<<
>>

Государственная мощь, экспансия, баланс сил.

Другая важная категория, тесно связанная с предыдущей, — способ реализации госинтересов. Здесь первоначально (XVIII в.) преобладав ла концепция государственного расчета (Raison d’Etat), согласно которой "страна должна продвигать свои интересы, если необходимо силой, без учета требований морали и учета интересов других стран"21.
Она фактически обосновывала претензии на доминирование в Европе и, следовательно, во всем мире. Позже, примерно с начала XIX в. и до начала первой мировой войны, в связи с развитием реальной многополярности (сначала в Европе, но к концу периода и за ее пределами — США, Япония) геополитическое усиление государства мыслилась за счет получения частичных преимуществ в Европе путем создания там благоприятного для себя многостороннего соотношения сил, и захвата максимального числа неосвоенных заморских территорий. В эру холодной войны получился своеобразный симбиоз двух подходов: с одной стороны, Восток и Запад вроде бы стремились к тотальной победе друг над другом; с другой — инстинкт самосохранения вынуждал их соблюдать какие-то правила игры, поэтому реальная борьба велась в основном за частичные преимущества, в первую очередь на перифирии. В будущем государственные интересы, по-видимому, будут реализовываться через укрепление национальной геополитической силы (мощи) государства, создание все новых коалиций, соперничество внутри них за лидерство (подобно трехстороннему "перетягиванию каната" в ЕС между Германией, Францией и Англией) и конкуренцию за дополнительные частные преимущества как непосредственно в отношениях между ведущими странами и коалициями государств, так и в ключевых районах мира (спор за дележ "советского наследства", ближневосточную нефть). Перифирия же (например, Африка) теряет свое значение, в том числе и как основное место межгосударственных и межкоалици- онных ’’разборок”.

Мощь или могущество государства. Ранее эта категория определялась прежде всего как мощь военная (первоначально — сухопутная либо морская, затем были сделаны поправки на появление новых средств вооруженной борьбы, сначала воздушных средств нападения22, затем ядерного оружия, ракетных средств его доставки и т.д.) в сочетании с выгодами (или наоборот) географического положения. И тот, и другой фактор в принципе поддавались математическому ’’обсчету”. Все же остальные природные, демографические и воспроизводимые ресурсы государства рассматривались прежде всего в плане наращивания военной силы, максимизации выгод и возможностей компенсации недостатков местоположения государства или межгосударственных коалиций. Объяснялось это тем, что в прошлом геополитические конфликты возникали вокруг физических и военно-политиче- ских разделов и переделов мира, отдельных его регионов (длившиеся веками войны европейских держав за спорные территории; борьба империалистических держав за захват и передел колоний; соперничество "соц"- и ’’каплагерей” за расширение сфер влияния) и, соответственно, принимали форму вооруженной, военно-политической или идеологической, с военными приготовлениями, конфронтации.

Поскольку в нынешних условиях основная схватка за сферы влияния, достигающая размаха борьбы за передел мира (см. ниже), ведется в первую очередь экономическими средствами, то экономическая мощь и комплекс обеспечивающих ее условий (сюда следует причислить и культурное проникновение, благоприятствующее экономическому, а главное — военную силу, применение или угроза использования которой может оказаться необходимым средством для разрешения экономических конфликтов, обеспечения доступа к источникам сырья и энергии, защиты торгового судоходства и национальных инвестиций за рубежом и т.д.) становится одним из важнейших, но отнюдь не единственным показателей геополитической силы государства. Разумеется, вооруженная сила способна помогать и достижению неэкономических целей, и даже играть — в условиях, например, острого кризиса — самостоятельную роль23. (Разработанный автором перечень наиболее важных факторов оценки геополитической силы государства — на примере России — см. в Таблице 1). Поэтому сейчас геополитическая мощь страны — это комплексный показатель взаимодействующих в системе факторов. Другими словами, это величина не абсолютная, измеряемая какими-то единицами, а относительная, т.е. проявляющаяся в процессе интеракций государств в международных отношениях и оцениваемая по их результатам. Наконец, комплексность данного показателя означает, что до определенной степени элементы мощи государства нзаимозаменяемы (что немаловажно для России в ее нынешнем ослабленном состоянии).

С точки зрения автора, одна из главных и характерных именно для геополитики как науки — это категория экспансии, являющаяся про изводной от категории государственных интересов. По сути дела, большинство, если не все работы по геополитике вращаются вокруг экспансии того или иного вида, или наоборот, вынужденной "контракции" (от англ. contraction — сжатие), хотя само это явление — и особенно его нынешнее содержание и формы — недостаточно подвергались серьезному изучению.

Традиционно под экспансией в геополитике, да и не только в ней, понимались прежде всего территориальные приобретения и установление военно-политических сфер влияния24, а также деятельность в данном направлении (политика экспансии). Нельзя сказать, чтобы такая экспансия сошла на нет, поскольку территория по-прежнему является выгодным долгосрочным приобретением — как "жизненное пространство", носитель сырьевых, энергетических материалов и людских ресурсов, военно-стратегический и экономический (вспомним войну за Фолкленды с их 200-мильной рыболовной зоной и близостью к богатой полезными ископаемыми Антарктиде) плацдарм, пространство для размещения промышленных мощностей или технических отходов, сельскохозяйственные угодья. Сегодня в мире имеется немало реальных и потенциальных конфликтов, квалифицируемых как пограничные и территориальные споры, ряд иных проблем с определением статуса территорий (одностороннее изменение Турцией толкования соглашений 1936 г. о статусе Черноморских проливов, возникающее напряжение вокруг богатств Антарктиды, откуда, несмотря на действующие соглашения, исподволь вытесняется Россия), отвечающих экспансии в традиционном ее понимании. Правда, они носят сейчас "мягкий характер", что в немалой степени объясняется невыгодным на сегодняшний день соотношением: а), возможных приобретений с учетом сопротивления обороняющейся стороны и мирового сообщества; б), рисков, связанных с характером современных вооружений и все более широким их распространением по планете; в). кратко- и среднесрочных социально-экономических -перегрузок, ложащихся на территориально расширившееся государство . В будущем, по мере развития ресурсного кризиса (истощения сырьевых ресурсов планеты, сокращения плодородия почв, роста населения, усиления экологических претензий государств друг к другу и т.д.)26, то есть значительного повышения стоимости "приза за успешную агрессию" (вплоть до обеспечения выживаемости собственного государства), вероятно возвращение в мировую политику жесткого варианта территориальной экспансии.

Но сегодня экспансия имеет и другие "измерения": информационное. культурно-цивилизационное , религиозное и этнорелигиозное28, политическое (сюда следует отнести и целенаправленное политическое давление вплоть до международных санкций, изоляции) и особенно экономическое (во всех его видах — финансовом, товарном, технологическом и т.д.), которое и является стержнем современной экспансии. Понимаемая*широко, она имеет немалые отличия от своей "узкотерриториальной" разновидности. Во-первых, если территори альная экспансия имела, как правило, ступенчатый (пространственное расширение США в XIX в.) и нередко однонаправленный характер (знаменитое правило Бисмарка для Германии: не воевать на два фронта), то сегодня экспансия — это непрерывный многолинейный процесс, нацеленный на множество объектов и потому порождающий в результате столкновения интересов целый комплекс разноплановых конфликтов. Во-вторых, сегодня "мирная" экспансия осуществляется многими государствами и их группировками в отношении друг друга одновременно, поэтому можно говорить об их "взаимопроникновении" или, иными словами, образовании комплекса взаимозависимостей и противоречий. В-третьих, ранее экспансию вовне осуществляла одна держава или недолговечный (НАТО является, пожалуй, исключением) союз государств. Ныне сосуществуют постоянная внешняя экспансия устоявшихся и новых экономических и экономико-политических группировок; экспансия вовне и внутри таких группировок самых мощных их участников. В-четвертых, внутрикоалиционная экспансия периодически сопровождается "добровольными" взаимными уступками сторон, хотя общий их баланс, конечно, благоприятствует сильнейшим из них.

Требует уточнения прийципиальное положение традиционной геополитики о "глубоко раздёленном мире, для которого постоянные изменения и конфликты более характерны, чем стабильность и сотрудничество"29. Нынешняя картина мирового сообщества гораздо сложнее: конфликты и противоречия сосуществуют с координацией действий и сотрудничеством, находятся в диалектическом единстве. Дело не сводится к тому, что одна крупная группа противоречий (например, экономических) между страйами или группами стран "балансируется" настоятельной необходимостью кооперации в другой сфере (безопасности). Имеются одновременно противоречия и кооперация и внутри отдельных направлений общения государств. Так, в сфере экономики существуют как широкое совпадение позиций и интересов многих государств (это ведет к образованию и укреплению экономических и экономико-политических группиройок и зон интеграции — Европейский Союз, НАФТА, "Большая китайская экономика"), частичное соответствие намерений экономических блоков (что делает возможным прогресс на переговорах типа "уругвайского раунда" под >гидой ГАТТ), так и противостояние на обоих этих уровнях (в ЕС жономическая интеграция испытывает постоянные изломы, а в ГАТТ, ныне ВТО, переговоры перемежаются обострением отношений, торговыми и прочими войнами)30. При этом необходимо учесть, что и такие одновременные сотрудничество и соперничество внутренне противоречивы хотя бы потому, что первое нередко является попыткой примирения несовпадающих интересов на максимально вы- тдных для себя условиях, а второе — конкуренцией однопорядковых интересов, направленных на один и тот же объект31. Подобная диалек- | и ка справедлива и для других областей общения государств, а в целом для их геополитического балансирования.

4135

Взаимодействие различных по направленности и силе (в зависимости от внутренней мощи стран и их группировок) потоков экспансий с одной стороны, и результаты разноуровневого и разнопланового сотрудничества с другой, в совокупности определяют состояние такого геополитического феномена, как баланс сил участников мировой политики. Важно подчеркнуть, что баланс не есть равновесие, а лишь соотношение сил, причем соотношение динамическое, зависящее от игры всех определяющих его элементов. Динамичность баланса означает, что любые перемены во взаимодействии* его слагаемых (вызванные, например, геополитической переориентацией - от "западноцент- ризма" на Восток, к примеру даже ослабленной ныне России) способны существенно повлиять на расстановку сил и очертания геополитической карты планеты.

<< | >>
Источник: К. Э. Сорокин. Геополитика современности и геостратегия РОССИИ. - М.: "Российская политическая энциклопедия" (РОССПЭН). - 168 с.. 1996

Еще по теме Государственная мощь, экспансия, баланс сил.:

  1. Сценарно-функциональный подход к анализу баланса стратегических сил
  2.              Глава 16 Проблема баланса стратегических сил СССР и США
  3. БАЛАНС СИЛ КАК СОСТОЯНИЕ И КАК ПОЛИТИКА
  4. § 16. Банк России принимает участие в разработке прогноза платежного баланса Российской Федерации и организует составление платежного баланса Российской Федерации
  5. Планы и мощь агрессора
  6. Мощь мощей
  7. Б.В.Яковенко. МОЩЬ ФИЛОСОФИИ, 2000
  8. МОЩЬ ФИЛОСОФИИ (ИСТОРИЧЕСКОЕ САМОУТВЕРЖДЕНИЕ ФИЛОСОФСКОЙ МЫСЛИ)
  9. Бухгалтерський баланс
  10. Статті бухгалтерського балансу
  11. 7.3. Тепловой баланс Земли
  12. «Субэтнический баланс»
  13. Внутренний водный баланс организма
  14. 7.2. Радиационный баланс Земли
  15. 13.3. Антропогенный материальный баланс