<<
>>

Социально-философская мысль эпохи Возрождения

Особое место в философии Возрождения занимают концепции, обращенные к проблемам государства: основанные на реалистических принципах политические теории Никколо Макиавелли и социальные утопии Томаса Мора и Томмазо Кампанеллы.
ФилОСОфиЯ ПОлитиКи Самым крупным и оригинальным из них был Н. Макиавелли итальянский мыслитель, историк и государственный деятель Никколо Макиавелли (1469— 1527), автор известных трактатов «Государь» и «Рассуждения о первой декаде Тита Ливия». Средневековую концепцию божественного предопределения Макиавелли заменяет идеей фортуны, признавая силу обстоятельств, которые заставляют человека считаться с необходимостью. Но судьба лишь наполовину властвует над человеком, он может и должен бороться с обстоятельствами. Поэтому наряду с фортуной движущей силой истории Макиавелли считает вирту (virtu) — воплощение человеческой энергии, умения, таланта. Судьба «... являет свое всесилие там, где препятствием ей не служит доблесть, и устремляет свой напор туда, где не встречает возведенных против нее заграждений»1. Подлинным воплощением свободы человеческой воли является для Макиавелли политика, в которой существуют «естественные причины» и «полезные правила», позволяющие учитывать свои возможности, предвидеть ход событий и принять необходимые меры. Задачу политической науки Макиавелли видит в том, чтобы, исследовав реальные качества человеческой природы, соотношение борющихся в обществе сил, интересов, страстей, объяснить действительное положение вещей, а не предаваться утопическим мечтам, иллюзиям и догмам. Именно Макиавелли решительно разорвал узы, которые в течение столетий связывали вопросы политики с нравственностью: теоретическое рассмотрение политики было освобождено от абстрактного морализирования. Как сказал английский философ XVII в. Ф. Бэкон: нам есть за что благодарить Макиавелли и других авторов такого же рода, которые открыто и прямо рассказывают о том, как обычно поступают люди, а не о том, как они должны поступать28 29. Политический реализм Макиавелли проявляет и при анализе государственных форм. Будучи сторонником республики, он тем не менее считал невозможным объединение Италии на республиканских началах в силу неразвитости гражданских добродетелей. Исследуя деятельность Медичи, Сфорца, Чезаре Борд- жа, Макиавелли приходит к идее «нового государя» — абсолютного властелина. Такой правитель должен соединять в себе черты льва и лисицы: лисицы — чтобы избежать расставленных капканов, льва — чтобы сокрушить противника в открытом бою. Он должен придерживаться принципа твердой власти, в необходимых случаях проявляя жестокость: .. Государь, если он хочет сохранить власть, должен приобрести умение отступать от добра и пользоваться этим умением, смотря по надобности 30. Подобные рассуждения Макиавелли создали ему печальную славу учителя тиранов и автора тезиса «цель оправдывает средства», а его имя стало синонимом проповеди политического вероломства и насилия — «макиавеллизма».
Упрощенно истолковав позицию мыслителя как требование вседозволенности для государя, его оппоненты не учли важного обстоятельства: Макиавелли был не пропагандистом жестокости и лицемерия, а беспощадным исследователем реальной политической практики своей эпохи. Устойчивый же миф о Макиавелли как авторе тезиса «цель оправдывает средства» был создан стараниями иезуитов. Освобождая политику от морализирования, Макиавелли наносил удар по религии и церкви, что и вызвало негативную реакцию пап римских. В действительности это изречение принадлежит иезуиту Эскобару и является девизом ордена 1. Макиавелли, если и освобождает политического деятеля от непременного следования моральному закону, то это происходит в силу необходимости и объясняется противоречиями социальной действительности: Следует знать, — пишет Макиавелли, — что, когда на весы положено спасение родины, его не перевесят никакие соображения справедливости или несправедливости, милосердия или жестокости, похвального или позорного, наоборот, предпочтение во всем следует отдать тому образу действий, который спасет ее жизнь и сохранит свободу 31 32. Творческое наследие Макиавелли не свободно от противоречий, но несомненная заслуга мыслителя состоит в том, что он низвел политику с высот заоблачного лицемерия на реальную почву, превратил ее в объект беспристрастного анализа, тем самым возвысив ее, с одной стороны, до науки, с другой — до искусства возможного. Социальные утопии Фил°с°фская мысль эпохи Возр°ждения не Т. М0ра И Т. Кампанеллы исчерпывается рассуждениями, опирающимися на политический реализм. Н. Макиавелли предпочел действительность воображаемому. Но были и те, кто, по его собственным словам, «изобразил республики и государства, которых в действительности никто не знавал и не видывал»33. Одним из таких мыслителей был Томас Мор (1478—1535), английский гуманист, государственный деятель и святой католической церкви. Пик его политической карьеры — высший государственный пост лорда-канцлера Англии, который спустя без малого сто лет займет другой английский философ Фрэнсис Бэкон. Однако бессмертную славу Томасу Мору принесла его «Утопия» — произведение, описывающее жизнь на счастливом острове, затерянном где-то в Новом Свете. Рассказ об идеальном государстве ведется от лица некоего Гитлодея, путешественника, случайно оказавшегося на этом чудесном острове. В эпоху Великих географических открытий и усиленного интереса публики к литературе о путешествиях это был весьма удачный ход для обеспечения успеха книге. Слово «утопия» в буквальном переводе с греческого (ou — нет, to- pos — место) означает «место, которого нет» (сам Мор переводил название этой страны еще и как Нигдейя). Термин, предложенный английским гуманистом, оказался столь удачным, что стал наименованием целого жанра, представлявшего описания вымышленных стран, которые могут служить образцом общественного устройства. В ряду этих многочисленных произведений можно назвать «Город Солнца» Кампанеллы, «Новую Атлантиду» Бэкона, «Путешествие в землю Офирскую» Михаила Щербатова, «Путешествие в Ика- рию» Кабе и др. Впрочем, все эти авторы, не исключая и самого Мора, имели великого предшественника — Платона, подробно описавшего принципы идеального общественного устройства в своем «Государстве». Более того, утопическая традиция имеет очень древнюю историю: достаточно вспомнить миф о «потерянном рае», легенду о «золотом веке» или сказочную страну «с молочными реками и кисельными берегами». «Утопия» Томаса Мора начинается с острой критики существовавших в Англии общественных порядков. Источник всех социальных бедствий он видит в наличии частной собственности. Там, где она есть, где все мерят на деньги, там вряд ли возможно справедливое общество. Поэтому он считает, что «распределение средств равномерным и справедливым способом и благополучие в ходе людских дел возможны только с совершенным уничтожением частной собственности»1. Рисуя безотрадную картину эпохи становления буржуазных отношений, Мор не ограничивается лишь неприятием существующих порядков. Он противопоставляет им проект государства всеобщего благоденствия. В этом заключается важная особенность утопизма. Его представителей нельзя назвать реформаторами, то есть теми, кто стремится изменить существующий мир. Несогласие утопистов с действительностью касается всех ее сторон, и их альтернативные проекты затрагивают общественный порядок в целом. Описывая идеальное государство острова Утопия, Т. Мор, конечно же, понимал, что это путешествие в страну, которой нет (недаром же он дал ей такое говорящее название). Однако он считал, что проект такого общества не только прекрасен, но и вполне осуществим в будущем. Спустя столетие утопические идеи получили развитие в творчестве итальянского мыслителя Томмазо Кампанеллы (1478—1535), доминиканского монаха, астролога и бунтовщика. Особую роль в его судьбе сыграло участие в заговоре против испанского владычества в его родной Калабрии. В 1499 г. заговор был раскрыт, а Кампанелла приговорен к тюремному заключению, длившемуся 27 лет. В этих условиях он и создал одно из важнейших своих произведений — «Город Солнца». В отличие от Мора Кампанелла не только мечтал о совершенном обществе, но и стремился к радикальному переустройству социальных порядков. Заговор против испанского владычества предполагал последующее учреждение такого общественного строя. Однако различие между Мором и Кампанеллой в этом важном пункте еще не дает основания для противопоставления этих мыслителей. Сходство между ними значительно. И тот и другой не придавали значения условиям и путям осуществления идеала, сосредоточивая свое внимание на детальном конструировании будущего царства добра и справедливости. Повествование у Кампанеллы так же, как и у Мора, ведется от лица мореплавателя, который во время своего кругосветного путешествия оказался на острове Тапробана, расположенном где-то в районе экватора. Там он посетил необычное для своего времени государство, основанное философами, бежавшими из Индии. Общественный уклад жизни соляриев — граждан Солнечного государства — также строится на всеобщем труде и отсутствии частной собственности, и поэтому «не они служат вещам, а вещи служат им»34. Продолжительность рабочего дня в Городе Солнца еще меньше, чем в Утопии, и составляет всего четыре часа. Во главе государства стоит верховный правитель, именуемый Метафизиком, или просто Солнцем. Он выносит по всем вопросам и спорам окончательные решения. Эта должность не наследуется, и на нее не избирают. Ее может занять самый сведущий во всех областях человек, выбор которого очевиден. У Метафизика есть три главных помощника: Мощь, Мудрость и Любовь, — каждый из них руководит своей областью общественной жизни. Мощь — военным делом, Мудрость — искусством, ремеслами и науками, в ведении Любви находятся вопросы деторождения, воспитания, земледелия, скотоводства, питания. Каждый из них имеет своих помощников. Все граждане, достигшие 20-летнего возраста, составляют Большой Совет, на собраниях которого они решают вопросы контроля за деятельностью должностных лиц и их смещения, за исключением высшей четверки. Правда, Метафизик и трое его помощников сами должны передать свои места тем, кто превзойдет их. Хотя утописты эпохи Возрождения в полном соответствии с духом своего времени рассматривали человека в качестве высшей ценности, жесткая регламентация всего образа жизни, отличающая утопические проекты, не оставляет места свободе личности, превращает людей, по меткому выражению Ф. Достоевского, в подобие «фортепьянных клавиш», на которых играет кто-то другой. В каждом из утопистов есть что-то от пророка: все они были убеждены, что их проект — это и есть то единственное решение, которое сделает всех людей счастливыми. Возможно, людям и необходим образ такого хрустального дворца, виднеющегося где-то вдали, но ведь это не значит, что его проект безупречен, и они смогли бы в этом дворце жить. 4.2.
<< | >>
Источник: В.Н. Лавриненко, проф. В.П. Ратников. Философия: Учебник для вузов. 2010

Еще по теме Социально-философская мысль эпохи Возрождения:

  1. Гуманистическая мысль эпохи Возрождения
  2. 2. Философские идеи Средних веков и эпохи Возрождения.
  3. § 1. Ранняя социально-экономическая мысль докапиталистической эпохи
  4. Социально-исторические и мировоззренческие основания философской мысли эпохи Просвещения
  5. 2.3.Эстетика эпохи Возрождени
  6. 3. Философия и медицина эпохи Возрождения
  7. § 2. ШКОЛА И ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ В ЭПОХУ ВОЗРОЖДЕНИЯ
  8. 9.4. Содержание эпохи Возрождения
  9. Философия эпохи Возрождения (XV-XVI вв.)
  10. Образование эпохи Возрождения
  11. 9.7. Искусство эпохи Возрождения
  12. 31. В чем состоит специфика гуманизма эпохи Возрождения?
  13. 1. ГЛАВНЫЕ ПРЕДСТАВИТЕЛИ И ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ФИЛОСОФИИ ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ
  14. Натурфилософия эпохи Возрождения
  15.  3. Духовная жизнь эпохи Возрождения
  16. V ФИЛОСОФИЯ ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ
  17. ФИЛОСОФИЯ ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ
  18. ЛЕКЦИЯ 5ПОЛИТИКО-ПРАВОВАЯ МЫСЛЬ ВОЗРОЖДЕНИЯ И НОВОГО ВРЕМЕНИ
  19. КУЛЬТУРА ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ B НИДЕРЛАНДАХ
  20. ? Глава 4 ? Философия эпохи Возрождения