ЛИТЕРАТУРА

Древнерусская средневековая литература конца XV — XVI в. проявляет традиционную подчиненность своеобразному этикету: в выборе тем, сюжетов, средств изображения, образов и характеристик. Благообразность и це- ремоыиальность составляют основу идеализирующего действительность литературного жанра.
XVI в. отмечен стремлением к систематизации и развитию литературных образцов. Усиливается назидательность, дидактич- ность слова, проводятся мероприятия по энциклопедической упорядоченности литературного наследия. («Великие Четьи Минеи», «Домострой», «Лицевой свод», «Степенная книга» и т.д.). Обобщающие энциклопедические системы стремятся замкнуть круг тем, мыслей читаемых литературных произведений. Возрастает повествовательдость литературы, интерес к фактографии, риторичности, этикетной официальной пышности. В общехудожественном процессе начинают преобладать центростремительные силы постепенного оформления единого литературного пространства. Государственное «дисциплинирование», унификация «книжного дела» усиливают выявление и появление национальных черт русской литературы. Рост национального самосознания вызвал усиленный интерес к историческому прошлому, а также стремление понять историю Русского государства в рамках всемирной истории. С конца XV в. в Москве появляется ряд новых летописей, общерусских по своему характеру, составители которых стремились исторически доказать преемственность власти московских князей от князей Киевской Руси. Новый подъем русского летописания начинается с 30-х г. XVI в., когда постепенно друг за другом создаются грандиозные многотомные своды. Летопись все больше и больше становится литературным произведением, теряя значение исторического документа. Она осмысливает события русской и всемирной истории, дает назидательное патриотическое чтение, воспитывая граждан в соответствующем духе. Обширная «Никоновская летопись» (XVI в.), «Воскресенская летопись», «Казанский летописец», «Царственный летописец», «Степеннаякнига», «Лицевойсвод», «История о казанском царстве» и т. д. показывают примеры работы летописца-историка по заказу, на определенную государственную тему. Правда, образ летописца более ранних времен тоже не соответствует стандартному представлению об уединенном монахе, который, удаляясь от мирской суеты, скрупулезно фиксирует события истории. Это, как правило, единовременное задание, часто имеющее конкретного заказчика, мецената. Одной из самых больших летописей стал «Лицевой свод». Он получил такое наименование потому, что был иллюстрирован «историей в лицах»: украшен 16 тыс. превосходных композиционных миниатюр. Подкрепление слова изобразительным материалом — традиционный прием средневековой культуры, но в данном случае в древнерусском искусстве создается прецедент отхода от канона и создания авторами независимых от образа композиций. Манера работы легкой прозрачной акварелью еще раз подчеркивает возможность нетрадиционных решений в новом жанре изобразительного искусства. Это сочинение, сохранившееся до нашего времени в 6 обширных томах, охватывает всемирную историю от «сотворения мира» и русскую историю с 1114 по 1567 г. «Лицевой свод» стал своеобразной исторической энциклопедией XVI в. He менее значительным историко-литературным произведением оказалась «Степенная книга».
Она была написана в 1560 — 1563 гг. по поручению митрополита Макария царским духовником Афанасием (Андреем, позднее митрополитом). Сочинение представляло историю России в виде последовательного ряда биографий правителей, начиная с киевских князей. История освещалась не по годам, а в виде восхождения по степеням (то есть великим княжениям). Вершину (17-ю ступень) являло современное летописцу правление Ивана IV Грозного. В построении книги своеобразно интерпретирована идея прогресса, когда все предшествующее развитие объявляется подготовкой (ступенью, степенью) современного автору величия державы. Степенная книга рассказывала о жизни царя, его «государственных подвигах», о роли церкви и высших церковных иерархов в строительстве нового царства, о деяниях митрополитов, утверждала идею единства самодержавной и духовной власти, их союза в деле упрочения государства. В 1564 — 1565 гг. была написана «История о Казанском царстве». Подробно излагается последний период существования ханства и взятие Казани русскими войсками. Неизвестный автор истории провел в плену около 20 лет и был освобожден в 1552 г. Острая наблюдательность и литературный талант позволили ему реалистически рассказать о битвах и страданиях русских воинов. Были упомянуты разногласия среди воевод в связи с трудностями похода. Быт и нравы той поры дале ких земель описаны глазами очевидца. Ho в основном это сочинение построено как панегирик в честь воинских подвигов и побед Ивана IV. Своеобразными историческими повествованиями конца XV — XVI в. являются хронографы. В этих сочинениях ставилась задача последовательно осветить всемирную историю и подчеркнуть роль в ней Русского государства. В дошедшем до нас «Хронографе» 1512 г. изложение всемирной истории ведется от «сотворения мира». Затем говорится об Ассирийском и Персидском царствах и т.д., то есть автор следует традиционной библейской историографии. Новым является посвящение главы «началу царства христианских царей», которая, естественно, дополняется событиями русской истории. «Хронограф» 1512 г. заканчивается повестью о взятии Царьграда турками, то есть описанием конца «второго Рима», после которого начинается история Руси как единственного христианского государства, как наследницы Византийского правления и спасительного центра православного мира. Местные летописные повествования также подключаются к общегосударственной патриотической идее. Примером может служить «Повесть о прихождении Стефана Батория на град Псков». Она была написана авто- ром-псковичем по горячим следам героической обороны Пскова в 1581 — 1582 гг. Литература конца XV — XVI в. носит выраженный публицистический характер. Это время раздумий, размышлений и споров о будущем страны. Сам царь Иван Грозный проявляет себя как страстный публицист. Он обнаруживает разные стороны литературного дарования — сарказм в письмах в Кирилло-Белозерский монастырь и к томившемуся в плену Василию Грязному, велеречивость и невоздержанность — в письмах Курбскому, Ост- рожскому. Общественная политическая мысль нашла выражение в «Сказании о князьях владимирских». Этим произведением, заключающем политическую теорию государства, русская дипломатия пользовалась, отстаивая престиж страны. Темы «Сказания» были изображены на барельефах царского престола в Успенском соборе Московского Кремля. На нем основывались официальные государственные акты и венчание на царство. Согласно этому мифу, московские государи являлись прямыми по томками римского императора Августа через князя Владимира. Стремление увидеть себя наследниками «вечного римского царства», а Москву — наследницей Византии, привело к особому обожествлению царской власти и объявлению «престольного града» Москвы «третьим Римом». Подчеркивается значимость Москвы: «а четвертому Риму не бывать». «Сказание о князьях владимирских» начинается с рассказа о разделе земли между потомками Ноя, продолжается сведениями о великих правителях, центральное место среди которых занимает император Август. Знаки царского достоинства от Августа через императора Константина получает Владимир после победоносного похода во Фракию. Константин прислал ему дары — крест «от самого животворящего древа, на нем же распятся владыка Христос», «венец царский», ожерелье «иже плещу свою ношаше» и пр. Повести о Вавилонском царстве рассказывали чудесную историю царских регалий. Повесть о новгородском белом клобуке (головной убор) говорила об особой роли России во вселенской церковной жизни и, в частности, подчеркивала значительность новгородской церковной святыни — белого клобука, который новгородские архиепископы получили якобы из Византии, куда он был перенесен из первого Рима. Стремление обосновать особую церковную значимость Русской земли сказалось в многочисленных составлениях житий (биографий) святых и в установлении их культа. Эти собрания — своеобразная русская энциклопедия, объединяющая разрозненные явления русской культуры. Над созданием общерусского культа святых работало большое число писателей, художников, писцов под руководством митрополита Макария. Результатом этого колоссального 20-летнего труда стали 12 больших томов (27 тысяч страниц)- Книги включали всю «что- мую», то есть читаемую на Руси церковную литературу, посвященную житиям святых и т.д., и получили название «Великие Четьи Минеи» (ежемесячные чтения). Энциклопедией русского быта молено назвать «Домострой», представляющий нравственные основы древнерусской семьи с подчеркнутым главенством мужа, главы фамилии. Этот сборник формулировал правила ведения домашнего хозяйства, был своеобразной «поваренной книгой», разъяснявшей рецепты приготовления постных кушаний (блинов, пирогов с рыжиками, груздями, маком, кашей и капустой, рыбы в различных видах), скоромных (из мяса, ветчины, сала), различных напитков и сладких кушаний (брусничной воды, пива мартовского, малинового морса, яблок и груш в квасу и в патоке, пастилы и т.д.). Дом в интерпретации «Домостроя» становился важной частью человеческой жизни, бытовая, земная жизнь христианина XVI в. заявила права на свое существование. В художественной литературе присутствует интерес к быту, истории, личностным отношениям людей. Продолжает распространяться переводная литература, обязательно интерпретированная на русский лад. О людях конца XV — XVI в. изящно и неторопливо поведала повесть «О Петре и Февронии»: история любви муромского князя Петра и крестьянской девушки Февронии. Исследователи сравнивают ее с западноевропейской средневековой «поэмой о любви» — романом о Тристане и Изольде. Повесть «О Петре и Февронии» — идеальное повествование о перипетиях двух любящих сердец. Феврония не ищет любви, а живет в любовном согласии с собой и природой. Когда впервые ее находит княжеский посланец в крестьянской избе за кроснами, перед нею скачет заяц. Феврония мудрыми ответами изумляет пришельца и обещает вылечить князя Петра, отравленного ядовитой кровью убитого им змея. Простая девушка спасает князя, и он женится на ней. Чванливые и недобрые жены бояр оговаривают перед князем Февронию: они сообщают о ее бесчинном поведении за столом, будто бы княгиня, как нищая, собирает хлебные крошки. Ho слова бояр оказываются ложью: когда Петр разжимает ладонь Февронии, там у нее благоухает ладан и фимиам. Снова недовольны бояре княгиней, на пиру, «одержимые неистовством», они просят Февронию покинуть Муром. Мудрая дева не возражает, но просит исполнить и ее последнюю просьбу — отпустить с нею Петра. Оставив княжескую власть, он вместе с женой уплывает вниз по Оке. На корабле Феврония творит чудеса — по ее благословению палки, воткнутые в землю, расцветают в деревья и т.д. Отчаявшись в борьбе за власть, муромские бояре возвращают изгнанников. Князь Петр и мудрая княгиня правят до старости в Муроме, как «чадолюбивые отец и мать». Почувствовав приближение смерти, просят бога дать им умереть в один и тот же час, принимают постриг в разных монастырях. Монахиня Февро- ния вышивает «воздух» (покров в церковь), когда ей сообщают о последних минутах Петра. Она просит умирающего подождать и дать ей завершить работу. Второй раз посылает к ней Петр, велев сказать: «уже мало пожду тебя». Наконец, в третий раз Петр просит: «уже хощу преставиться (умереть) и не жду тя». Тогда Фев- рония идет на этот зов, воткнув палку в «воздух», посылает сказать Петру, что готова. Так два любящих сердца не смогли разлучить ни смерть, ни злые люди.
<< | >>
Источник: А. Н. Бадак, И. Е. Войнич, Н. М. Волчек и др.. Всемирная история: Развитие государств Восточной Европы / — Мн.: Харвест; М.: ООО «Издательство АСТ»,.— 592 с.. 2000

Еще по теме ЛИТЕРАТУРА:

  1. Рекомендуемая литература Литература ко всем разделам*
  2. Список литературы
  3. Литература
  4. Литература
  5. 4. Литература
  6. Литература
  7. Литература
  8. СОЦИОЛОГИЯ литературы
  9. Список литературы
  10. Литература
  11. АРАБСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -