<<
>>

2.2. Этика химии

Этика - философская дисциплина. Как ни странно, философия химии длительное время развивалась безотносительно к этике. Считалось, что этика актуальна в деле регулирования общежития людей.
В естествознании же, в том числе в философии химии, вроде бы она неактуальна. Однако бурное развитие химии, особенно синтетической химии, развеяло предубеждение химиков против этики. Не может быть свободной от этики область деятельности людей, в рамках которой они производят взрывчатые и отравляющие вещества, яды и химикаты, способные оказать нежелательное воздействие и на людей, и на природу. Перед лицом нежелательных последствий своих же собственных действий, люди неизменно обращаются к этике. Об этом в яркой форме свидетельствует история осмысления феномена техники. После Хиросимы и Нагасаки этика заняла в философии техники центральное место. В философии химии ситуация другая. Здесь этика всего лишь набирает обо- роты, пребывая в тени эпистемологии. Тем не менее, в актуальности этики химии уже мало кто сомневается.

В 2000 году журнал «Hyle» опубликовал перечень проблемных вопросов по этике химии, предлагая авторам высказаться по их существу. Они действительно заслуживают пристального внимания. Приведем их полный список .

Профессиональная этика •

Доступны ли профессиональные кодексы поведения химических сообществ философскому анализу, согласуются ли они с ним? В каком отношении отличаются эти кодексы друг друга и от кодексов других профессиональных и научных обществ? •

Существуют ли моральные идеалы, которые лежат в основе специфических этических химических норм? •

Чему мы можем научиться на примере функционирования «патологической науки» (аномальная вода, холодный синтез и т.п.) и эксцессах неудачного научного поведения? •

Существуют ли специфические типы и проблемы ущербных поведений, характерные именно для химии? •

Необходимы ли для химических исследований (включая оценки, публикации и документации) специфические формы доверия среди коллег по сравнению с положением дел в других науках? •

Фактическое химическое исследование следует за специфической моралью или неморальными величинами? •

Соответствуют ли актуальные методы химии (включая исследование, оценку, публикацию и документацию) их ценностям? •

Должно ли химическое исследование основываться на моральных или неморальных ценностях? Если да, то почему? Если нет, то почему? •

Каким образом когнитивные (познавательные) и методологические ценности соотносятся с моральными ценностями химического исследования? •

Как коммерциализация химического знания повлияла на или изменила традиционные когнитивные ценности? • Можно ли обнаружить специфические корни профессиональной этики в истории химии и алхимии?

Химия и общество ?

Характерны ли для химиков как научных работников, особенно для аналитиков и синтетиков, ввиду их знаний, способностей и практик, специфические типы философски обоснованной ответственности и обязанности (активные или пассивные) перед международным сообществом? Существует ли философский путь оправдания или ограничения "свободы исследования" в химии? ?

Изменилось ли химическое исследование специфическим образом ввиду конфликта интересов, например, научных и социальных, национальных и международных, финансовых и публичных и т.п.? ?

Какие уроки следует извлечь из исследований с неблагоприятными последствиями, касающихся опытов с живыми существами, производством вооружения, созданием новых лекарств, экспериментами с животными и т.п.? ?

В каком отношении содействует химия неэкономическому развитию общества (например, моральному, политическому, интеллектуальному, эстетическому и т.п.)? ?

Определяет ли химия пути самооценки людьми и обществом своей собственной природы? ?

Не реализуется ли в химии тип рациональности, способный вызвать конфликт со здравым смыслом или политической рациональностью? ?

Существуют ли внутренние причины, нуждающиеся в философском и социально-историческом анализе для преодоления отрицательного общественного образа химии как науки (в связи с повышенным вниманием к проблемам сохранения окружающей среды)? ?

Инициирует ли химия, в отличие от других наук, надежды, страхи, или другие чувства, которые должны анализироваться психологическими или феноменологическими средствами? ?

Каким образом этика химии должна быть включена в университетские программы химии? ?

Какую роль должна играть этика химии в публичной политике?

? Какие уроки следует извлечь в пользу этики науки вообще и особенно этики химии из участия ученых в широко известных общественных делах, например таких, как Манхэттен проект?

Как видим, вниманию философов химии были представлены актуальные вопросы.

Ставилась задача развить их в систематической форме. А для этого нужна была определенная концепция этико- химической направленности. Но именно ее как раз и не было. Журнал «Hyle» опубликовал около десятка статей, в которых предпринимались попытка представить этику химии в тщательно выверенном концептуальном виде. Наиболее значимыми оказались исследования таких видных философов химии, как Дж. Делире и Й. Шуммер. Каждый из них шел непроторенными путями.

Джузеппе Делире начал свое исследование с рассмотрения соотношения этики и науки95. Во-первых, он убежден, что в современных условиях рассуждать следует не просто о нравственности, а иметь в своем распоряжении хорошо отлаженную теорию, этику (ethics). Во-вторых, Делире решительно высказывается в пользу аксологии, оперирующей ценностями. Его не устраивает деонтология (от греч. deon - долг), в которой речь идет об обязанностях людей. Делире привлекает не этика долга, а ценностная этика. В- третьих, он делает свой наиболее значимый философский ход, а именно - интерпретирует этику ценностей с позиций теории принятия решений. Суть этического дела видится им в том, что человек, оказавшись в ситуации риска, делает соответствующий выбор, за который ему необходимо нести ответственность. Риск, выбор, ответственность - таковы главные концептуальные ориентиры итальянского исследователя. Он приводит следующие три формулы. (1) (2) (3)

R(n) = W(n) * P(n), G(p) = D(p) * P(p), C(n,p) = G(p) / R(n). Согласно формуле (1) риск R(n) определяется вероятностью негативного (n) исхода P(n) и его величиной (весом) W(n). Формула (2) выражает связь характеристик позитивного исхода (p), его ве- роятности P, желательности D и выигрыша G. Наконец, формула (3) определяет величину стоимости выбора C(n,p). Она тем выше, чем больше выигрыш G(p) и меньше величина риска R(n). Аргументация итальянца выглядит очень убедительно в той ее части, которая касается включения этики в научный контекст. Традиционной проблеме добра дается вполне конкретное не метафизическое, а научное истолкование.

И это в условиях, когда традиционная этика со времен Аристотеля пребывает в метафизических одеждах.

К сожалению, Делире столкнулся с существенными трудностями при объяснении института ценности. Выбор-то осуществляется в соответствии с некоторыми ценностями. В таком случае необходимо объяснить, откуда они берутся. Если из науки, то какой? Научно ориентированный Делире не находит ответа на этот вопрос в науке. Приводимый им список ценностей включает деньги, власть, физиологическое удовольствие, признание живых существ, справедливость, мудрость, красоту, любовь к отчизне, взаимную привязанность друг к другу членов семьи96.

Список этих ценностей приведен в произвольной форме. А между тем в науке действительно есть действительный адресат ценностей. Это - концепты всех прагматических наук, причем как базовых наук, так и метанаук. Если вы желаете иметь дело, например, с экономическими ценностями, то необходимо обратиться непосредственно к экономическим наукам. Стоимость, ставка процента, прибыль, личный доход, многие другие концепты экономических наук как раз и являются экономическими ценностями. Самые рафинированные ценности поставляют именно науки. Менее рафинированные ценности содержатся в составе донаучных концепций.

Еще одно слабое место в концепции Делире - отсутствие разработки темы ответственности. Она в его статье едва обозначена. Итальянский исследователь не рассмотрел также специфику отдельных наук. Применительно к химии он ограничился приведением примеров озабоченности отдельных химиков, например Жана Монода, этическими проблемами. Таким образом, вознамерившись перевести этику на метанаучные рельсы, Делире лишь частично справился с этой задачей.

Йоахим Шуммер демонстрирует принципиально другой подход, чем Делире . Он не отрицает необходимости подсчета выигрыша и потерь. Но этот подход актуален лишь тогда, когда он предваряется двумя основополагающими принципами, а именно, принципами ответственности и справедливости. «Если x ответственен за y перед z, то мы имеем возможность различать различные типы ответственности соответственно различным инстанциям x, y и z» . Ответственным можно быть перед руководством фирмы, перед обществом, перед самим собой. Быть ответственным означает быть ответственным перед кем-то. Нельзя быть ответственным перед пустотой.

На наш взгляд, Шуммер в представлении принципа ответственности не совсем точен. Недопустимо ставить знак равенства между, с одной стороны, принципом ответственности и, с другой стороны, отношением ответственности. Приведенное выше определение Шумера является определением отношения ответственности, но не принципа ответственности. Принцип ответственности должен задавать концептуальные рамки интерпретации отношения ответственности. Само по себе отношение ответственности не предохраняет от зла. Шуммер, разумеется, это отлично осознает. Он находит выход из затруднительного положения, но уже за пределами принципа ответственности. Шуммер формулирует три основополагающих в рамках развиваемой им концепции вывода: «(1) Основополагающей ценностью является благоденствие человечества, которое в нашем понятии общей ответственности включает всех настоящих и будущих людей. (2) Все моральные нормы и обязательства должны соотноситься с первичной ценностью, так что, следуя за этими нормами, можно, по крайней мере, поддерживать благосостояние человечества, не уменьшая его. (3) Все моральные нормы и обязательства (включая общую ответственность), должны одинаково быть адресованы каж- дому человеку в качестве принципов как для определения стандартов, так и для суждений о поступках людей» .

Как видим, Шуммер выводит на первый план вместо принципа ответственности принцип необходимости обеспечения сохранения и преумножения благоденствия людей. Такое решение не представляется очевидным. Непонятно, что именно понимается под благоденствием. В какой науке раскрывается природа благоденствия? Шуммер имеет в виду мораль, общую для всего человечества. Но в таком случае возникает трудный для разрешения вопрос о природе этой универсальной моральной теории. Что касается принципа справедливости, то он должен предотвратить злоупотребления в пользу каких-либо избранных социальных групп людей. По мнению Шумера, развитой им концепции вполне достаточно для развития этики химии. В частности, производство новых химических веществ является моральным делом, ибо оно призвано способствовать благоденствию людей.

Отметим еще несколько интересных этических идей философов химии. Пьер Ласло отмечает, что этика химии не может состояться без углубленного знания97. В противном случае широкое распространение химических веществ и технологий будет неминуемо сопряжено с нежелательными последствиями. Американец Майкл Дэвис доказывает, что профессиональная этика химика существенно отличается от профессиональной этики техника98. С этой целью он сопоставляет моральные кодексы Американского химического общества (ACS) и Аккредитационного совета по развитию проектирования и техники (ABET), утвержденные соответственно в 1994 и в 1998 годах. Оба кодекса начинаются с формулировки моральных идеалов. И вот тут Дэвис находит существенные различия. Инженеры выступают от имени прикладной науки, в связи с чем они ставят перед собой в качестве основной задачи обеспечение улучшения человеческого благосостояния. В отличие от инженеров химики руководствуются фундаментальной наукой. Они способствуют улучшению благосостояния людей, но не обеспечивают его. Основное обязательство, которое они берут на себя, состоит в развитии научного химического знания.

Американец Генри Бауэр тщательно проанализировал феномен так называемой «патологической» науки, примерами которой является учение о холодном термоядерном синтезе, об аномальной воде, N-лучах (речь идет об особом типе радиации)99. Обычно наука считается «патологической», если ее выводы трудно подтвердить, а критика не встречает аргументированных возражений. «Патологическая» наука подрывает авторитет своей академической родственницы, что как раз и приводит к моральным коллизиям. Бауэр показывает, что во всех случаях «патологической» науки речь идет о действительных трудностях научного познания, ситуация вокруг которых постепенно проясняется. Само введение в середине XX в. термина «патологической науки» несостоятельно, ибо такая наука вообще не существует.

Американец Брайян Коппола привлек внимание к моральным дилеммам, которые возникают в связи с коммерциализацией химии. Преподавателям университетов и студентам трудно избежать искушения отказаться от неукоснительной исследовательской и образовательной деятельности в пользу достижения личного материального благополучия100. Выход из затруднительной ситуации он видит в этике ответственности, которая призвана избавить от изъянов утилитарной университетской культуры.

Как видим, современную философию химии уже невозможно представить себе без этической проблематики. В ее актуальности не приходится сомневаться. С другой стороны, столь же очевидно, что при развитии этой тематики философы химии встречаются со значительными трудностями. На наш взгляд, они вполне преодолимы. Но чтобы показать это, нам придется развить собственную концепцию этики химии101. Перечислим основные ее концептуальные ориентиры. >

Современная, так называемая субстанциальная этика, развиваемая в рамках философии, не учитывает новейшие достижения наук, а потому не соответствует им, в том числе и химии. >

Альтернативой субстанциальной этике является метанаучная этика, вырастающая на базе науки. Этика химии должна быть поставлена на рельсы науки. >

Концептуальные ориентиры этики химии содержатся в самой химии как науке. >

Подобно всем другим метанаучным этическим концепциям этика химии должна ориентироваться на достижения теории принятия решения, исследование операций, системный анализ, выражаясь кратко, на теорию максимизации ожидаемой полезности. >

Основополагающим принципом метнаучной этики является принцип ответственности. >

Профессиональная этика химии не отличается от этики химии.

Итак, мы рассмотрели этические работы видных философов химии. Все они, по сути, решительно отказались от попыток приспособить к химии так называемую субстанциальную этику, которая входит в арсенал философии. Эту этику называют субстанциальной, ибо она развивается независимо от науки. Но справедливы ли философы химии в своем отношении к субстанциальной этике? Правы ли они, отказываясь от услуг таких выдающихся этиков, как Аристотель, Иммануил Кант, утилитарист Джон Стюарт Милль, феноменолог Макс Шелер, гуманист Альберт Швейцер, аналитики Джон Мур и Ричард Хэар?

Как ни странно, для критической позиции философов химии есть действительные основания. Разумеется, речь не идет об отсутствии плодотворных идей в работах перечисленных выше выдающихся этиков. Дело, однако, состоит в том, что даже выдающимся авторам не под силу предвосхитить концептуальное содержание химии без непосредственного обращения к ее собственному потенциалу. Именно в силу этого развиваемые ими концепции малопригодны в этике химии. Чтобы не быть голословными, приведем пример. Кант - высочайший авторитет в области субстанциальной этики. Главный принцип его этики, так называемый категорический императив, состоит в том, что каждый должен поступать так, чтобы быть достойным представителем человечества. Как раз в этом состоит его долг. Попробуйте развить на основе принципа категорического императива этику химии. Вы тотчас окажетесь перед непреодолимыми трудностями, ибо рассматриваемый принцип не уточняет механизм его функционирования. По Канту, этот механизм реализуется за счет обращения к моральным максимам: не лги, не воруй, будь справедливым. Но и эти максимы имеют всего лишь предварительный характер. Что значит - не лгать? Не лжет ли химик, который, не обладая достаточным арсеналом знания, тем не менее, стремится занять во всем, что касается химии, командные высоты?

Итак, в своем критическом отношении к субстанциальной этике философы химии правы. В современных условиях, когда химия достигла высокого уровня развития, субстанциальная этика не способна ответить на ее запросы.

Но если недостаточна субстанциальная этика, то необходима метанаучная этика. И вот тут возникает новая коллизия. К какой науке следует обратиться, чтобы развить этику химии в последовательной форме? Надо полагать, к самой химии. В противном случае мы не достигнем желаемой гавани этики химии. Но не один из этиков химии не поступил таким образом. Почему? Потому что они чувствуют себя крайне неуверенно в области метанаучной этике, уровень развития которой оставляет желать много лучшего.

Итак, обратиться следовало непосредственно к химии, вернее, к философии химии. Этика химии относится к области философии химии. Но почему же она состоятельна? Потому, что химики руководствуются эпистемологическими ценностями, в соответствии с которыми они ставят перед собой определенные цели. И вот тут мы близки к постижению концептуального центра этики химии, сосредоточения всех ее нервных путей.

Если бы в самой философии химии не было бы ценностей, то ее философская возгонка никак не могла бы привести к этике химии. Этика уместна там, где люди, имея дело с различного рода альтернативами, выбирают из них наиболее эффективные и добиваются именно их осуществления. В первой части книги мы шаг за шагом рассматривали метаморфозы химической трансдукции. По мере возрастания ее концептуального потенциала становилось очевидным, что не существует однозначная линия поведения химика. Раз так, то он оказывается перед многочисленными этическими дилеммами. Пути их разрешения как раз и должна изучать этика химии. Таким образом, этические ценности химии содержатся в ней самой, а не где-то за ее пределами. Это означает, что этика химии не экзогенна, а эндогенна по отношению к химии. Все выше перечисленные авторы, пытаясь развить вариант эндогенной этики химии, испытывали неудачи. Они не догадывались, что концептуальные ориентиры этики химии содержатся в философии химии.

Выше мы видели, что поиски в направлении метанаучной этики приводят исследователей к теории максимизации ожидаемой полезности, а вместе с ней к теории принятия решений, с которой, это также необходимо отметить, в тесных координационных связях находится ряд других концепций, например, исследование операций, программирование, системный анализ, теория управления. Весь этот комплекс наук исходит из представления, что субъектом принятия решения и осуществления поступка является человек. Этика - это метанаука об эффективном поведении людей, в рамках которого каждый человек проявляет свою индивидуальность. Решения принимаются людьми, а не небесами. Даже в случае, если решение вырабатывается коллективно, то, тем не менее, в этом процессе присутствует определенная структурированность, взаимодействуют-то между собой отдельные люди.

В целом комплексе наук изучается поведение человека. Лишь постепенно было осознанно, что концептуальным каркасом рассмотрения этого поведения должна быть выбрана теория полезности, в рамках которой первостепенное значение имеет максимизация ожидаемой полезности. В развитии концепта полезности большие заслуги имеют утилитаристы во главе с Иеремией Бентамом. Но отсюда никак не следует, что теория максимизации ожидаемой полезности является утилитаристской. В современной науке рассматриваемая теория имеет общенаучный характер. Это следует понимать следующим образом: она задает формальные рамки этического поведения. Как именно понимается полезность, определяется в составе отдельных наук, уже не формальных, а содержательных. В экономике полезность определяется по-другому, чем в политологии, а в философии синтетической химии иначе, чем в радиотехнике. Меняются и единицы измерения полезности, часто в их качестве выступают соответствующие балльные единицы.

Максимизация ожидаемой полезности - это принцип с яркой этической составляющей. Но сам по себе он недостаточен для того, чтобы на его основе построить последовательную этику науки, в том числе и этику химии. В обоснование этого утверждения, мы можем сослаться на саму теорию максимизации ожидаемой полезности. Она не является этической теорией. Подобно всем другим наукам теория максимизации полезности нуждается в этическом сопровождении. Что такое полезность? Каковы ценности? Оправдано ли культивирование именно этих ценностей? Все эти вопросы нуждаются в самостоятельной разработке. Иначе говоря, теории максимизации ожидаемой полезности самой не достает этической рафинированности. Для ее достижения необходим особый принцип. Это означает, что необходимо определить основополагающий принцип любой этики, в том числе и этики химии.

Вопрос о первом принципе этики всегда привлекал пристальное внимание философов. Ведь именно их уделом считается изобретение принципов предельной концептуальной обостренности. Именно в этой связи в последние тридцать лет огромное значение придается принципу ответственности. Его содержание заслуживает особого рассмотрения. Крайне важно понять его подлинную значимость. Что означает быть ответственным? Очевидно, что на этот счет многое может сказать любой юрист. Но он рассуждает о юридической ответственности, а нас интересует философский план. Кажется, что определить содержание принципа ответственности несложно. Решение принимают и осуществляют отдельные люди, следовательно, им нести ответственность за свои деяния перед различными инстанциями. Достаточно ли этой констатации для обеспе- чения этической рафинированности принятых решений и осуществляемых поступков? Именно этот вопрос является решающим для определения статуса современной этики, в том числе этики химии.

Принцип ответственности имеет длительную историю, но, пожалуй, решающее значение для его судьбы имела книга немецко- американского философа Ханса Йонаса «Принцип ответственно- сти»102. Основная его мысль состояла в утверждении, что в техногенную эпоху нет альтернативы принципу ответственности. Только с опорой на него человечество в состоянии обеспечить свое выживание. Но в определении содержания принципа ответственности Йонас не был в состоянии занять метанаучную позицию. Он был типичным философом-субстанциалистом, ориентировавшимся на метафизические философские системы, прежде всего, на феноменологическую и герменевтическую философию. Для Йонаса человек ответственен не только за свою судьбу, но и за своих братьев меньших, за все живое, за природу в целом, а также за технику и науку. Таким образом, он определял содержание принципа ответственности лишь в самых общих чертах.

В ряде наших работ мы пытались определить содержание принципа ответственности более конкретно, чем это сделал Йонас, причем с учетом состояния современной науки. В обобщенном виде мы пришли к следующему заключению . Субъект, во-первых, берет на себя задачу обеспечения желаемого будущего, во-вторых, сам вменяет себе эту задачу, в-третьих, стремится достигнуть наиболее эффективного результата, в-четвертых, делает это в соответствии с достижениями, достигнутыми в философии аксиологических наук. В случае этики химии таковой наукой является философия химии. Приведем два показательных примера.

К врачу обращается за медицинской помощью больной, страдающий странной болезнью. Какой именно не известно. Врач отказывается от его лечения, предлагая больному обратиться к другим врачам, не уточняя при этом их специализацию. Он отказывается от вменения себе задачи излечения данного больного. Налицо забвение принципа ответственности. Безответственно также лечить, не обладая соответствующей квалификацией. Во всех случаях врачу, если он руководствуется принципом ответственности, необходимо добиваться максимума возможного в его положении. Но с этой целью ему приходится соизмерять различные ценности и находит соответствующий оптимум. Этика всегда настаивает на максимизации полезности. В этой связи в любой науке возникает множество проблемных аспектов, особенно, касающихся института моральных дилемм, когда любое решение приводит к нежелательным последствиям. Но даже в этом случае принцип ответственности задает главный вектор принятия соответствующего решения. Он, кстати, всегда предполагает творческий поиск и аксиологические новации. Без них подлинная ответственность не может состояться.

Приведем пример из химии. Ученый-химик, руководствуясь методом трансдукции, ставит перед собой определенную цель. Допустим, что он занят изобретением нового взрывчатого вещества. Главная его цель - добиться прироста научно-химического знания. Причем он полагает, что как раз для этого и необходимо новое вещество. Но многолетние усилия не приводят к желаемому результату. Наш герой начинает замечать, что у его младшего коллеги есть и идеи, и задатки, для свершения того, что ему не под силу. Должен ли он сообщить ему свои знания? Если руководствоваться принципом ответственности, то должен. В противном случае химик ведет себя не в соответствии с этикой ответственности, то есть аморально.

Допустим, что два химика в творческом содружестве действительно изобрели новое взрывчатое вещество в надежде, что оно будет использоваться в благих целях. Но действительность опровергла их радужные ожидания, множатся случаи неблаговидного использования их детища. Означает ли это, что они недопонимают этику химической ответственности? И да, и нет. Да, ибо они изобрели взрывчатку. Нет, ибо использование взрывчатки не регламентируется ими? Но формула «и да, и нет» неудовлетворительна, ибо вопрос об ответственности изобретателей, по сути, остался без ответа. Можно предложить следующий выход из положения: считать, что ответственность химика не идет дальше химии. Напалм изобрели они, но не они использовали его во Вьетнаме. Предлагаемое ре- шение вряд ли следует признать удовлетворительным. Если бы химики не изобрели напалм, то его бы и не использовали. Приходится признать, что попытка отгородиться от всего мира затворничеством в химической квартире несостоятельна. Но не может же химик быть ответственным за все деяния, совершаемые посредством использования химических веществ? Мы вновь оказались в затруднительном положении. Почему? Видимо, потому, что не учли общественную составляющую ответственности. Наш пример свелся к этической робинзонаде. Мы не учли, что субъектом ответственности является не только отдельный человек, но и общество. Но если признать субъектом ответственности общество, то это вроде бы приходит в противоречие с постулатом о том, что решения вырабатываются и осуществляются отдельными людьми. К счастью, это противоречие всего лишь кажущееся.

Этическая робинзонада преодолевается за счет учета характера взаимодействия между людьми, в том числе и представителями различных наук. А это означает, что химик, определяя границы своей ответственности, должен принимать во внимание и междисциплинарные связи химии, а также ее соотношение с обыденным сознанием. Применительно к нашему примеру с изобретением взрывчатых веществ это означает, что химик несет двойную ответственность. Одна из них относится непосредственно к химии. Другая же относится к междисциплинарным связям химии. Личность этически не вправе перенести свою ответственность на кого-то другого, в том числе и на общество в целом. Но и она несет определенную ответственность за все общество. Лишь детальный анализ может выяснить степень ответственности личности как за негативные, так и позитивные последствия.

Кстати, вопреки широко распространенному заблуждению принцип ответственности этически регулирует все поступки, а не только те из них, которые приводят к ярко выраженным негативным последствиям. Этика химии - это метанаука о путях достижения наиболее эффективных результатов в области химии и ее междисциплинарных связей. Подобно любой аксиологической науке философия химии буквально нашпигована этической проблематикой. Чтобы справиться с нею, необходимо налаживать продуктивный твор- ческий диалог как между химиками, так и между химиками и представителями нехимических наук. Разумеется, не следует забывать и о диалоге с гражданским обществом. Буквально ежедневно любой химик, будь то студент или профессор, неоднократно принимает судьбоносные для себя решения, и делает он это в качестве этического субъекта, то есть субъекта, руководствующегося некоторой этической концепцией. Беда в том, что эта концепция очень часто является концепцией здравого смысла, только и всего. Научная этика химии с ее основополагающими принципами ответственности и максимизации ожидаемой полезности пока не написана. Ощущается острая потребность представления ее в систематическом виде. Требуются, как говорится, добровольцы.

Итак, философия этики - это составная часть философии химии, предметом которой является обеспечение максимально возможной в данных условиях эффективности химии.

Этика химии насыщена сложными проблемными концептуальными вопросами. Она, как уже отмечалось, не представляет собой всего лишь приложение какой-либо традиционной этической теории к химическому материалу. Это обстоятельство не всегда учитывается при составлении так называемых моральных кодексов поведения представителей отдельных наук, в том числе и химии. Как правило, они содержат положения самого общего характера. Так, например, в кодексе поведения членов американского химического сообщества указываются их обязанности перед общественностью, химической наукой, профессией, коллегами, предпринимателями, служащими, студентами и даже средой. Химики обязаны быть точными, честными, объективными, понимать границы своей науки, уважать истину, избегать фальсификаций и плагиата, поддерживать продуктивный диалог с учеными, предпринимателями, служащими, студентами, способствовать разрешению экологических проблем103.

Как видим, перечислено немало обязанностей (ценностей), но стоит лишь задуматься над их содержанием, как сразу же выясняется, что оно не может быть определено в отсутствие тщательного анализа концептуального устройства химии как науки.

Что означает быть объективным или же уважать истину?

Читатель знает из первой части книги, что, например, проблема объективности химического знания и вопросы химической истины насыщены многочисленными тонкостями. Разумеется, мы не станем их повторять. Отметим лишь, что при всем их предварительном характере моральные кодексы поведения членов химических сообществ полезны. Они настраивают химиков на следование нормам этики, представляют собой своеобразное введение в этику химической ответственности.

Итак, будем считать, что основания химической этики представлены выше в достаточно отчетливом виде. Их краеугольными камнями являются принцип ответственности и принцип максимизации ожидаемой полезности. Чтобы продемонстрировать актуальность предложенной вниманию читателей этики химии, дадим краткие ответы на те вопросы, которые были предложены для разработки авторам журнала «Hyle» (табл. 2.2). Кстати, многие из них так и остались без ответа.

Таблица 2.2

Ответы на вопросы журнала «Hyle» № Вопросы Ответы 1 Доступны ли профессиональные кодексы поведения химических сообществ философскому анализу, согласуются ли они с ним? В каком отношении отличаются эти кодексы друг друга и от кодексов других профессиональных и научных обществ? Разумеется, эти кодексы доступны философскому анализу и согласуются с ним. Они отличаются друг от друга своим концептуальным содержанием (сравните, например, содержание аналитической и синтетической химии). Поскольку концептуальное содержание различных наук неодинаково, то отличаются кодексы поведения их представителей. 2 Существуют ли моральные идеалы, которых лежат в основе специфических этических химических норм? Вопрос поставлен некорректно. Существуют принципы этики химии, в частности, принцип ответственности.

№ Вопросы Ответы Принципы как раз и являются идеалами. Нормы - это устойчивые химические ценности, например, использование аппроксимаций, моделей. 3 Чему мы можем научиться на примере функционирования «патологической науки» (аномальная вода, холодный термоядерный синтез и т.п.) и эксцессах неудачного научного поведения? «Патологические науки» указывают на трудные пути развития химии. Они учат научной точности, бдительности и акцентируют внимание на трудных проблемах этики химии. 4 Существуют ли специфические типы и проблемы ущербных поведений характерные именно для химии? Химия не содержит ничего ущербного по отношению к другим наукам. Она просто другая, чем они. 5 Необходимы ли для химических исследований (включая оценки, публикации и документации) специфические формы доверия среди коллег по сравнению с положением дел в других науках? Они другие по концептуальному содержанию. Только и всего. Каких-либо специфических именно для химиков форм доверия не требуется. 6 Фактическое химическое исследование следует за специфической моралью или неморальными величинами? Философия химии продуцируется из нее самой. Химическое исследование следует за самим собой, а не за внешними для нее моральными или неморальными нормами. 7 Соответствует ли актуальные методы химии (включая исследование, оценку, публикацию и документацию) их ценностям? Эти методы допустимо рассматривать в качестве ценностей. Разумеется, они соответствуют сами себе и своему собственному содержанию. 8 Должно ли химическое исследование основываться на моральных или неморальных ценностях? Если да, то почему? Если нет, то почему? Исследование основывается на этических ценностях постольку, поскольку они составляют ее концептуальное содержание.

№ Вопросы Ответы 9 Каким образом когнитивные (познавательные) и методологические ценности соотносятся с моральными ценностями химического исследования? Все ценности относятся к сфере этики. Поэтому нет никаких различий между моральными и неморальными ценностями. 10 Как коммерциализация химического знания повлияла на или изменила традиционные когнитивные ценности? Она привела к необходимости сочетания химических и экономических ценностей. 11 Можно ли обнаружить специфические корни профессиональной этики в истории химии и алхимии? Конечно, а где же еще? 12 Характерны ли для химиков как научных работников, особенно для аналитиков и синтетиков, ввиду их знаний, способностей и практик, специфические типы философски обоснованной ответственности и обязанности (активные или пассивные) перед международным сообществом? Существует ли философский путь оправдания или ограничения "свободы исследования" в химии? Тип ответственности, характерный для химиков определяется содержанием их науки. Поскольку содержание синтетической и аналитической химии отличается друг от друга, то отличаются и соответствующие типы ответственности. Так называемая "свободы исследования" должна быть совмещена с принципом ответственности. 13 Изменилось ли химическое исследование специфическим образом ввиду конфликтов интересов, например, научных и социальных, национальных и международных, финансовых и публичных и т.п.? Возникла проблема сочетания различных ценностей. Оно влияет на химическое исследование, то ускоряя, то замедляя его, привлекая внимание химиков к специфическим проблемам. Но финансовые и другие интересы не способны трансформировать концептуальное устройство химической трансдукции.

№ Вопросы Ответы 14 Какие уроки следует извлечь из исследований с неблагоприятными последствиями, касающихся опытов с живыми существами, производством вооружения, созданием новых лекарств, экспериментами с животными и т.п.? Надо последовательно и всесторонне развивать философию науки и в ее рамках этику науки. 15 В каком отношении содействует химия неэкономическому развитию общества (например, моральному, политическому, интеллектуальному, эстетическому и т.п.)? Взаимодействие наук приводит к обогащению их трансдисциплинарных связей. В результате химия способствует и экономическому и неэкономическому развитию общества. 16 Определяет ли химия пути самооценки людьми и обществом своей собственной природы? Определяет, ибо ее развитие есть вместе с тем и развитие людей, которые в концептуальном отношении становятся все более концептуально насыщенными. 17 Не реализуется ли в химии тип рациональности, способный вызвать конфликт со здравым смыслом или политической рациональностью? Указанного конфликта нет. Разумеется, научная химия отличается от обыденной теории о существе химических явлений. С позиций научной химии можно понять и обыденную химическую теорию. 18 Существуют ли в химии внутренние причины, нуждающиеся в философском и социально- историческом анализе для преодоления отрицательного общественного образа химии как науки (в связи с повышенным вниманием к проблемам сохранения окружающей среды)? Такого рода причины отсутствуют. Отрицательный образ химии как науки преодолевает в процессе научно популярной пропаганды ее достижений. 19 Инициирует ли химия, в отличие от других наук, надежды, страхи, или другие чувства, В своей добротности химия не уступает другим наукам. Но актуальна популяризация ее

№ Вопросы Ответы 19 которые должны анализироваться психологическими или феноменологическими средствами? богатейшего концептуального содержания. 20 Каким образом этика химии должна быть включена в университетские программы химии? Очень просто, надо ввести курс этики химии и поощрять его разработчиков. 21 Какую роль должна играть этика химии в публичной политике? Надо использовать ее потенциал там, где это целесообразно. 22 Какие уроки следует извлечь в пользу этики науки вообще и особенно этики химии из участия ученых в широко известных общественных делах, например таких, как Манхэттен- ский проект? На примере этих проектов следует продемонстрировать концептуальное богатство химии, необходимость его использования в интересах людей. Как видим некоторые вопросы были поставлены редакцией журнала «Hyle» либо некорректно, либо не совсем точно. Это проявление издержек, связанных со становлением этики химии.

<< | >>
Источник: В. А. Канке. История и философия химии: Учебное пособие - М.: НИЯУ МИФИ. - 232 с.. 2011

Еще по теме 2.2. Этика химии:

  1. ДИСКУРСИВНАЯ ЭТИКА-СМ. ЭТИКА ДИСКУРСА
  2. 2.4. Имидж химии
  3. 1.1. О научной химии
  4. 2.9. Философия химии и дидактика
  5. 1.18. О методах химии
  6. 2.7. Еще раз о трансдисциплинарном характере химии
  7. 1.17. Концепт истинности в химии
  8. 1.6. Спор о дематериализации и реальности в химии
  9. ПРИКЛАДНАЯ ЭТИКА - СМ. ЭТИКА
  10. 1.9. О соотношении квантовой и классической химии
  11. В ПРЕДДВЕРИИ «ЛАЗЕРНОЙ РЕВОЛЮЦИИ» В ХИМИИ
  12. Часть 1. КОНЦЕПТУАЛЬНОЕ УСТРОЙСТВО ХИМИИ. ЭПИСТЕМОЛОГИЯ, ОНТОЛОГИЯ, МЕТОДОЛОГИЯ
  13. 1.3. Научно-теоретический строй химии и принцип научного актуализма
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -