<<
>>

Аморейское вторжение, падение III династии Ура и возвышение династии Иссина


В 2027 г. до н. э. на престол взошел молодой Ибби-Суэн (Ибби-Син), сын Шу-Суэна. После мер, принятых его отцом, царство казалось по- прежнему прочным, но эта прочность была обманчивой.
Катастрофа Царства Шумера и Аккада приближалась.
Стена «Отдаляющая диданов» оказалась, видимо, бесполезной: через гипсовую пустыню севернее Аккада до Пижией Месопотамии все равно могли добираться только отдельные маленькие бродячие группы скотоводов ради обмена или поступления на царскую службу, и довольно много западных ссмитов, которых шумеры называли лу-мар-ту, а аккадцы— амурру «амореями», т. е «западными», находилось к этому времени в числе царских людей как воины, стражники и даже чиновники. Но путь, по которому могло произойти действительно массовое передвп-



жение пастушеских племен на плодородные земли Двуречья, лежал совсем не здесь, и о нем амореи могли разузнать через своих земляков, служивших в Шумере: этот путь шел поперек Северной Месопотамии через пастбища на склонах холмов Джёбель-Синджар, а после переправы через Тигр — по южным склонам гряды Джёбель-Хамрйн, оттуда — к пастбищам вокруг города Дер (Бадра), у подножия гор, ограждавших Элам, а уже оттуда — в Юго-Восточный Шумер, на заболоченные пастбища нижнего Тигра и «нома» Лагаш. Путь амореев мы можем проследить по исчезновению документов с датировками, основанными на событиях царствования Ибби-Суэна: с 3-го года они исчезают в Эшнуне, в долине Диялы, с 4-го — в Сузах, с 5-го — в Лагаше (где еще в 3-м году сошел со сцены суккаль-мах Варад-Нанна), в 6-м — в Умме, в 7-м — в Ниппуре. Вначале Ибби-Суэн не придавал перекочевке амореев большого значения и принимавшиеся им меры не носили чрезвычайного характера. Для укрепления восточных границ он выдал в 5-м году правления свою единокровную сестру (?) за энси города-государства Запшали, где-то на пограничной хурритско-эламской территории, а позже совершил также походы против ряда городов Элама и Анчана, показавшиеся ему успешными. Возможно, эти походы были связаны с усилением фактической независимости II династии Симашки, возникшей за несколько лет до              этого и, несмотря на              меры, принятые Ибби-Суэном,              вскоре              оказавшейся во главе Элама. В              то время как походы на Элам еще              продол
жались и Ибби-Суэн захватывал эламские города, амореи окружали важнейшие города в самом Шумере.
Уже в 6-м году правления Ибби-Суэна «датировочная формула» говорит об укреплении стен Ниппура и Ура, и, как мы знаем, враги в следующем же году взяли Ниппур — священный центр Шумера. С 6-го же года энси страны перестали слать в Ур ежемесячные жертвенные поставки (бала). Правда, шумеро-аккадским вооруженным силам удалось удержать в своих руках долину Евфрата, однако вся сложно сбалансированная бюрократическая система эксплуатации гурушей на царских полях в масштабе всей страны вышла из строя. «Плач о гибели Ура», исполнявшийся впорледствии в храмах Двуречья, вкладывает в уста урской богини Нингаль такие слова:
Вола моего из хлева не              гонят пастись — ушел его погонщик,
Барана моего из загона не гонят пастись — ушел его пастух,
В каналах моего города              воистину набрался песок,
воистину они обращены в жилища лисиц,
Не текут в них проточные воды — заботившийся о них ушел,
На полях моего города нет ячменя — энгар их ушел...

Работники, видимо, просто разбежались; не исключено, что кое-кто из них заодно расправился со своими надсмотрщиками, и похоже, что гуруши вместе с амореями приняли участие в грабеже:
Мое добро пришедший снизу унес вниз [***************************] (мое добро! — скажу я),
Мое добро пришедший сверху унес вверх* (мое добро! — скажу я),
Мое серебро и каменья разбросаны (мое добро! — скажу я),
Мои сокровища разорены (мое добро! —скажу я),
Моим серебром, кто не знал серебра, воистину наполнили руки,
Моими каменьями, кто не знал каменьев, воистину украсили шею...
Таким образом, нашествие амореев принимало характер социального переворота и краха гигантского хозяйства царей III династии Ура. Пока еще Ур и другие города по Евфрату держались, но дезорганизация государственного хозяйства, разорение и уничтожение хлебных складов на всем востоке страны привели к голоду в оставшихся городах: ведь

в царстве III династии Ура не поощрялись самостоятельные хозяйства «царских людей», сельские общины были разорены и огромное множество городского населения целиком зависело от царских пайков.
До нас дошел любопытный литературный памятник — переписка Ибби-Суэна со своими энси. Подлинность ее проверить трудно, так как текст дошел до нас лишь в виде школьных копий последующих веков, но звучит она достоверно. Возможно, переписку сделали достоянием широкого круга писцов для того, чтобы оправдать отпадение страны от Ибби-Суэна. По данным этих писем, Ибби-Суэн поручил, по-видимому, в 6-м году своего правления, т. е. в 2022 г. до п. э., одному из своих военачальников с аккадским именем Ишби-Эрра[†††††††††††††††††††††††††††] закупить в северо-западных округах большое количество ячменя (свыше 10 млн. л) — конечно, не в собственном царском хозяйстве (для этого не нужно было бы тратить серебро), а в хозяйствах общинников вне этого хозяйства. Недорого купив зерно — по 1 гину, или сиклю (1/120 кг), серебра за 225 л — и свезя его в маленький окружной центр Иссин на одном из каналов, ответвлявшихся от Евфрата выше Ниппура, Ишби-Эрра почувствовал себя хозяином положения. Он отказался доставить зерно в Ур и потребовал от Ибби-Суэна 600 барж. У Ибби-Суэна такого количества барж не было, и он посоветовал Ишби-Эрре попросить их у других энси. обещав заплатить за ячмень двойную цену, если тот доставит его в Ур. Ишби-Эрра, видимо, действительно обратился к другим энси, но с другим предложением — сначала «союза», а затем потребовал, чтобы они признали его царем. Уже с 2021 г. Ишби-Эрра фактически царствовал (сначала осторожно называя себя «лугалем, т. е. хозяином, своей страны»), а с 2017 г. принял полную царскую титулатуру и ввел собственные да- тировочные формулы. Его примеру последовал и новый правитель Эш- нуны. Энси Итурйя, правивший этим городом под властью Ибби-Суэна, перестал ему подчиняться уже с самого начала вторжения амореев, а его сын Ильшуилйя, еще недавно всего-навсего царский писец, объявил себя «царем сильным, царем страны Ва’риум» (т. е. Ки-Ури; однако в это время Ва’риумом называлась уже не вся северная часть Нижней Месопотамии, а лишь долина Диялы).
Фактически же в Нижней Месопотамии хозяйничали между тем аморейские пастухи. Следует подчеркнуть, что, в противоположность часто встречающимся утверждениям, Ишби-Эрра был не амореем и не вождем амореев, а аккадцем, родом из Мари. Главой же амореев с 2025 г. являлся, видимо, некто Напланум, возможно ранее тоже находившийся на службе царей Ура; впоследствии он считался основателем династии города Ларсы, но возможно, что на самом деле этим городом, расположенным в «номе» Урук, у слияния Итурунгаля и Евфрата, завладели лишь его потомки. Во всяком случае, под контролем Напланума, а позже его сына и внука определенно находились Лагаш и, вероятно, часть тех городов, которые перечислены как погибшие в «Плаче о гибели Ура»: Умма, Ларак, может быть, Кеш.
Между тем в Уре положение становилось трагическим: за 1 сикль серебра продавался уже не 1 гур (225 л) ячменя, а !/бо гура (менее 7 л), или, поскольку доступ к морю был открыт, около 12 кг рыбы. Однако Ибби-Суэн продержался в Уре еще до 2004 или 2003 г. В этом году амореи пропустили через контролируемую ими территорию войско Элама (вероятно, под командованием Хутрантемта, царя Симашки) и его союзников — народа су; под этим названием по-шумерски, по-видимому, были

известны субареи (люди страны Субартум по-аккадски, или страны Су- бир — «пространства Су» [?] по-шумерски). Вероятно, в это время так назывались хурриты, и именно они имеются в виду и в данном случае. Союзники захватили Ур, и «Плач о гибели Ура» так описывает его трагическую судьбу:
Людьми, а не черепками покрыта окрестность,
Стены зияют, ворота и дороги завалены телами,
На улицах, где собирались веселые толпы, разбросаны, они лежали, На веек улицах и дорогах лежали трупы,
На открытых полях, что были пляшущими полны,
Кучами они лежали...
Кровь страны заполнила трещины земли, как медь свою форму, Тела разлагались, как жир на солнце...
Ур еще в течение жизни нескольких поколений после этого лежал в руинах; Ибби-Суэн был уведен в оковах в Анчан. Несколько лет эламский гарнизон еще стоял в разрушенном городе, но, видимо, и этот гарнизон стало трудно содержать, и эламиты ушли. С 1996 г. до н. э. Ур перешел под власть Ишби-Эрры.
По идее царство I династии Иссина, основанное Ишби-Эррой, не должно было ничем отличаться от царства III династии Ура. Ишби- Эрра принял титул «царь четырех стран света» еще при жизни Ибби- Суэна, а вскоре его писцы стали ставить детерминатив божества перед его именем (это делалось позже и при его потомках). Хотя в его царстве, видимо, уже мало кто, кроме грамотеев, говорил по-шумерски и аккадский полностью возобладал, однако шумерский оставался официальным языком школы, храма и канцелярии, в то время как аккадским в письменной практике пользовались мало. В изобразительном искусстве, правда, не существовало больше жесткой регламентации сюжетов, но художники царских мастерских по-прежнему следовали в основном ур- ским традициям.
Полностью сохранялась урская хозяйственная система в обширных ремесленных мастерских Иссина (до нас дошел архив царских кожевенных мастерских времени Ишби-Эрры и его сына Шуилйшу). В принципе все государственные хозяйства страны, как и раньше, подчинялись централизованному управлению, и между ними курсировали царские «посланцы» и «гонцы». Но в целом систему единого царского хозяйства, охватывавшую поля, сады, места рыбной ловли, стада и мастерские по всему царству, очевидно, сохранить не удалось. Чтобы не отягощать царское хозяйство выдачей пайков — дело, ставшее ненадежным, когда кругом бродили шайки амореев, — все чаще стали, по-видимому, прибегать к предоставлению чиновникам земельных наделов из царского фонда, на которых они затем уже хозяйствовали на свой страх и риск. Источники не позволяют нам судить, как было организовано сельское хозяйство, но, вероятно, после краха урских царских рабовладельческих «латифундий» система эксплуатации отрядов бесправных гурушей, фактических рабов, вряд ли могла быть восстановлена в полной мере. Документов отчетности по сельскохозяйственным работам до нас, во всяком случае, не дошло, а позже возобладала уже совсем иная организация производства на землях царского фонда. Вообще, при тогдашнем уровне развития производительных сил, с одной стороны, и средств насилия — с другой, удивительно не то, что урская царская «псевдолатифундиаль- ная» каторжная система рухнула, а то, что она смогла при всей своей дорогостоящей громоздкости и бюрократичности вообще просуществовать около ста лет.
Существенно не изменилась при царях Иссина и идеологическая жизнь страны. В честь новых царей сочинялись гимны по образцу ста

рых, в э-дубе («высшей школе») Ниппура переписывались и сводились в канон произведения шумерской литературы: эпические сказки, молитвы, гимны, пословицы, списки клинописных знаков и терминов, математические задачи. В числе прочего были сочинены и переписывались «Плач о гибели Ура», предназначенный служить частью храмового богослужения, и «Плач об Ибби-Суэне», но о роли Ишби-Эрры в этих событиях, конечно, умалчивалось. Впрочем, переписывались и письма, которыми обменивался Ибби-Суэн с Ишби-Эррой и другими энси: видимо, считалось, что беспомощность Ибби-Суэна и плохая организация дел при нем оправдывают Ишби-Эрру. К установленному при царях Ура единому пантеону богов была прибавлена лишь богиня — покровительница Ис- сина — Нин-Инсина, местная ипостась богини врачевания Гулы, и большое значение получил родовой бог династии — среднеевфратский Да- ган. Многие чиновники переменили свои имена на имена-благопожелания, имена-предложения, включавшие имя Ишби-Эрры как бога.
Годы правления первых царей Иссина — Ишби-Эрры (2017—1985 гг. до н. э.), Шуилишу (1984—1975), Иддин-Дагана (1974—1954), Ишме- Дагана (1953—1935) — были периодом относительного расцвета и усиления нового государства. Отстраивался разрушенный Ур, оттеснялись в степь амореи, строились крепости, совершались походы против Элама и субареев. Шуилишу удалось временно подчинить долину Диялы, сделать потомков Илыпуилии своими энси и добиться возвращения статуи урского бога Нанны из Элама. Однако прежних границ царство Шумера и Аккада (как оно продолжало называться) при I династии Иссина не достигло: не только Лагаш, Умма и соседние с ними города, но также Ашшур и вся Верхняя Месопотамия — возможно, за исключением Марп — Иссину не принадлежали. Тем не менее именно от периода I династии Иссина дошли первые со времен Нарам-Суэна и завоевания им Эблы достоверные сведения о связях Месопотамии с Египтом, вероятно, через города Сирии и Финикии: в местечке Тод, в Египте, найден клад времени фараона Аменемхета II (Аман-ма-хи), а в нем несколько южномесопотамских резных цилиндрических печатей из лазурита и других каменьев периода I династии Иссина.
По-видимому, лишь много лет спустя после падения Ура в Дере, на границе Элама, стал независимо править некто Нйднуша. Он или его преемник объявили своим единственным лугалем божество своего города, а сами сохранили за собой лишь скромный титул шаганы (аккад. шакканак- кум). Однако же Нйднуша ставил перед своим именем детерминатив бога, а его преемник (?) Ануммуттаббиль ходил самостоятельно в поход против Элама, Анчана, Симашки и Варахсе и, возможно, занял главный город Элама — Сузы. Д. О. Эдцард приводит веские данные в пользу того, что и Эшнуна перешла под власть Дера. Но Иддиц-Даган иссин- ский покорил Дер, причем наместником там стал царевич-наследник Ишме-Даган: как видно, этому завоеванию, изолировавшему аморейские племена на юго-востоке Двуречья, придавалось большое значение. Позже Эшнуна вновь отпала, и поставленный ранее Дером наместник Уцуравассу объявил себя независимым правителем, хотя иосинскнй царь некоторое время удерживал одну крепость в долине Диялы.
Ишме-Даган благополучно закончил свои дни бесспорным властителем Нижней Месопотамии. Ему принадлежит любопытная реформа. Он смог освободить жителей (эрен) священного Ниппура от налога-десятины и от воинской повинности, заменив ее службой исключительно на храмы; речь идет, видимо о царских людях, а не об общинниках. Такую меру Ишме-Даган мог провести, вероятно, потому, что рассчитывал на наемных воинов из амореев. Впрочем, по-видимому, от какой-то аморейской же группы Ишме-Даган понес и серьезное поражение под Кишем.

Последний из потомков Ишби-Эрры на престоле Иссина — Липит- Иштар (1934—1924) более всего известен составленными при нем законами (Законы Липит-Иштара — ЗЛИ). Издание их свидетельствует о дальнейших сдвигах в общественном развитии Двуречья, о все большем значении, которое приобретали частные хозяйства, и о необходимости правового регулирования как этих отношений, так и в особенности взаимоотношений частных лиц с государством.
Законы Липит-Иштара начинаются введением, впоследствии довольно точно имитированным при составлении знаменитых Законов Хаммурапи. Из него мы узнаем, что бог Ан, отец всех богов, и бог Энлиль, хозяин всех стран, отдали богине Нин-Инсине Иссин и царскую власть над Шумером и Аккадом (Ки-Ури) и затем поручили эту царскую власть Липит-Иштару для искоренения зла и пороков; что Липит-Иш- тар, царь Шумера и Аккада, исполнял обязанности культового вождя в «номах» Ниппура, Ура, Эреду, Урука и Иссина; что он установил «справедливость», заключавшуюся в том, что граждане и гражданки Ниппура, Ура, Иссина и всего Шумера и Аккада, попавшие в рабство, были освобождены, и что согласно давнему обычаю он установил ответственность родичей в пределах каждого «дома» (э) за несение повинностей: «Раньше „дом отца“ и „дом (неразделенных) [братьев] “ (т. е. большесемейная община до и после смерти патриарха — И. Д.) целиком несли повинность, я же, Липит-Иштар... (так приказал): в „доме отца“ и в „доме (неразделенных) братьев" 70 (человеко-дней в году) пусть несут повинность, а в доме, где только один мужчина, месяц (и) 10 дней [‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡] пусть несет повинность». К сожалению, не вполне ясно, относится ли эта постановление к царским людям или к гражданам общин, но, судя по общему контексту, скорее к последним. Норма не слишком высока, учитывая непременную необходимость для жизни в стране поддерживать ежегодной копкой проходимость каналов для воды. Любопытно, что для царских людей (мушкёнумов)[§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§] норма общегосударственной повинности была установлена значительно меньше — всего 48 дней в год на семью, что оставляло больше времени для работы на собственные нужды п на нужды дворца. Правда, неизвестно, при ком именно из царей Иссина такая норма была установлена — возможно, несколько позже, уже при Бур-Сине II (после 1896 г. до н. э.).
Вслед за введением в Законах Липит-Иштара излагались 43 статьи законов (не все из них сохранились) и, наконец, следовало заключение, в котором говорится, что по велению богов эти законы были высечены на каменной стеле (до нас дошли только фрагменты их копий на глиняных плитках), и призываются проклятия на голову возможного разрушителя надписи.
Существенны законы, касающиеся царских людей. Согласно § 23 [****************************], если «хозяин дома или хозяйка дома» в течение трех лет не платили гун (аккад. бйлътум «доход, взнос») со своего «дома», а за них платил кто-то другой, то они теряют право на «дом», а плативший приобретает его. Э. Шлехтер, видимо, справедливо считает, что речь идет о держателях царских наделов; появление этого закона, вероятно, связано с массовой раздачей царского земельного фонда чиновникам, жрецам и разным другим лицам после падения III династии Ура. Статьи § 20 и 21 гласят: «Если мйктум — дар царя, то его нельзя отнять; если же сам человек себя привел, то этого человека нельзя трогать: куда хочет, он может
идти». Исследователи спорят по поводу того, кто такой или что такое миктум; с нашей точки зрения, это перевод шумерского шуб ( = лугала) и означает здесь неродственного данной семье патриархально-зависимого человека — клиента или должника. Его господин имеет право удерживать его только в том случае, если он дан ему царем. Таких отношений не возникало при III династии Ура; закон, если мы его правильно понимаем, свидетельствует, с одной стороны, об усилении частных хозяйств (в данном случае неважно — на своей или на царской земле), с другой — о продолжающемся разорении общинного крестьянства (потому что вряд ли царские люди могли отдавать себя в кабалу частным лицам).
Другие законы Липит-Иштара посвящены опять-таки частной хозяйственной деятельности и регулируют наем работников, волов, телеги, ладьи, аренду финиковой плантации и т. п. (§ 4, 9—13); имеются также законы, охраняющие частную собственность (§ 6, 7, 14—19: кража со взломом карается смертью — виновного зарывают на месте преступления; другие случаи кражи караются многократным возмещением украденного; укрывательство беглого раба в течение месяца карается уплатой раба за раба или 25 сиклей серебра; рабу, несправедливо оспаривающему власть господина, налагается клеймо [?]).
Еще одна группа законов относится к семейному праву (§ 25—37). Это наиболее раннее, сравнительно полное свидетельство о семейной жизни в Шумере и Аккаде. Согласно им отец семейства может либо выдать замуж свою дочь, отдав ей в долю приданое, либо сделать ее жрицей нин-дингир (аккад. энтум или угбабтум), лукур (аккад. нади- тум) или ну-ги[г] (аккад. кадиштум); став жрицей, она остается жить в доме и является сонаследницей своих братьев (§ 27). Жрицы энтум и надитум хотя и были различным образом связаны с обрядом «священного брака», но помимо него обязаны были блюсти целомудрие; напротив, жрица кадиштум была обязана принести в жертву свою девственность, что, по-видимому, не мешало ей впоследствии выходить замуж. Приданое замужней женщины наследуют только ее дети; ни муж, ни его дети от другого брака права на него не имеют (§ 29). Если при живой и родившей сыновей жене хозяину дома родит детей также и рабыня, то он может отпустить рабыню и ее детей на свободу, но они не наследуют вместе с его законными детьми (§ 30); если после смерти жены он возьмет рабыню замуж, то наследниками являются только дети первой жены, а дети рабыни приравниваются к вольноотпущенникам и должны работать на дом отца (§ 31). Если жена бесплодна, муж может «создать себе» наследника от блудницы (кар-кйда, аккад. харймтум) и тогда обязан давать ей содержание ячменем, маслом и шерстью, но не может вводить ее в дом при жизни жены (§ 32). Он может (в подобном же случае?) взять в дом при живой жене вторую, но если он ни в чем не может обвинить первую, то обязан ее содержать пожизненно (§ 33). После уплаты женихом брачного дара [††††††††††††††††††††††††††††] за невесту ее нельзя отдать другому, даже если возвратить дар (§ 34). Жена может обратиться в суд с жалобой на сожительство мужа с блудницей, и суд может запретить ему общаться с той; если же муж предпочтет развестись с женой, то должен уплатить ей «серебро развода» (§ 35). Это, по-видимому, был для жены единственный способ разойтись с мужем не по его желанию. Отец вправе дать одному из сыновей прижизненный дар, который не поступает в раздел наследства (§ 36—37).

Упомянем еще закон (§ 22), налагающий на лжесвидетеля ту же кару, которую понес бы обвиняемый, если бы свидетельство было обоснованным. Несколько законов (§ 39—43) касаются ущерба, нанесенного взятому внаем имуществу; текст остальных или не сохранился вовсе, или только частично, и поэтому понять их смысл невозможно.
Отметим, что ни в этих законах, ни в более ранних Законах Ур- Намму, по-видимому, не было санкций против обычного убийства свободного или простой кражи у него; очевидно, эти дела решались общинным судом по стародавнему обычному праву, которое не было прпчин менять.
В Законах Ур-Намму нет принципа талиона («око за око, зуб за зуб»), а в сохранившейся части 3JIH он проведен лишь в § 22 о лжесвидетельстве — возмещение за преступление, хотя и регулируется государством, рассматривается как частное дело, подлежащее улаживанию между «домом» виновного и «домом» пострадавшего путем материального возмещения ущерба.
Если уже при Ишме-Дагане, как мы видели, царство Иссина испытало серьезные потрясения, то при Липит-Иштаре положение становится еще более серьезным.
Плодородные земли Юго-Восточного Шумера, занятые западносемитскими овцеводами — амореями, были вовсе не приспособлены под пастбища [‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡]. Они лежали в климатической зоне пустыни и без регулярного орошения неизбежно должны были вновь превратиться в пустыню. Говоря словами богини Нингаль из «Плача о гибели Ура»:
Мои поля, как поля, с которых изгнана (?) мотыга, выращивают
нечистые сорные травы (?);
Мои пальмовые рощи и сады, где было много меда [§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§] и пьянящего
напитка, воистину выращивают тернии;
Моя равнина, где веселились и пировали, воистину высохла (?),
как печь (?)...
Аморейским овцеводам нечего было делать в такой стране. Вместо того чтобы пасти овец на равнине, высохшей, как печь, они предпочитали наниматься воинами к царям и правителям городов, получая за это небольшие участки земли. Кому это в государстве могло быть выгодно, видно из военно-повинностной реформы Ишме-Дагана: от нее выиграли царские люди, освобожденные от воинской службы, которые теперь могли уделять больше времени собственным хозяйствам. Вскоре амореев в войсках различных царств Двуречья оказалось так много, что вакилъ амур- рим («пачальник западных») стало официальным воинским званием всякого крупного военачальника. В число таких «амореев» по должности попадает немало и аккадцев или по крайней мере амореев, полностью перенявших аккадский язык и культуру.
В 1932 г. до н. э. аморей Гунгунум, потомок Напланума, вероятно находившийся на службе у Липит-Ипгтара, царя Иссина, захватил власть в маленьком, но стратегически важном городе Ларсе, в месте, где канал Итурунгаль соединяется с Евфратом, и объявил себя царем Шумера и Аккада. Вслед за ним в течение двух поколений аморейские наемники захватывают по всей Месопотамии город за городом. Начинается совершенно новый в социальном и культурном отношении этап истории Междуречья Евфрата и Тигра.
<< | >>
Источник: М. А. КОРОСТОВЦЁВ и др.. ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО ВОСТОКА. Зарождение древнейших классовых обществ и первые очаги рабовладельческой цивилизации. 1983 {original}

Еще по теме Аморейское вторжение, падение III династии Ура и возвышение династии Иссина:

  1. В Шумере, между 2037 и 2004 годами до н.э. Третья династия Ура побеждена вторжением,восстанием и голодом
  2. Шумеро-Аккадское царство при III династии Ура
  3. Политическая история Царства Шумера и Аккада при III династии Ура
  4. Между 2278 и 2154 годами до н.э. орды кутиев* вторгаютсяв аккадские земли, но Третья династия Ура выбивает их
  5. ОТ ЭПОХИ «ПЯТИ ДИНАСТИЙ» К УСТАНОВЛЕНИЮ ДИНАСТИИ СУН
  6. Глава10.ОБРАЗОВАНИЕ ЦЕНТРАЛИЗОВАННОГО ГОСУДАРСТВАВ МЕСОПОТАМИИ. ДЕРЖАВЫ АККАДА И III ДИНАСТИИ УР
  7. Династии родственников пророка
  8. Ярлунская династия
  9. ДИНАСТИЯ ЮАНЬ И ЕЕ УПАДОК
  10. ДИНАСТИИ ЦИНЬ И ХАНЬ
  11. Вопрос о происхождении Македонской династии
  12. УСТАНОВЛЕНИЕ ДИНАСТИИ МИН
  13. Тибет во времена правления в Китае династии Юань
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -