Наука как система знаний и вид духовного производства

Важнейший вид духовного производства — наука, рассматриваемая и как система знаний, и как устойчивый социальный институт. Наука как системазнаний Наука есть, прежд5 всего, систематизированное познание действительности, воспроизводящее ее существенные и закономерные стороны в абстрактнологической форме понятий, категорий, законов и т.д.
Как и другие виды духовного производства, наука создает как бы параллельный реальному идеальный мир, в котором отражены основные свойства и закономерности объективного мира. В идеальном мире науки реальность воспроизводится, естественно, не целиком, а лишь в самых существенных чертах. Это своего рода карта мироздания, по которой человечество ориентируется в своей жизнедеятельности. Как и на географической карте, на ней отмечено лишь самое главное, основное, масса же несущественных подробностей опущена ввиду их малой значимости для человека. Для того чтобы возник мир науки (а произошло это около 2,5 тысячелетий назад), понадобилось достаточно много самых разнообразных условий — экономических, социальных, духовных. Среди них стоит отметить прогрессирующее разделение труда, процесс классообразования, высокий уровень абстрактности мышления, появление письменности, счета, накопление опытных знаний о природе и пр. Появление в этих условиях науки означало радикальную перестройку всего накопленного человечеством знания, приведение его в единую систему. Потребовался выход за пределы непосредственного опыта человека, проникновение в сущность вещей. Справедливости ради надо отметить, что прорыв за пределы повседневного опыта по-своему обеспечивали и предшествующие научному способы освоения мира — мифологический и религиозный. Но эти способы духовного обустройства человека оказались со временем слишком тяжеловесными и малоэффективными. Миф, религия — это способы духовной защиты. Их задача — как-нибудь пристроить человека к огромному и враждебному ему миру, приютить это хрупкое создание природы под сенью каких- либо могущественных сил-покровителей. Наука — это уже средство нападения, орудие духовной экспансии поднимающего голову человека. Это попытка разговора с внешним миром на равных, а не униженным просителем. Стоит отметить, что наука возникает не в противовес религии, а как бы рядом с ней. Это просто новый способ духовного освоения мира, у которого своя необходимость и свои задачи. Ведь не случайно настоящий атеизм встречается у мыслителей эпохи становления науки крайне редко. Наука может обойтись и вовсе без религии, но вытеснить ее из общественного сознания она до сих пор не может. Ибо, несмотря на все свои успехи, наука не в состоянии обеспечить человеку прочную духовную защиту. Специфика В отличие от обыденного познания научное по- научного познания знание характеризуется: • систематичностью, а также логической выводимостью одних положений из других; • объектами научного (теоретического) познания, в качестве которых выступают не сами по себе предметы и явления реального мира, а их своеобразные аналоги — идеализированные объекты; • осознанным контролем над самой процедурой познания; фиксацией и предъявлением строгих требований к методам, т.е. способам и приемам получения нового знания; • высокими требованиями, предъявляемыми в науке к языку описания исследуемых объектов; неопределенность, многозначность понятий естественного языка заставляет науку вырабатывать свой специальный язык с четкой фиксацией смысла и значения понятий; • строгостью и объективностью открываемых истин, т.е.
их независимостью от познающего субъекта, обязательностью, воспроизводимостью и т.д. Как видим, научное знание, равно как и процедура его получения, достаточно сложны и необычны для обыденного сознания. Поэтому деятельность в сфере науки требует, как правило, особой подготовки, длительного периода ученичества, в ходе которого осваиваются исторически сложившиеся объемы научных знаний, методы и средства их использования и приращения. А это в свою очередь требует наличия особых организаций и учреждений, обеспечивающих подготовку научных кадров. Правда, это справедливо в основном для развитой, зрелой науки, уже оформившейся в качестве устойчивого социального института. Процесс этого оформления полным ходом пошел сравнительно недавно — с XVII — XVIII вв. Именно в это время в Европе появляются первые научные общества и академии, начинается издание научных журналов. А такое почтенное слово, как «ученый», в нынешнем его значении появилось впервые лишь в XIX в. Конец XIX — начало ХХ вв. ознаменовались появлением новой формы организации науки — крупных научных институтов, лабораторий, исследовательских центров. Это было связано в основном с изменением социальной роли науки в ее взаимоотношениях с производством. Практически до конца XIX столетия в триаде «наука — техника—производство» науке принадлежала вспомогательная роль. Однако с рубежа веков, совпавшего с очередной революцией в естествознании, наука начинает опережать развитие производства и постепенно отвоевывает себе роль лидера. Производство как бы теряет независимую логику саморазвития и начинает меняться в соответствии с логикой развертывания науки: появление новых отраслей производства (атомная энергетика, электроника и пр.) инициировано фундаментальными научными открытиями. Начинается триумфальное шествие науки, наводняющей мир умными машинами, способной избавить человека от голода, болезней, бытовых неудобств и прочих несчастий. Бесподобные успехи науки порождают и закрепляют новую веру человечества — веру в науку, будто бы способную дать ответы на все жизненные запросы. (Речь идет, конечно, об индустриально развитой части мира.) Однако эйфория длится недолго. На Западе пик «головокружения от успехов» науки приходится на 60—70-е годы. Затем наступает некоторое отрезвление: наука может многое, но далеко не все. У нее большие цели и задачи, но, к сожалению, не универсальные. ФуНКции НауКи Главные функции науки можно представить в такой последовательности: • познавательная; • объяснительная; • практически-действенная; • прогностическая; • мировоззренческая; • социальной памяти и др. 1. Ведущей, ключевой функцией науки считается объяснительная. Подлинное назначение науки — объяснять, как устроен мир; почему мы наблюдаем его именно таким, а не другим; что будет, если мы предпримем такие-то действия и пр. В этом предназначении науки есть и свои фундаментальные ограничения: (1) объяснительный потенциал науки ограничен масштабами общественно-исторической практики человечества; (2) полнота объяснения любого явления действительности всегда упирается, как в глухой забор, в проблему достаточности оснований науки. Большая (и самая надежная) часть современного здания науки построена гипотетико-дедуктивным методом, при котором все частные утверждения и законы теории логически выводятся из общих первичных допущений, постулатов, аксиом и пр. Однако эти первичные постулаты и аксиомы, не выводимые и, следовательно, не доказуемые в рамках данной теории, всегда чреваты возможностью опровержения. Это относится и ко всем фундаментальным, т.е. наиболее общим теориям. Таковы, в частности, постулаты бесконечности мира, его материальности, симметричности и др. Нельзя сказать, что эти утверждения вовсе бездоказательны. Они «доказываются» хотя бы тем, что все выводимые из них следствия не противоречат друг другу и реальности. Но ведь речь может идти только об изученной нами реальности. За ее пределами истинность таких постулатов из однозначной превращается в вероятностную. Так что сами основания науки не имеют абсолютного характера и в принципе в любой момент могут быть поколеблены. Эти и многие другие ограничители объяснительного потенциала науки ясно показывают, что ее возможности хотя и велики, но не беспредельны. Поэтому сбрасывать со счетов другие способы освоения мира (философский, эстетический, религиозный и т.д.) заведомо не оправданно. 2. Суть практически-действенной функции науки заключена в том, что наука не только объясняет, как устроен мир, но и одновременно дает метод, т.е. систему правил и практических приемов обращения с ним. Именно общественно-историческая практика выступает главным ориентиром для науки: она есть, во-первых, главный источник научного познания, а во-вторых, его цель. Считается, к примеру, что науку астрономию породило мореплавание, механику — строительство, геометрию — землеустройство и т.д. Связь практических нужд общества с развитием современной науки не менее очевидна; однако она не так уж проста и прямолинейна. Эта связь отчетливо проявляется лишь в итоге, в конечном счете, в длительной исторической перспективе. В определении же своих сиюминутных потребностей и интересов наука, в особенности фундаментальная, в значительной степени самостоятельна. Часто практические последствия того или иного научного открытия становятся очевидными с некоторой временной задержкой, необходимой для движения научных идей по цепочке: фундаментальная теория — система специальных (узких) научных дисциплин — прикладная наука — конкретные технологии. Так было с открытием естественной радиоактивности, носителей наследственности и пр. В целом же взаимоотношения науки с практикой носят характер «самоподдерживающейся реакции» — всякое вызванное запросами практики научное открытие порождает массу практических приложений, о которых в процессе научного поиска обычно и не помышляют. А разрастающееся как снежный ком практическое применение научных идей оказывает обратное, стимулирующее влияние на развитие науки. 3. Трудно переоценить важность и такой функции науки, как прогностическая. Ее актуальность к концу ХХ в. возросла многократно. Причины тому очевидны. Современное состояние взаимоотношений общества и природы, повышенная конфликтность геополитических, национальных и прочих отношений, напряженность демографической ситуации — эти и многие другие глобальные проблемы таят в себе угрозу самому существованию человечества. За возникновение этих проблем как негативных, не предусмотренных последствий нарастающей активности человечества наука несет немалую ответственность. Кому же, как не ей и определять меру опасности этих проблем, искать приемлемые способы их решения. 4. Мировоззренческая функция науки задана самой ее сущностью. Под мировоззрением обычно понимают систему общих взглядов на мир и место человека в нем. Основные типы мировоззрения: мифологический, религиозный, обыденный, научный. Можно сказать, что рождение науки одновременно знаменовало собой появление нового типа мировоззрения, т.е. такой системы взглядов на существование объективного мира, которой свойственны те же черты, что научному знанию вообще — объективность, системность, логичность и пр. Между понятиями «мировоззрение» и «наука» нельзя ставить знак равенства. Ведь наряду с рациональным знанием мировоззрение включает в себя и мировосприятие, социальные установки, отношение к миру и др. Однако именно наука составляет его информационную основу, а также определяет сам способ построения общей картины мира, обеспечивает ему системность и глубину. В целом перечень функций науки весьма внушителен. Их выполнение подразумевает и достаточно сложный, многоплановый и многоуровневый способ организации науки как системы знаний. Главный стержень этой организации — дисциплинарный. Вновь возникающие отрасли научного знания всегда обособлялись по предметному признаку — в соответствии с вовлечением в процесс познания новых фрагментов реальности. Вместе с тем в системе «разделения труда» научных дисциплин есть и небольшой «привилегированный» класс наук, выполняющих интегрирующие функции по отношению ко всем прочим разделам научного знания, — математика, логика, философия, кибернетика, синергетика и т.д. Их предметная область предельно широка, как бы «сквозная» для всей системы научного знания, что позволяет им выступать в роли методологической основы научного познания вообще. По предметному своеобразию все научные дисциплины обычно делятся на три большие группы — естественные, общественные и технические. По непосредственному отношению к практике принято выделять науки фундаментальные и прикладные. По глубине же постижения действительности в науках различают два уровня: эмпирический и теоретический. ДОГиКа раЗВиТиЯ науки Две с половиной тысячи лет истории науки не оставляют сомнения в том, что она развивается, т.е. необратимо качественно изменяется со временем. Наука постоянно наращивает свой объем, непрерывно разветвляется, усложняется и т.п. Однако развитие это оказывается неравномерным: с «рваным» ритмом, причудливым переплетением медленного кропотливого накопления новых знаний с «обвальным» эффектом внедрения в тело науки «сумасшедших идей», за непостижимо короткое время опрокидывающих складывавшиеся веками картины мира. Фактическая история науки внешне выглядит достаточно дробно и хаотично. Но наука изменила бы самой себе, если бы в этом «броуновском движении» гипотез, открытий, теорий не попыталась бы отыскать некую упорядоченность, закономерный ход становления и смены идей и концепций, т.е. обнаружить скрытую логику развития научного знания. Выявление логики развития науки означает уяснение закономерностей научного прогресса, его движущих сил, причин и исторической обусловленности. Современное видение этой проблемы существенно отличается от того, что господствовало, пожалуй, до середины XX столетия. Прежде полагали, что в науке идет непрерывное приращение научного знания, постоянное накопление новых научных открытий и все более точных теорий, создающее в итоге кумулятивный эффект на разных направлениях познания природы. Ныне логика развития науки представляется иной: наука развивается не непрерывным накоплением новых фактов и идей, не шаг за шагом, а через фундаментальные теоретические сдвиги, в один прекрасный момент перекраивающие дотоле привычную общую картину мира и заставляющие ученых перестраивать свою деятельность на базе принципиально иных мировоззренческих установок. Пошаговую логику неспешной эволюции науки сменила логика научных революций и катастроф. Наиболее популярные модели такого развития научного знания построили во второй половине ХХ в. Т. Кун, И. Лакатос, К. Поппер (см. главу 9 учебника). ДиффеРеНциациЯ Важной закономерностью развития науки и интеграция научного знания принято считать единство процессов дифференциации и интеграции научного знания. Современную науку недаром называют «большой наукой». Ее системная сложность и разветвленность поражают — ныне насчитывается около 15 тысяч различных научных дисциплин. В прошлом картина была существенно иной. Во времена Аристотеля перечень всех существовавших тогда наук едва ли достигал двух десятков (философия, геометрия, астрономия, география, медицина и пр.). Делавшее свои первые шаги научное знание было поневоле синкретичным, т.е. слитным, неразделенным. Рождение в XVII в. классического естествознания знаменовало собой новую стадию изучения природы — аналитическую. Стремление свести всю сложность единого, целостного мира природы к нескольким «простым элементам» настроило исследователей на подробнейшую детализацию изучаемой реальности. Изобретение таких приборов, как телескоп и микроскоп, гигантски расширило познавательные возможности и количество доступных изучению объектов природы. Поэтому рост научного знания сопровождался его непрерывной дифференциацией, т.е. разделением, дроблением на все более мелкие разделы и подразделы. В физике образовалось целое семейство наук: механика, оптика, электродинамика, статистическая механика, термодинамика, гидродинамика и пр. Интенсивно делилась и химия: сначала на органическую и неорганическую, затем — на физическую и аналитическую, потом возникла химия углеводородов и т.д. Необходимость и преимущества такой объектной специализации наук самоочевидны. Процесс этот продолжается и по сей день, правда, уже не такими стремительными темпами, как в XIX в. Только недавно оформившаяся в качестве самостоятельной науки генетика уже предстает в разных видах: эволюционная, молекулярная, популяционная и т.д.; в химии появились такие направления, как квантовая химия, плазмохимия, радиационная химия, химия высоких энергий и пр. Количество самоопределяющихся в качестве самостоятельных научных дисциплин непрерывно растет. Но при этом, уже в рамках классического естествознания, стала постепенно утверждаться идея принципиального единства всех явлений природы, а следовательно, и отображающих их научных дисциплин. Оказалось, что объяснение химических явлений невозможно без привлечения физики, объекты геологии требовали уже как физических, так и химических средств анализа. Та же ситуация сложилась и с объяснением жизнедеятельности живых организмов — ведь даже простейший из них представляет собой и термодинамическую систему, и химическую машину одновременно. Поэтому начали возникать «смежные» естественно-научные дисциплины типа физической химии, химической физики, биохимии, биогеохимии, химической термодинамики и т.д. Границы, проведенные оформившимися разделами и подразделами науки, становились прозрачными и условными. К настоящему времени основные фундаментальные науки настолько сильно диффундировали друг в друга, что пришла пора задуматься о единой науке о природе. Интегративные процессы ныне, кажется, «пересиливают» процессы дифференциации, дробления наук. Интеграция научного знания стала, по-видимому, ведущей закономерностью его развития. Она может проявляться во многих формах: • организации исследований «на стыке» смежных научных дисциплин, где, как говорят, и скрываются самые интересные и многообещающие научные проблемы; • разработке «трансдисциплинарных» научных методов, имеющих значение для многих наук (спектральный анализ, хроматография, компьютерный эксперимент); • поиске «объединительных» теорий и принципов, к которым можно было бы свести бесконечное разнообразие явлений природы (гипотеза «Великого объединения» всех типов фундаментальных взаимодействий в физике, глобальный эволюционный синтез в биологии, физике, химии и т.д.); • разработке теорий, выполняющих общеметодологические функции в естествознании (общая теория систем, кибернетика, синергетика); • изменении характера решаемых современной наукой проблем — они по большей части становятся комплексными, требующими участия сразу нескольких дисциплин (экологические проблемы, проблема возникновения жизни и пр.). В принципе можно согласиться с тем, что ныне интегративные процессы в науке стали ведущей силой ее развития. Однако это утверждение не следует понимать так, что процессы дифференциации научного знания сошли на нет. Они продолжаются. Дифференциация и интеграция в развитии науки — не взаимоисключающие, а взаимодополняющие тенденции. ИтОГи раЗВитиЯ «Круглые» даты необъяснимо притягивают внима- НауКи ХХ века ние людей. К ним принято готовиться: подводить итоги и анализировать возможные перспективы. Рубеж XX—XXI вв. предоставил для таких упражнений самые благоприятные возможности. В бесчисленных средствах массовой и специальной информации были опубликованы тысячи «рейтинговых списков» наиболее выдающихся ученых, научных открытий, изобретений, реализованных технических проектов и т.д., которыми славен завершившийся ХХ век. Среди научных открытий и концепций этого столетия, за которыми признано наибольшее влияние на развитие человеческой цивилизации, как правило, назывались следующие: специальная и общая теория относительности; квантовая механика; соотношение неопределенностей; концепция дрейфа материков; синтез трансурановых элементов; лазерный эффект; транзисторный эффект; теория иммунитета; разветвленные цепные реакции; двойная спираль ДНК; ноосферная концепция; концепция Большого взрыва; кварковая теория строения вещества; теория диссипативных систем; теория электрослабого взаимодействия; высокотемпературная сверхпроводимость; концепция устойчивого развития и др. Попробуйте проверить себя: сможете ли вы хотя бы в общих чертах описать основные идеи всех этих выдающихся научных теорий и открытий? Если — да, значит ваши представления о мире вполне современны. Итак, мы рассмотрели структуру, функции и логику развития науки. Несомненно, что научный способ освоения мира — лишь одна из способностей человека, очень продуктивная, но увы — не всемогущая. Поэтому человечество не отказывается от других способов постижения мира, выработанных долгой исторической практикой. 21.3.
<< | >>
Источник: В.Н. Лавриненко, проф. В.П. Ратников. Философия: Учебник для вузов. 2010

Еще по теме Наука как система знаний и вид духовного производства:

  1. Наука как деятельность по производству знаний и система знаний. Критерии научности. Особенности языка науки
  2. Искусство — важнейший вид духовного производства
  3. Образование в системе духовного производства
  4. 2.3 Наука как форма духовной культуры
  5. 1.4. Проповедь XVIII - начала XIX века как источник знаний о ценностных ориентациях русского человека «духовного чина»
  6. Особенности науки как системы знаний
  7. 4.2. Методология как система знанийи какдеятельность
  8. 3. Общественное производство. Материальное и духовное производство. Способ производства.
  9. Порус В.Н. КАК ВЫЙТИ ИЗ КРИЗИСА "ДУХОВНОГО ПРОИЗВОДСТВА?
  10. § 5. Наука уголовного процесса и смежные отрасли знаний
  11. Педагогическая наука и практика как единая система
  12. 8. Конституционное право Российской Федерации как наука и ее место в системе общественных наук
  13. Духовное производство
  14. § 2. Производство духовных благ
  15. 3. Надзор прокурора за законностью использования знаний сведущих лиц при производстве следственных действий.