<<
>>

ГЛАВА I СОВРЕМЕННАЯ ЭКОЛОГИЯ: НАУКА ИЛИ МИРОВОЗЗРЕНИЕ?

Люди погибнут от неумения пользоваться силами природы и от незнания истинного мира.

Иероглифическая надпись на пирамиде Xeorca

В истории знания не так уж часто какое-то явление и отражающее его понятие расплываются до глобальных масштабов, охватывая все сторош жизни человека, физический и духовный мир его обитания. Пожалуй, таковой в средние века была теология. В наши дни глобально понимание культуры, но оно все же прилагается к человеку, а не ко всему универсуму земной природы.

А понятие «экология» сейчас приобретает именно глобальный масштаб. Соответствующему термину совсем неуютно в прокрустовом ложе расширяющегося представления об этой науке. Языковый Прокруст со взрывной силой тянет понятие «экология» в разные стороны и грозит разорвать его на части. Ho терминологический взрыв не происходит. Вместо него возникла путаница слов, понятий и само'о понимания что есть что. Казалось бы, должен проявиться эффект Вавилонской башни. Однако серьезного неудобства при этом не ощущается. Каждый вкладывает в термин свой объем понятия, индивидуальные ечо оттенки. Ситуация приблизительно такова: «моя» экология — это не «твоя» экология, но все же что-то сходное, только, пожалуйста, отдай назад «мое» слово «экология».

Больше всего обеспокоены биологи. Именно они, а конкретнее Э. Геккель, в 1866 г. назвали «общую науку об отношениях организмов к окружающей среде» экологией. Ho человек — тоже организм. Почти одновременно с классической биологической экологией (биоэкологией), и несколько раньше ее, хотя и под другим названием, возникла экология человека. По прошествии непродолжительного времени она сформировалась в двух ипостасях — собственно экологии человека как организма и социальной экологии.

Исторически и семантически экология человека старше и шире по содержанию, чем социальная экология. Согласно Дж. Бьюсу1, линия «география человека — экология человека — социология» зародилась в трудах Августа Конта в 1837 г. Под названием «биология человекг» это направление широко развивалось, в том числе в книгах И. И. Мечникова «Этюды о природе человека», 1903 и «Этюды оптимизма», 1907 (вторая книга вышла сначала за рубежом, а затем лишь в России). К настоящему времени вышли многие десятки монографий и тысячи статей по экологии человека и его биологии.

Социальная экология в современном ее понимании фактически зародилась одновременно с экологией человека в работах того же А. Конта, развитых Д. Миллем и Г. Спенсером, но до 20-х гг. нашего века понятие и термин «социальная экология» в принятом ныне смысле не существовали. Социальной экологией называли раздел биоэкологии, исследующий общественных («социальных») животных, прежде всего насекомых. Видимо, в новом смысле термин «социальная экология» впервые использовали американские социологи Р. Парк и Е. Берджес в приложении к Bews J. W. Human Ecology. N.-Y.: Russel and Russel, 1935. 312 p.; 2-е изд. 1973, p. Il. Я избегаю давать библиографические ссылки, так как они загромождают книгу. В отечественной литературе достаточно экологических работ с обширными библиографиями.

теории поведения людских популяций в городской среде. Ho вскоре он исчез из употребления и в зарубежной литературе фигурировал крайне редко. У нас его реанимировали философы1. В англоязычной же литературе отдается предпочтение термину «экология человека»2. То же делают Отечественные географы, медики и биологи3.

Довольно продолжительное время термин «биоэкология» широко применялся в литературе наравне с довольно различно трактуемыми отраслевыми терминами «экология животных» и «экология растений». Затем первая часть слова отпала. Стали говорить просто «экология», подразумевая именно биоэкологию. Само указание в определении экологии Э. Геккелем на организм сделало это понятие двойственным. Организм по-русски это и вид, и индивид, а фактически и особь — в совокупности со своими симбионтами, паразитами и т. д.,4 т. е. индивидуальная кон- сорция — носитель реальной жизни, ее комплексной отдельности. Даже новейшее толкование экологии в «Биологическом энциклопедическом словаре» (М.: Сов. энцикл., 1986, 1989)—«биологическая наука, изучающая организацию и функционирование надорганизменных систем различного уровня: популяций, биоценозов (сообществ), биогеоценозов (экосистем) и биосферы» с дополнительным определением: «Экологию определяют также как науку о взаимоотношениях организмов между собой и с окружающей средой»,— не снимает трудностей расшифровки понятия. Биосфера, например, состоит отнюдь не- из одной биоты. Это подтверждает тот же словарь: «Биосфера — оболочка Земли, состав, структура и энергетика которой определяются совокупной деятельностью живых организмов». И как быть с надорганизменностью биосистем в случае особи — индивидуальной консорции, состоящей из индивида со спутниками? Какая наука изучает это образование? Физиологическая ГирусовЭ. В. Система «общество — природа» (проблемы социальной экологии). М.: Изд-во МГУ, 1976. 167 с. Марков Ю. Г. Социальная экология. Новосибирск: Наука. 1986. 174 с. Вопросы социоэкологии//Материалы Первой Всесоюзной конференции «Проблемы социальной экологии* (Львов, I—3 октября 1986 г,). Львов: 1987. 353 с. Например, Smith R. L. The Ecology of man: An Ecosystem Approach. Harper and Row Publishers, N.-Y., Evanston, San Francisco, London, 1972, 1976. 546 p. Русский перевод: Наш дом — планета Земля: Полемические заметки об экологии человека. М.: Мысль, 1982. 383 с. Теория и методика географических исследований экологии человека. М., 1974, 182 с. Географические аспекты экологии человека. М., 1975/1976. 212 с. Проблемы экологии человека. М.: Наука, 1986. 141 с. Экология человека: Основные проблемы. М.: Наука, 1988. 221 с. и др. В русской биологической терминологии понятия «организм», «особь» и «индивид» различаются весьма нечетко. Организмом называют и особь, и индивид, и вид, даже любую биологическую и биокосиую систему, состоящую из взаимосвязанных, взаимозависимых и соподчиненных элементов, взаимоотношения которых и особенности строения определены их функционированием как целого. В такое понятие входят помимо особей (индивидов), колонии, семьи (у общественных животных), популяции, а следовательно, и виды, сообщества организмов, биогеоценозы, экосистемы любых уровней иерархии, вплоть до биосферы, то есть надорганизмы или сверхорганизмы. При этом в узком смысле организм означает то же, что «живое существо», индивид. Особь в этой системе понятий — синоним индивида, индивидуума, т. е. неделимая единица жизни, в морфологическом смысле происходящая от одной зиготы или гаметы, споры или почки, индивидуально подверженная действию элементарных эволюционных факторов. Очевидно, налицо смешение понятий. во всяком случае нх размытость. Видимо, лучше считать термин «организм» равным понятию «вид» и его отдельности (представителю) — живому существу данного вида (хотя мы н говорим «мой организм» в ином, морфологическом, понимании).

Тогда приведенное энциклопедическое определение особи будет равно понятию индивид (отдельный эволюционно-генетический потомок). На самом же деле, особь—индивид как генетический потомок совокупности с симбионатами и паразитами, иногда консорбентами, т. е. индивидуальная консорция. Организм в широком надвидовом смысле лучше обозначать терминами «надорганизм», «сверхорганизм».

экология. Ho она исследует уже не надорганизменные системы, а систеиы внутри особи и ее взаимосвязи с внешним миром. Этим путем в значительной мере идет экология растений. Консорциоиной экологии как таковой пока не возникло. Полнее звучит дополнительное определение экологии в Биологическом энциклопедическом словаре. В конце концов, надорганизменные биотические системы есть результат взаимоотношения организмов между собой и с окружающей их средой.

В рамках биоэкологии до недавнего времени все было довольио ясно: экология особей и составленных ими видов — физиологическая экология и аутоэкология; экология популяций — популяционная экология, или демэкология; экология сообществ (биоценозов) — синэкология; экология биогеоценозов и других экосистем — биогеоценология, или учение об экосистемах, в том числе экологические закономерности функциониро-. вания биосферы — учение о биосфере, или биосферология. В эту схеиу легко уложить и человека как вид, а опосредованно и общество. Ho лишь с точки зрения биологии, т. е. совокупности наук о живой природе, о сущности жизни.

При тщательном анализе в эту схему приходится внести некоторые добавления. Экология особей по объему не равна экологии составленных ими видов. Очевидно, экология видов, специоэкология (от лат. species — вид), или линнеонология (от линнеона — укрупненного, в отличие от жерданона, понимания вида) и аутоэкология — различные понятия и сферы исследований. Особи не прямо составляют популяции, а сначала объединяются в малые группы, прежде всего репродуктивные, и большие семьи типа демов, поэтому следует отличать демэкологию (экологию малых групп) и экологию популяций (популяционную экологию).

Произошло и смешение понятий «сообщество» и «биоценоз». Первое объединение может состоять из одних продуцентов (фитоценоз), консументов (зооценоз) или микроорганизмов (микробиоценоз). Биоценоз же в классическом понимаиии — системно-функциональная совокупность продуцентов, консументов и редуцентов, т. е. экологически многокомпонентное образование (таков даже биоценоз мышиной иоры или болотной кочки). Видимо, термин «синэкология» целесообразно сохранить за экологией сообществ, а экологию биоценозов называть биоценологией. Учение о биосфере — биосферология, а учение о среде формирования биосферы — глобальная экология, или экосферология.

Глобальная экология — учение об экосфере Земли как планеты, взаимодействующей с биосферой, явно выходит за рамки биологии1. Этот выход, на этот раз в социальную область, закрепился с появлением и развитием социальной экологии. Причисление к экологическому циклу

1 Вопреки определению биоэкологии как науки об надорганизменных системах живсго, физиологическая экология оперирует индивидами. В последние годы появились онкологическая экология, или экология канцерогенеза, фактически экология тканей, и даже молекулу ная экология и экологическая генетика. Как ни стараются классификаторы науки расчленить ее на уделы, знание стремится к консолидации. С появлением тканевой и молекулярной экологии биоэкология потеряла ясность границ. Видимо, ее современное определение примерно таково: совокупность отраслей эиання, исследующих взаимодействие между биологически значимыми отдельностями и между ними н окружающей их средой. Ниже в тек:те приведено еще одно сходное с этим определение. Это выход биоэкологии в сферу микром иэа. Сделана попытка вывести экологию и за рамки биосферы (М. И. Будько. Глобальная экология. М.: Мысль, 1977. 327 с.) в область геофизики планеты. Однако экосфера Земн как космического тела хотя и весьма существенна и даже определяюща для жизни иа |ей и в то же время отчасти зависима от этой *кизнн, все же является внешней для биосферы как пространственно, так и функционально. Ее определяют свойства планеты и внешне космические воздействия, прежде всего со стороны Солнца (глава 2).

наук об охране природы и охране окружающей человека среды сделало экологическое знание весьма обширной совокупностью дисциплин. Политизация экологических проблем выдвинула понятия экоразвития, экополитики, экологической безопасности. Связь их с экономикой определила появление гибридных эколого-экономических дисциплин от близких к политэкономии (политэкология) до конкретной экономики природопользования. Само природопользование обрело экологическую окраску. Вещественно-культурные и воззренческие ценности, воздействующие на человека, такие как архитектурная, ландшафтная и материальная среда, а также как аудиовизуальные, литературные и подобные им богатства, стали предметом экологии культуры1.

Как научная дисциплина экология культуры призвана исследовать культурную среду обитания человека, ее формирование и воздействие на людей. Это влияние может распространяться на организм человека и на его личность. В последнем случае экология приобретает социальную, идеологическую окраску. Эта окраска еще больше усиливается в так называемой «глубокой экологии» — системе взглядов, отрицающей особую ценность человека по сравнению с другими биологическими видами. Глубокая экология провозглашает лозунг «Земля — прежде всего», т. е. доминирующая самоценность придается нашей планете, а затем лишь человеку, социальные возможности которого ограничены. Это уже не наука, а биоцентристское в своей основе общественное движение. Оно противопоставляется социальной экологии как система антропоцентрических взглядов, рассматривающих современный экологический кризис как проявление кризиса социального, общечеловеческого, а не глобально-биосферного. С общенаучной точки зрения и позиций здравого смысла такое противопоставление кажется странным. Для человека его самоценность очевидна. Ho в это же время без сохранения целостности биоты Земли, экологического баланса на ней при изменении планетарных условий жизни, превышающих генетические возможности человека к адаптации, трудно ожидать, чтобы люди как вид могли существовать. Несохранение природы Земли означает гибель для человечества.

Как кажется, смысл возникших противоречий в том, что рассматриваются два пути. Один из них — социальной доминанты: все для современного человека, за счет природы. Далее — хоть потоп. Вернее, предполагается, что наши потомки как-то вывернутся. Другой путь — адаптации людей к природе, уважение к ней, ее законам как непреходящей ценности, передаваемой по наследству последующим поколениям. Видимо, необходимо выбрать третий, компромиссный путь, прежде всего учитывающий экологические ограничения, налагаемые конечностью ресурсов планеты. Иначе первый путь превращается в социальный авантюризм. К этому вопросу'мы вернемся еще раз чуть ниже. Сейчас же для нас важно обратить внимание на то, что в рассмотрении экологии мы вышли за рамки науки и вторглись в сферу мировоззрения, экологизации знания и даже идеологии.

Особенно это заметно в области так называемой «экологии духа». Если в экологию культуры включают антропогенную материально-ду- ховную среду жизни — от культурных ландшафтов и архитектуры до литературы, то экология духа исследует среду морали, воззрений, трудно уловимой духовности человека. Скорее всего, это сплав социальной пси-

1 Термин ввел Д. С. Лихачев: он принят нашим обществом, хотя немного странен - дословная его расшифровка «наука о доме культуры»; в русском языке возникает двусмысленность: дом культуры у нас ассоциируется с клубом .

хологии как учения об индивидуальном «Я» и социологии как науки об общественных отношениях с экологией человека и социальной экологией: человек как индивид и личность в среде широкого спектра движений мысли и духа. Здесь окончательно смыкается цикл естественнонаучных и гуманитарных знаний, происходит выход в философию и развивается общенаучный подход к проблеме.

В этом, безусловно, специфика современной экологии. Она из строго биологической науки превратилась в значительный цикл знания, вобрав в себя разделы географии, геологии, химии, физики, социологии, теории культуры, экономики, даже теологии — по сути дела, всех известных научных дисциплин. В единой науке образовался новый угол зрения, новый ее предмет — рассмотрение значимой для центрального члена анализа (субъекта, живого макро- и микрообъекта, объекта с участием живого или важного для живого, в том числе человека) совокупности природных (в том числе космических) и отчасти социальных (для человека) явлений и предметов с точки зрения интересов (без кавычек или в кавычках) этого центрального субъекта или живого объекта (а также систем с их участием).

Трактуют экологию и как науку об экосистемах или шире — о надорга- низменных системах. При этом ее упорно пытаются вогнать в короткое ложе биологии. Ho в том-то и дело, что современная экология — биологи- зированная (как и географизированная, математизированная и так далее), биоцентричная наука, но не биология. Биологическая ее составляющая — взгляд от живого на окружающую его среду и от этой среды на живое. Такой угол зрения имеют десятки наук: антропология, этнография, медицина и др. Ho для экологии характерен широкий системный межотраслевой взгляд, а отнюдь не математизированные подходы и методика, как часто полагают и декларируют. Ее предмет — сохранение функциональной и структурной целости того центрального объекта, который вычленяется в процессе исследования (снова, грубо говоря, наука о выживании в окружающей среде). Это может быть и микроструктура, и макро-, даже мегаявление. И методики в этом исследовании могут быть самыми разнообразными — от описательных до аналитических, синтетических и прочих. Такая экология уже совсем не биология и никакая иная наука, она сама по себе, новый раздел знания, равный, а может быть и более широкий, чем математика, физика, химия и так далее, но отнюдь не философия, что следует из самого определения науки о выживании.

Потеряла ли себя при этом экология? Совершенно очевидно, что нет. Она лишь расширила свой предмет за пределы биоэкологии и, соответственно, включила в круг изучения широкий спектр новых объектов. По своей общественной значимости она выросла нз коротких штанишек, надетых на нее Э. Геккелем. Ho мировая наука, ее формальные институты не сшили для экологии нового костюма не только из высокого престижа, но даже из признания в качестве равной среди равных. Экологию в современном понимании — мегаэкологию — встретили в научном сообществе в штыки, одновременно прикрывшись ею же как модным жупелом. Связано это прежде всего с корпоративностью научных дисциплин, их оторванностью друг от друга, инерционностью отраслевого мышления. Цикл дисциплин о выживании человечества (что может быть актуальнее?), как ни странно, не получил абсолютного права на гражданство в здании науки.

Глубинная причина этого явления, как кажется, в том, что «большой» экологии, или мегаэкологии собственно, и нет как единого целого. Имеется масса проблем, есть изначальная праматерь в виде биоэкологии, пусть с не очень четкими логическими основаниями, но все же с давно складывающейся структурой, теоретическими посылками и так далее. В мегаэкологии всего этого пока не существует. Прежде всего нет фундаментальных теоретических основ. А раз так, то к экологии легко примкнуть, даже ничего в ней не смысля. И таких самозванцев очень много.

Все стали «экологами». Такого взрыва профанации знания не было в истории человечества. Без профессионалов никакая наука невозможна, это ясно. Очевидно, что профессионалов можно готовить лишь в профессиональных коллективах. А если этих коллективов нет, не возникнут и профессионалы. Замкнутый, порочный круг. Ho экология — наука о проблемах. Вернее, прежде всего о них, так как каждая наука — дитя нужды. Она выполняет социальный заказ, а затем лишь возникает учение о специфических структурах и функциях. Доминанта проблем в экологии столь ярка, что мало кто осознает печальный факт отсутствия в ней профессионального костяка — фундаментального экологического знания и его носителей. Утерян даже смысл структуры экологического цикла наук. Раз все «экологи», то и почти всё стали называть «экологией», в том числе, как уже упомянуто выше, и охрану природы, и охрану окружающей человека среды. При этом начисто были смешаны и два последних понятия.

Совершенно очевидно, что конечные цели этих двух областей знания идентичны: сохранение всей природы Земли и ближайшего окружения человека ради здоровья и жизни людей. Ho охрана природы «заходит» со стороны биосферных процессов, естественных ресурсов, их сохранения для развития человечества, с позиций той самой «глубокой экологии», о которой говорилось выше. А охрана окружающей человека среды концентрирует свое внимание прежде всего на потребностях самого человека, идет от него и непосредственно окружающей его среды — природной, социальной и техногенной. Следовательно, охрана природы продвигается от Земли к человеку, а охрана окружающей человека среды — наоборот, от человека к глобальным процессам, Нет сомнения, что это единый комплекс прикладного знания экологического цикла. Ho экология ли в собственном смысле слова? Очевидно, что нет. Экология как таковая — лишь фундаментальная основа для природоохранного и средоохранного знания, основа неотъемлемая и совершенно необходимая. Все остальное — прикладные ее сферы. Они имеют свои постулаты и теоретические обобщения, базирующиеся на экологическом фундаменте.

Охрана природы — прикладная экологическая область знания о сохранении систем жизнеобеспечения Земли — одним словом может быть обозначена как созология («созо»—означает «спасаю»). Охрана окружающей человека среды — энвайронментология, или, короче, энвиро- ника, а по-русски проще — средология. He знаю, привьются ли эти названия, но ясно, что «охрана окружающей среды» — термин уродливый. Он многословен и фактически безграмотен, так как слово «окружающий» требует в русском языке определения — окружающий кого?

Общий цикл прикладных наук о защите природы и среды жизни (созологии и средологии) нуждается в обобщающем названии. Поскольку речь идет о среде жизни и природе в целом, напрашивается термин «натурология»1. Менее определенен применяемый термин «прикладная

1 Для «экологии жизненных сред», т. е. обозначения науки об окружающей живое среде были предложены и другие названия, прежде всего «мезология» (А. Бертийон, 1877) и употреблявшийся Э. Геккелем квк синоним экологии термин «биономия». Во французской экологической литературе иногда ставят знак равенства между понятиями «экологические факторы» и «мезологические факторы». Однако по-русски «мезология» — «наука о среднем, срединном, промежуточном», а «биономия» — «наука, учение о жизни». В пер- экология», так как он включает также промышленную (инженерную), сельскохозяйственную, промысловую экологии, эколого-экономическне дисциплины и медицинскую экологию.

Как же выглядит все здание экологических наук — фундаментальных и прикладных? Фундаментальная ее часть взаимодействует с прикладным основаниями как круги, наложенные друг на друга, но с несовпадающими центрами. Сложнее выстроить структуру всего экологического знания. Ограничивать ли его надорганизменными системами с участием живогс? Видимо, ныне это уже невозможно. Следовательно, современная биоэкология как классическая праматерь мегаэкологии наших дией может быть определена уже по-иному, чем в Биологическом энциклопедической словаре, как совокупность научных дисциплин, исследующих взаимоотношения системных биологических структур (от макромолекулы до биосферы) между собой и с окружающей их средой или так, как сформgt;- лировано в сноске к с. 10. Классификация биоэкологии по иерархически!/) уровням биотических систем в этом случае будет выглядеть приблизительно следующим образом.

Эндоэкология: молекулярная экология (в том числе экологическая генетика, а возможно, и геноэкология как генетическая взаимосвязь всего живого); экология клеток и тканей (морфологическая экология); физиологическая экология (экология индивида) с разделами эко логии питания, дыхания и т. п. (наоборот, физиология, экологическая этология и т. д. будут уже частями физиологии, этологии и других соответствующих наук).

Экзоэкология: аутоэкология (особей и организмов как представителей вида); демэкология (экология малых групп); популяционная экология; специоэкология (экология вида); синэкология (экология сообществ); биоценология (экология биоценозов); биогеоценология (учение об экосистемах различного иерархического уровня организации); учение о биосфере (биосферология); экосферология (глобальная экология).

При этом подразумевается лишь биологический подход к биосфере и составляющим ее экосистемам. Он может быть иным — географическим, химическим и т. д.

Термин «биосферология» иногда считают неудачным — сужающим многоаспектный подход к биосфере до одной «логии». Видимо, это дело вкуса, так как биология, геология и другие системы наук также весьма широки по подходам и их можно было бы именовать «учением о жизии», «учением о земной коре» и тому подобными многословными обозначениями. Однако если говорить о биосферных процессах в целом, то учение о биосфере так или иначе охватывает всю экологию со всеми ее разделами, ибо что ни случается с живым, оио не выходит за рамки биосферы. Даже космические аппараты несут с собой ее часть, а многие процессы гло-

вом случае мало понятно, о чем идет речь, а во втором возникает несоответствие между термином и его содержанием — среда жизни включает и абиотические экологические факторы. Если приложить его ко всей сумме знаний о защите природы и непосредственной ср*ды жизни (вместо «натурологии»), то будет потеряна часть объекта этих областей знания, так как слово «биос» — «жизиь» как бы отсекает значительную часть объема уже сложившегося понятия «охраны окружающей (человека) среды».

бальной экологии определены живым веществом. Поэтому, видимо, биосферология, или биосферистика,— это наука о функционировании самой биосферы как экосистемы, а учение о биосфере как о всем многообразии естественных, антропогенных и социальных процессов в ней нёчто иное, скорее всего глобалистика, где экология занимает лишь часть места. Глобальная экология выходит за рамки биосферы, изучая всю экосферу планеты как космического тела.

В изучении экосистем доступно выделить географическую, или ландшафтную, экологию (крупных надбиогеоценотических экосистем). Ее называют также геоэкологией. Существует и экологическая география — учение о географическом распространении экосистем. Экология микрокосма исследует и создает замкнутые системы жизнеобеспечения космических кораблей. Иногда ее называют космической экологией.

Возможно разделение биоэкологии по систематическим категориям организмов на экологию прокариот (микроорганизмов), грибов, растений, животных, человека и т. д. По среде жизни, экологическим компонентам, а также регионам доступно разделять экологию на экологию суши (а дальше по ландшафтам, экосистемам и т. д.), континентальных (пресных и соленых) водоемов, экологию моря (затем по его подразделениям — литорали, бентосу и т. д.), Крайнего Севера, высокогорий, леса, степи, почв, сельхозугодий, города; может быть выделена архитектурная экология (аркология) и т. д. По методам исследований различают химическую, биохимическую, биогеохимическую и другие аналогичные экологические дисциплины, по подходам к предмету — аналитическую и динамическую, а с точки зрения фактора времени — историческую и эволюционную экологии (дополнительно — археоэкологию и палеоэкологию).

В рамках изучаемых процессов выделяют экологию нашествий (массовые вспышки размножения организмов и причины их возникновения), экологию размножения организмов и т. п.

Довольно четко отделены прикладные — промысловая, сельскохозяйственная и промышленная (инженерная) —экологии. Последняя нередко близка к биотехнологии. Ho иногда ее определяют как дисциплину, исследующую воздействие предприятий на окружающую их среду. Скорее подобное определение близко по содержанию к энвайроиментологии и может быть названо энвайронменталистикой. Такой же пограничной дисциплиной выступает прикладная экология в целом. Выделяют медицинскую экологию, а в ее пределах экологию канцерогенеза и т. п. Из сельскохозяйственной экологии вычленяют экологию сельскохозяйственных животных и агробиологию. Есть тенденция особо выделять экологию домашних (несельскохозяйственных) животиых и растений. В этот раздел экологического знания включают также экологию животных, содержащихся в неволе. Это важно для зоопарков.

Экологию человека рассматривают как аналог аутоэкологии в пределах экологии животных (воздействие на организм и его реакции) и с позиций взаимодействия антропосистемы со средой жизни. Очеиь много* аспектно понимание социальной экологии. Разделение этих экологических дисциплин, видимо, проще всего произвести по дуалистическим качествам самого человека1. Когда речь идет об индивиде, репродуктивной группе и т. д.— это экология человека; когда же рассматривается социальный ряд — личность, семья и т. д.— это социальная экология. Возможно и различение по собенностям среды жизни: экологию человека можно огра- Подробнее об этом сказано в главе 7.

ничить доминантой природных факторов, социальную — социально- экономических.

К социальной экологии тесно примыкает экология культуры. Все накопленное и овеществленное человечеством богатство не исчерпывается чисто материальными ценностями. Оно включает массив определенным образом организованной информации. Это и образы городов, парков, и библиотеки, музеи, и картины «очеловеченной природы». Для каждого народа или любого социального его слоя весь материальный культурный мир специфичен. Это создает предпосылки для развития этноэкологии, которая включает в себя и отношение этносов к природным ресурсам. Национальная специфика все еще очень заметна и сбрасывать ее со счетов не следует. Это касается и трудно уловимого национального духа, включая религиозные системы. Атеизм еще не означает избавления от давления общественно ассимилированных религиозных догм. Социальная наследственность очень цепко держит людей в своих руках. «Экология духа» в составе экологии культуры — весьма заметный элемент и вполне может быть объектом познания. Национальная вражда или хотя бы разобщенность, иногда лишь подспудная,— лучшее доказательство актуальности проблем «экологии духа». Если внутри общества, его социальной структуры отношения между людьми в значительной мере предмет социологии и социальной психологии, то весь комплекс мировосприятия ближе к «экологии духа». Правда, в этом комплексе присутствует и элемент экологии человека как таковой — экологического восприятия другого, физического ощущения от его присутствия (вид, запах, манеры ит. п.). Принятие или непринятие другого не просто социально-культурная воспитанная установка, но и психофизиологическая реакция.

Особо стоит остановиться на экологии народонаселения, близкой к этноэкологии. Если последня изучает взаимосвязь населения с географической средой, формирующей этнос в ходе исторического процесса, то экология народонаселения рассматривает связи между процессами, возникающими в людских популяциях под влиянием меняющейся природной и социально-экономической среды жизни в более коротком интервале времени, например, при переходе от сельского к городскому образу жизни в течение одиого-двух поколений. Выделяют природные, демографические, медико-биологические, психологические, социально-гигиенические, поведенческие, экономические и другие особенности среды жизни, воздействующие на людей (глава 7). Все эти показатели географически весьма изменчивы. Люди не только меняют для своих нужд внешние по отношению к себе условия жизни, но и сами социально-биологически приспосабливаются к этой многоликой среде. Экология народонаселения как бы служит частью социальной экологии, но в то же время оказывается шире ее, включая экологию человека в узком понимании термина (с доминантой природных факторов).

Самые общие экологические проблемы включают в общую экологию, а их часть— в математическую, или теоретическую экологию.

Отрасли экологии сложились с неодинаковой полнотой, по объёму они очень различны. Возникают все новые ее ветви. Сейчас их число равно примерно 50 (рис. 1.1). По смыслу хорошо структуризированы созоло- гия (охрана природы) и средология (энвайроиментология). Их возможно достаточно четко описать в виде приведенной ниже рубрикации. Она после сказанного выше, вероятно, не требует подробных комментариев, кроме одного. Вопреки сложившейся структуре знаний, попытка изобразить натурологию на схеме, подобной приведенной на рис. 1.1 для экологии, оказывается тщетной. Натурологические дисциплины не имеют четких

Рис. 1.1. Структура современной экологии

Рис. 1.1. Структура современной экологии

названий и их очень трудно соподчинить друг другу. Поэтому нижеприведенная рубрикация скорее описательна, чем функционально-иерархична; классификационна, а не систематична. Это свидетельствует о неразвитости данной области знания, состоянии ее постепенного формирования как научной сферы. Однако объем и характер дисциплин рубрикация показывает.

<< | >>
Источник: Реймерс Н. Ф. Экология (теории, законы, правила принципы и гипотезы). 1994

Еще по теме ГЛАВА I СОВРЕМЕННАЯ ЭКОЛОГИЯ: НАУКА ИЛИ МИРОВОЗЗРЕНИЕ?:

  1. Экология как мировоззрение
  2. СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ЭКОЛОГИИ КАК КОМПЛЕКНОЙ СОЦИАЛЬНО-ЕСТЕСТВЕННОЙ НАУКИ О ВЗВАМООТНОШЕНИЯХ ОРГАНИЗМОВ. СОДЕРЖАНИЕ, ПРЕДМЕТ, ОБЪЕКТ И ЗАДАЧИ ЭКОЛОГИИ.
  3. Глава 8 СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛЬНОЙ ЭКОЛОГИИ
  4. § 1. ЭКОЛОГИЯ – НАУКА XX ВЕКА
  5. Глава 2 СОЦИОЛОГИЯ КАК НАУКА В КОНТЕКСТЕ ИСТОРИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ И СОВРЕМЕННОСТИ
  6. Мировоззрение и методология в современном естествознании
  7. 1.1 .ТРАДИЦИОННОЕ И СОВРЕМЕННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ЭКОЛОГИИ
  8. 1.2. Структура современной экологии
  9. ГЛАВА 4 Три идеологии или одна? Псевдобаталии современности
  10. Кант и Гёте К истории современного мировоззрения