<<
>>

«Прелестные грамоты» самозванца

  Становилось ясно, что поляки готовы участвовать в авантюре Лжедмитрия, чтобы ослабить Русское государство. Союзниками самозванца стали запорожские и донские казаки, мечтавшие посадить на московский трон своего царя и получить от него чины, земли и привилегии. Этого же хотели, как потом выяснилось, и русские провинциальные дворяне, не имевшие возможности при царе Борисе выслужиться. В их среде грамоты самозванца были восприняты с большим воодушевлением.

Лжедмитрий весьма ловко интерпретировал всем известные факты, выставляя Бориса могущественным злодеем: «Надобно было тебе, Борис, удовольствоваться тем, что Господь Бог дал, но ты, в противность воли Божией, будучи нашим подданным, украл у нас государство с дьявольскою по- мощию.

(В связях с дьяволом Борис обвинял самого самозванца, себя же выставлял Божьим избранииком.) Сестра твоя, жена брата нашего, доставила тебе управление всем государством, и ты, пользуясь тем, что брат наш по большей части занимался службой Божиею, лишил жизни некоторых могущественнейших князей под разными предлогами, как-то: князей Шуйских, Ивана и Андрея, потом лучших горожан столицы нашей и людей, приверженных к Шуйским, царя Симеона лишил зрения, сына его Ивана отравил. Ты не пощадил и духовенства: митрополита Дионисия сослал в монастырь, сказавши брату нашему Федору, что он внезапно умер». Представление о Борисе, как соправителе Федора, Лжедмитрий заимствовал из «Повести о честном житии Федора», написанной Иовом для обоснования прав Бориса на престол. Но если в «Повести...» Борис представлен реализатором всех лучших начинаний царя Федора, то в грамотах он - главный инициатор расправ над подданными. (Следует отметить, что отрицательная характеристика Б. Годунова и все обвинения в его адрес в грамотах Лжедмитрия были полностью повторены во многих публицистических сочинениях о Смуте, написанных при

Василии Шуйском и Михаиле Романове.) Далее самозванец писал: «Мы были тебе препятствием к достижению престола, и вот, изгубивши вельмож, начал ты острить нож и на нас, подготовил дьяка нашего Михайлу Битяговского и спальников с Никитой Качаловым и Осипом Волоховым, чтобы нас убили; ты думал, что заодно с ними был и доктор наш Симеон, но по его старанию мы были спасены от смерти, тобою нам приготовленной».

Сообщенные в грамоте сведения об обстоятельствах гибели реального царевича Дмитрия, казалось бы, не вызывают сомнения. Действительно, Нагие обвинили в смерти Дмитрия дьяка Битяговского, Н. Качалова и О. Волохо- ва, но М. Битяговский был, по их мнению, как бы организатором, а исполнителем - его сын Данила. Его имени в грамоте самозванца почему-то нет. Нереальны сведения о наличии у царевича 12 спальников. В Угличском следственном деле не упомянуто ни одного спальника, как и имени врача Симеона. Если бы они существовали в реальности, то были бы непременно допрошены. Еще более невероятны утверждения самозванца о том, что Борис Годунов навел на Москву крымского хана только для того, чтобы смерть Дмитрия поскорее забылась. По версии Лжедмитрия, в обозе у Бориса было войско, в два раза превышающее ханское, поэтому сражения не было: три дня две армии постояли друг против друга и разошлись. Столь невероятного могущества у Бориса никогда не было - крымский хан ему не подчинялся даже тогда, когда он стал царем. К тому же известно, что в обозе было небольшое войско, но с мощной артиллерией, которая и напугала крымцев.

Стояние армий было всего сутки, а не три дня. Все эти искажения свидетельствуют о плохой осведомленности самозванца. Нереальны и его сведения о том, что Борис послал зажигалыциков, чтобы те подожгли столицу и этим также отвлекли жителей от угличской трагедии. По утверждению самозванца, А.Ф. Клобуков перехватил зажи- галыциков, и те сознались, что были подосланы Борисом. Чтобы замести следы, царский шурин якобы схватил самого Клобукова и замучил во время пыток. По данным разрядов, А.Ф. Клобуков через полгода после пожара, 1 декабря

1591 г., принимал участие во встрече литовских послов. Те, вероятно, вспомнили его имя и подсказали Лжедмит- рию вставить в грамоту для придания ее содержанию видимость достоверности.

Остальные обвинения в адрес Бориса такого же свойства: ускорил смерть царя Федора; воцарился, подкупив убогих, хромых и слепых (как будто именно они решали судьбу престола на Земском соборе 1598 г.); наложил опалу на Романовых, Черкасских и Шуйских (из Черкасских пострадал только Б.К. Черкасский и его сын Иван, а против Шуйских в царствование Бориса репрессий вообще не было).

Все это свидетельствует о том, что самозванец был не слишком хорошо осведомлен о реальных событиях, на которые он ссылался в своей грамоте. Но все те немногие данные, которые он знал, были использованы для придания всему повествованию видимость достоверности и для всяческого очернения Бориса Годунова.

Жителям северских городов, малоосведомленных о московских делах, все сведения «прелестных грамот» казались сущей правдой, тем более что они как бы подтверждали их собственные подозрения относительно царя Бориса. Ведь еще раньше Нагие всячески пытались уверить общественность в причастности Годунова к гибели Дмитрия. Широко известны были и жестокие репрессии в адрес царских родственников Романовых и тех, кто был с ними связан.

В Самборе, где обосновался «царевич Дмитрий», шла подготовка к походу на Москву. Самозванец охотно раздавал обещания всем, кто предлагал ему помощь: папе римскому и католическому духовенству - искоренить православие, польской шляхте - большое жалованье и чины, невесте Марине Мнишек - Новгород и Псков, ее отцу Юрию - Смоленск и Северские земли и т. д.

Запорожские казаки, первыми откликнувшиеся на призыв «законного наследника», уже осенью 1603 г. стали закупать оружие и формировать отряды. Обедневшие шляхтичи толпами собирались в Самборском замке и записывались в полки. Сам Лжедмитрий осваивал военное дело. Слухи обо всем этом долетали до Москвы. Борис понял, что и ему следует замяться обороной западных границ.

Некоторые воеводы в западных городах были сменены на более опытных людей, но, как потом оказалось, менее преданных царю Борису. Так, в Чернигов вместо М.Ф. Кашина был прислан И.А. Татев, чей брат Ф.А. Татев в это время находился в ссылке в Березове, а также Е.С. и М.В. Безобразовы, чьи родственники тоже были в Сибири. В Путивль вместо Г.К. Волконского направили В.М. Мосальского, еще не забывшего своего воеводства в Мангазее в 1601-1602 гг. В Курск был назначен Г.Б. Долгорукий, несомненно помнивший, что его сын Владимир воеводствовал в 1601-1602 гг. сначала в Пелыме, потом в Койсе. Брянским воеводой стал И.Г. Звенигородский, в то время как его брат С.Г. Звенигородский находился в захудалой Самаре, хотя до этого не раз возглавлял Сторожевой полк во время приграничной службы. Стратегически важные города Стародуб, Рыльск, Кро- мы возглавляли долгие годы одни и те же воеводы и головы, не имевшие никакой перспективы для роста.

В окружении царя Бориса практически не осталось опытных и преданных ему воевод, поскольку многочисленные родственники, постоянно находясь при дворе, военному и городовому делу не обучились.

Еще хуже обстояли дела в армии. Верных Борису талантливых полководцев фактически не было. 

<< | >>
Источник: Морозова Л. Е.. Два царя: Федор и Борис: Канун Смутного времени. 2006

Еще по теме «Прелестные грамоты» самозванца:

  1. Вторжение самозванца
  2. 17. Новгородская судная грамота и Псковская судная грамота.
  3. Берестяные грамоты
  4. ССЫЛКИ НА ГРАМОТЫ И УКАЗЫ В I ПЕРИОД
  5. Псковская и Новгородская Судные грамоты
  6. § 6. Псковская Судная Грамота,
  7. 44. Жалованная грамота городам.
  8. ЖАЛОВАННЫЕ и УСТАВНЫЕ ГРАМОТЫ (XIV—XV вв.)
  9. загадка патриарших грамот
  10. 2. 7. ПСКОВСКАЯ СУДНАЯ ГРАМОТА ПЕРЕВОД
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -