Задать вопрос юристу

Симеон Полоцкий (1629—1680)

Симеон Полоцкий (Самуил Емельянович Петровский-Ситниано- вич) — крупнейший общественный деятель и просветитель XVII в. Родился в г. Полоцке. «Две седмицы» (14 лет) обучался в Киевской братской коллегии, которую окончил около 1651 г.
По возвращений в Полоцк (1656) принял монашество и несколько лет работал учителем в Полоцкой братской школе. В 1664 г. переехал в Москву, где в Заиконоспасском монастыре обучал подьячих из тайного приказа латинскому языку. В этот же период он организует так называемое ученое братство, в которое вошли образованнейшие люди своего 330 Антология педагогической мысли народов СССР времени, такие, как Михаил Родосталев, Флор Герасимов, Сильвестр Медведев, Василий Репский, Семен и Илья Казанцевы*. В первые годы жизни в Москве С. Полоцкий поддерживал патриарха Никона и выступал против протопопа Аввакума и его приверженцев. Однако позднее он способствовал осуждению Никона на церковном соборе (1666). С 1667 г. С. Полоцкий стал учителем детей царя Алексея Михайловича — Алексея, Федора и Софьи, а затем с 1679 г. наблюдал за воспитанием Петра I. Особое положение С. Полоцкого при царском дворе помогало ему печатать свои произведения минуя церковную цензуру. С. Полоцкий призывал к расширению просвещения через школы при монастырях и церквах, где дети прихожан могли бы обучаться славянскому, греческому и латинскому языкам. Необходимо, говорил С. Полоцкий, «учители благоискусные взыскати» и их «на трудолюбие поощряти». Он надеялся, что только просвещение искоренит суеверия и предрассудки. Полоцкий выступал за создание в Москве высшего учебного заведения и даже составил его учебный план, в который включил языки, в том числе латинский, а также философию, богословие и другие науки. С. Полоцким было написано более 200 проповедей, которые составили сборники «Вечеря душевная» и «Обед душевный» (107 поучений), изданные уже после смерти их автора. В 1678 г. он составил «Вертоград многоцветный» — сборник стихотворений, многие из которых были посвящены вопросам воспитания и обучения. Полоцкий — автор «Букваря языка славенска» (1679) и сборника «Рифмологион», куда вошли и две школьные пьесы «Комедия притча о блудном сыне» и «О Навуходоносоре-царе». Свои педагогические взгляды С. Полоцкий выразил в ряде произведений, и в первую очередь в «Книжице вопросом и ответом, иже в юности сущим зело потребны суть», в сборниках «Обед душевный» и «Вечеря душевная». Педагогические воззрения Полоцкого формировались, с одной стороны, под влиянием народной педагогики, практики работы братских школ, с другой — западноевропейской педагогики. С. Полоцкий утверждал, что основную роль в формировании взглядов и привычек ребенка играют воспитание и среда, родители и учителя. Особенно высоко он ценил привычки, выработанные у ребенка в первые годы его жизни. Учитель при правильном воспитании может сделать из ребенка, как из воска, что угодно. Вся будущая жизнь человека и его поведение зависят от воспитания, полученного в детстве. Привитая в детстве привычка с возрастом укрепляется и оказывает на человека все большее влияние. * Среди названных лиц наиболее известен Сильвестр (Семен Агафонович) Медведев (1641 —1691), поэт, ученый, горячий сторонник просвещения. Медведев призывал к широкому использованию светской культуры античного мира и Западной Европы, к изучению латыни, без знания которой в то время невозможно было овладеть наукой и культурой. Получив образование в школе при Заиконоспасском монастыре, Медведев с 1678 г. работал справщиком Печатного двора. Современники называли его человеком «великого ума и остроты ученой». Замешанный в деле царевны Софьи, он был казнен. С. Полоцкий даже пытался ответить на вопрос, почему у хороших родителей бывают плохие дети. Среди причин на первое место он ставил заласкивание матерью, нетребовательность отца, взаимное попустительство. Любовь родителей — великая сила в воспитании, но чрезмерная любовь вредна. В воспитании человека С. Полоцкий выделял три периода: 1. От рождения до 7 лет — период нравственного воспитания. Родители обязаны учить детей произносить добрые и чистые слова, а не гадкие и плохие, говорить правду, а не ложь. Ибо каким жиром новый сосуд будет наполнен, того запаха он никогда не потеряет, так и ребенок не потеряет привычек, привитых с детства. 2. От 7 до 14 лет — период практического обучения. В это время следует обучать какому-либо мастерству, необходимому в жизни, и охранять детей от вредных зрелищ. Ребенку неприлично и говорить, и видеть плохое. 3. От 14 до 21 года — период умственного развития и гражданского воспитания. Юноша, развившись умственно, начинает постигать мудрость, приобщаться к мастерству, учиться быть честным гражданином. С. Полоцкий был сторонником принципа природосообразности, который нашел такое большое место в сочинениях Я. А. Коменского. Полоцкий сравнивал родителей с деревьями, дающими плоды, ребенка — с воском, чистой доской, дыней, растущей на огороде, с почвой, в которую брошено зерно, молодым деревом, новым кувшином. Если в семье нет дружного согласия, то страдают дети, ибо на них не влияет добрый пример жизни и поведения родителей. С. Полоцкий отмечал, что хорошее или плохое, привитое в детстве, с годами разрастается и увеличивается, как растение из семени. Ребенка легко склонить к доброму или злому, как молодое, еще не окрепшее дерево. И это можно сделать с помощью слова. Разумное слово учителя обладает большой силой. Птицу, выпущенную из клетки, можно, хотя и с трудом, вернуть обратно, слово же не вернешь. Поэтому следует подумать, прежде чем говорить. Язык «малое слово испускает», но «хульное» или «клеветное» слово многих убивает. Неумно сказанное слово вредно и для самого сказавшего. Безрассудное слово, пущенное, подобно стреле, может возвратиться и поранить твое же сердце, наставлял С. Полоцкий. Обучение детей он рекомендовал начинать как можно раньше — «от молодых ногтей», «от материнской груди», ибо то, к чему ребенок привык с пеленок, он делает на протяжении всей жизни. Если же потакать маленькому злу у маленького сына, то у растущего сына вырастет и большое зло. А это особенно опасно потому, что характер, который складывается в юности, сберегается до смерти. Следует, по мнению С. Полоцкого, обучать детей рукоделию или еще какому другому «честному» занятию. Ребенок, живя в безделии, может привыкнуть к злым делам, ибо безделие есть источник, который питает их. Родители обязаны не только кормить и одевать ребенка, но и воспитывать и наказывать его. Не следует допускать, чтобы дети дружили с теми, кто может оказать на них плохое влияние. Тот, кто с 332 Антология педагогической мысли народов СССР мудрым беседует, и сам становится мудрым. Да и самим отцам и матерям нельзя подавать детям плохого примера, так как ребенок, подобно обезьяне, подражает и добрым и злым делам своих родителей. С. Полоцкий в определенной степени обобщил накопленный педагогический опыт и подготовил почву для дальнейшего развития отечественной педагогической мысли в конце XVII — начале XVIII в. С. Полоцкий разоблачал пороки современного ему общества, критиковал стремление к наживе, спесь боярства, кичившегося делами своих предков, тунеядство, праздность. Он считал, что человеку необходимо не только знать прошлое, понимать настоящее, но и благоустраивать его и предвидеть будущее. Человек мыслит. Мысль человека подобна корню дерева. Как корень скрыт под землей, так и мысль человека скрыта в его сердце. Подобно тому как сила корня проявляется в ветвях и плодах, так и сила человеческой мысли — в делах человека. Каждый обязан стремиться к совершенству и способствовать развитию другого. Если человек чего-то не знает, то он должен учиться. Если что знает, то должен передать свое знание другим. Слава страны зависит от культуры и просвещенности народа. Чем больше школ и ученых, тем выше ее слава. Слава распространяется через книги, которые проносят знания через века. После смерти С. Полоцкого его сочинения были подвергнуты критике и даже преданы анафеме. Он был обвинен в том, что его «венец веры кафолической сплетен не из прекрасных цветов православного богословия, а из западных новшеств, из «еретических блудословий Скотовых» [5, с. 324], т. е. в том, что он опирался на учение шотландского философа Дунса Скота, который, по характеристике К. Маркса, «заставлял самое теологию проповедовать материализм» [1, с. 142]. Советский исследователь А. Д. Калинин характеризует С. Полоцкого как страстного просветителя, педагога, отдавшего много сил делу становления школьного образования, в творческом наследии которого «можно найти много интересного и поучительного» [8, с. 107]. Вертоград многоцветный ...Обрящет зде благородный и богатый врачества недугом своим: гордости — смирение, сребролюбию — благорасточение, скупости — подаяние... Обрящет худородный и нищий своим недугом целебная: роптанию — терпение, татбе — трудолюбие, зависти тленных — презрение... И всякими инеми недуги одержимии обрящут по своей нужде полезная былия и цветы [12, с. 207]. Веждество Веждеству образ древнии даяху, зрящую в нощи сову писаху, Яко бо она во тме созерцает, тако в трудностех вежда дела знает [20,с. 370]. Развитие педагогической мысли и просвещения в XIV—XVII вв. 333 Нрав ...Древо младое удобно клонится, тако юноша всяческим учится. Иже туком сосуд новый исполнится, чрез многая лета той в нем сохранится. Тако нрав юноши от детства всажденный, даже до старости бывает храненный [20, с. 380]. Невежда Невежда пути вожд да не бывает, книг неискусный да не поучает. Невежда мудрого елма поучает — слепец очитаго провождает. Сова о лучах солнца разсуждает, егда невеглас о мудрых вещает [12, с. 75]. Разум Разум есть прешедшая добре разсуждати, настоящая паки благоустояти. Еще предвидение будущих имети,— сих делес не творяют иже умом дети [12, с. 73]. Слово Птицу из клетки скоро мощно испустити, но труд есть паки в тужде ону возвратити. Точне без труда слово из уст ся пущает, но никоим образом воспят ся вращает. Егда убо хощеши нечто глаголати, потщися прежде оно умом разсуждати... [12, с. 77]. Труд ...Да праздных людей не имеют в себе, ибо комуждо трудитися требе. Да своим трудом питаем бывает, а не чуждая же труды поглощает. Не хотящым же трудов полагати, не подобает хлеба подаяти: «Праздный да не яст...» [12, с. 15]. Учение Долгим путем водит словом поучаяй, кратко наставляет образ делом даяй... Яко же любезни суть прекраснии цвети, так научени всем приятни дети [20, с. 369]. 334 Антология педагогической мысли народав СССР Учитель Учитель, не творяй того, чему учит слушателей слова, ни како получит... ...Иже хощет учитель человеком быти, долженствует три вещи всячески хранити. Первое, да искусен сам сый наставляет, иначе бо не учит, но люди прелщает. Второе, должен слово свое украсити правдою, действом, дабы приятном быти. Третье, преклоняти сердце подобает, ко творению делес, к ним же увещает. Сия храняй учитель, благий наречется, спасаяй человеки, сам богом спасется [20, с. 369]. Учитися и учити Их же не вемы, тым ся нужда есть учити, яже вемы, та иным верно изъявити [12, с. 74]. У чай, а не творяй Мнози к добротам инех увещают, сами же онех ни мало творяют. Сии подобии суть звоном звонящим, в церковь зовущим, самым не входящим... Иже желает прав учитель быти, чему же учит, достоит творити. Ибо на дела паче возглядают слушателие, и та подражают [20, с. 369]. Частость Не сила капли камень пробивает, но яко часто на того падает; Тако читаяй часто научится, аще и не остр умом ся родится [12, с. 74]. Честь Родителей на сына честь не прехождает, аще добродетелей их не подражает. Лучше честь собою комуждо стяжати, Нежели предков си честию сияти [12, с. 67]. Букварь языка славенска, сиречь начало учения детем, хотящим учитися чтению писаний К юношам, учитися хотящим Отроче юный, от детства учися писмена знати и разум потщися. Не возленися трудов положити, имать бо тебе полза многа быти. Аще ся видит досадно труждати, но сладко плоды трудов собирати. Иже в юности труды полагает, во дни старости в покое бывает. Наипаче иже книгам научится, о трудех честных превозвеселится. Дар писание великий от бога, тайна писмены является много. Что сердце мыслити ум разсуждает, то писание удобь извещает. Безгласно убо, не зело явственно, далее гласа бывает несенно. Глас близ сущему слово возвещает, писание же далеким являет. Что кто далече сый напишет тебе, то познаеши о всяцей потребе. Писмены воля всех царя явися, во писании мудрость заключися. Юже аще кто имати желает, писании мудрых да употребляет [20, с. 366—367]. Увещание к читателю Каждо учися чадо наставляти, образ и слово по себе им дати. Да образ помнят, слово же читают, добродетели троя подражают. Тоже веждь, рождший, яко твое чадо, веема подобно тебе быти радо. Аще благ еси чада благо будут, аще же ты зол, и та зла пребудут. Ибо с тобою выну пребывают, что ты дееши тому навыкают. Плод от древа поблизу си падает, чадо от отца нравы получает. Орел подобна себе орла плодит, а сова сову темнозрачну родит. Сын кровь твоя есть аще ты растленны, како он будет тли не прицепленны. IPPI* r у -А4 > и / « ||ДГМНН ЯН ft ДЖОАНОМ *IHhW ^ * к»«1 * (I т*| «art еДО Jr .* *JW»*T? «г* . f «гид* * Гди |Hlf Xf*r# КЖ1 HAlirt * ПОЛИНАМИ / и зубами для терзания прочих животных, безоружны по отношению к своим детям. Не терзает лев своих котят, не раздирает медведица своих детей, ни Развитие педагогической мысли и просвещения в XIV—XVII вв. 341 волк своих чад не пожирает. Это и среди птиц хищных. Когтями немощных похищают и острым клювом снедают пернатых, но лишены этого против своих птенцов. Змеи и гады ядом иных умерщвляют, своих детей не повреждают. Так и люди. Как бы зол ни был человек к другим, к своим детям — добр [14]. Наказание чадом Пиитове утвориша баснь о солнце нарекоша его отца сыну Фаетону и глаголют яко Фаетон, видя отца си любве к себе безмерную горячесть, дерзнул просити да даст ему на своей огненне и колеснице и на быстротекущих конех чрез един день токмо яждением утешитеся. Отце безмернем любве обдержимыи не отрече сыну просима? Но егда всед Фаетон на колесницу не веде коней правителствовати тогда в мале небесе и земли несожже же огнем очим, за что ди небесе владетели уби его молнии лью стрелою и труп с небесе низвергл есть. Баснь си есть пиитическая, но родителем в наставление полезна да не всякому чад прошению соизволение творят и да не попущают им на конех самоволства на колеснице богатств си без управителя южденья деяти да не неискусн суще правления сверепых коней воли своея огнем похоте и ярости на смертную казнь себе заслужат или у града или у бога. Но откуду честных родителе и чада злонравие стяжут повем вам истину ради исправления от материя ласкателства, от отча ненаказания, от обою же пространно воспитания. Блажит мати малого сына малую злобу, а злоба в сердце, аки терние корение си утверждает и сыну растущу страстет злоба паче. Подобие трудно есть злых родителе и чадом изменитити злыи нравы добрая гласити, яко от пелен родителема научаются злонравию и злословию неудобно трезвенным им быти занеж от детства упиватися попущают. Вы пра- вославнии людие да не приемлете суда о злонравии чад ваших тщитеся воспитати я добре храняще сия нужные благовоспитанию первая вещь есть жезл им же наказуется... злого возбраняти общество с лукавым дружити с не попущает. Источник бо аще и велми чист есть, а егда случается блатом обуче блатен быти и тины смрад даяти, ибо и пророк глаголет со строптивым развратишися и Иисус Сирахов повествует, касаяся пекл очернится и общаяся гордому точен ему будет и паки то и же Иисус рече кони неучен свереп идет и сын самоволны и блудник будет. Накажи чада и удивится тя, не играи с ним да не сотворити печали, не даждь ему власти во юности, сокруши ребра его донде млад есть... третия вещь еже злого по себе образа не являти чадом ибо якож пифик, что видит человеки творящия обне то тщится деяти подобно чада дела родится своих, видя ще подражате- лием и бывают блажени и убо суть родителие их же житие добродетелное есть чадом образ благонравия и зерцало исправления окаяннии ж суть рождшии и ж злобным си житием чадом соблазняют чадо.
Убицы бо суть сии человецы нежели родителие, ибо хуждыиее рождают, а лучшее убивают. Рождают убо плоть тленную, убивают же душу бессмертную. Блюдитеся убо со родителие да не будете душегуб цы чад ваших соблазнию жития вашего. Да весте яко отец должен есть быти в дому яко солнце, мати ж аки луна, чада яко звезды... да благими образы жития осиявают яко светом звезды домов си иже суть чада... Четвертая вещь и последняя есть яже родителем от младых ногтей, от сосцу матерен страху божию обучати младенц своя да паче растут в добродетели, нежели в количество плоти... [3, с. 110—111]. Из «Вечери душевной» В этом мире очень большое счастье пользоваться плодами своих трудов, православные слушатели, и еще более того вместе с ними иметь не бесплодную супругу и видеть от нее плод своего супружества. Оба эти блаженства царствующий пророк1 предсказывает боящимся господа и ходящим по путям его заповедей: «Счастливы все,— говорит,— боящиеся господа, ходящие по его путям! Труды твоих плодов будешь есть, ты счастлив, и хорошо тебе будет. Твоя жена, как плодоносная [виноградная] лоза во всем твоем доме; твои сыновья вокруг твоего стола, как летние отростки оливкового дерева». Это счастье больше, чем владеть золотом мира сего, ибо отец, оставляющий после себя детей, если и расстанется с этим веком, не умирает, потому что живет в своих детях и его слово не погибает с шумом, так как цветет в сыновьях и дочерях. Бездетный же, если будет обладателем и бесчисленных богатств, когда умрет, не останется жить в мире, потому что у него не осталось потомства; богатства же его переходят во владение чужим, а иногда и его врагам; он трудился, а недруги входят в его труды; и слава проходит, как вечер, проходит мимо, как тень. Итак, счастливо супружество, не лишаемое своего плода, но плода доброго, плода честного, потому что плод злой и нечестный делает супружество более проклятым, чем счастливым. И подобно тому, как бесплодное дерево лучше, чем приносящее плохие и вредные плоды, так счастливее родители, не родившие детей, чем родившие плохих. Поэтому родители должны иметь постоянное старание, чтобы их плод был хорошим, ибо плод не рождается, как у деревьев, по природе сладкий или горький, но по наставлению рождавших, по навыкам и воле рожденных добронравие или зло укореняется в их сердцах. Премудрый Платон сравнивает юношеские сердца с воском, потому что, как воск принимает на себя оттиски разных печатей из-за своей мягкости, так и сердца юных легко принимают разные характеры вследствие мягкости сердца. Если кто-нибудь на том воске сделает отпечаток непорочного и незлобивого голубя, тот человек всегда будет непорочен и незлобив, как голубь. Сделает ли кто отпечаток летающего высоко и светолюбивого орла, тот человек всегда будет способен рассуждать о высоком и светлом. Сделает ли кто отпечаток роющегося в земле крота или любителя болот — вепря, подлинно тот человек до смерти будет любителем земного и искателем греховного болота. Сделает ли кто отпечаток лютого льва или хищного волка, тот человек всегда будет жестоким, как лев, и хищным, как волк. Сделает ли кто отпечаток трудолюбивого вола, тот человек всегда будет жить в трудах. Развитие педагогической мысли и просвещения в XIV—XVII вв. 343 Сделает ли кто отпечаток ленивого осла, тот человек всегда будет жить в лености. Сделает ли кто отпечаток гневного медведя, хитрой лисы или лающего пса, тот человек до конца своей жизни будет гневливым, хитрым и хулителем уважаемых. Если же кто сделает отпечаток смиренного ягненка или чистого горностоя, тот человек до последнего вздоха будет любителем смирения и хранителем чистоты... Наконец, юность подобна молодому дереву, ибо куда кто хочет, туда может наклонить тонкое дерево; так и век юношеский: к чему его повернешь, легко будет наклонен. Итак, смотрите, родители, как вы должны воспитывать ваших детей: добрые слова и примеры хороших дел отпечатывайте на том воске, слова божественные, а не мерзкие и кощунственные, на тех досках и закон господний пишите. Но откуда у честных родителей дети приобретают злой нрав? Скажу вам истину ради исправления: от материнской ласки, от отцовского наказания, от неограничиваемого [строгостью] обоих воспитания. Хвалит мать маленькую злобу маленького сына, а злоба в сердце, как терновник, корни укрепляет, и с ростом сына растет более злоба. Когда же сын вырастет в величину стойкую, вместе с тем вырастет злоба и нрав неискоренимый, и тогда исполнится такая притча: если юноша и состарится на своем пути, то не сойдет с него, ибо как глиняный сосуд, если в начале обработки вареной смолой напитается, никогда не отмоется. Так человек, глиняный сосуд, до смерти хранит нрав, воспринятый в юности... Подобным образом детям злых родителей трудно изменить злой нрав и говорить хорошее, так как от пеленок обучаются родителями злонравию и злословию. Трудно им быть трезвыми, потому что с детства попустительствуют [им] упиваться. Невозможно сохраниться чистым, ибо в своем младенчестве и видят, и слышат, и совершают нечистоту беспрепятственно. Горе из-за злонравия! Горе из-за притеснений! Кто за это примет наказание? Верно, как посадившим сад приписывается причина кривизны деревьев, потому что не исправляли их в юности, и как художникам вменяется безобразие неискусно сделанных ими вещей, так родителям приписывается причина злого нрава их детей, и примут наказание, потому что в детстве научили их или допустили привыкать ко злу. Да не примете вы, православные люди, наказания за злой нрав ваших детей, старайтесь воспитывать их, хорошо соблюдая следующие вещи, нужные для хорошего воспитания. Первая вещь — жезл...2 Через жезл непослушных не лишать заслуженного наказания. Это же самое и приточник3 приказывает, говоря: «Не отталкивай младенца от наказаний, ибо когда бьешь его жезлом, не умрет от него; ты, ударяя его жезлом, избавишь его душу от злой смерти». И еще: «Кто щадит свой жезл, ненавидит своего сына, а любящий прилежно наказывает». Вторая вещь — чтобы детям запрещать плохое сообщество, не допускать дружиться с лукавыми... Однако пусть общение ваших детей будет с добрыми, ибо как вышедшие в мироварницу и пробывшие там известное время пропитываются ароматным запахом и выносят с собой тот приятный запах, так общающиеся с добром обучаются доброте или по крайней мере не привыкают делать зла. И собеседники умудряются мудрыми по слову приточника: «Ходящий с премудрым будет премудр». Третья вещь — это не подавать детям плохого примера, ибо как обезьяна, что видит совершаемое людьми, тотаас старается то делать, так и дети, видя дела своих родителей, бывают их подражателями. Итак, счастливы родители, которых добродетельная жизнь — пример благонравия для детей, зеркало для исправления и образец хороших дел. Несчастны же родившие, которые соблазняют своих детей плохой жизнью; эти люди являются более детоубийцами, чем родителями, ибо что хуже, то рождают, а лучшее убивают: рождают плоть тленную, а убивают душу бессмертную, когда соблазняют своих детей, и, бывая виновниками их греха, лишают их жизни душ, которая есть дар божий... Если такое горе чужим, то много больше родителям, ибо насколько родители ближе по крови детям, настолько более невыносим и вреден их соблазн и больше грех этого соблазна. Итак берегитесь, о родители, чтобы вы не были душегубцами детей соблазном вашей жизни. Знайте же, что отец должен быть в доме, как солнце, мать же — как луна, дети — как звезды. Итак, отец должен быть как солнце, мать — как луна, тот как светило большее, а та как светило меньшее, чтобы хорошими прймерами жизни освещали, как светом, звезды своих домов, то есть детей, чтобы и они, как звезды, сияли светом святой жизни. Но увы нам! Как эти солнце и луна много страдают из-за отсутствия света! Луна потому, что между [нею и солнцем] лежит земля, то есть жена из-за земного хитроумия и земных страстей, лежащих между нею и мужем; солнце же — из-за противоположения луны, то есть муж, когда жена ему сопротивляется и противоречит. И таким образом происходит препятствие, из-за которого свет не приходит к звездам; свет, говорю, хороших примеров и благочестивой жизни не льется на детей. Их покрывает тьма, когда домашние разногласия подают плохой пример, когда развратные нравы родителей порождают соблазны, а дети подражают злой жизни родителей. Ибо как живущие всегда в дымокурном доме легко делаются черными, так плохим примером родителей дети легко развращаются. Итак, охраняйте себя, родители, от всякой злобы, чтобы вы не были помрачителями ваших звезд, развратителями любимых детей, о которых вы должны отдать слово общему для всех господу и богу и получить награду в соответствии с вашими делами. Четвертая и последняя вещь — чтобы родители обучали своих младенцев от молодых ногтей, от материнских сосков страху божьему, чтобы те больше росли в добродетели, чем в величину тела. Порядок же их учения будь такой... Седьмое — бережно охранять мальчиков- подростков от совместных игр с девочками-подростками, от совместного спанья, чтобы по дьявольскому наваждению не впали в искушение; восьмое — пусть обучают своих детей какой-нибудь ручной работе или какому-нибудь иному занятию, чтобы не приобрели злых навыков, живя в праздности, ибо праздность — их [злых навыков] Развитие педагогической мысли и просвещения в XIV — XVII вв. 345 питательная среда; девятое — пусть хлопочут для них о почетном и душеспасительном сане временной жизни, или духовной, или мирской... Если таким образом воспитаете ваших детей, то будете истинными родителями не только их тел, но и душ, ибо естественно, родив для мира их тела, вы нравственно родите их души для бога, которому, родители, вместе с вашими детьми усердно и со страхом служите в качестве рабов в течение всех дней вашей жизни, чтобы с радостью восприняли награду за ваши труды в его небесном царстве. Один из искусных учителей подает нам следующий очень полезный образец наставления детей и юношей: в первом, говорит, семилетии пусть родители учат своих детей произносить хорошие и чистые слова, а не худые и гадкие, сообщать правдивое, а не ложное, ибо, каким жиром новый сосуд будет наполнен, от запаха того [жира] никогда не избавиться; во втором семилетии пусть учат их какому-нибудь делу, чтобы они могли приобретать нужное для жизни, а лучше всего — пусть охраняют их от видения гадостей, ибо нехорошо, чтобы юные говорили гадкое, нехорошо также, чтобы его и видели. Аристотель объясняет причину, почему все первое наиболее любимо: что юные видят впервые, к тому присматриваются с большим удивлением и твердо содержат это в памяти. Во втором же семилетии, когда приобретут добрый и достаточный разум, пусть будут обучаемы страху перед богом и мудрости, т. е. как жить для бога, пониманию и умению, как в мире честно выполнять гражданские обязанности. К чему юноша проявит склонность в эти семилетия, того будет держаться и в старости, в соответствии с такими словами: «Юноша, ходящий по своему пути, если и состарится, не отступит от него». Есть в садах плоды, на которых если что написано железом в их молодости, то в старости и больше, и яснее на себе проявляют. Таким [плодам] подобны юноши, ибо что примут в юности как семя, то и в старости проявят в себе как колосья. И подобно деревьям, какими цветами весной расцветут, такие плоды принесут в старости... В древности у благоразумных была большая забота о том, чтобы найти своим детям опытных учителей. Блаженный Иероним одной уважаемой женщине, по имени Лета, о воспитании дочери советовал в письме следующее: «Выбери учителя в степенных летах, благочестивой жизни и [основанного на благочестии] образования. Великий Александр, покоритель Вселенной, очень радовался и поздравлял себя, что ему было дано жить в то время, когда жил и учил самый знаменитый из философов — Аристотель и ему был дан в качестве наставника. Царь Феодосий, имея отеческую заботу о своих сыновьях Аркадии и Онории, написал царю Гратиану послание, умоляя его, чтобы тот послал ему в Царьград лучшего по благочестию и знаниям человека для наставления его сыновей. Гратиан же написал о том письмо к папе Дамасу, который послал очень благочестивого и ученого человека Арсения. Царь Феодосий считал недостаточным дать своим сыновьям в наследство царство, кипящее множеством всяких богатств, он старался прежде обогатить их благонравием и благочестием, поэтому, вручая своих детей умудренному богом Арсению, сказал ему: «Отныне этим отрокам ты будешь более, чем я»... [20, с. 357—366]. О воспитании чад ...Философ умы отрок юных уподобляет скрижали ненаписанней, на ней же учитель что-либо хощет написати может: точие во умех юношеских, что-либо хощеши вообразится, или добро или зло, и выну пребывает, и прибывает. Подобным обычаем, яко на дыни во ограде растущей, аще мало на малей вообразится писание, велико возрастет с возрастением ея. Или яко семя, мало убо повергается на ниве, но во великий клас возрастает и приплодование творит: тако обучение юных, мало засеется, но возрастет во велико и ветви произведет мно- ги... Ин еще любомудрец, уподобляет юный отроки новому сосуду ску- делному, вонь же аще что влиется в новости, того вони не лишится до старости: токо воистинну юный, к чесому во юной версте века си приучени будит, того до кончины си не забудут. Напоследок младому древеси подобно есть юность: ибо аможе хощет кто, тамо тонкое древо преклонити может... [20, с. 366]. Благо есть мужу, егда воздвигнет ярем во юности своей Древеса донележе млада из дивных лесов и пустынь ненаселенных в сады пресаждати есть садовников обычай... яко та влаги нив новых удобь могут внутрь прияти, и теми оживлшеся, плоды благия приносити. Не тако старая, ибо та неудобь терпят преселения. Падобне деется в роде зверей, тако словесных, яко же безсловесных, ибо млад конь, безтруднее оброздавается, и всадника приемлет, нежели стародивый. И малолетен вол сый удобне ярем на выи носити приучается, нижи в праздновании состаревыйся. Точне во человецех, юноша яко леторасль аможе хощеши преклонитися может не тако леты доволный. Того ради хотящий навыкнути хитростем, или свободным или несвободным, во юности детей приводятся ко учителем и вручаеми им бывают, да трудолюбия налог приймут во младости, его же бы употреблением препитати свою старость. И во нравах юных злонравие не много искореняется трудами и блазые насаждаются в тех место обычаи. Во старых паки по елику кто старш во злобе, по толику неисправней в ней и неприклонней к добродетели, ибо имже нов сосуд туком проницается, той и на старость его не измывается. Убо благо есть мужу, иже благий ярем воздвиг от юности своея... енже работе приобыкнут в версте юности, то им сладка будет, а не стужит и во пределах последния ветхости... [15]. Из «Слова первого в день во святых отца нашего Николая архиепископа» Во юности не хотяй труждатися, во старости зле постражде... ибо яко кто не орет и не сеет во юности лета, яже есть весна той во старости его, яже есть зима, и хлад, и глад страдати долженствует: тако во юности жизни своея, не показавый трудолюбия в делех, не приймет во старости плодов упокоения, труд во юности, покой старости приносит. И противным обычаем, леность юности труд старости и безпокойство плодотворит. Чесо ради родителие чадолюбивии должны суть юность рожденных собою ко трудам душеполезным прикланети, и от младых ногтей добрым делом приучати я, ему же бо приобыкнет младость, то безтрудно носит старость... [15]. Из «Слова в день преподобного Алексея» От сладкоплоднего и добрего древа добрый и сладкий плод раж- датися обыче... Доброе древо плоды добрые творит... и от добрую родителю добрая рождаются чада, и аще злыми беседами не растлят обычаев благих, совершение яко живый образ доброту родителей си проявляют, и со умножением... [15].
<< | >>
Источник: С.Д. Бабишин, Б. Н. Митюров. Антология педагогической мысли Древней Руси и Русского государства XIV — XVII вв. 1985

Еще по теме Симеон Полоцкий (1629—1680):

  1. СИМЕОН
  2. Полоцкая земля
  3. СВ. СИМЕОН НОВЫЙ БОГОСЛОВ
  4. ПОЛОЦКОЕ УБИЙСТВО
  5. Полоцкая земля
  6. ПОЛОЦКАЯ ЗЕМЛЯ
  7. Глава XXI РЕДУКЦИЯ И РЕОРГАНИЗАЦИЯ УПРАВЛЕНИЯ (1680—1700 ее.)
  8. Глава Х ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ СИМЕОН ИОАННОВИЧ, ПРОЗВАННЫЙ ГОРДЫЙ. Г. 1340-1353
  9. Симеон Новый Богослов Божественные гимны58
  10. РАЗНЫЕ МЫСЛИ, ИЗЛОЖЕННЫЕ В ПИСЬМЕ К ДОКТОРУ СОРБОННЫ, ПО СЛУЧАЮ ПОЯВЛЕНИЯ КОМЕТЫ В ДЕКАБРЕ 1680 г.
  11. Византийское богословие X—XII веков
  12. Византия и Балканы в VШ-Xвв.