<<
>>

1.1. Воскрешение аналитичности

Проблемы ПФ разрабатывались в Англии XIX в. И. Бентам, Д. С. Милль и Г. Седжвик ( основатели и сторонники утилитаризма) оставили значительное аналити- ческое наследство. Они сформулировали классическое положение утилитаризма: всеобщее счастье - главный критерий оценки политических институтов, поскольку они влияют на счастье людей. Эти философы признавали и другие ценности (особенно свободу). Но лишь в том объеме, в котором они способствуют всеобщему счастью. Однако утилитаризм вскоре заглох. С конца XIX в.
до середины 1950- х гг. ПФ влачила жалкое существование. В первой половине XX в. главные представители АФ не занимались анализом политики. Правда, выходили книги по истории ПФ. Но в них описывались общеизвестные темы и сюжеты. Оригинальных работ почти не

появлялось. В 1956 г. П. Ласлетт констатировал: «Так или иначе, в настоящее

22

время политическая философия мертва» .

От тишины к разноголосице . Положение изменилось в течение десяти лет после провозглашения отходной молитвы. В первой половине 1960- х гг.

23

изданы работы, посвященные проблемам ПФ . В частности, книга С. Бенна и Р. Петерса « Социальные принципы и демократическое государство» не выходит за рамки утилитаристской традиции. Авторы утверждают, что в политических принципах и деятельности отражаются утилитаристские склонности людей. Тогда как в книгах Г. Харта и Р. Барри аппарат АФ используется для постановки фундаментальных проблем ПФ и формулировки новых концепций. Г. Харт в капитальном труде «Понятие права» разработал новую версию правового позитивизма. И отбросил классическое утилитаристское убеждение: право есть прерогатива ( привилегия) верховной власти. Такое мнение было высказано в XIX в. Д. Остином - английским юристом утилитаристского направления. Б. Барри в книге « Политическая аргументация» обосновал рациональную доказуемость аксио- логического плюрализма. И отвергнул утилитаризм, который все ценности сводит к пользе.

Эти труды можно считать поворотным пунктом на пути обращения АФ к проблемам ПФ. Но прежде чем переходить к обсуждению выводов работ Г. Харта и Р. Барри, требуется объяснить феномен молчания АФ на тему политики в первой половине XX в. АФ не интересовалась политикой по многим причинам. Отметим здесь методологические и содержательные факторы данного феномена.

Методологические и содержательные барьеры.

Г. Фреге и Б. Рассел в первой половине XX в. создали основы современной логики. Она образует методологическое самосознание АФ. В его составе главную роль играют две концепции: 1. Нормативно-оценочные суждения не способствуют выработке научного знания о мире. Эти суждения выражают чувства порицания/одобрения и не отличаются от междометий (типа «ах!» или «ой!)». 2. Во всех высказываниях о мире следует различать эмпирические и аналитические ( априорные) суждения. Истинность первых устанавливается эмпирической проверкой. Вторые аналогичны математическим суждениям, истинность которых определяется смыслом применяемых терминов. Эти концепции - фундамент логического позитивизма, который сложился в 1920 - 1930- е гг. и существует до сих пор. Он блокирует интерес АФ к разработке проблем ПФ. Из логического позитивизма вытекает ряд следствий: философия не является эмпирической дисциплиной; в политике нет места для априорных истин; поэтому единственная задача ПФ - объяснение чувств (эмоций), которые выражаются в нормативно-оценочных политических суждениях.

Такая перспектива не могла привлечь здравомыслящих философов . Традиция Просвещения обязывает философию расширять фронт знания и других форм прогресса, а не объяснять чувства, не имеющие познавательного содержания. Тем самым проблема ПФ становилась разновидностью философской чепухи. Подтверждением правомерности такого вывода может служить « Политический словарь» Т.

24

Уилдона . Автор считает, что ПФ не в состоянии предложить ничего серьезного. И потому ею не следует заниматься.

Л. Витгенштейн создал альтернативу логическому позитивизму и теоретической философии в целом. В его концепции сохраняется, но не считается конституирующим различие фактов и ценностей , априорного и эмпирического знания. Но одновременно Витгенштейн высказал дополнительные соображения о бесплодности ПФ и заложил основы антипросвещенческого тренда в АФ. В концепции Витгенштейна задача философии сводится к демаскировке ложных образов действительности, которые создает теоретизирование в духе логического позитивизма. Философия должна культивировать духовный покой, характерный для дорефлексивной фазы использования языка. Иначе говоря, философии приписывается терапевтическая роль. На основе этой посылки невозможно обосновать статус ПФ как важной области исследования.

Однако политические проблемы не решаются с помощью терапии. Поэтому Д. Остин и Г. Райл не согласны с витгенштейновским определением философии. Они считают задачей философии описание и систематизацию схем мышления, которые отражаются в повседневном языке. Эти схемы во всей их конкретности пренебрегаются философскими теориями, которые описывают отношение разума к внешнему миру. Но такое понимание задач философии тоже не оставляет места для ПФ. В лучшем случае ее роль маргинальна.

Таковы методологические барьеры падения интереса к проблемам ПФ в АФ первой половины XX в. Но они не объясняют всю проблему. Нет логического противоречия между утверждениями: нормативно-оценочные суждения выражают эмоциональный мир человека; задача разума - упорядочить данные суждения; главная цель философии - реализация программы Витгенштейна, Райла и Остина; вспомогательная задача - систематизация когнитивных и социальных мотивов, которые ограничивают рациональную критику социальных и политических отношений и институтов. Следовательно, методологические причины не исчерпывают все мотивы падения интереса АФ к политическим проблемам.

Содержательные причины не менее важны. В первой половине XX в. европейские философы не сомневались в рациональности политических ценностей и институтов западных стран. Однако в это же время в России, Италии и Германии возникли тоталитарные режимы. Они пользовались широкой поддержкой масс и определенных кругов западной интеллигенции. Философы не сразу осознали феномен привлекательности данных режимов. К. Поппер первым описал его причины и внес значительный вклад в политическую теорию. Но большинство аналитических философов не увлеклось примером Поппера. Ведь оно жило в мире, в котором ценности свободы, равенства и демократии полагались конституирующими. Конечно, капиталистический и социалистический способы воплощения данных ценностей всегда были предметом дискуссии. Но в АФ такие дискуссии считались уместными для эмпирических социальных наук и не имеющими никакого отношения к ПФ.

Предпринимались также попытки сравнения ценностей свободы и равенства . Но большинство аналитиче - ских философов считало данную проблему теоретически неразрешимой. Некоторые предлагали традиционно-утилитаристское решение: ценности отражают разные аспекты индивидуальной пользы.

Для ПФ опять не оставалось места. Б. Барри пишет: «В этот период (первая половина XX в. - В. М.) господствовал утилитаризм и потому политическая философия не вызывала энтузиазма. Согласно утилитаристской доктрине, все рекомендации о способе политического действия полностью зависят от конкретных фактов. И потому

25

выходят за рамки сферы, в которой философ является экспертом» .

Итак, на протяжении первой половины XX в. АФ не интересовалась политическими проблемами. Это объясняется квалификацией ценностей как ненаучной проблемы и определением фактов как предмета эмпирических дисциплин, а не философии.

Поворотный пункт. Ситуация начала меняться после выхода книги Б. Барри «Политическая аргументация». Она написана под влиянием классической работы И. Берлина « Два понимания свободы». Вслед за Берлиным Барри отвергает утилитаризм и утверждает плюрализм ценностей. Для доказательства теоретической значимости проблемы ценностей он заимствует из экономической теории понятие индифферентных кривых. И постулирует равенство бытия ценностей свободы, равенства, демократии. Все они и ни одна из них не сводимы к утилитарному счастью. Отсюда вытекает главная проблема - анализ взаимозависимости данных ценностей и их различных политических воплощений. Тем самым Барри разрушил преграды на пути дискуссии о ценностях. Он преодолел также аналитическое «табу» на изучение предметов эмпирических дисциплин. Барри соглашался с традиционным представлением о различии предмета философии и эмпирических наук. Но одновременно требовал установить тесную связь философии и экономики при анализе политических проблем. В качестве аргумента использовалась идея о корреляции различных комплексов ценностей с политическими институтами: « Реализация данной цели началась

содружеством двух методов современного анализа - аналитической философии

26

и аналитической политической науки» .

Стало быть, Барри прервал молчание АФ относительно политических проблем. Работа Г. Харта «Понятие права» тоже способствовала этому и до сих

27 и

пор является классической в аналитическом правоведении . Но после публикации книги Д. Ролза « Теория справедливости» работы Барри и Харта отошли в тень. Б. Барри сам это признает: «Моя „Политическая аргументация"

- продукт мира до Ролза. А нынешний мир является пост-ролзовским. „Теория

її - 28 справедливости" - водораздел, отделяющий прошлое от современности» .

<< | >>
Источник: В.П.Макаренко. Аналитическая политическая философия . — М.: Праксис.—416 с.—(Серия « Новая наука политики »). 2002

Еще по теме 1.1. Воскрешение аналитичности:

  1. 4. Аналитичность и реальность логики
  2. ТЕЛЕСНОЕ ВОСКРЕШЕНИЕ
  3. СВОДКА ОСНОВНЫХ ПРИНЦИПОВ ВОСКРЕШЕНИЯ
  4. ГЛАВА III МЕТОДЫ ВОСКРЕШЕНИЯ ЛЮДЕЙ
  5. ГЛАВА I КОНКРЕТНЫЕ ФАКТЫ ВОСКРЕШЕНИЯ ЛЮДЕЙ
  6. ГЛАВА IV ПРИНЦИПЫ ВОСКРЕШЕНИЯ И ПОВСЕДНЕВНАЯ ЖИЗНЬ
  7. ГЛАВА II ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ ВОСКРЕШЕНИЯ
  8. Регуляция природы. Имманентное воскрешение.
  9. §1. НОВАЯ МЕДИЦИНА КАК ОДНО ИЗ СЛЕДСТВИЙ ПРИНЦИПОВ ВОСКРЕШЕНИЯ.
  10. ФИЛОСОФИЯ ВОСКРЕШЕНИЯ Н. Ф. ФЕДОРОВА