<<
>>

Римская армия

Если искать аналогии в более поздних исторических периодах, то по своей организации римская армия больше напоминала казачье войско царской России, чем регулярную армию. Каждый римский гражданин должен был служить с 17 до 60 лет.
Но это совсем не означало, что он, как сегодняшние солдаты, жил в казарме, оторванный от дома и семьи. Римский гражданин никогда не проходил “действительной военной службы”, он находился в армии только в военное время. В дни мира он возвращался к своим обычным занятиям. Аналогия с казачеством подкрепляется еще и тем, что римский воин должен был вооружаться на собственные средства. Самым дешевым было вооружение легкого пехотинца, обмундирование тяжелой пехоты обходилось дороже, а римский всадник обязан был приобретать еще и коня. [Илл. - Римские кавалеристы. Стр. 53] Понятно, что любой римский гражданин хотел служить в легкой пехоте, но тогда армия осталась бы без конницы и тяжелых пехотинцев. Чтобы преодолеть эту трудность, все свободные граждане Рима были по решению правительства разделены на несколько классов в зависимости от их имущества. К первому разряду относились самые богатые, они обязаны были выступать в поход в полном кавалерийском вооружении. Ко второму, третьему и четвертому классам принадлежали менее состоятельные граждане; они служили в тяжеловооруженной пехоте. Представители самого бедного пятого разряда составляли легкую пехоту. Рабы и беднейшие граждане - пролетарии - к службе в армии не допускались: римское правительство не доверяло им. Римский полководец Камилл, отразивший, согласно преданию, страшное нашествие галлов на Рим в IV в. до н.э., впервые ввел в армии жалование; оно называлось “стипендией” (от глагола “pendere” - взвешивать), так как размер его определялся на весах. Опыт Пунических войн, в которых римские ополченцы столкнулись с прекрасно обученными карфагенскими наемниками, а также разорение римского крестьянства, составлявшего основную массу тяжелой пехоты, заставили римлян в конце II в. до н.э. провести коренные изменения в армии. Консул Марий, руководивший реформами, разрешил служить в римской армии пролетариям. Воина теперь целиком вооружало государство. Солдатское жалование значительно выросло, и римское правительство могло перейти от прежнего набора к вербовке добровольцев. [Илл. - Римский воин. Стр. 54] Постоянные войны, которые вел Рим, превращали гражданское ополчение в постоянную армию, а ополченцев - в наемников, для которых война была основным занятием. Отныне был установлен определенный срок непрерывной службы - сначала 16, впоследствии 20 лет. По окончании службы воин, называвшийся отныне ветераном (от vetus - «старый»), получал пенсию, земельный надел и ряд льгот от государства. Основной фактической единицей римской армии был легион, который подразделялся на манипулы (по-латыни «горсть»), центурии (сотни) и декурии (десятки), несколько напоминавшие современные роты, взводы и отделения. Во время боя манипул не мог действовать отдельно от остального легиона, так что римский легион, состоявший из 3000 бойцов тяжелой и 1200 легкой пехоты, а также 300 всадников, был громоздкой и неманевренной единицей. Поэтому Марий ввел меньшую тактическую единицу - когорту. В каждом легионе было десять когорт, в каждой когорте - три манипула, а манипул состоял из двух центурий.
Таким образом, манипул насчитывал 200 бойцов, когорта - 600, а весь легион после реформы Мария - 6000. Верховным главнокомандующим римского войска в царский период был царь. Во времена Республики верховное командование перешло к двум консулам; когда государству угрожала большая опасность и было необходимо единовластие, вместо консулов во главе войска становился диктатор. Во главе легионов стояли легаты, а начальниками когорт были военные трибуны. Трибунам подчинялись центурионы - сотники. Они постоянно носили при себе виноградную лозу - римскую розгу, которая редко оставалась без дела. Римский писатель Тацит рассказывает об одном центурионе, известном всей армии под кличкой “Подай другую!”. Когда розга ломалась о спину солдата, этот центурион командовал: “Подай другую!” для продолжения порки. [Илл. - Центурион. Стр. 722] Как и в наше время, в римском войске имелись знаменосцы. Каждая центурия, а после реформы Мария также каждая когорта и манипул имели свои значки. Это были длинные копья с перекладиной, на которой сверху укреплялось изображение зверя - волка, слона, коня или кабана. Позднее значком легиона стал бронзовый или серебряный орел. Потеря значка считалась величайшим позором, а если когорта совершала подвиг, то на ее значке укреплялась награда. [Илл. - Значки римских легионов. Стр. 347] Все сигналы по легиону подавались трубой, и ее сигнал передавался далее по всем когортам изогнутыми рожками. Сигнал к общему сбору войска подавали одновременно все трубачи армии, собранные перед палаткой полководца. Большое значение римляне придавали правильной организации снабжения армии. Главой интендантства был квестор. Он заключал договоры с купцами о поставке продовольствия и фуража для армии. Кроме квестора при штабе имелся штат писцов, счетоводов, кассиров, выдававших солдатское жалование, жрецов-гадателей, врачей, заведующих складами и шпионов. Римский легионер был вооружен и метательным оружием - дротиком-пилумом, и обоюдоострым мечом, который пускал в ход в рукопашной битве. Еще больше внимания отводилось в римской армии оборонительному вооружению воина. Голову легионера защищал шлем, его дополняли пластины, прикрывавшие щеки и шею, на макушке римский шлем имел кольцо: в него продевался ремень. В походе шлем носили на поясе, как современную каску. Грудь легионера защищал панцирь. Для защиты живота поверх панциря надевали кожаный пояс с нашитыми на него металлическими бляхами. [Илл. - Римские воины. Стр. 294 обе илл.] Существенной частью оборонительного вооружения легионеров был щит, он имел полуцилиндрическую форму и делался из легких, хорошо высушенных, плотно пригнанных досок осины или тополя. На этот деревянный остов натягивали полотно, а поверх него - бычью кожу. По краю щит окантовывали железной полосой. В походе легионер носил щит на ремне за спиной. Во время боя щит надевался на левую руку, для этого на внутренней стороне щита была металлическая скоба. Также с внутренней стороны щита обозначалось имя хозяина, номер когорты и центурии. [Илл. - Щиты и шлемы римских воинов. Стр. 349] Конница была вооружена мечами и длинными копьями. Римские всадники носили шпоры, но не знали стремян. Всадник не имел опоры для ног, поэтому некрепко держался в седле. Он не мог рубить, привстав на стременах, и действовал только верхней половиной туловища, прилагая при этом огромные усилия, чтобы удержаться в седле. Кроме того, в древности не знали ковки коней. Боевые кони, не имевшие подков, легко портили ноги. Для предохранения ног лошадей использовали особые “конские сандалии” - башмаки, прикреплявшиеся к копытам. Одной из главных задач полководца во время похода было найти подходящее место для лагеря. Перед всякой ночевкой римляне строили военный лагерь; если войско оставалось на месте долгое время, устраивался постоянный лагерь. Иногда армия оставалась в таком постоянном лагере на зиму, и вместо палаток в нем строились дома и бараки. В древнейшие времена выбранное для лагеря место считалось священным и отмеривалось жрецом-авгуром; позже авгура сменил особый офицер-измеритель. Лагерь представлял собой четырехугольник, длина которого была на одну треть больше ширины. Обязательной частью лагеря был преторий - место, где сооружались палатка главнокомандующего, жертвенники богам, военные знамена и трибуна, с которой полководец обращался к войскам. 1 - Преторианские ворота, 2 - Декуманские ворота, 3 - Правые ворота, 4 - Левые ворота, 5 - преторий, 6 - форму, 7 - квесторий.] Многие постоянные лагеря римлян, воздвигнутые в покоренных землях, постепенно превращались в настоящие крепости, и даже в города. За стенами лагеря рос поселок, в котором жили семьи офицеров и солдат, торговцы, кузнецы, оружейники, фельдшера и коновалы. Именно так, например, возникли многие города в Англии, о чем свидетельствуют сами их названия, оканчивающиеся на “честер” или “кастер” (от латинского castrum - «лагерь») - Ланкастер, Винчестер, Рочестер. Из римских лагерей выросли Кельн (римская Колония Агриппы), Вена (Виндобона), Страсбург (Аргенторатум), и многие другие. Римляне были не только умелыми строителями крепостей, у них имелся большой опыт взятия укрепленных городов с помощью метательных орудий. Орудия, метавшие большие камни, назывались онаграми. Своим названием эта машина обязана дикому ослу онагру, который, убегая от преследователя, бросал в него копытами камни. [Илл. - Онагр. Осадное орудие. Стр. 69] Стрелами и мелкими ядрами стреляли катапульты и баллисты, они использовались и при нападении на чужие укрепления, и при обороне своих. Для разрушения стен и башен использовали тараны - большие тяжелые бревна, с одного конца окованные железом. [Илл. - Баллисты. Стр. 177] Высшим достижением осадного искусства римлян была “гелепола” - “губительница городов”. Она представляла собой деревянную башню на колесах в 10-12 этажей. На верхнем этаже гелеполы устанавливали катапульты и баллисты, в нижнем помещался таран. На уровне стен осажденной крепости в гелеполе делался мост, который можно было опускать и поднимать на цепях. Когда такое сооружение придвигали к вражеской крепости, таран внизу разрушал стену, одновременно с верхней площадки начинали стрелять катапульты и баллисты, разгоняя защитников крепости. Когда сопротивление было сломлено, на стену опускали подъемный мост, и осаждающие переходили по нему на неприятельские укрепления. Римляне превратили осаду в искусство и науку, стоявшую на службе полководцев до тех пор, пока существовали крепости, то есть до первой мировой войны. Рабство в Древнем Риме В нашем представлении понятия «рабство» и «Древний Рим» неотделимы друг от друга. Жизнь в древней Италии замерла бы без рабского труда, который применялся и в сельском хозяйстве, и в ремесленных мастерских. Рабами были актеры, врачи, учителя, секретари, гладиаторы. Самое низшее положение среди рабов занимали сельские рабы. В отличие от городского раба, жившего полупраздной жизнью, нахватавшегося всяких сведений и даже не лишенного некоторого лоска, сельский раб от зари до зари был занят неустанной работой. Праздничных дней у него не было, разве что по праздникам он выполнял более легкую работу. [Илл. - Раб, работающий закованным в цепи. По изображению на гемме. Стр. 408] В сельских усадьбах устраивались небольшие - от шести до девяти метров - комнатушки для рабов, с голыми, грубо оштукатуренными стенами, простым кирпичным полом, обычно даже не залитым раствором, который бы сделал его более ровным. Общим помещением для всей сельской семьи, или фамилии (так называли рабов, живших и работавших в усадьбе) была деревенская кухня. Здесь готовилась пища, здесь же рабы обедали; на кухне они могли отогреться и отдохнуть. В долгие зимние вечера и по утрам, пока не рассвело, рабы тут же и работали: вили веревки, плели корзины, обтесывали колья. Обязательным помещением в любой сельской усадьбе был эргастул - глубокий подвал со множеством узких окошек, пробитых так высоко, что до них не дотянуться рукой. Эргастулы предназначались для закованных, то есть наказанных рабов, которые, в отличие от “развязанных”, ходили в цепях и не могли жить по отдельным комнатушкам. Надсмотрщик (в Древнем Риме он назывался “вилик”) считался рабом на особом положении: и еда, и помещение были у него, конечно, лучше, чем у остальных рабов, Городская фамилия отличалась от сельской не столько по месту своего пребывания, сколько по функциям. К сельской фамилии принадлежали рабы, занятые в скотоводстве и земледелии, а также обслуживающий их персонал; к городской фамилии - рабы, служившие хозяину и его семье и заботившиеся о благоустройстве его дома. К ним относились повара, пекари, кондитеры, носильщики, закупщики провизии, птичники, рыбаки, массажисты, домоправители, казначеи, садовники, метельщики, уборщики, ткачи, привратники, лектикарии, несшие носилки господ, рабы, прислуживавшие за столом, рабы, провожавшие хозяйских дети в школу, рабы, ведавшие господской одеждой, и просто челядь без определенных обязанностей. Доверенные рабы были агентами господ в различных делах: им поручали столь частые в римском государстве подкупы, они занимались торговлей и ростовщичеством, так как их хозяевам-сенаторам запрещалась такого рода деятельность; рабы снаряжали морские экспедиции, собирали квартирную плату с жильцов доходных домов, отправлялись с поручениями хозяина в провинцию. Всех этих разнообразных слуг надо было содержать, и притом содержать хорошо, потому что слуги в приличном доме должны были отличаться красотой, цветущим видом и соответствующим одеянием. Именно об этом говорит Цицерон, обличая пороки Пизона: “У него нет ничего изящного, ничего изысканного... прислуживают неопрятные рабы, некоторые из них даже старики; один и тот же раб у него и повар, и привратник.” Очевидно, однако, что большое количество слуг могли себе позволить лишь состоятельные люди, имевшие огромные особняки. Большинству римского населения, населявшему квартиры многоэтажных инсул, просто негде было разместить не то что несколько сот, а несколько десятков рабов. А при дороговизне римских квартир снимать еще одно помещение для рабов было бы накладно человеку даже хорошего достатка. Видимо, Марциал, укладывая в своем стихотворении раба на “жалкую подстилку”, был недалек от истины. Инсула - многоквартирный жилой дом, «доходный дом» в Древнем Риме. Трудно сказать, какова была численность городской фамилии, хотя для второй половины I в. до н.э. нам известен, благодаря Горацию, во всяком случае, порядок этой цифры. Описывая человека, бросающегося из одной крайности в другую, поэт говорит, что у него было то 200 рабов, то 10, из чего можно сделать вывод, что двести было наибольшим, а десять - наименьшим числом слуг у “светского” современника Горация. Городские фамилии уже в достаточно ранний период истории Рима стали включать в себя еще одну категорию рабов - образованных людей, так называемую рабскую интеллигенцию. Испокон веков рабами были актеры, рано вошло в обычай иметь рабов-учителей. В I в. до н.э. образованные рабы - писцы, чтецы, библиотекари, врачи - стали непременной принадлежностью фамилии. Некоторые из таких образованных рабов, впоследствии вольноотпущенников, становились известными учеными, писателями, риторами. Общеизвестно рабское происхождение знаменитых комедиографов Теренция и Цецилия Статия. Рабом был один из самых знаменитых мимографов Публилий Сир. Почти все грамматики и многие риторы, биографии которых приводит Светоний, происходили из рабов. Теренций (190 - 159 гг. до н.э.) - выдающийся древнеримский комедиограф. Понятно, что образованные рабы занимали в фамилии совершенно особое положение. Хозяева всячески поощряли способных рабов, гордились ими, искали для них сильных покровителей. И дело здесь не столько в человеколюбии, сколько в тщеславии и быстро растущей потребности в работниках умственного труда в связи с развитием культуры и усложнением хозяйства. Приобрести раба можно было на рынке. Цены на рабов в Риме очень колебались и зависели от состояния раба, от его способностей и образованности. Огромные суммы выкладывали за красивых танцовщиц, сотни тысяч сестерций платили за актеров и других высококвалифицированных рабов. Во время крупных завоевательных войн цены на рабов резко падали. В период покорения Сардинии цены на сардинских рабов так упали, что даже появилась поговорка: “Дешев, как сард”. В I в. н.э., во время завоевания Понтийского царства, рабов продавали по 4 денария за голову, хотя средняя рыночная цена на рабов тогда равнялась 300-500 денариям. Довольно часто в Риме рабов отпускали на волю. Отпущенный раб становился либертином, вольноотпущенником, и принимал родовое имя хозяина. Но отпуск на волю не разрывал полностью отношений зависимости, либертин переходил в число клиентов своего бывшего господина - теперь патрона. Значительно отличалось от положения домашних и сельских рабов положение рабов-ремесленников, труд которых использовался в специально организованных мастерских, принадлежавших крупным собственникам или свободным ремесленникам. Рабовладельцы довольно рано поняли, что можно насильно заставить человека работать в поле, на мельнице, в рудниках, но для того, чтобы расписать сосуд, вышить золотом плащ, вырезать изящную гемму, выковать тончайшие хирургические инструменты, нужно было дать рабу надежду на свободу и благосостояние, обеспечить нормальные условия труда. Со временем среди рабов-ремесленников выделяются рабы ставшие владельцами рабочей силы или средств производства. Они становились зажиточными отпущенниками, но даже будучи еще рабами, по своему положению стояли ближе к свободным собственникам ремесленных мастерских, чем к обычным рабам. Да и в целом городские рабы, трудившиеся в ремесленных мастерских, не могли быть изолированы ни от свободных наемных работников, ни от свободного плебса, большая часть которого состояла из тех же ремесленников, мелких торговцев, поденщиков. Рабы- ремесленники входили в разнообразные коллегии, включавшие или только рабов и отпущенников, или смешанного состава. А домашние слуги и подавно позволяли себе разные развлечения: посещали цирюльни, где римляне обменивались городскими новостями и сплетнями, ходили в театр и трактиры. Рабы-слуги, также как ремесленники, имели пекулий (так называлось имущество, выделяемое главой семьи ее членам - сыновьям и рабам). Пекулий был важнейшим отличием дельного и хорошего домашнего раба от раба “негодного”. Своеобразными источниками по истории рабства в Древнем Риме являются комедии Плавта и Теренция. Так вот, и у того и другого рабы то и дело жалуются на хозяев, по любому поводу вымогающих у них подарки: по случаю дня рождения, своего или детей, совершеннолетия сына и т.д. Плавт (Тит Макций Плавт, 250 - 184 гг. до н.э.) - древнеримский драматург, автор более ста комедий. Однако ни рабы-ремесленники, ни домашние, ни тем более сельские рабы, не были застрахованы от самых суровых наказаний. За небольшую провинность раба заставляли с надетой на шею двузубой вилкой обойти ближайшие окрестности, громко рассказывая о своем проступке. За более тяжкие провинности рабов пороли розгами или “треххвосткой” - плетью в три ремня с узлами, заковывали в тяжелые цепи и колодки, посылали на мельницу, где они вращали жернова в специальных ошейниках, мешавших дотянуться до рта и есть муку; клеймили им лбы, заточали в карцеры и эргастулы, пытали, подвешивая на всю ночь к кресту, наконец, казнили, обычно распиная на кресте. [Илл. - Наказание раба плетью. Рисунок с бронзового горшка, найденного в Помпеях. Стр. 551] Кроме того, хозяин считал себя вправе не лечить заболевшего раба: того просто отвозили на остров Асклепия на Тибре, и там оставляли. И все же самым страшным наказанием, страшнее всех пыток и казней, была отсылка на рудники. Работники рудников приносили своим хозяевам невероятные прибыли, но быстро истощались и умирали от невыносимых трудностей, от тяжелейшего труда под землей под ударами надсмотрщиков. Асклепий - бог врачевания, аналогичный греческому Эскулапу. Известно древнее сенаторское постановление, запрещавшее разрабатывать рудники в Италии, несмотря на их богатство, а также цензорский закон о золотых приисках в земле Верцелл, предписывавший ограничивать количество работников пятью тысячами человек. Эти факты позволяют некоторым ученым делать вывод, что правительство боялось сосредоточивать в Италии в одном месте большое число рабов, особенно рабов-рудокопов, чья участь была самой страшной, а потому и готовность восстать наибольшей. Однако, несмотря не все меры предосторожности, не всегда удавалось сдерживать нараставшее недовольство рабов. В Италии то и дело вспыхивали восстания. Уже начало II в. до н.э. было неспокойным: в окрестностях Рима, затем в Этрурии, в Апулии и Калабрии одно за другим подавлялись крупные движения и заговоры рабов. А во второй половине столетья в Сицилии, одном из самых крупных центров рабовладения, вспыхнуло восстание, которое далеко переросло рамки местных заговоров. За пять лет в руки рабов перешли почти все крупные города острова - Энна, Агригент, Тавромений, Катана, Мессана. Положение стало настолько угрожающим, что на пылающий остров были двинуты консульские армии. Рабы защищались с необычайным мужеством. Город Тавромений удалось взять только после долгой осады, когда осажденные в нем рабы дошли, по словам Диодора, до такой степени истощения, что “начав питаться детьми, они перешли потом к женщинам и кончили взаимным истреблением”. Но и при таких условиях римским войскам удалось захватить Тавромений только благодаря измене одного раба. Та же участь постигла Энну, и вскоре весь остров был прочесан и освобожден от мятежных рабов. Сицилийское восстание повлекло за собой несколько вспышек в Италии и Греции, а всего через тридцать лет, в 104 году до н.э., в Сицилии вновь началось восстание. Учитывая опыт предыдущего восстания, на этот раз рабы создали свое государство со столицей в Триокале. Царем государства рабов был провозглашен Сальвий, искусный гадатель, принявший имя сирийского узурпатора Трифона. В 101 г. до н.э. восстание, охватившее всю восточную часть острова, было подавлено. Только тысяча рабов продолжали отчаянно сопротивляться, но, в конце концов, и они сдались на условиях сохранения жизни. Консул 101 года Маний Аквилий отправил их в Рим гладиаторами. Там, не желая быть забавой для римской толпы, они перебили друг друга перед выходом на арену. В начале лета 73 г. до н.э. в одной из гладиаторских школ Капуи около 200 рабов составили заговор, который, во-видимому, был раскрыт. Но 70 гладиаторам, вооруженным чем попало, удалось вырваться из школы и бежать из города. Они ушли на Везувий и стали оттуда совершать набеги на окрестности. Во главе бежавших гладиаторов стояли галлы Крикс и Эномай и фракиец Спартак, спустя почти две тысячи лет овеянный, благодаря итальянскому писателю-гарибальдийцу Р. Джованьоли, славой романтического борца за свободу. [Илл. - Предполагаемое изображение Спартака. Стр. 609] Побеги гладиаторов случались довольно часто, поэтому в Риме не придали особого внимания очередному инциденту. Высланный из Капуи на усмирение беглецов небольшой отряд был разбит, и в руки повстанцев попало настоящее оружие, которым они с радостью заменили ненавистное вооружение гладиаторов. После этого отряд Спартака одержал еще две победы над римскими легионами, и это стало поворотным событием в ходе восстания, охватившего теперь почти весь юг полуострова: Кампанию, Луканию и Апулию. Войско Спартака насчитывало уже около 120 тысяч человек. Понимая все трудности вооруженной борьбы с Римом, Спартак решил собрать как можно больше рабов и через восточные Альпы вывести их из Италии, где они стали бы свободными и могли вернуться в свои родные места. Но, дойдя до города Мутины, когда дорога к Альпам была открыта, и планы Спартака, казалось, близки к осуществлению, он неожиданно повернул на юг. После блестящих побед настроение в войске Спартака поднялось настолько, что об уходе из Италии не могло быть и речи. Рабы требовали от своего вождя, чтобы он вел их на Рим, и Спартак вынужден был подчиниться, хотя и понимал, что невозможно захватить город, который в свое время не смогли взять ни Ганнибал, ни самниты. Римское правительство мобилизовало для борьбы все наличные силы. Дорога к Риму оказалась отрезана, и Спартак стал прорываться на юг, чтобы перебросить часть своих войск на Сицилию. С севера по пятам Спартака шел Красс, возглавлявший армию в восемь римских легионов. Весной 71 г. до н.э. в Апулии армия Спартака, зажатая кольцом правительственных войск, вступила в последнюю битву. Рабы сражались с мужеством отчаяния, 60 тысяч их во главе со Спартаком пали. Шесть тысяч рабов, попавших в плен, были распяты на крестах вдоль дороги, ведущей из Капуи в Рим. Так закончилось это восстание, которое 18 месяцев потрясало Италию. Сатурн - древнеримский бог плодородия и земледелия, отец Юпитера. На время Сатурналий - так назывался в Риме праздник, отмечаемый в последние дни декабря - рабы объявлялись свободными: «При Сатурне ведь рабов не было». Всем полагалось общее угощение - господа, клиенты, рабы пировали за одним столом. Не было никаких наказаний, рабам позволялись всяческие вольности - этого требовала установленная предками «декабрьская свобода» (libertas Decembris).Как слабое подражание щедрости Земли в век Сатурна, дарившей все даром, завели обычай преподносить друг другу подарки. Дарить можно было все, что угодно, но обязательными, очевидно, символическими подарками были восковые свечи и детские игрушки. Свечи, или «сатурнальские огни», символизировали нарастание дня, словно оповещая о зимнем солнцестоянии, с которым совпадали сатурналии. А куклы были символическим жертвоприношением Сатурну от хозяина, выкупавшего у зимнего бога себя и членов своей семьи. Так что сатурналии были в основном праздником рабов и детей. После того, как христианство стало господствующей религией во всей римской империи, о Сатурналиях забыли, а к зимнему солнцестоянию теперь был приурочен другой праздник - Рождество Христово, позаимствовавшее у языческих Сатурналий добрую половину своей обрядности - и угощение прислуги, и одаривание детей, и лакомства, и даже восковые свечи.
<< | >>
Источник: Золоева Л., Порьяз А.. Древний мир.древняя Греция.Древний Рим. 2000 {original}

Еще по теме Римская армия:

  1. Аграрное движение в Римской республике во второй половине 2 в. до н.э., римская армия и реформы братьев Гракхов.
  2. Римская армия.
  3. Римское общество и государство в IV - V веках, проблема падения Западной Римской империи и гибели античной цивилизации.
  4. Роль Римского наследия. Германцы и Рим. Восточная Римская Империя IV-Увв.
  5. ТЕМА 1 Роль Римского наследия. Германцы и Рим. Восточная Римская Империя IV-Увв.
  6. 4. Армия и геополитика
  7. Армия.
  8. Армия.
  9. МИНИХ И РУССКАЯ АРМИЯ
  10. 3. Русская армия
  11. АРМИЯ В ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ ТУРЦИИ
  12. 59. Северо-Западная Армия
  13. 12. Добровольческая армия
  14. СИПАЙСКАЯ АРМИЯ — УДАРНАЯ СИЛА НАРОДНОГО ВОССТАНИЯ
  15. Ассирийская армия как орудие завоевательной политики
  16. ДРЕВНОСТЬ ЗАКОНОВ. АРМИЯ
  17. Российская армия — политика и общество
  18. Л. П. БОГДАНОВ. РУССКАЯ АРМИЯ в 1812 ГОДУ, 1979
  19. 3. Российская армия как последний субъект мировой истории