом, закрепленным в п. 6 Постановления N 13/14, в котором утверждается, что если в договоре предусмотрены пени за просрочку исполнения денежного обязательства, то кредитор вправе по своему выбору потребовать либо этой договорной неустойки, либо процентов годовых по ст. 395 ГК. Для нас очевидно, что если стороны закрепили иной размер процентов (пеней) или (и) порядок их начисления на сумму просроченного долга, то они имели в виду исключение диспозитивной по своей природе ст. 395 ГК, как то происходит всегда, когда диспозитивная норма "перекрывается" волеизъявлением сторон. Поэтому в таком случае кредитор не может требовать процентов годовых по ст. 395 ГК, а должен соблюдать условия договора. Если же следовать логике судов, в этой ситуации согласованное условие договора об ответственности может быть просто проигнорировано кредитором, если это условие для него менее выгодно, чем проценты по ст. 395 ГК. Такая точка зрения нам кажется не основанной на логике и здравом смысле.

Приоритет перед общим диспозитивным дозволением ст. 395 ГК должна иметь и неустойка, взыскание которой предусматривается законом для каких-либо конкретных отношений (например, п. 7 ст. 8 ФЗ от 02.12.94 N 53-ФЗ "О закупках и поставках сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для государственных нужд"). Этот вывод прямо следует из указания ст. 395 ГК: размер процента может быть изменен договором (о возможности чего речь шла выше) или законом.

Немаловажно будет заметить, что в случае наличия специальной законной неустойки помимо размера процента, установленного в законе, приоритет перед нормами ст. 395 ГК будет иметь и положение п. 2 ст. 332 ГК о невозможности для сторон уменьшить размер неустойки.

Кроме того, анализируя господствующую ныне точку зрения на проценты годовых как на особую форму ответственности, отраженную, в частности, в Постановлении N 13/14, мы обнаруживаем, что довольно серьезной проблемой для сторонников данной точки зрения было отграничение процентов годовых как особой формы ответственности от случаев указания в особенной части ГК на применение ст. 395 ГК к просроченным обязательствам неденежного характера <*>. Утверждалось, что в последнем случае имеет место законная неустойка. Если же такое указание в норме о конкретных договорных обязательствах делалось в отношении денежных обязательств, то считалось, что в этом случае имеет место применение особой меры ответственности - процентов годовых по ст. 395 ГК.

--------------------------------

<*> Витрянский В.В. Проценты по денежному обязательству как форма ответственности // Хозяйство и право. 1997. N 8. С. 72.

Данное, как нам кажется, искусственное разграничение, основанное на тезисе о разном характере неустойки и процентов годовых, теряет всякий смысл, если мы признаем однородность этих мер, что сразу решает все практические вопросы. Любое указание во второй части ГК на применение ст. 395 ГК являет собой установление за нарушение обязательства законной диспозитивной неустойки, порядок расчета которой предусмотрен в ст. 395 ГК. Данное указание можно было бы рассматривать как прием законодательной техники, не влекущий наделение неденежного по своей природе обязательства свойствами денежного долга. Таким образом, вопрос о том, является ли то или иное нарушение нарушением именно денежного обязательства или нет, для целей определения порядка применения ответственности за просрочку терял бы всякий практический смысл.

Тем не менее законодатель был бы не до конца последователен, если бы на случай нарушения неденежного обязательства предусматривал применение специальной законной неустойки, установленной на случай нарушения денежного обязательства. В этой связи следует решить важнейший вопрос о том, что является основанием для применения процентов годовых. Руководствуясь названием ст. 395 ГК, можно было сделать вывод о том, что таковым является нарушение денежного обязательства.

Действительно, ст. 395 ГК называется "Ответственность за неисполнение денежного обязательства", хотя в ее тексте фраза "денежное обязательство" не упоминается. Встает вопрос о том, только ли нарушение денежного обязательства порождает возможность применения ст. 395 ГК. Проведенный нами анализ норм второй части ГК показывает, что практически все случаи упоминания ст. 395 ГК имеют место в отношении просрочки того или иного денежного обязательства (ст. 588 ГК - в отношении просрочки выплаты ренты; ст. 811 ГК - возврата суммы займа; ст. 835 ГК - неправомерного привлечения денежных средств граждан во вклад и использования оных; ст. 866 ГК - неисполнения правил проведения расчетных операций, повлекших удержание денежных средств; ст. 885 ГК - неоплаты чека; ст. 1107 ГК - неосновательного обогащения).

Одним из спорных является вопрос о наличии или отсутствии денежного обязательства в составе ст. 856 ГК. В соответствии с этой статьей начисление процентов годовых по ст. 395 ГК предусмотрено за следующие нарушения банком своих обязательств.

1. Несвоевременное зачисление на счет поступивших клиенту денежных средств.

2. Невыполнение указаний клиента о перечислении денежных средств со счета либо об их выдаче со счета.

3. Необоснованное списание со счета денежных средств.

В первом случае нарушение денежного обязательства очевидно. Во втором, если руководствоваться тезисом об обязательственно-правовой природе отношений банка и клиента по поводу находящихся на счете безналичных денег, то невыдача средств или неперечисление их по поручению клиента представляет собой нарушение денежного обязательства.

В последнем, третьем случае на первый взгляд действительно сомнителен факт нарушения банком именно денежного обязательства в классическом смысле этого термина. Здесь видится лишь нарушение банком договора, повлекшее уменьшение денежного остатка на счете клиента и (в ряде случаев) неосновательное обогащение третьего лица (получателя данного перевода). Тем не менее следует учитывать, что законодатель в этом вопросе фактически предусматривает обязанность банка восстановить необоснованно списанные денежные средства на счете клиента хотя бы за счет собственных средств, что уже является полноценным денежным обязательством. Если бы у банка не было такой обязанности, то абсурдно было применение к нему санкции в виде текущих процентов.

Таким образом, клиент может предъявить требование как к своему банку о восстановлении средств на счете (т.е. по сути о принудительном исполнении банком денежного обязательства), так и к конкретному получателю денежных средств, у которого также есть денежное обязательство перед владельцем счета вернуть необоснованно полученное. Только в первом случае банк становится обязанным по денежному обязательству с момента допущенного нарушения, и соответственно проценты годовые будут начисляться именно с этого момента. Во втором же случае момент начала течения срока просрочки денежного обязательства наступает, когда получатель узнал или должен был узнать о необоснованности получения указанной суммы (п. 2 ст. 1107 ГК). Очевидно, что владелец счета может привлечь в качестве истца лишь одного из двух должников, иначе будет иметь место неосновательное обогащение уже на стороне владельца счета.

Таким образом, по нашему мнению, и в этом случае имеет место санкция за нарушение денежного обязательства (просрочка в восстановлении необоснованно списанных денежных средств на счете клиента), т.е. законодатель продолжает быть последовательным.

Однако с другим случаем, когда за нарушение обязательства устанавливается ответственность в виде начисления процентов годовых по ст. 395 ГК, ситуация иная. Речь идет о начислении процентов годовых по ст. 395 ГК на полученную продавцом (подрядчиком/исполнителем) предоплату в случае неисполнения им своих встречных обязательств. Подробно данный вопрос решен в п. 3 ст. 487 ГК о купле-продаже, где говорится, что при непередаче продавцом оплаченных товаров покупатель может требовать такой передачи или отказаться от договора и затребовать обратно сумму предоплаты. Представляется, что как до, так и после начала течения просрочки на стороне продавца лежит неденежное обязательство передать вещи: продавец не может освободиться от такой обязанности, просто вернув предоплату. Выбор между двумя моделями поведения предоставлен только покупателю. Он может оставаться заинтересованным в исполнении продавцом своего обязательства и требовать исполнения. Но он также может посчитать нецелесообразным продолжать договорные отношения с этим продавцом и потребовать возврата предоплаты. В последнем случае обязательство продолжает существовать в первоначальном виде только до момента получения продавцом такого уведомления от покупателя с требованием вернуть предоплату. С момента предъявления покупателем такого требования (в том числе и искового) происходит трансформация неденежного обязательства в денежное. После этого момента продавец уже не может предлагать покупателю принять товар <*>, а должен вернуть полученную предоплату и уплатить проценты годовые по ст. 395 ГК. Но проблема состоит в том, что, согласно данной статье, проценты годовые текут и в том случае, если покупатель не предъявит поставщику требование о возврате предоплаты, а будет настаивать на реальном исполнении. Данные проценты текут с момента начала просрочки и до полного исполнения продавцом своих обязательств. В этом случае никакого денежного обязательства в отношениях между сторонами договора нет. Наличие этого единственного случая, когда закон связывает начисление процентов годовых с нарушением неденежного обязательства, можно отчасти объяснить тем, что в данном случае денежное обязательство продавца подразумевается, так как покупатель в любой момент после начала течения срока просрочки до момента поставки товара может потребовать вернуть ему уплаченную предоплату, т.е. потребовать выполнения денежного обязательства.

--------------------------------

<*> Это решение видится достаточно разумным, если учесть, что, потребовав возврата предоплаты (если на то были основания), покупатель мог уже свернуть все приготовления к получению товара или приобрести товар у более расторопного продавца и соответственно не иметь экономического интереса в исполнении данным продавцом его обязанности по передаче товаров.

Такое объяснение вряд ли может быть признано в полной мере исчерпывающим. В действительности, учитывая наличие указанного случая применения процентов годовых, следует констатировать, что проценты годовые, установленные ст. 395 ГК, представляют собой особый вид законной неустойки, взимаемой за нарушение обязательства, влекущего незаконное использование денежных средств кредитора. Здесь приходится признать, что название ст. 395 ГК не совсем корректно. Более точным является собственно изложение п. 1 данной статьи, в котором говорится о пользовании "чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения...". В ситуации с непоставкой оплаченного покупателем товара, как мы уже убедились, нет денежного обязательства как такового, а имеет место незаконное "удержание денежных средств": продавец, не поставляя в срок товар, нарушает условия коммерческого кредита (ст. 823 ГК). Такая же ситуация и с невыполнением других, нетоварных, обязательств (услуги, работы). Не оказывая услуги или не выполняя работы, оплаченные кредитором, должник не возвращает коммерческий кредит и поэтому должен согласно ст. 811 ГК платить проценты годовые, предусмотренные ст. 395 ГК.

В любом случае, в том числе и в случае нарушения условий коммерческого кредита без нарушения денежного обязательства, кредитор на любом этапе может предъявить требование о взыскании денежного долга. Наличие такой возможности является определяющим критерием для решения вопроса о начислении или неначислении процентов годовых.

Таким образом, представляется, что проценты годовые, предусмотренные в ст. 395 ГК, представляют собой специальный вид неустойки, обязательной к уплате при нарушении обязательства, влекущем незаконное пользование должником денежными средствами, причитающимися кредитору <*>.

--------------------------------

<*> Небезынтересно будет отметить, что такую же квалификацию процентов годовых (как неустойки) дает и ГК Республики Казахстан (ст. 353 ГК).

Итак, в отличие от ряда стран, где проценты носят характер ограничения ответственности и взыскать больше, чем натекшие проценты, нельзя, в отличие от многих стран, где проценты являются особым способом компенсации убытков, применение которого не лишает кредитора права требовать компенсации дополнительных потерь, а также в отличие от международных актов унификации права коммерческих договоров, где проценты - это особая плата, не имеющая характера меры ответственности вообще и соответственно позволяющая использовать любые меры ответственности в дополнение, - по ГК РФ проценты носят характер специальной формы диспозитивной неустойки, предусмотренной за нарушение денежного обязательства и позволяющей взыскание убытков в сумме, превышающей размер натекших процентов.

Определяющей чертой российского подхода является наличие в ст. 395 ГК оговорки о зачетном характере процентов, которая автоматически исключает применение к процентам концепции, отраженной, в частности, в ВК (проценты - особая плата за пользование денежными средствами), так как подчеркивает, что проценты имеют однородную с убытками природу, что сразу же относит проценты годовые к категории мер ответственности. Эта же особенность, свойственная как процентам годовым, так и неустойке, дает дополнительные основания для признания однородности этих мер.

Тем не менее, несмотря на высказанные выше аргументы в пользу признания процентов годовых разновидностью неустойки, следует указать, что занятая высшими судебными инстанциями позиция, хотя теоретически и не совсем обоснованна, так как отсутствуют убедительные доказательства наличия каких-либо уникальных черт, свойственных данной мере, серьезного вреда практике не приносит. В своем совместном Постановлении N 13/14 высшие судебные органы разрешили большинство спорных вопросов применения данной меры. И в этих условиях для практики не имеет особого значения, относятся ли проценты годовые к категории неустойки или составляют совершенно самостоятельный гражданско-правовой институт. Тем не менее однозначное решение этого в большей степени теоретического вопроса, на наш взгляд, способствует становлению более сбалансированного, логичного и понятного правового режима системы мер гражданско-правовой защиты.

<< | >>
Источник: Карапетов А.Г.. НЕУСТОЙКА КАК СРЕДСТВО ЗАЩИТЫ ПРАВ КРЕДИТОРА. В РОССИЙСКОМ И ЗАРУБЕЖНОМ ПРАВЕ. 2005

Еще по теме Правовая природа процентов годовых по российскому праву:

  1. Проценты годовые как вид неустойки и проценты за пользование заемными средствами
  2. Проценты годовые в зарубежном праве
  3. Проценты годовые в международном частном праве
  4. Начисление процентов годовых и пеней на будущее время
  5. Пени и проценты годовые как меры, стимулирующие реальное исполнение
  6. IV. НЕУСТОЙКА И ПРОЦЕНТЫ ГОДОВЫЕ ПО СТ. 395 ГК
  7. Возможные подходы к определению природы процентов
  8. Начисление процентов на другие меры гражданско-правовой ответственности
  9. 5.2. Форма соглашения по российскому праву
  10. Гражданский кодекс Российской Федерации Противоречия международному праву
  11. Глава 21. Ответственность по российскому гражданскому праву
  12. _ 20. Разграничение правонарушений по праву лиц на распоряжение учрежденными в их пользу правовыми обязанностями
  13. РОССИЙСКАЯ ЭКСПАНСИЯ НА ВОСТОК В КОНЦЕ 50-х ГОДОВ
  14. 29. Правовые акты управления: понятие, признаки, правовая природа, значение.
  15. ГЛАВА 5 ВНУТРЕННЯЯ ПОЛИТИКА РОССИЙСКОГО САМОДЕРЖАВИЯ В 80-х - НАЧАЛЕ 90-х ГОДОВ
- Авторское право - Адвокатура России - Адвокатура Украины - Административное право России и зарубежных стран - Административное право Украины - Административный процесс - Арбитражный процесс - Бюджетная система - Вексельное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право России - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Лесное право - Международное право (шпаргалки) - Международное публичное право - Международное частное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Правовая охрана животного мира (контрольные) - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор в России - Прокурорский надзор в Украине - Семейное право - Судебная бухгалтерия Украины - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Теория государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право России - Уголовное право Украины - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право Украины - Экологическое право (курсовые) - Экологическое право (лекции) - Экономические преступления - Юридические лица -