Геополитическое положение современной России

Фундаментальная геополитика, по-новому систематизированная,

і пересмотренным и обогащенным концептуальным и терминологиче- I

ким аппаратом, вскоре, надеюсь, будет признана в статусе "наднациональной", лишенной идеологической окраски отрасли знания, как исякая другая наука.

Правда, это произойдет не раньше, чем люди, снявшиеся столь популярным у нас сейчас предметом, начнут уважать элементарные правила рационального мышления.

В то же время прикладная геополитика, или геостратегия, гото- пміцая принципиальные рекомендации относительно линии поведения тсударства, должна быть построена на национальной почве, то есть ис ходя из совокупных интересов России. И только тогда она будет полезна, ибо позволит эффективнее использовать сегодняшние плюсы н геополитической позиции страны и максимизировать ее геополитические преимущества в будущем.

Как я уже писал в Главе /, на смену западничеству, славянофиль- I

гну и евразийству пришла геополитика советского образца. По мере угасания большевистских надежд на способность Москвы подтолкнуть развитие мировой революции наступательная марксистско-ленинская идеология, являвшаяся первоначально стержнем внешней политики Советской России1, стала понемногу замещаться не менее экспансионистскими и изощренными геополитическими расчетами, сохранившими, правда, прежнюю идеологическую оболочку2. В последние предвоенные годы поистерлась даже она, что обеспечило Сталину широкий простор для маневрирования между державами "оси", Англией и Францией и привело к необъяснимым — с идеологической точки зрения — его призывам к народу сплотиться на основе национальной —

в противовес официальному пролетарскому интернационализму — идеи ("Отечество в опасности!"), а также к антигерманскому союзу с ведущими империалистическими государствами и роспуску Коминтерна. И после войны большевистская верхушка продолжала судить о международных делах в сурово-реалистичных тонах3, действуя соответственно, а идеологическая трескотня вернулась лишь после воцарения в Кремле Н. Хрущева. Эта хрущевско-брежневская традиция "принимать одно за другое" просматривается в нашем руководстве и теперь: из рациональной геополитики успешно делается идеологический жупел России4. Каковы бы, однако, ни были предшественники и традиции, многие геополитические, кажущиеся тупиковыми, проблемы сегодняшней России решать придется заново. Главная среди них — определение статуса новой России, ее места в современном многополярном мире и выработка соответствующей линии поведения. Для решения данной проблемы необходимо прежде всего четко представлять динамику совокупной геополитической мощи страны, т.е. суммы сильных и слабых сторон геополитического положения России, на фоне ведущих государств мира и их группировок.

Я постараюсь, по мере возможности отразить свои представления о компонентах упомянутой мощи и дать оценку относительных геополитических преимуществ и недостатков России на сегодня и в обозримую перспективу в сводной таблице (См: Таблицу 1).

Приведенные в таблице оценки требует дополнительных комментариев. Прежде всего, по сумме оценок видно: нынешнее геополитическое положение России нестабильно, что, впрочем, вряд ли является новостью.

Важнее другое: сейчас нельзя судить о России как о стране, обреченной в геополитическом плане на окончательное поражение, ремиссию или успех — в принципе возможны все три варианта. Правда, вероятность их различна. Пока Россия демонстрирует отрицательную геополитическую динамику.

Основной причиной такой деградации обычно считают — и не без основания — экономику, которая не только сама находится в состоянии перманентного кризиса, но и пагубно воздействует на многие связанные с ней геополитические обстоятельства. Однако в долгосрочной перспективе все заметнее будет сказываться негатирное воздействие еще одного, приобретающего самостоятельное значение фактора — демографического. России грозят острая нехватка (в соотнесении с сс территорией и размерами ее природных богатств) номинально дееспо- юбного населения, прогрессирующее ухудшение его качества (в результате физической, психической и духовной деградации) и изменение этнонациональной структуры. Данные явления требуют отдельного исследования, но уже сейчас очевидно, что большинство российских ученых и политиков недооценивают характер и масштабы их последствий. Ограничусь лишь перечислением некоторых из них: не- иозможность освоения природных ресурсов Сибири и Дальнего Востока (а, видимо, именно они могут стать локомотивом, способным вытянуть Россию из затяжного экономического кризиса и в дальнейшем гарантировать ее независимое развитие); нехватка людских ресурсов для подъема промышленности и сельского хозяйства во всероссийском масштабе; ненасыщенность и прерывистость информационного про- I

гранства; слабость коммуникаций; в долгосрочной перспективе — обвал" численности и дальнейшее снижение качества социально-про- фсссиональных групп интеллектуального труда5; неспособность со- ідать эффективную — достаточную по размерам (для защиты обширной территории) и качеству подготовки армию; фактическая "выдача приглашений" соседним перенаселенным странам так или иначе приглядываться к российским землям и ресурсам; радикализация русско- m этнобольшинства, озабоченного своей дегенерацией. Таким обра- юм, сегодня Россию по совокупным геополитическим параметрам и ряд ли можно в полном мере отнести к глобальным державам или мобальным центрам силы. Тем более, что остается неясной судьба СНГ, которое в принципе способно превратиться в обширную зону недвусмысленного геополитического доминирования России. (Знаменательно, что большую активность в обустройстве находящегося под остаточным", не более, влиянием России геополитического простран- I

гна проявляют деятели тех государств, которые принципиально со- і/іасньї стать его структурными компонентами, прежде всего президенты Казахстана и Белоруссии — Назарбаев и Лукашенко). Конечно, большая или меньшая "ущербность", то есть неравномерность фак- тров геополитической мощи, характерна для всех великих держав. Огличие России состоит в степени неравномерности, но именно это игл и чиє и определяет неглобальный уровень нынешней России.

Россия, однако, и не региональная держава с субглобальными интересами. Такое определение неверно вне зависимости от нынешнего (ннсийского геополитического потенциала хотя бы потому, что страна расположена в двух частях света и имеет большие или меньшие выхо- Н.І сразу на несколько крупнейших геополитических регионов. Поэтому правильнее, наверное, нынешний статус России определить как трансрегиональная держава4'.

Нейтрализация негативных тенденций геополитического положении России, возрождение ее глобальных позиций предполагает опору на основные сохранившиеся внутренние факторы российской геополи- іической мощи. К ним, прежде всего, необходимо отнести традиционные геополитические ценности (природные ресурсы, территорию), ос- іаишуюся военную мощь с упором на ядерное оружие, отдельные сфе ры промышленного, прежде всего военного, и интеллектуального производств.

Особую важность в этих условиях приобретает вопрос о политическом режиме России, который формируется в ходе нынешнего переходного процесса. В Конституции заявлена демократическая система — тем самым государство взяло на себя обязательство воспринять, ввести в действие и уважать общепринятые нормы демократии. В определенном смысле демократия — самая экономичная (в сугубо материальном выражении) форма правления: периодическая организация тех же свободных выборов требует меньших затрат, чем поддержание внутреннего порядка с помощью силовых средств, как при всех вариантах автократии, или тотального полицейского контроля над обществом. Кроме того, стабильная демократическая Россия получила бы нормальный доступ в "клуб" богатых демократических государств, легче бы привлекала инвестиции из-за рубежа, вернула бы валютные вклады своих граждан в страну, по-деловому общалась бы с международными финансовыми, торговыми и прочими организациями. Это укрепило бы ее авторитет в мировом сообществе, явно ориентирующемся на демократические нормы и процедуры, соблюдение прав человека, о чем не раз давали понять России на самых разных уровнях. Многие современные сложности во внешней, военно-стратегической, экономической, и других направлениях политики России, а также со справедливой защитой ею своих позиций объясняется тем углубляющимся разрывом между конституционно-декларированной демократией и реальной государственной политикой. Вместе с тем, наиболее дальновидные зарубежные аналитики справедливо полагают, что изолированная, постоянно попрекаемая за внутреннюю политику, нестабильная авторитарная Россия гораздо опаснее, чем та, в которой поощряется демократический процесс, соблюдаются права человека и которая активно вовлечена в решение мировых дел при соблюдении ею международных правил игры.

Внутренний потенциал сегодня все же не настолько велик, чтобы его можно было использовать во благо России наперекор любым внешним обстоятельствам. Отсюда и задачи — создать благоприятные международные условия, обеспечивающие, говоря словами классика, "передышку" для приведения в порядок внутренней силовой базы и максимальную реализацию имеющихся геополитических ресурсов. Какая же геополитическая стратегия более всего соответствует этим задачам? 4.2.

Стратегические альтернативы России

В принципе, существует три типа стратегий, в том числе и геополитических: экспансионистские; уступающие (допускающие сжатие сферы влияния и даже сокращение физической территории страны); позиционные, направленные на консервацию статус-кво или по крайней мере его основных позиций.

Экспансионистская линия с проникновением в дальнее зарубежье потребовала бы большого избыточного запаса геополитической мощи —

для проведения самой политики, закрепления на новых позициях (то есть "переваривания" завоеванного), долгосрочной их защиты от внутренней оппозиции и внешних конкурентов (именно последняя, "защитительная", задача и не была решена Советским Союзом в Афганистане). Такого потенциала у России нет, поэтому все разговоры о "броске на Юг" или по другим направлениям — пропагандистская риторика либо авантюра.

Уступающая стратегия сознательно проводилась различными странами не раз. Вспомнить хотя бы важный геополитический маневр Великобритании в конце 50-х гг., известный как "уход с востока от Суэца". Или продажа в 1867 г. Россией Аляски, которую она вряд ли могла бы долго удерживать, учитывая отсутствие надежных коммуникаций из центра страны через Сибирь, низкую эффективность народного хозяйства (реформы 60-х гг. лишь открывали возможность для ускоренного развития страны), обостренные отношения с Турцией и великими европейскими державами и т.д. Значительно ближе к нашим дням пример уступательной стратегии правительств "перестройки", "сдавших", во многих случаях без адекватной компенсации, многие геополитические козыри СССР (уход из "третьего мира" и с рынков вооружений, поспешный и хаотичный вывод войск из Восточной Европы и Германии), а также "постперестройки", "жертвой" которой стал сам СССР. Дальше развивать эту линию вряд ли стоит, ибо это означало бы уход России из СНГ и, вероятно, распад самой России.

Приходится признать, что по совокупной геополитической мощи на данном этапе Россия уступает практически всем глобальным центрам силы. Значит, ей остается выбор в пользу позиционной стратегии, состоящей в конкретном российском случае из двух основных компонентов.

Во-первых, удержания стран "ближнего зарубежья" в орбите российского притяжения, разумеется тех, которые представляют интерес для самой России. Здесь недостаточно политических намерений и деклараций, которые могут меняться в одночасье. Важны материальные связи и зависимости — сохранение оставшихся и развитие новых экономических контактов России с государствами СНГ, экспансия российского государственного и частного капитала в "ближнее зарубежье", являющееся для него "мягкой", доступной пока еще зоной (в данном случае такая "локальная" экспансия была бы направлена на сохранение традиционных российских сфер влияния и потому являлась бы частью общей позиционной стратегии), поощрение инвестиций стран СНГ в России, а также развитие широкой России-центрист- ской военной кооперации в пространстве Содружества. (Подробнее см. Главу 5).

Во-вторых, со странами "дальнего зарубежья", и прежде всего с глобальными центрами силы наиболее рациональна стратегия "балансирующей равноудаленности" (даже некоторой отстраненности Рос сии от международных дел под предлогом озабоченности делами домашними) , основные параметры которой будут изложены чуть ниже. Выше уже говорилось, что такие факторы, как политический режим и качество политического руководства являются вполне материальными частями геополитической мощи (или слабости) государства. Необходимо также напомнить о практической геополитической ценности умелого внешнеполитического маневрирования, приносящего подчас неожиданный и продолжительный успех6. Принятие данного подхода тем более актуально, что за рубежом и среди политиков, и среди ученых нарастает тенденция ставить Россию "на место"?. Сегодня вместо того, чтобы обижаться и выдавать все новые грозные, но ничем не подкрепленные и не имеющие реальных последствий политические заявления о своем величии, Москве стоило бы скромно уйти до поры до времени во внешнеполитическую "тень", продолжая, однако, по возможности активную внешнеэкономическую деятельность. Именно так вел себя Китай, по крайней мере с конца 60-х годов, находясь как бы вне международной политической суеты, вне противостояния США и СССР (по крайней мере, избегая открыто и однозначно солидаризироваться с одной из сторон). Это давало ему возможность без особых помех накапливать силы для превращения к середине 80-х в великую бурно развивающуюся державу с перспективой повышения своего могущества до уровня глобальной сверхдержавы в следующем столетии. 4.3.

<< | >>
Источник: К. Э. Сорокин. Геополитика современности и геостратегия РОССИИ. - М.: "Российская политическая энциклопедия" (РОССПЭН). - 168 с.. 1996

Еще по теме Геополитическое положение современной России:

  1. Глава 4 ГЕОПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
  2. Гла ва 5 ГЕОПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
  3. 5.3. Модель геополитического положения России
  4. ГЕОПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ РОССИИ
  5. 4.1. МОДЕЛЬ ГЕОПОЛИТИЧЕСКОГО ПОЛОЖЕНИЯ РОССИИ Россия в системе Больших пространств
  6. 2.7. Краткий обзор тенденций в современных геополитических исследованиях в России
  7. Особенности современного военно-политического положения России и их влияние на военную стратегию
  8. 6.6.2. Национально-государственные интересы России в новой геополитической ситуации
  9. 5.5. ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ ИНТЕРЕСЫ И БЕЗОПАСНОСТЬ РОССИИ В ЕВРОПЕ
  10. 5.2. Внутренние условия формирования геополитического кода России