<<
>>

ВВОДНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ

§ 151. В настоящей главе будут рассмотрены лишь некоторые положения и проблемы психолингвистики, которые автору представляются наиболее существенными.

Как уже говорилось ранее, психолингвистические исследования могут использоваться для проверки собственно лингвистических положений. Наряду с этим психолингвистика призвана решать целый ряд собственных задач, не сводящихся к лингвистическим. Соответственно в некоторых параграфах главы будут рассмотрены те же вопросы, что в предыдущих разделах книги, но уже под психолингвистическим углом зрения.

В других же параграфах будут привлечены принципиально новые аспекты, важные именно для психолингвистики.

§ 152. Вначале следует остановиться несколько более подробно на соотношении собственно лингвистики и психолингвистики.

Лингвист, строящий модель языка, вообще говоря, может не задаваться вопросом о том, соответствует ли его модель той внутренней системе, которая позволяет носителю языка производить и воспринимать тексты. Для психолингвиста именно это и является основной задачей: воспроизвести в модели указанную систему и присущие ей процессы (деятельность). Как же будут соотноситься лингвистическая и психолингвистическая модели?

§ 152.1. Прежде всего тождественными должны быть результаты функционирования моделей обоих типов:              и лингвистическая, и

психолингвистическая модель адекватны только тогда, когда они способны производить «правильные» (т. е. не отличающиеся от естественных) тексты, не производят «неправильных» текстов и могут извлекать смысл из текстов, не слишком отличающихся от «правильных».

Однако следует ясно сознавать, что самая лучшая лингвистическая модель, даже если она в определенной степени проверена психолингвистическими экспериментами, в принципе не воспроизводит ряда существенных свойств внутренних систем человека и их деятельности. /145//146/

§ 152.2. На различиях между собственно лингвистическими и психолингвистическими моделями не может не сказываться то обстоятельство, что для человека в высшей степени свойственно использование так называемых эвристик — эмпирических приемов, процедур, которые позволяют в разного рода познавательных процессах получать необходимый результат без детализированных последовательных операций, «скачкообразно», т. е. минуя какие-то промежуточные звенья1. Использование эвристик опирается на предыдущий опыт человека, хранящийся в его памяти.

Эвристикам противостоят алгоритмы — детально регламентированные логические процедуры, последовательная реализация которых обязательно приводит к заданному результату. Применение алгоритмов дает гарантию получения нужного результата, но нередко требует довольно больших затрат времени. Обращение к эвристикам существенно сокращает время решения познавательной задачи, но не гарантирует точности и даже вообще получения необходимого результата. Человек в своем приспособлении к условиям среды жизненно заинтересован в минимизации времени, которое расходуется на те или иные познавательные процессы, именно поэтому использование эвристик так характерно для человека. Оборотная сторона этого — потенциальная возможность ошибок. В речевой деятельности они выражаются в хорошо всем известных по опыту оговорках и ослышках.

Собственно лингвистические модели по своей сути алгоритмичны. Это вызывается уже тем, что они, в лучшем случае, ограниченно воспроизводят именно и только языковую способность человека в отрыве от более широких и глубоких свойств человеческой психики, которые и обусловливают возможность использования эвристик.

Что же касается психолингвистических моделей, то они в идеале должны каким-то образом воспроизводить эвристические аспекты владения языком, тем более что для таких моделей естественно рассмотрение языковой способности человека в общем контексте его психических и интеллектуальных способностей.

Таким образом, можно сказать, что сама логика лингвистических и психолингвистических моделей во многом различна.

§ 152.3. Другое важное различие между собственно лингвистическими и психолингвистическими моделями видится в следующем. Для лингвистики, если отвлечься от соображений уровневой иерархии, равноправны и равноценны все единицы и правила, установленные в результате лингвистического анализа. Например, правило образования множественного числа не от-д^/ш/личается качественно от правила употребления падежной формы по управляющему глаголу. Для многих лингвистов аллофон отличается от фонемы в общем так же, как алломорф от морфемы. Для психолингвистики, как представляется, очень важны те различия между единицами, а также правилами, которые

1 Например, шахматист просто не в состоянии проанализировать миллионы одновременно возможных последовательностей ходов, он сразу начинает изучать лишь несколько из них.

определяются возможностью и степенью их осознавания и контролирования (т. е. управления — в случае процессов).

Известно, что психические процессы не сводятся к сознательным, и качественное различие между этими видами психической деятельности очень велико и принципиально важно. С психолингвистической точки зрения кардинальное различие между фонетическими и фонологическими объектами состоит в том, что потенциально осознаваемы фонемы, но не их варианты — аллофоны. Что же касается вариантов морфемы, то все они характеризуются потенциальной осознаваемостью. Упоминавшийся выше выбор падежного окончания при сильном управлении — операция максимально автоматизированная, а потому практически неконтролируемая и с трудом поддающаяся осознаванию. В отличие от этого употребление множественного числа существительного — это операция, в большей степени зависимая от смыслового плана высказывания (см. § 166.2 и сл.), а потому в большей степени осознаваемая и поддающаяся произвольному контролю.

<< | >>
Источник: В. Б. Касевич. ЭЛЕМЕНТЫ ОБШЕЙ ЛИНГВИСТИКИ. 1977

Еще по теме ВВОДНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ:

  1. 1.1. ВВОДНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ
  2. 2.3.1. Вводные замечания
  3. 2.4.1. Вводные замечания
  4. 2.6.1. Вводные замечания
  5. 2.8.1. Вводные замечания
  6. 2.12.1. Вводное замечание
  7. 2.14.1. Вводные замечания
  8. 3.4.1. Вводное замечание
  9. 3.10.1. Вводное замечание
  10. 4.2.1. Вводные замечания
  11. Вводные замечания
  12. Вводные замечания
  13. § 36. Вводные замечания