<<
>>

§ 1. Процессуальное положение эксперта и специалиста в уголовном, гражданском, арбитражном и административном судопроизводстве

Процессуальное положение сведущего в области строительства лица в судопроизводстве ничем не отличается от аналогичного положения иного сведущего лица, привлекаемого в качестве эксперта или специалиста по делу.
Соответственно, содержание данного параграфа будет иметь в большей мере общепроцессуальный, чем узкопрофессиональный характер, и выйдет за рамки вопросов, связанных с использованием специальных строительно-технических знаний в уголовном, гражданском, арбитражном и административном процессах. Без анализа правомочий указанных субъектов судопроизводства, определенных законодателем, невозможно выявить особенности организации и проведения судебных строительно-технических исследований, их изложения и оформления, осуществления соответствующей консультационной и иных видов деятельности в условиях процессуальной регламентации. Достаточно сложно выявить проблемы, возникающие при взаимодействии сведущего в области строительства лица с дознавателем, следователем, прокурором, судьей (судом) и тем более предложить пути их решения. Целесообразно рассмотреть заявленные вопросы сначала в отношении эксперта, а затем - специалиста. Применительно к теме данной работы эксперт - это сведущее в области строительства лицо, назначенное в установленном законом порядке для производства ССТЭ и дачи заключения, которое наряду с показаниями эксперта (ч. 2 ст. 74 УПК РФ) является доказательством по делу. Он обязан принять к производству порученную ему специально уполномоченным на то органом (лицом) судебную экспертизу, провести полное исследование представленных ему объектов и материалов дела, дать обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам. Если эти вопросы выходят за пределы его специальных знаний, объекты исследования и материалы дела непригодны или недостаточны для проведения исследований и дачи заключения, а эксперту отказано в возможности их дополнить, а также если современный уровень развития науки не позволяет ответить на поставленные вопросы, он обязан составить мотивированное письменное сообщение в адрес органа (лица), назначившего экспертизу (ст. 16 ФЗ о ГСЭД). За исключением ГПК РФ, все остальные кодексы - УПК РФ (ст. 57), АПК РФ (ст. 55) и КоАП (ст. 25.9) - содержат прямое указание на то, что эксперт - сведущее лицо. С точки зрения ряда авторов (262, с. 267), такое указание имеет большое значение. Из него следует, что эксперт - лицо заменяемое. Он может (в отличие, например, от свидетеля) быть заменен на любое иное лицо, обладающее такими же специальными знаниями. Независимость эксперта определена как процессуальным законодательством, так и ФЗ о ГСЭД (ст. 7): он не может (и не должен) находиться в какой-либо зависимости от органа (лица), назначившего экспертизу, со стороны которого недопустимо какое-либо воздействие на эксперта в целях получения заключения в пользу кого-либо из участников процесса или других лиц, заинтересованных в исходе дела.
Исключена законом и личная заинтересованность эксперта: он не может выступать в этом качестве, если уже занимал иное (определенное законом) процессуальное положение в деле либо находится в родственных или иных отношениях с участниками судопроизводства, которые могут повлиять на его непредвзятость (ст. 70 УПК РФ, ст. 18 ГПК РФ, ст. 23 АПК РФ, ст. ст. 25.9, 25.12 КоАП). Чрезмерный консерватизм в этой части ранее действовавшего УПК РСФСР (ч. 3а ст. 67) проявлялся в указании на то, что сведущее лицо, имеющее статус специалиста, не может стать экспертом по этому же делу; исключения допускались только в отношении определенных судебно-медицинских исследований (ст. 180). Практика показала несостоятельность такого запрета. Он отменен, и современный законодатель особо подчеркивает его отсутствие, отмечая при этом, что и предыдущее участие сведущего лица в деле в качестве эксперта не является основанием для его отвода (ч. 2 ст. 70 УПК РФ, ч. 2 ст. 18 ГПК РФ). Исключение - КоАП, содержащий положение, в соответствии с которым к участию в производстве по делу об административном правонарушении в качестве специалиста и эксперта не допускаются лица, если они ранее выступали как иные участники производства по данному делу (ч. 2 ст. 25.12). Очевидно, авторы этого Кодекса при его разработке основывались на положениях ранее действовавшего УПК РСФСР. Отсюда и наличие в нем устаревших положений, к которым следует отнести и административную ответственность за отказ или уклонение от выполнения обязанностей, предусмотренную для эксперта (как, впрочем, и для специалиста). "Такая ответственность должна распространяться только на сотрудников специализированных подразделений (учреждений), в том числе экспертных, где участие в деле в качестве специалиста (или эксперта. - А.Б.) является служебной функцией сотрудника. Во всех остальных случаях налицо будет нарушение ст. 37 Конституции РФ о недопустимости принудительного труда" (262, с. 364). Процессуальное законодательство дает эксперту право восполнять объем исходных данных, необходимых для проведения исследований и дачи заключения, путем заявления соответствующих ходатайств в адрес органа (лица), назначившего экспертизу, о представлении дополнительных материалов; участвовать в проведении процессуальных действий. Предусмотрено право на инициативу, т.е. возможность проводить исследования по не поставленным перед экспертом вопросам в тех случаях, когда он сочтет это имеющим значение для дела (ч. 3 ст. 57 УПК РФ, ч. 3 ст. 85 ГПК РФ, ч. 3 ст. 55 АПК РФ, ч. 5 ст. 25.9 КоАП). Эксперт также вправе ходатайствовать о привлечении к производству экспертизы других экспертов, если это необходимо; делать подлежащие занесению в протокол следственного действия или судебного заседания заявления по поводу неправильного истолкования участниками процесса его заключения и (или) показаний; обжаловать в установленном порядке действия органа (лица), назначившего судебную экспертизу, если они нарушают права эксперта (ст. 17 ФЗ о ГСЭД). При этом он не должен разглашать сведения, ставшие ему известными в связи с производством экспертизы, в том числе сведения, которые могут ограничить конституционные права граждан, а также сведения, составляющие государственную, коммерческую или иную охраняемую законом тайну; о результатах экспертизы он вправе сообщать только органу (лицу), ее назначившему. Эксперт обязан обеспечить сохранность представленных объектов и материалов дела. Он не вправе уничтожать указанные объекты либо существенно изменять их свойства без разрешения органа (лица), назначившего судебную экспертизу. Он не вправе также самостоятельно собирать материалы для производства экспертизы, вступать в личные контакты с участниками процесса, если это ставит под сомнение его незаинтересованность в исходе дела (ст. 16 ФЗ о ГСЭД). Специалист, как и эксперт, УПК РФ определен как участник уголовного судопроизводства (гл. 8, ст. ст. 57, 58); каких-либо ограничений применительно к его участию в процессуальных действиях (когда это признано необходимым следователем или судом) не предусмотрено. К такому участию специалист привлекается для оказания содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию (ч. 1 ст. 58 УПК РФ). В соответствии с ч. 1 ст. 53 УПК РФ защитник также вправе привлекать специалиста. Заключение и показания специалиста (как и эксперта) являются доказательствами по делу (ст. 74 УПК РФ). Все это позволяет определить общие черты и различия в деятельности указанных участников уголовного судопроизводства. К первым следует отнести наличие специальных знаний и форму их реализации. Вторые обусловлены содержанием реализации этих знаний. Заключение эксперта - это представленные в письменном виде содержание исследования и выводы по вопросам, поставленным перед экспертом лицом, ведущим производство по уголовному делу, или сторонами. Показания эксперта - сведения, сообщенные им на допросе, проведенном после получения его заключения, в целях разъяснения или уточнения данного заключения (ч. ч. 1, 2 ст. 80 УПК РФ). Заключение специалиста - представленное в письменном виде суждение по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами. Показания специалиста - сведения, сообщенные им на допросе об обстоятельствах, требующих специальных знаний, а также разъяснение своего мнения (ч. ч. 3, 4 ст. 80 УПК РФ). Из этого следует, что в заключении эксперта отражаются ход и результаты проведенного исследования. Показания эксперта непосредственно связаны с ними, выполняют разъяснительную функцию. Специалист никаких исследований не проводит (хотя при участии в таких, например, процессуальных действиях, как осмотр или выемка, он воспринимает, изучает материальные объекты визуально), его заключение - не что иное, как письменная консультация по общим и конкретным вопросам, имеющим отношение к делу. С точки зрения Ю.К. Орлова, термин "заключение специалиста" - крайне неудачный: ранее всегда считалось, что основное отличие специалиста от эксперта в том, что он не дает заключения. Введение этого термина неизбежно повлечет на практике путаницу и смешение заключения специалиста с заключением эксперта. Предпочтительнее, считает автор, такой документ называть иначе - консультацией или справкой (350, с. 25). Изучение следственной и судебной практики показывает, что расследование и судебное разбирательство связанных со строительством уголовных дел для лиц, осуществляющих дознание, следователей и судей носят эпизодический характер. В связи с этим у работников правоохранительных органов и судейского корпуса возникает необходимость обращаться за консультациями к сведущим лицам. Своевременно полученный профессиональный совет помогает им должным образом определить направление и последовательность действий, что не может не сказаться положительно как на качестве расследования (судебного разбирательства), так и на сроках судопроизводства по каждому конкретному делу. Наиболее предпочтительной фигурой для роли специалиста нам представляется сотрудник государственного судебно-экспертного учреждения, специализирующийся на производстве определенного рода экспертиз. При отсутствии такового следует обращаться к сотрудникам ГСЭУ, имеющим достаточный профессиональный доэкспертный опыт в той отрасли строительства, в которой произошло событие, ставшее предметом уголовного расследования. Кроме указанного опыта, такие специалисты владеют знаниями о процессуальной стороне проблемы, порядке и характере участия сведущего лица в следственных действиях и судебных заседаниях. Консультация понадобится еще до возбуждения уголовного дела. На этой стадии специалист, получив сведения о произошедшем событии и его условиях, может решить, относится ли оно к тем случаям, когда осмотр места расследуемого события должен быть проведен безотлагательно (ч. 2 ст. 176 УПК РФ). Тут же может быть сообщено, каким образом целесообразно проводить осмотр: следователю самостоятельно, с привлечением специалиста (ст. 58 УПК РФ) либо следует назначить экспертизу (ст. 195 УПК РФ) и проводить одновременно следственный и экспертный осмотр или следственный осмотр с участием эксперта. Учитывая специфику производственного процесса, в ходе которого произошло негативное событие, специалист определит, достаточно ли он компетентен, чтобы предложить свою кандидатуру в качестве эксперта. Если нет - он может порекомендовать другого сотрудника своего либо иного учреждения (организации); никто лучше не осведомлен о возможностях конкретного работника, чем его коллеги. На этом же этапе специалистом может быть установлено, не требуется ли привлечение нескольких сведущих лиц, имеющих разные специальности либо узкие специализации, что предопределит характер назначаемой впоследствии экспертизы: единоличная либо комплексная (ст. 201 УПК РФ), а также объем предполагаемых исследований. Если объем значителен, но нет оснований для назначения комплексной экспертизы, то целесообразно привлечь нескольких сведущих лиц одной специальности, т.е. назначить комиссионную экспертизу (ст. 200 УПК РФ). Затем должен быть рассмотрен вопрос о необходимости отбора образцов для сравнительного исследования (образцов-проб) от строительных конструкций, изделий и материалов. Зная о возможностях инструментальной базы своего экспертного учреждения, сотрудник легко определит, соответствуют ли они тем задачам, которые предстоит решить в ходе исследования, либо следователю имеет смысл назначить комплексную экспертизу двум (нескольким) учреждениям (организациям). Назначение экспертизы в несколько учреждений (организаций) может быть обусловлено необходимостью не только отбирания и испытания образцов, но и проведения иных инструментальных исследований, что требует привлечения квалифицированного персонала, имеющего предусмотренные специальными правилами допуски и навыки практической работы с различного рода оборудованием. При следственном осмотре места происшествия следователем совместно со специалистом (ст. 168 УПК РФ) консультационная роль последнего предусмотрена ч. 1 ст. 58 УПК РФ. Осуществляя содействие в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, он объясняет мотивы конкретных выполняемых им действий, отвечает на вопросы следователя и сторон по делу, при необходимости комментирует свои ответы настолько подробно, насколько это нужно для их понимания участниками осмотра. Специалист, опираясь на свои профессиональные знания, анализирует вещную обстановку места расследуемого события и реконструирует картину произошедшего. Например, если это несчастный случай и произошел он вследствие обрушения строительных лесов, то специалист, осматривая их конструкцию, определяя схему и способ крепления к возводимому (ремонтируемому) зданию, состояние отдельных элементов средств подмащивания, анализируя выявляемые признаки эксплуатации и разрушения лесов, создает мысленную модель механизма расследуемого события, излагает следователю свои суждения о возможных его причинах и условиях, ориентирует его на выполнение определенных действий: выемку проектной и исполнительной документации, допрос лиц, имеющих отношение к проектированию, монтажу и эксплуатации лесов, и пр. Составляя схему места происшествия, проводя его фото- либо видеосъемку, специалист объясняет свои действия и стремится к тому, чтобы эти объяснения были соответствующим образом запротоколированы; в допросах и выемке документов, если это необходимо, он принимает непосредственное участие. Консультации специалиста во многих случаях необходимы при назначении экспертизы. С его помощью в установочной части соответствующего постановления (определения) наиболее полно и последовательно будут отражены те обстоятельства произошедшего, которые имеют (могут иметь) существенное значение для дела; надлежащим образом будут сформулированы вопросы, ставящиеся на разрешение эксперта. Сведущее лицо бывает востребовано и при оценке заключения эксперта (последний может отсутствовать из-за длительной командировки, болезни и пр.) следователем или судом. Такая помощь нужна, когда у лица, назначившего экспертизу, возникает потребность в разъяснении определенных положений заключения, появляются сомнения в его правильности либо содержание этого документа участниками процесса оценивается негативно. Установление обоснованности таких оценок требует специальных знаний, и следователь (судья) решает вопрос о целесообразности назначения новой (дополнительной или повторной) экспертизы. Когда сведущее лицо не имеет статуса специалиста либо эксперта по делу, такого рода консультации даются не в процессуальной форме (возможно, по телефону или в частной беседе), процессуально никак не оформляются и никаких процессуальных прав и обязанностей не порождают (247, с. 36). Так, если следователь отвергнет предложенное суждение и выберет иное, то он не обязан это официально мотивировать, как это должно быть при отклонении жалобы или ходатайства участника судопроизводства. Говоря о консультационной деятельности сведущего лица - сотрудника ГСЭУ, следует отметить, что она не сводится и не должна сводиться исключительно к взаимодействию с лицами, которые назначают судебные экспертизы. Консультации зачастую необходимы и лицам, осуществляющим их производство. Обусловлено это тем, что рассматриваемое экспертом событие представляет собой своеобразный и достаточно сложный комплекс взаимосвязанных элементов, изучение части которых - прерогатива эксперта. Не имея специальной подготовки, невозможно достаточно четко отделить собственно "экспертные" аспекты действий обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего от тех их составляющих, рассмотрение которых находится в компетенции следователя и суда. К этому следует добавить, что актуальные для эксперта проблемы причинности (раздел логики) не являются элементом учебной программы технических вузов, выпускникам которых поручается производство рассматриваемых экспертных исследований. Повседневная практическая деятельность также не ориентирует их на изучение такой дисциплины, как логика. Немаловажным является и то обстоятельство, что заключение эксперта существенно отличается по содержанию и форме от тех документов, которые приходится оформлять работнику строительной организации, сотруднику научно-исследовательского института, преподавателю вуза и пр. Все это делает востребованным опыт специалистов, производство судебных экспертиз для которых - повседневная работа. Достаточно эффективными бывают консультации тех специалистов, чей труд имеет общие черты с работой судебного эксперта. Так, деятельность государственного инспектора по охране труда (далее - инспектора) и эксперта при расследовании несчастного случая (аварии) в строительстве во многом схожа. Принимая участие в расследовании, они решают аналогичные по существу вопросы: определяют круг лиц, в обязанности которых входило обеспечение безопасных условий труда на том производственном участке, где произошло событие, устанавливают факты и характер отступлений от требований специальных норм и правил, регламентирующих вопросы безопасности труда, а также наличие и вид причинной связи между указанными отступлениями и тем, что произошло. Работа инспектора регламентируется Положением о федеральной инспекции труда (118) и Положением о расследовании и учете несчастных случаев на производстве (117), деятельность государственного судебного эксперта - УПК РФ и ФЗ о ГСЭД. Не существует каких-либо препятствий процессуального характера к тому, чтобы инспектору было поручено производство судебной экспертизы, и на него, как и на любое сведущее лицо в такой ситуации, будет распространяться действие УПК. Кроме приведенных выше вопросов, которые ставятся на разрешение инспектора и эксперта, общими для них являются объекты исследования: обстановка места несчастного случая (аварии), документы, в которых отражены показания участников, свидетелей события и руководителей производства, техническая документация и пр. Отмечая специфические задачи деятельности инспектора по сравнению с работой эксперта, следует определить различия в объеме и характере их правомочий. Инспектор вправе не только участвовать в расследовании несчастных случаев на производстве и проводить его самостоятельно, но также беспрепятственно посещать в любое время суток предприятия, выполнять на них надзорные и контрольные функции в части соблюдения законодательства России о труде и охране труда, а также соответствующих нормативных актов; запрашивать и получать от органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и местного самоуправления, предприятий документы, объяснения и иную необходимую для осуществления им указанных функций информацию; при наличии законных оснований налагать в установленном порядке штрафы на руководителей, должностных лиц и других ответственных работников предприятий; приостанавливать работу отдельных производственных подразделений в случае нарушения правил охраны труда, создающих угрозу жизни и здоровью работников, и пр. Все это позволяет говорить, что по существу деятельность инспектора обладает одновременно признаками работы и следователя (суда), и эксперта, тогда как при расследовании уголовных дел их компетенция имеет вполне четкие границы. Это обстоятельство и создает определенные трудности для инспектора, выполняющего функции судебного эксперта. В силу своего должностного положения он обладает широкими полномочиями, реализация которых на практике не может не оказывать влияния на поведенческую сторону его действий, восприятие и оценку происшедшего события, формирование суждений и отражение их в тексте заключения. Избежать ошибок при этом поможет, безусловно, своевременная консультация сотрудника экспертного учреждения. Разумеется, никакого процессуального значения она иметь не будет. Нельзя не сказать и о значении консультаций специалиста для адвоката, осуществляющего защиту прав и законных интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающего им юридическую помощь (ст. 49 УПК РФ). Адвокат заинтересован в консультациях не меньше, чем следователь. Однако это заинтересованность иного рода: если у следователя в его работе превалирует обвинительный уклон, то у защитника - оправдательный. В соответствии с п. 3 ст. 6 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации (96) "адвокат вправе собирать сведения для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, иных организаций. Указанные органы и организации обязаны в порядке, установленном законодательством, выдавать адвокату запрошенные им документы или их заверенные копии". Там же указано, что "адвокат вправе привлекать на договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи". Привлекая сведущее лицо для консультаций, адвокат сможет решить вопрос о целесообразности проведения экспертизы, ее возможностях применительно к обстоятельствам дела, в котором он выступает в роли защитника. Специалист поможет сформулировать вопросы перед экспертом таким образом, чтобы полнота предполагаемых ответов обеспечила надлежащую правовую оценку действий обвиняемого (подозреваемого). Сформулированные таким образом вопросы могут быть предложены адвокатом суду при назначении ССТЭ. На практике сведущее лицо всегда готово проконсультировать следователя, но весьма неохотно идет на контакт с адвокатом: сказывается сложившееся представление о последнем как о традиционном оппоненте эксперта в судебных процессах. Это действительно так - достаточно часто защитник в ходе судебного заседания, отстаивая интересы обвиняемого, строит свое выступление на критике заключения эксперта, что не может не сказаться отрицательно на отношении сведущего лица к адвокату. Указанные препятствия к общению, обусловленные психологическими стереотипами сведущего лица, должны быть преодолены; предпочтения, которые зависят от процессуального статуса обращающегося за консультацией, - исключены. Специалист должен быть одинаково открыт для всех участников процесса - его консультационная деятельность направлена прежде всего на совершенствование судопроизводства, при том что интересы сторон могут быть диаметрально противоположными и исключать друг друга. Защитник (а также обвиняемый, потерпевший и др.) может обратиться к сведущему лицу или в соответствующую организацию и получить необходимую консультацию по какому-либо специальному вопросу. Она может быть дана в устной форме и тогда никакого процессуального значения не имеет. Защитник может лишь принять ее к сведению, используя полученную информацию для построения тактики защиты, подготовки выступления в суде и т.п. Если консультация облечена в письменную форму (например, справки), то возможно ее использование в качестве официального документа, например, при обосновании ходатайства (о постановке перед экспертом дополнительных вопросов, назначении дополнительной или повторной экспертизы и т.п.). В необходимых случаях она может быть приобщена к делу в качестве иного документа в смысле ст. 84 УПК, т.е. стать полноценным доказательством (348, с. 36). При рассмотрении консультационной деятельности сведущего лица нельзя обойти стороной такую ее форму, как рецензирование заключений экспертов. Следует также определить ситуации, в которых оно возможно и играет позитивную роль и когда оно недопустимо. Такие ситуации создают инициаторы рецензирования, ставящие перед собой определенные цели. Остановимся на этом подробнее. Руководители подразделений СЭУ инициируют рецензирование заключений экспертов - сотрудников возглавляемых ими лабораторий и отделов как в плановом, так и во внеплановом порядке. Его цель - установление уровня подготовки сотрудников в ситуациях, когда решается вопрос о предоставлении им права самостоятельного производства экспертиз, в ходе их плановой и внеплановой переаттестации и т.д. Все это способствует профессиональному росту экспертов; при обсуждении рецензий происходит обмен опытом между специалистами. Допустимость и целесообразность этих действий не вызывает сомнений. То же самое можно сказать о руководителях иных учреждений, организаций, научно-исследовательских и проектных институтов (мастерских) и фирм, сотрудники которых на постоянной основе или эпизодически проводят судебные экспертизы. Частнопрактикующие эксперты также направляют свои заключения коллегам, чтобы развеять свои сомнения по поводу правильности выбора методических подходов к решению новых для них задач, убедиться в обоснованности своих аргументов, доступности для понимания коллег текста заключения и пр. У лица, назначившего экспертизу, при изучении полученного заключения эксперта могут возникнуть проблемы, разрешение которых, с его точки зрения, возможно при обращении за консультацией в ГСЭУ (организацию), к отдельному сведущему лицу. Консультация, которая включает в себя такие признаки рецензирования, как изучение заключения и высказывание консультантом своего мнения о его содержании и форме, вполне допустима. Это позволит лицу, назначившему экспертизу и не обладающему специальными знаниями, уяснить те положения заключения, понимание которых в силу объективных причин вызывает у него трудности. Стороны по делу, их законные представители и защитники инициируют рецензирование в ходе судебного процесса (следствия) при несогласии с выводами эксперта. Сняв копию с заключения, они направляют ее вместе с жалобой в Министерство юстиции России, или в Федеральное управление Минюста России по федеральному округу, или в территориальный орган Минюста России по субъекту Российской Федерации, а также в иные государственные органы, в том числе органы законодательной и исполнительной власти. На практике эти документы переадресовываются руководителю того экспертного учреждения, сотрудник которого оформлял обжалуемое заключение, с распоряжением провести соответствующее рецензирование. Такое распоряжение неправомерно. Поэтому неправомерно будет и его исполнение: до вступления судебного решения (постановления приговора) в силу заключение эксперта является доказательством по делу; его исследование и оценка являются прерогативой (исключительным правом) органа (лица), назначившего экспертизу. Лицо, в административном порядке принуждаемое к рецензированию, лишено возможности дать заключению оценку по основным критериям: достоверности и объективности. Это обусловлено тем, что в подавляющем большинстве случаев в силу объективных причин невозможно провести натурные исследования вещной обстановки произошедшего события в том состоянии, в котором она изучалась экспертом. Кроме этого, потенциальному рецензенту не могут быть представлены материалы уголовного дела, а документы, с которыми инициатор рецензирования готов его ознакомить, никогда не могут претендовать на идентичность материалам дела из-за невозможности проверить это обстоятельство сведущим лицом на законных основаниях. И наконец, такое рецензирование противоречит предусмотренному законом принципу конфиденциальности сведений, полученных в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства (ст. 310 УК РФ, ст. ст. 14, 16 ФЗ о ГСЭД). В гражданском процессе специалист дает не заключение, а консультации и пояснения (ст. 188 ГПК РФ), что в большей мере соответствует характеру деятельности этого сведущего лица. ГПК РФ прямо не указывает, что специалист (как и эксперт) является участником процесса. Однако такой вывод можно сделать на основе анализа ряда статей Кодекса (ч. 1 ст. 35 ГПК РФ, ст. ст. 161, 164 ГПК РФ). Функции его те же, что и у специалиста в уголовном процессе, - техническая и консультативная помощь суду и сторонам по делу (ст. 188 ГПК РФ). В ч. 3 ст. 188 ГПК РФ четко обозначено отличие в характере деятельности специалиста по отношению к деятельности эксперта: специалист дает консультацию в устной или письменной форме, исходя из профессиональных знаний, без проведения специальных исследований, назначаемых на основании определения суда. Консультации и пояснения не являются доказательствами - они лишь помогают суду и сторонам понять специфические вопросы, содержание которых входит в объем профессиональных знаний специалиста. Рассмотрим его консультационную деятельность на примере гражданских споров о праве собственности на недвижимость. Предъявление в суде иска о выделе доли или разделе домовладения осуществляется подачей искового заявления. Уже на этом этапе (стадия подготовки дела к судебному разбирательству) у истца может возникнуть потребность в консультации у лица, сведущего в области строительства. Объясняется это тем, что истцы в большинстве своем такими специалистами не являются и в силу объективных причин не в состоянии точно сформулировать свои требования (438, с. 48). Кроме того, "нередко истец, не обладая специальными знаниями, далеко не всегда может определить, каким образом можно разделить дом, не причиняя ущерб его хозяйственному назначению, какая часть дома будет соответствовать доле в праве собственности на дом, какова стоимость всего дома и его отдельных частей и т.д." (438, с. 58). Достаточно часто "в заявлениях истцы прямо указывают, что никаких конкретных вариантов выдела доли дома они указать не могут и исковые требования ими будут уточнены только после проведения экспертизы и ознакомления с заключением эксперта" (355, с. 48). Существует точка зрения, в соответствии с которой "такая форма изложения требований в исковом заявлении... вполне допустима" (355, с. 48). Вероятно, авторы имеют в виду форму изложения иска для его принятия судом к рассмотрению. Однако порядок судопроизводства по делам данной категории, предусматривающий проведение нескольких экспертиз для решения одних и тех же вопросов в отношении тех же объектов, нельзя признать совершенным. Ошибочна, с процессуальной точки зрения, практика, когда суд возлагает на эксперта определение фактически сложившегося порядка пользования спорным домовладением и выяснение "мнения сторон" по поводу вариантов его раздела. Эксперт получает необходимые сведения путем опроса сторон в ходе натурных исследований спорного домовладения, а это прямое нарушение закона, запрещающего лицам, не имеющим специальных процессуальных полномочий, проводить следственные и судебные действия. Такого рода действия свидетельствуют, что эксперт вышел за пределы своей компетенции. Соответствующие данные должны содержаться в материалах дела, составлять собой часть иска. Для придания его содержанию полноты и конкретности достаточно привлечь в качестве специалиста лицо, сведущее в области строительства, на стадии подготовки дела к судебному разбирательству. Его участие целесообразно, если предстоит: - установить и отразить в исковом заявлении сложившийся порядок пользования совладельцами спорным домом, другими строениями; - определить приблизительно (с обязательной последующей корректировкой на основе данных, полученных в ходе натурного исследования) части домовладения, соответствующие долям совладельцев (по данным технического паспорта территориального бюро технической инвентаризации на спорные строения и документам, в которых отражаются величины долей совладельцев); - отразить в исковом заявлении варианты раздела, предложенные сторонами по делу (такая возможность появляется, когда сторонам сообщат, какая по величине часть дома соответствует их доле); - рассмотреть сторонами по делу возможность объединения долей части совладельцев и отразить такую возможность в исковом заявлении (часто при невозможности реального раздела жилого дома на пять-шесть частей есть возможность разделить его на три-четыре части); - при невозможности раздела строения в силу его технических (конструктивных) особенностей (в ряде случаев это можно установить, ознакомившись с документами, представленными спорящими сторонами) - рассмотреть возможность реального выдела доли истца (истцов) либо определить порядок пользования спорным домом; при установлении такой возможности - предложить сторонам изменить исковые требования. Если из-за значительного износа жилой дом не подлежит разделу, поскольку в нем невозможно проводить конструктивные изменения, связанные с устройством изолированных помещений (установка перегородок, устройство новых дверных и оконных проемов и пр.), суд разрешает такого рода гражданско-правовые споры, присуждая одной стороне стоимость части дома, положенной ей в соответствии с долями, а другой - дом в натуре. Такое решение формально верно и обоснованно, но не всегда приемлемо для сторон. Каждая из них, как правило, стремится получить определенную часть дома, а не ее стоимостный эквивалент. Суды часто не принимают во внимание, что дома, достигшие критического предела ветхости, не подлежат не только разделу, но и эксплуатации. Между тем "неделимость" дома ввиду запредельной величины физического износа может быть временной; ее можно устранить за счет увеличения несущей способности основных конструктивных элементов, заменив отдельные, наиболее ветхие части либо их усилив (установка дополнительных блоков фундамента, замена двухтрех нижних венцов бревенчатых стен, наиболее подверженных гниению, частичная замена или установка новых, дополнительных стропил). Проведение таких ремонтно-строительных работ повысит эксплуатационные свойства строения, снизит его износ до уровня, не превышающего предельный, и сделает возможным дальнейшую эксплуатацию дома и его раздел в натуре. При этом в определенной степени решается и профилактическая задача - предупреждение несчастных случаев, связанных с обрушением ветхих зданий, не имеющих определенного хозяина, так как споры о праве собственности могут длиться десятилетиями. Предложение специалиста провести ремонтно-строительные работы имеет смысл только при стремлении всех спорящих сторон владеть домом в натуре. Даже незначительная реконструкция дома потребует больших временных затрат, и это обстоятельство следует соотнести со сроками, определенными для ведения гражданского дела. На основании консультации, данной специалистом по конкретному вопросу, стороны могут отказаться от подачи иска до момента, когда физический износ будет снижен до необходимого предела. Решение подобных вопросов с участием специалиста на стадии подготовки дела к судебному разбирательству поможет сторонам уяснить ряд существенных обстоятельств. Как показывает практика, "после ознакомления с заключением эксперта (если не обращались за консультацией к специалисту. - А.Б.) истец нередко уточняет или изменяет свои требования, а порой отказывается от иска" (457, с. 74). Прибегнув к помощи специалиста, в ряде случаев удается обойтись без назначения экспертизы (при отказе от иска). Если же сторона (стороны) не отказалась от иска и экспертиза назначена, в материалах дела будут все данные, необходимые для ее проведения. Эксперту не придется восполнять их путем самостоятельного опроса собственников в ходе обследования спорного дома. В любом случае это позволит ускорить судопроизводство, избежать рассмотрения в суде исков, невозможность разрешения которых может быть установлена уже в ходе подготовки дела к судебному разбирательству. Отражая в своем заключении фактически сложившийся порядок пользования спорным домовладением, разрабатывая варианты его раздела с учетом мнения сторон, эксперт будет пользоваться безупречным (с процессуальной точки зрения) источником данных, что придаст его заключению необходимую доказательственную силу. Отдельно следует сказать о консультациях, раскрывающих содержание понятий, представленных в положениях законов, правовых предписаний и пр. Например, при определении величины ущерба, нанесенного системе газораспределительных сетей ненадлежащими действиями лиц, выполнявших земляные работы, может возникнуть вопрос, является ли данный объект недвижимостью (от этого зависит величина налоговых платежей и соответственно величина ущерба при выходе из строя указанных сетей на длительный срок). По данному вопросу у специалистов нет единого мнения, на этот счет отсутствуют какие-либо разъяснения, имеющие обязательную силу. Это порождает конфликтные ситуации. Их участниками становятся владельцы (пользователи) газораспределительных сетей и государственные органы, в компетенцию которых входит решение вопросов налогообложения. - Прим. авт. Статья 130 ГК РФ дает общее определение недвижимости как объектов, прочно связанных с землей, перемещение которых невозможно без несоразмерного ущерба их назначению, а также перечисляет основные из них. Большинство из названных в данной статье объектов общепонятны и для своего истолкования не требуют никаких специальных знаний (здания, сооружения, участки местности и др.). Но исчерпывающего перечня таких объектов указанная статья не дает, и вопрос об отнесении (неотнесении) к недвижимости иных объектов должен решаться исходя из приведенного выше определения. Газораспределительные сети среднего и низкого давления в данной статье не названы. Решение вопросов, что они собой представляют, возможно ли их перемещение без несоразмерного ущерба их назначению, выходит за рамки общеизвестных знаний и житейского опыта, требует соответствующих специальных знаний и поэтому входит в компетенцию эксперта. Поэтому консультация эксперта по указанному вопросу вполне правомерна. То же самое можно сказать и о понятиях "самовольная постройка" (ст. 222 ГК РФ), "неделимые вещи" (ст. 133 ГК РФ), "сложные вещи" (ст. 134 ГК РФ) и пр. Более того, если такого рода вопрос возникает в ходе судебного разбирательства, суд должен получить по нему в установленной форме разъяснение сведущего лица и сослаться на него в своем решении, иначе оно (решение) будет необоснованным. То обстоятельство, что ГК РФ - "правовой документ", не создает препятствий к этому, однако эксперту следует подчеркнуть, что им рассмотрен исключительно "технический" аспект того или иного понятия. АПК РФ такая фигура, как специалист, не предусмотрена, что является пробелом законодательства и не способствует эффективности арбитражного судопроизводства. Задачи специалиста при рассмотрении дел об административных правонарушениях сходны с перечисленными выше и состоят в том, чтобы участвовать в деле для оказания содействия в обнаружении, закреплении и изъятии доказательств, а также применении технических средств (ст. 25.8 КоАП). Обнаруженные, закрепленные и изъятые предметы (документы) могут и не стать вещественными доказательствами после их оценки в ходе "всестороннего, полного и объективного исследования всех обстоятельств дела в их совокупности" судьей, членами коллегиального органа или должностным лицом, осуществляющими производство по делу об административном правонарушении (ст. 26.11 КоАП). Предпочтительнее в этой части не называть вещественными доказательствами объекты, только могущие стать таковыми. Особенность положения специалиста в административном процессе в том, что он может быть привлечен субъектами административной юрисдикции - как не обладающими специальными знаниями, так и обладающими таковыми. К первым относятся: - судьи (ст. 23.1 КоАП), - административные комиссии или коллегиальные органы, создаваемые в соответствии с законами субъектов Федерации (ст. 22.1 КоАП); - органы внутренних дел (ст. 23.3 КоАП). Ко вторым относятся: субъекты административного права, осуществляющие правоохранительную и надзорную административную деятельность: Госатомнадзор, Госгортехнадзор, Госкомрыболовства, Госсанэпиднадзор, Госкомстат, Госстандарт, Госстрой и т.д. (ст. ст. 23.5 - 23.61 КоАП). Применительно к рассматриваемой деятельности специалиста отметим, что КоАП, в отличие от остальных процессуальных кодексов, рассматривает в качестве доказательств показания специальных технических средств (ч. 2 ст. 26.2 КоАП). Под такими средствами понимаются измерительные приборы, утвержденные в установленном порядке в качестве средств измерения, имеющие соответствующие сертификаты и прошедшие метрологическую поверку. Показания специальных технических средств отражаются в протоколе об административном правонарушении (ст. 26.8 КоАП). Данное положение имеет большое значение для задействованного в административном судопроизводстве сведущего в области строительства лица при: - разбирательстве дел о нарушении правил пользования жилыми помещениями (ст. 7.21 КоАП); - нарушении правил содержания и ремонта жилых домов и(или) жилых помещений (ст. 7.22 КоАП). В этом случае измерению подлежат: влажность, температура и скорость движения воздуха в помещениях, параметры их инсоляции и освещения, теплопроводности и звукопроницаемости наружных и внутренних ограждающих конструкций (стен и перегородок) и пр. Статьи в КоАП об использовании показаний специальных приборов в доказывании говорят о наличии еще одной функции специалиста - обеспечение доказательств. Если, осуществляя фото- и видеосъемку в ходе судебного осмотра или при административном расследовании, он помогает судье (лицу, осуществляющему расследование) зафиксировать доказательства, то при использовании спецприборов он действует самостоятельно, сообщая информацию, подлежащую занесению в протокол об административном правонарушении (262, с. 364). Обязанности специалиста, связанные с необходимостью надлежащим образом выполнять свои функции, предусмотренные процессуальным законодательством, а также запретом на действия, нарушающие права и законные интересы участников судопроизводства, аналогичны соответствующим обязанностям судебного эксперта (ст. 58 УПК РФ, ст. 85 ГПК РФ, ст. 25.8 КоАП).
<< | >>
Источник: А.Ю. Бутырин. Теория и практика судебной строительно-технической экспертизы. 2006

Еще по теме § 1. Процессуальное положение эксперта и специалиста в уголовном, гражданском, арбитражном и административном судопроизводстве:

  1. 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О ПРАВАХ УЧАСТНИКОВ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА И ИХ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ГАРАНТИЯХ. МЕХАНИЗМ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРАВ УЧАСТНИКОВ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ
  2. 1. Понятие арбитражного процесса, арбитражная процессуальная форма, задачи судопроизводства в арбитражных судах, источники арбитражного процессуального права
  3. 1. ПОНЯТИЕ АРБИТРАЖНОГО ПРОЦЕССА, АРБИТРАЖНАЯ ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ ФОРМА, ЗАДАЧИ СУДОПРОИЗВОДСТВА В АРБИТРАЖНЫХ СУДАХ, ИСТОЧНИКИ АРБИТРАЖНОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА
  4. Глава 4. ЭКСПЕРТ И СПЕЦИАЛИСТ-СТРОИТЕЛЬ В СОВРЕМЕННОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ
  5. 22.3. Процессуальные права иностранных лиц в арбитражном судопроизводстве РФ
  6. § 4. Процессуальная наука о принципах уголовного судопроизводства
  7. ВИДЫ ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ АКТОВ, ИХ РОЛЬ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ
  8. Процессуальный статус ОРД в уголовном судопроизводстве
  9. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ СТАТУС ОРД В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ
  10. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ СТАТУС ОРД В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ
  11. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ СТАТУС ОРД В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ
  12. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ СТАТУС ОРД В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ
  13. Э.А. Дидоренко С.А. Кириченко Б.Г. Розовский. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ СТАТУС ОРД В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ, 2000
  14. 3. Права гражданского истца, его представителя и их обеспечение в уголовном судопроизводстве
  15. 3. Права гражданского истца, его представителя и их обеспечение в уголовном судопроизводстве
  16. 1.3. Виды арбитражного судопроизводства и стадии арбитражного процесса
  17. 3. АРБИТРАЖНАЯ ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ ПРАВОСПОСОБНОСТЬ, АРБИТРАЖНАЯ ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ ДЕЕСПОСОБНОСТЬ
  18. § 6. Специалист и эксперт-строитель на суде
- Авторское право - Адвокатура России - Адвокатура Украины - Административное право России и зарубежных стран - Административное право Украины - Административный процесс - Арбитражный процесс - Бюджетная система - Вексельное право - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право России - Договорное право - Жилищное право - Земельное право - Исполнительное производство - Конкурсное право - Конституционное право - Корпоративное право - Криминалистика - Криминология - Лесное право - Международное право (шпаргалки) - Международное публичное право - Международное частное право - Нотариат - Оперативно-розыскная деятельность - Правовая охрана животного мира (контрольные) - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор в России - Прокурорский надзор в Украине - Семейное право - Судебная бухгалтерия Украины - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Теория государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право - Уголовное право России - Уголовное право Украины - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право Украины - Экологическое право (курсовые) - Экологическое право (лекции) - Экономические преступления - Юридические лица -