<<
>>

1.1. Первые экономические архивы в постиндустриальной Западной Европе: принципы организации и основные направления деятельности в 1905-1946 годы

ИЗВЕСТНЫЙ отечественный специалист в области архивов зарубежных стран Н.В. Бржостовская определила в качестве исходной даты современной истории экономических архивов 1906 г., когда был создан архив в Рейн-Вестфальской области Германии1.

Характеризуя такие архивы как новое явление в развитии западноевропейских архивов в новейшее время, Бржостовская считает, что «главными факторами, влияющими на их создание, являются принцип коммерческой тайны и принцип частной собственности»2. Однако данная точка зрения не вполне соотносится с позицией представителей западноевропейского архивоведения, прежде всего французских специалистов Ш. Шмидта, В. Матье и И. Лебри-ганд, а также немецких - Э. Шредера и К. Бюссе3. Согласно их мнению, сегодня общепризнанному, история экономических архивов новейшего времени начинается с 1905 г., когда на крупнейшем промышленном предприятии Германии - фирме Круппа — впервые в Европе был создан централизованный экономический исторический архив предприятия. Его главное отличие от архивов компаний прошлого состояло в том, что уровень организации производства позволил поднять роль создаваемых и используемых в текущей практической деятельности фирмы документов до статуса исторических источников, посредством которых можно управлять настоящим, планировать будущее и исследовать прошлое.

Причин появления первого архива именно на фирме Круппа было несколько. Основная вытекала из неравномерности хозяйственного развития отдельных регионов, отраслей и предприятий Германии, что объяснялось сравнительно недавним объединением страны в унитарное государство - некоторые регионы (земли) выдвинулись на передовые рубежи технического прогресса и экономического процветания. Таким регионом стал развитый в промышленном отношении Рурский каменноугольный бассейн, где с 1811 г. формировалась сеть заводов и фабрик Круппа - признанного лидера в немецкой металлургической и сталелитейной промышленности.

Еще одна причина обусловливалась значением компании в социально-политической жизни страны. Культурные традиции в коммерции и индустрии, связь с правительственными кругами и поддержка со стороны государственных и общественных организаций способствовали тому, что фирма Круппа в начале XX в. смогла проводить ряд социальных мероприятий (создание страховых фондов и гарантий для рабочих, увеличение заработной платы для различных категорий служащих, выдача пособий, создание больниц, школ и т. д). Все это в значительной мере способствовало росту ее популярности и авторитета среди общественных, политических и академических кругов страны, обеспечивших финансовую, материально-техническую и научно-методическую поддержку при создании на фирме архива. Причиной организации первого исторического предпринимательского архива может считаться и почти вековая история развития самого предприятия, практика бережного отношения к документальным материалам которого позволила накопить значительные массивы источников, нуждавшихся в историко-информационном анализе и научном отборе. Сюда же можно отнести нежелание фирмы передать свои устаревшие материалы в государственные архивы, а также необходимость выделения текущих, имеющих важное технологическое значение, материалов из ретроспективных комплексов и создание режимных условий их хранения и использования.

Несмотря на активные позиции фирмы Круппа, которая выступила с инициативой создания первого исторического экономического архива, такая идея возникла все-таки не на самом предприятии Еще в 1900 г. торгово-промышленная палата Дюссельдорфа при поддержке архивистов, преподавателей, коммерсантов и промышленников выступила с инициативой создать в различных регионах Германии централизованные архивы, которые бы собирали документы, отражающие экономическую историю государства в тех или иных ее проявлениях. Причем в основе этой идеи лежало не желание воссоздать историю деятельности отдельных предпринимателей посредством документальных свидетельств, а стремление собрать материалы по социально-экономической истории в целом.

Эти материалы показывали бы процесс становления фирм, отраслей, эволюцию экономических теорий и учений и даже политических движений. Для развития этой идеи был подготовлен ряд публикаций, в которых при изучении такой истории в качестве основного использовался количественный метод.

По мнению инициаторов, главными источниками комплектования должны были стать старейшие немецкие предприятия, обязанные передать на хранение в централизованные экономические архивы часть устаревшей документации. Результатом тянувшихся по этому поводу почти пять лет дискуссий стало учреждение на фирме Круппа собственного исторического архива. Важнейшим отличием его от архивов других немецких предприятий (например, от архива не менее знаменитой компании Симменс) являлось то, что архив Круппа не только организовал централизованный сбор и хранение собственной устаревшей организационно-управленческой, финансовой и технической документации, но и получил от некоторых фирм часть материалов по истории мателлургиче-ской промышленности и машиностроения. В связи с этим деятельность молодого архива всячески поддерживали общественность и научные круги, а его статус должен был соответствовать статусу государственного исторического архива, открытого для историков, исследователей, специалистов. Удивительный факт передачи своих материалов фирмами, профильными деятельности компании Круппа и являвшимися, по существу, конкурентами не только на внутреннем, но и на внешнем рынке, может быть объясним следующим. В начале века в Германии промышленные предприятия стали объединяться. Это было связано, прежде всего, с необходимостью выстоять в борьбе национальной промышленности с фирмами других стран, в первую очередь Англии и Франции. Кроме того, в готовившейся к войне Германии экономические и политические позиции государства усиливались счет начавшейся региональной производственной централизации. Показательной с этой точки зрения была сталелитейная промышленность. В 1904 г. 29 фирм образовали единую промышленную ассоциацию, в которой ведущее место играла компания Круппа4.

Одновременно с выделением исторического архива в качестве самостоятельного подразделения на фирме Круппа и последующими шагами в этом направлении, предпринятыми в начале XX в. другими предприятиями, закладывалась современная функционально-бюрократическая структура немецких частных компаний, при которой создание того или иного документа сопровождалось регистрацией с присвоением ему номера, определением его конкретного назначения. Устанавливался единый порядок обращения документных потоков, при котором все должно было быть учтено и ничто не могло быть утеряно. В исторический архив, комплектовавшийся в основном источниками по развитию предприятия с 1811 г. по конец XIX в., попали как финансово-хозяйственные, так и технические материалы. Первая группа документов объединялась по названию подразделений, в результате деятельности которых они образовались, внутри групп — по видам документов и хронологии. Документы второй группы систематизировались по принадлежности к одной детали или к одной сборочной единице5. Принятая систематизация закреплялась описью карточного типа; использовалась нумерация, даваемая документам при их начальной регистрации.

Несмотря на то что фирма Круппа ставила перед собой более широкие задачи, чем создание просто предпринимательского архива, его значение все-таки не могло выйти за рамки собирания материалов по истории одного предприятия. Наличие одного архива, функционирующего на частной, пусть даже очень известной и крупной фирме, не могло удовлетворить исследовательские запросы ученых в области экономической истории, которая в Германии была всегда тесно связана с социальной историей. На это неоднократно указывалось в созданном в 1904 г. «Vierteljahrschrift fur Sozia-und Wirtschaftsgeschichte» — ежеквартальном научном журнале по проблемам социально-экономической истории6. В связи с этим в 1906 г. по предложению Кёльнской торговой палаты при методической помощи Кёльнского му, ниципального архива и финансовой поддержке земли Северный Рейн-Вестфалия был создан еще один экономический архив. В отличие от предпринимательского архива Круппа данный архив имел другие статус и задачи. Призванный собирать сохранившуюся за разные периоды времени хозяйственную документацию политематического характера, Кёльнский архив стал подлинным региональным историческим центром с обязательными функциями «public» по отношению к широкому кругу исследователей. Источниками комплектования архива являлись многие промышленные предприятия земли Северный Рейн-Вестфалия. Одними из первых в него поступили материалы судоходной Рейнской компании, старейшего банка Шофгаузен, угольных и плавильных мастерских, некоторых немецких железнодорожных предприятий.

В начале XX в. свою позицию по отношению к выделению и сохранению ретроспективных документальных источников определила и другая, не менее известная компания — лидер немецкой электротехнической промышленности фирма «Сименс», которая в 1907 г. организовала у себя централизованный исторический архив Общие задачи архива были сформулированы его первым заведующим Карлом Бурхеном: «Для большого предприятия является настоятельной необходимостью создание всех условий для сохранения ценных материалов по истории его развития, их постоянного пополнения и необходимой обработки, ибо они есть не что иное, как документальная память прошлого компании, исток становления ее культурных и научно-технологических традиций, необходимых для всестороннего изучения и продолжения настоящим и будущим поколениями предпринимателей»7. Толчком для принятия решения в пользу учреждения архива стала подготовка к празднованию 60-летия со дня основания компании, к которому была приурочена организация выставки по истории фирмы и изданы соответствующие рекламные материалы, демонстрирующие прогресс и достижения фирмы в прошлом и настоящем. Тогда же выявились значительные потери документальных источников из-за их беспорядочного и несистематического текущего хранения, в связи с чем был разработан проект организации на фирме специальной архивной службы. Основными источниками ее комплектования стали: секретариат, бухгалтерия, юридический отдел, производственные цехи и лаборатории, отдел кадров. Сюда же был передан личный архив основателя фирмы Эрнста Вернера Сименса (1816—1892), известного инженера-электротехника, изобретателя, члена-корреспондента ряда европейских академий наук. Архив включал собрание его личных рукописей, чертежей, схем, набросков, подборки газетных статей, книг, рекламных листков, переписку.

На этапе организации архива в его историческую часть были выделены документы за прошлое столетие, которые подверглись обработке, систематизации, описанию и учету в первую очередь. Из-за плохой и неполной сохранности старых материалов на постоянное хранение отбирались почти все уцелевшие источники без проведения какой-либо экспертизы. Кроме того, предполагалось в историческом архиве формировать актуальную часть, которая должна была пополняться за счет систематической и обязательной передачи законченных и потерявших свое практическое значение дел из всех без исключения структур и филиалов фирмы. Создателям архива удалось доказать целесообразность организации централизованного хранилища документов, которые можно запрашивать и использовать не только для собственно исторических исследований, но и для решения оперативных вопросов, создания перспективных планов и проектов развития предприятия. Концепция «В сохранении традиций — устойчивость фирмы» сделала архив фирмы «Сименс» серьезным элементом в управлении предприятием, его источниковой базой, документально воспроизводившей все основные этапы становления компании, организационно-технические перестройки, историю взаимоотношений с государственными институтами и общественностью. Однако в отличие от архива фирмы Круппа, который изначально проповедовал принцип открытого доступа к историческим источникам со стороны внешних исследователей, архив компании «Сименс» был рассчитан лишь на внутренних пользователей.

Вероятно поэтому, несмотря на то что процесс организации архивов на немецких фирмах продолжался (в 1907 г. был создан архив на фирме «Бауэр»), в 1941 г. в Дортмунде открылся еще один региональный центр исторической экономической документации — Westphalian Business Archive с функциями «public»-архива. Он был учрежден при непосредственной финансовой и материально-технической поддержке местных торгово-промышленных палат и некоторых фирм данного района, которые и стали источниками его первоначального и последующего комплектования. Задачи и положение центра соответствовали задачам Кёльнского экономического архива, однако, учитывая условия военного времени, усиление режима секретности и существенное ограничение доступа к любым материалам промышленных компаний, Дортмундский архив не мог рассчитывать на получение от фирм больших объемов первичной документации. В связи с этим ему удалось сконцентрировать коллекции по экономической истории региона, куда в основном входили вторичные материалы и публикации.

Таким образом, можно констатировать, что экономические архивы в Германии создавались, с одной стороны, из-за усиления социально-экономического контекста в исторических исследованиях, проводимых немецкими учеными в 1905—1946гг., что требовало организации новой источниковой базы для их осуществления; с другой — их появление было обусловлено совершенствованием и укреплением организационно-управляющей деятельности самих предприятий, формированием коммуникативно-отраслевой связи между ними, осознанием того, что предпринимательские архивы являются частью общей национальной культуры. В федеральном архивном законодательстве не был определен статус таких архивов; кроме того, им не хватало профессионалов в области теории и методики работы с деловой документацией. И тем не менее первые немецкие экономические архивы сыграли важную роль в развитии архивной отрасли, обогатив ее опытом организации специализированных хозяйственных архивов на разных уровнях, ставших, по существу, исходными классическими моделями для последующего создания подобных служб в других странах Западной Европы.

Практические шаги, предпринятые немецкими учеными, специалистами, промышленниками в создании экономических архивов разных уровней в условиях нарастающего интереса архивистов к развитию архивного дела в других странах, а также в формировании постоянно действующих международных научных контактов, не остались незамеченными. Вслед за Германией в 1910 г. были созданы два экономических архива в Швейцарии: Экономический архив — в Базеле, Коммерческий и Индустриальный архивы - в Цюрихе. Их статус соответствовал статусу Кёльнского архива, поскольку они собирали документацию регионального (кантонального) значения, хотя Базельский архив претендовал на более широкие полномочия — концентрацию материалов по общенациональной истории экономики Швейцарии.

Концепция создания централизованной системы экономических архивов в Швейцарии строилась на осуществлении контроля за сохранностью исторических источников по хозяйственной деятельности как отдельных предприятий, так и кантональных государственных экономических ведомств, а также организации целенаправленного комплектования подобными источниками специально учрежденных для этой деятельности центров. Базельский архив должен был стать не только первым в Швейцарии учреждением, призванным собирать хозяйственно-производственную документацию, создаваемую в постиндустриальную эпоху, но и историко-методическим центром, осуществляющим поиск и концентрацию ретроспективных материалов. Источниками комплектования такого архива стали торгово-промышленные палаты страны, коммерческие банки, торговые компании, производственные предприятия, акционерные общества с различными формами собственности, причем часть из них, ранее направлявших свои хозяйственные материалы в кантональные архивы, должна была быть переориентирована на новый профильный архив. Выразителями и исполнителями данной идеи стали директор кантонального архива Базеля М. Вакернагель, ведущие ученые-экономисты Базельского университета, специалисты в области статистики. Они разработали соответствующий проект и направили его на рассмотрение в государственный совет кантона.

7 декабря 1910 г. проект был утвержден с резолюцией о выделении первого кредита в размере 2 тыс. швейцарских франков на его реализацию8. Архив учреждался при Базельском университете и в своей деятельности подчинялся администрации кантона Базель. Для него было отведено помещение площадью 9500 кв. м. Первый период функционирования архива, длившийся почти до начала второй мировой войны, по сути организационный, был чрезвычайно плодотворным. Базельский архив получил значительное количество, главным образом рукописных, материалов, составивших его историческую часть Она включала: деловые заметки предпринимателей, протоколы собраний акционеров, регламенты, уставные и отчетные материалы, бухгалтерские книги, счета, чертежи, планы, переписку организаций, расположенных не только на территории кантона, но и в других областях немецкой, итальянской и французской Швейцарии. Эти документы охватывали историю деятельности различных фирм с середины XVIII до начала XX в. Для осуществления научной систематизации и классификации поступивших материалов сотрудники архива в 1911 г. разработали инструкцию, определившую основные формы учетно-хранительских документов, а также структуру научно-справочного аппарата Он был представлен карточным каталогом, систематизированным по названиям учреждений и организаций, передавших свои материалы в архив. Документы хранились по фондам. Все поступавшие в архив материалы регистрировались в инвентарной книге. По входящему номеру в хранилище документ можно было легко найти Инвентарные книги велись по традиционной классической архивной схеме, в соответствии с которой каждому делу присваивался порядковый номер, указывались наименование, объем, вид составлявших его документов, крайние даты, наименование организации-сдатчика, время поступления, делались особые отметки.

Несмотря на активную поддержку деятельности архива со стороны частных компаний, некоторые из них не хотели передавать свои материалы на публичное хранение. Учитывая это, экономический архив в Базеле предлагал принимать материалы данных фирм на условиях депозитарного хранения с определением сроков, по истечении которых с отдельных документов можно было снимать ограничительные грифы. К счастью, таких фирм существовало немного, и Базельскому архиву удалось собрать поистине уникальную коллекцию материалов из 12 тыс единиц хранения по истории национальной экономики политематического характера, доступных для широкого круга пользователей. Однако в соответствии с принятой концепцией функции архива не должны были ограничиваться только формированием исторической части. Предполагалось, что он будет комплектующимся, а значит, архиву следовало найти формы взаимоотношений с действующими предприятиями и выработать механизм их реализации в целях регулярного получения от предприятий вышедшей из активного обращения документации по экономической деятельности.

Задача эта оказалась не из легких, поскольку большинство швейцарских фирм считало необходимым сохранять в течение достаточно долгого времени хозяйственную и, особенно, производственно-техническую документацию, создаваемую в их текущей деятельности. Тем не менее Базельский архив не отказался от своих намерений и выработал следующую схему, по которой можно было получать материалы от предприятий и формировать актуальный архив. Исходя из функций, масштабов и видов деятельности существующих или вновь зарегистрированных предприятий, сотрудники архива выбирали по государственному реестру фирмы, которым направляли официальные письма с просьбой прислать в архив свои годовые отчеты по общей деятельности, которые они обязаны были представлять государственным налоговым и финансовым органам, любые издания фирм, их рекламные материалы и буклеты. Если предприятие все-таки отказывалось передавать на хранение даже такие материалы, архив собирал его фонд, выявляя публикации и заметки о деятельности этой фирмы, посещая выставки, в которых предприятие участвовало с рекламой своей продукции. Работники архива обращались за информацией в государственные органы, призванные проверять деятельность частных предприятий. В связи с этим актуальная часть Базельского архива существенно отличалась от исторической по характеру и виду принимаемых на хранение материалов В состав ее фондов входили: *

документы о деятельности швейцарских фирм (отчеты, доклады, юбилейные сборники, статистические выпуски); *

материалы о регистрации образования или закрытия фирм, документация об их коммерческой и финансовой деятельности; *

подборки периодической печати (газетные вырезки и журнальные публикации) о торгово-промышленной деятельности; *

книги, монографии по теории экономических знаний; *

юбилейные и рекламные брошюры, изданные на предприятиях, и др.9

Таким образом, оценивая Базельский экономический архив с источниковедческих и архивоведческих позиций, можно сделать следующий вывод. Историческая часть архива в большей степени отражает историю деятельности фирм и соответствует принципам фондового хранения, тогда как актуальная часть изначально была общеэкономической. Соблюдать принцип систематизации материалов с учетом их учрежденческого происхождения из-за невозможности в большинстве случаев прямого получения материалов непосредственно от компаний было довольно сложно. В связи с этим хранение осуществлялось по коллекциям. С появлением Базельского архива возникла проблема создания на теоретическом, методическом и научно-практическом уровнях нового направления в архивном деле, отражающего все аспекты и специфику работы с экономической документацией.

Экономическая интерпретация подходов к истории развития общества, разделявшаяся в начале XX в. многими учеными и специалистами, обусловила необходимость постановки проблемы сохранности источников из частных собраний и архивов фирм на международном уровне. В 1910 г. по инициативе Ассоциации архивистов и библиотекарей Бельгии в г. Брюсселе состоялся Международный конгресс архивистов и библиотекарей, на котором впервые проблема сохранности ретроспективных документных данных по хозяйственно-производственной деятельности вышла за рамки национальных проектов. Работу будущего форума было решено приурочить к международной промышленной выставке, целью которой стала демонстрация новейших достижений ведущих фирм в области техники и технологий.

Проблема сохранения и классификации документации в частных архивах в западноевропейском архивоведении на теоретическом уровне была поставлена архивистом из г. Тулузы М. Паскье, который не только дал определение понятия «частные архивы», но и отметил необходимость установления общественного наблюдения за ними10. Лучший путь в решении проблемы М. Паскье видел в создании больших частных архивохранилищ". Эволюция архивной практики во многом доказала справедливость данного вывода. Непосредственно по вопросу экономических архивов выступил немецкий архивист М. Шванн. Остановившись в своем докладе на истории комплектования документами экономического архива земли Северный Рейн-Вестфалия, он обратил внимание научных и профессиональных кругов на важность создания специализированных хранилищ для консервации хозяйственно-технических материалов, подчеркнув их значение как исторических источников. М. Шванн сказал: «Хроники средневековья увековечили массу бесполезных и ненужных потасовок. Напрасно мы ждем известий о торговле, ремесле и развитии третьего сословия, так как лакуны настолько значительны, что даже сведения о возникновении ганзейского союза остаются сомнительными. Пусть наше время будет более предусмотрительным!»12. И хотя на конгрессе не было принято конкретных программ и рекомендаций, предусматривавших со стороны государственных и общественных организаций регулирования сохранности архивов частных предприятий, он вошел в историю как первый международный форум, поставивший данную проблему в ряд актуальных. Во-первых, документы по хозяйственно-производственной и торговой деятельности ставились на уровень исторических источников, без использования которых невозможно было изучать прошлые эпохи развития человечества. Во-вторых, определялась специфика этих источников, выражавшаяся не только в нетрадиционности исполнения отдельных видов составляющих их Документов (чертежи, планы, схемы, бухгалтерские расчеты и калькуляции), но также в возможности их широкого использования в исторических исследованиях. В-третьих, исходя из того что хозяйственная документация обязана своим происхождением, главным образом, частным производственно-коммерческим организациям, выпадающим из сферы государственного комплектования, подчеркивалась уязвимость практики их сохранения и проблематичность публичного использования, в связи с чем предлагалось создавать специализированные экономические архивы на различных уровнях и условиях хранения материалов.

Идеи создания архивных центров экономической истории, прозвучавшие на конгрессе, а также их реализация в ряде стран в начале XX столетия были восприняты во многих западноевропейских странах с редким энтузиазмом и пониманием среди академических кругов и даже предпринимателей. Дальнейшей институционализацией экономических архивов явилось создание в 1914 г. Нидерландского исторического экономического архива и Национальной исторической экономической библиотеки. Голландский опыт стал еще одним шагом на пути конкретизации подходов к сохранению документальной экономической истории.

В 1902 г. под влиянием марксистских идей голландский историк X. Роланд-Холст опубликовал первое исследование по социально-экономической истории Нидерландов за 1780-1900 гг., в котором объяснял развитие капитализма влиянием на общую экономическую политику государства нарастающего рабочего движения. Экономическая история как специальная научная дисциплина стала развиваться в Голландии также в начале XX в. В 1904 г. профессор Амстердамского университета X. Бругман прочел лекцию «Значение экономической истории», в которой не только ввел понятие «экономическая история», но и показал ее непосредственную связь с другими науками об обществе. В 1904—1910 гг. появились диссертационные исследования на данную тему, наиболее значительными среди которых стали работы В. ван Равенштейна (1906) и Н.В. Постумуса (1908)13. По инициативе последнего в 1914 г. и был создан Нидерландский исторический экономический архив. Постумус начал свою академическую карьеру с исследований раннего периода капитализма на примере истории текстильной промышленности Германии. Его интерес к этой проблеме был вызван работами представителей немецкой школы в области экономической истории, и прежде всего К. Маркса, который разработал теорию капитализма, новые подходы к развитию экономических процессов в западных странах. Однако, в отличие от X. Роланда-Холста, Н.В. Постумус считал, что развитие капитализма в Нидерландах было обусловлено финансовой и торговой революцией XVI—XVII вв., а также начавшейся в 70-х годах XIX в. индустриализацией промышленности. Он изучил множество источников по производственно-финансовой деятельности суконных фабрик Лейдена, оценил историко-информационное значение этих документов, понял необходимость и важность их поиска, выявления и сохранения. Постумус заведовал первой в Голландии кафедрой экономической истории, организованной в Роттердамском университете в 1913 г. Осознав, что основой всех эмпирических исследований и теоретических обобщений в экономической науке являются документальные исторические источники, он обратился к историкам, бизнесменам, архивистам с призывом разработать проект организации в стране центрального экономического архива. Архив должен был комплектоваться историческими материалами государственных предприятий, частных компаний и акционерных обществ. Идею поддержали, и в течение года был подготовлен проект, найдены источники его финансирования.

2 апреля 1914 г. Н.В. Постумус был избран директором-секретарем первого Нидерландского исторического экономического архива. Директором архива стал профессор Утрехтского университета историк Г.В. Керн-камп, хранителем фондов — бухгалтер по образованию Е. Шурман. В исполнительный комитет вошли глава муниципального Гаагского архива Х.Е. ван Гелдер, архивист государственного архива Утрехта С. Мюллер, директор крупного коммерческого банка Ван Эеген. По первоначальному замыслу устроителей новый архив должен был создаваться по модели Кёльнского архива, но с более широкими задачами (поиск, сбор и консервация документов по истории экономики Голландии и ее колоний). Время показало, что объем деятельности Голландского архива затем стал еще шире. Поскольку образование нового института не являлось альтернативой существовавшим архивным учреждениям, а лишь влияло на дальнейшее развитие и дифференциацию их функций и задач, местом расположения его был выбран Гаагский национальный архив. Он располагался на площади 15 кв. км в здании Национального архива и Королевской библиотеки Нидерландов14, в ходе первых организационных мероприятий было разработано положение об архиве, которым определялись основные функции и направления его деятельности. Так, во второй статье положения говорилось, что «архив призван заниматься приобретением, обработкой и сохранением документальных источников, представляющих интерес для экономической истории в самом широком смысле, а также других видов образовательной и исследовательской деятельности»15. В положении было также указано, какие источники подлежат сохранению. К ним относились: 1.

Документные собрания и коллекции предприятий, приобретаемые архивом на правах собственности или получаемые от них в качестве объектов депозитарного хранения, а также публикации фирм о прошлом и настоящем их коммерческой, индустриальной и финансовой областей деятельности; 2.

Коллекции старых и новых документов по общей экономической истории Нидерландов; 3.

Графические, фотографические и другие иллюстративные материалы по экономической истории; 4.

Публикации и академические издания по экономической истории.

Перед организаторами архива встала проблема исходного и последующего комплектования, а также выработки условий и форм его осуществления. Согласно положению к источникам комплектования относились государственные предприятия и финансовые институты, частные промышленные и торговые компании, профессиональные и научные экономические общества и ассоциации, банки, отдельные политические деятели, ученые и предприниматели. И хотя в выделении подобного круга организаций и лиц, безусловно, просматривалась определенная логика, тем не менее нарушалась технология традиционного, сложившегося еще в XIX в., комплектования государственных и муниципальных голландских архивов. По ней, например, государственные экономические институты были обязаны после временного хранения документацию о собственной деятельности направлять в региональные или муниципальные архивы. Кроме того, муниципальные архивы исторически получали часть материалов от отдельных предприятий частного семейного бизнеса в качестве дара или объекта депозитарного хранения, поскольку еще со средневековья формировали коллекции и фонды известных голландских семей. Здесь хранились документы династий купцов, ростовщиков, банкиров, предпринимателей - жителей городов. Однако учредители Нидерландского экономического архива доказали случайность и неизбирательность комплектования муниципальных архивных служб именно хозяйственно-производственной документации, которую довольно трудно было выделять из сложившихся комплексов поливидовых семейных собраний для проведения целенаправленных исследований по истории промышленности, статистики и финансов. Кроме того, экономический архив обязался особо сосредоточиться на работе с частными компаниями в целях предупреждения любого возможного уничтожения или частичного разрушения их исторических комплексов, показать им важность сохранения хозяйственных документов для текущего и последующего управления собственной деятельностью и ее планирования.

Время формирования системы взаимодействия экономического архива с государственными и частными предприятиями совпало с периодом первоначального комплектования, который закончился к 1935 г. За 1918-1922 гг. в архив поступило большое количество материалов от Общества торговли и индустрии, основанного в Голландии в 1777 г. Помимо этого еще в 1916г. Пос-тумус обратился к различным организациям, торговым и промышленным фирмам — не только голландским, но и зарубежным - с просьбой подобрать для передачи, покупки или копирования материалы, отражающие различные направления коммерческой жизни прошлого. Многие организации Западной Европы, откликнувшись на это обращение, стали направлять документы в Голландию. С 1913 по 1934 г. в архив поступили материалы 30 торговых и производственных фирм Западной Европы, среди которых 60 тыс. единиц хранения составляли Рукописи отчетов, расчетов, регламентов16. В основном эти архивы содержали сведения по истории торговли и промышленности, например материалы по выращиванию и продаже голландских тюльпанов, планы и технологические чертежи производства и переработки шерсти на английских суконных фабриках в 1804—1840 гг.

Весь массив поступавших материалов делился на две большие группы (части). В первую, историческую, включались документы по экономической истории доиндустриального периода; во вторую, современную, — относящиеся к периоду индустриальной экономики. Входящие документы получали архивные номера и классифицировались по отраслям экономики и названиям предприятий. Дела формировались по коллекционному принципу — предусматривалось объединить материалы, составленные разными институтами (лицами), но относящиеся к одному виду документов или характеру деятельности. Кроме хранения материалов по коллекциям для систематизации документов применялся также и по-фондовый принцип. На его основе группировались источники, поступавшие от одного предпринимателя или одной компании. Например, известная голландская компания по переработке и продаже бриллиантов «General Dutch Diamond Workers Union» передала архиву из своего фонда значительное количество исторических источников.

С 1925 по 1926 г. профессор Постумус собрал наиболее значительные коллекции рукописей, печатного материала и гравюр, среди которых центральное место заняла антверпенская коллекция Велла. Основой коллекции стали текущие расценки на различные виды товаров. Выполненные рукописным или печатным способом, эти документы имели широкое хождение в XVI—XIX вв. на ярмарках, биржах, рынках и долгое время являлись основным средством информирования о состоянии международной торговли. В состав коллекции вошло 225 листов-расценок на товары за 1580—1870 гг., продававшиеся на Лионской ярмарке, Антверпенской, Лондонской и Амстердамской биржах, рынках Венеции, Франкфурта-на-Майне и др.17. Кроме того, в коллекции Велла хранилось немало акций ведущих торговых и промышленных компаний Западной Европы, таких, например, как «Dutch East India», а также денежных ассигнаций различного достоинства, например 300-ливровая французская купюра 1789-1790 гг. с портретом Людовика XVI. В коллекцию вошли декларации компаний, специализировавшихся на заморской торговле, с указанием веса и стоимости экспортируемых и импортируемых грузов, судовые журналы, списки продаваемой продукции с указанием ее расценок, а также курсы иностранных валют на ведущих международных биржах за XVII—XIX вв.

В ходе комплектования архив пополнялся не только рукописными материалами, но и коллекциями книг и журналов по экономической тематике, выпускавшихся в Западной Европе с 1870 г., в связи с чем, уже в 1914 г. встал вопрос о создании при архиве экономической библиотеки. Он достиг своей остроты в 1920 г., когда архив на аукционах Антверпена, Парижа и Лондона приобрел большую коллекцию экономических изданий. Однако книжные собрания в течение нескольких лет были хотя и обособленной, но все-таки частью экономического архива. Вероятно, поэтому к 1933 г., когда библиотека стала самостоятельным учреждением и для нее, при поддержке бизнесменов и общественных организаций, было приобретено в Амстердаме здание, среди книжных коллекций оказалось большое количество рукописных отчетов фирм, векселей, записок, счетов, прокламаций, торговой переписки и других, по сути дела, архивных материалов. Все исследовательские и издательские проекты в области экономической истории стали проводиться на базе экономического архива, библиотеки, а также Института социальной истории, образованного в 1935 г.

Совместно начали издаваться многие научные и архивные публикации. И все-таки основным центром историко-экономических исследований по-прежнему оставался экономический архив. Поддержку и помощь в комплектовании оказали не только правительство, ученые и предприниматели Нидерландов, но и, что особенно важно, представители зарубежных организаций. Это позволило архиву в течение первых 15 лет существования собрать значительное количество различных по виду и составу источников по экономической истории всех ведущих западноевропейских стран (Англия, Германия, Франция, Италия, Испания и др.), начиная со средневековья и кончая периодом индустриальных преобразований. Роль, которую играл Нидерландский экономический архив в развитии инфраструктуры для проведения самых широких социально-экономических исследований, позволила ему приобрести статус международного архивного центра. Так, в 1929 г. по инициативе профессора Постумуса в ряде европейских стран были организованы международные выставки по экономической истории, на которых коллекции архива выставлялись в качестве основного экспозиционного материала.

С 1915 г. архив начал издавать журнал «Economisch-Historisch Yaarboek», на страницах которого публиковались статьи и выдержки из монографий, посвященных историко-экономическим темам, а также специальные архивные работы. Кроме этого, архив периодически публиковал описи своих фондов и коллекций и путеводители по ним. В 1927 г. была выпущена первая инвентарная опись по части архивной коллекции Велла. Таким образом, можно говорить о достаточно успешном завершении к 1935 г. первоначального комплектования Нидерландского исторического экономического архива, хотя такое утверждение являлось справедливым применительно только к его исторической части, т. е. собраниям источников по доиндустриальной эпохе. Что же касается комплектования актуальной части архива, то оно осуществлялось не столь успешно. Одна из основных причин этого заключалась в сложности установления постоянных контактов с действующими предприятиями, которые не хотели передавать в публичный архив еще не утратившие практического значения материалы конца XIX - начала XX в. Поскольку же Нидерландский исторический экономический архив по аналогии с Базель-ским должен был развиваться в качестве комплектующегося, было очень важно создать постоянное документа-ционно-информационное взаимодействие с компаниями и фирмами. Пропаганда идеи о необходимости сохранения хозяйственно-производственных источников для текущей и перспективной работы фирм, возросшие доверие и популярность архива привели к тому, что начиная с 1927 г. в архив стали регулярно поступать годовые отчеты предприятий об общей и финансовой деятельности, а также отдельные брошюры и другие издания компаний.

Инициатива голландцев имела огромное научно-образовательное и практическое значение: с одной стороны, они поддержали международные усилия по укреплению позиций еще очень молодой тогда академической дисциплины — истории экономики, показав возможности формирования для нее специальной источниковой базы; с другой - продемонстрировали многогранность архивоведения, способность его развития в соответствии с тенденциями времени через обогащение теоретических основ архивной науки новыми подходами, методами и средствами работы с нетрадиционными видами документальных материалов. Непосредственное участие в создании экономического архива представителей публичных архивов подтверждает вывод Е.В. Старостина о том, что к началу XX в. в западноевропейских странах «проявились необходимые элементы складывания отраслей государственного управления архивами»18.

Свой подход к решению проблемы сохранения ис-торико-экономических источников виден в исследованиях бельгийских архивистов, которые пришли к выводу о том, что такие источники следует концентрировать в Брюссельском муниципальном архиве. В 1924 г. во исполнение этого замысла в архиве мэрии города было создано экономическое отделение для консервации документов реорганизованных и национализированных компаний, материалов торгово-промышленных палат, отдельных коллекций частных компаний, полученных в качестве даров или купленных, а также принимаемых на депозитарное хранение.

Концептуальное обновление деятельности традиционных архивных учреждений на основе комплектования их источниками по экономической истории, а также попытки организации специальных хранилищ наблюдались и в других странах, например во Франции. Здесь идею необходимости развития гносеологического (познавательного) отношения к документам по хозяйственной жизни прошлого активно развивали, начиная с 1926 г. основатели школы «Анналов» Л. Февр и М. Блок. Концентрируя внимание на исследовании процессов повседневности, имеющих большую временную протяженность, на явлениях, продолжавшихся в социально-экономических структурах общественной жизни в течение многих веков, они не раз подчеркивали важность подобных источников для истории. Конкретные проекты создания экономических архивов во Франции разработал инспектор Национального архива Ш. Шмидт, который в конце 20-х годов на страницах журнала «Анналы» развернул широкую дискуссию о спасении и сохранении ретроспективных хозяйственно-финансовых и производственных материалов. Будучи сторонником специализированного централизованного хранения таких источников, он всячески пропагандировал работу Кёльнского и Базель-ского экономических архивов, в которых стажировался в 1913—1914 гг. Во Франции, по замыслу Шмидта, подобный архив (или даже несколько архивов) можно было организовать на базе документных собраний ряда торгово-промышленных палат отдельных областей и городов страны, которые не только передали бы на хранение свои устаревшие материалы, но и помогли бы наладить контакты с частными компаниями для контроля за сохранностью их исторических архивов, а также передачи части из них на хранение в специализированный архив.

К сожалению, реализоваться данному проекту суждено было только в 80-е годы. Основные причины этого видятся в политическом и социально-экономическом положении, в котором находились французские предприятия в конце 20-х годов, в отличие от ситуации, сложившейся в Германии и Швейцарии в 1905-1910 гг., когда там создавались экономические архивы. В этих странах в начале XX в. фирмы тесно сотрудничали друг с другом, объединяясь в синдикаты, крупные концерны (отсюда и стремление фирм создавать общие предпринимательские исторические архивы на уровне региональных центров), на французских предприятиях же объединительные тенденции отсутствовали. Более того, и это с помощью статистических данных убедительно доказывает Д. Барбеза, начиная с 1926 г. во Франции почти в каждой отрасли промышленности происходила глубокая децентрализация, что, естественно, не способствовало возникновению желания у компаний-конкурентов формировать единый архивный исторический центр19. Дело осложнялось также общим спадом экономики, вызванным в 1929 г. «большой депрессией», в результате которой многие из фирм разорялись либо поглощались более крупными компаниями. В этих условиях предприятия скорее предпочитали избавляться от своих промышленных архивов, нежели спасать их путем передачи в государственный архив.

Однако, несмотря на это, во Франции определенные сдвиги в упорядочении хранения документальных источников по деятельности фирм все-таки произошли. 28 марта 1931 г. министр народного образования подписал указ, в котором архивам всех французских департаментов (областей) предписывалось убеждать фирмы добровольно передавать свои документы, а также покупать документы закрывавшихся предприятий20. В результате в ряде архивных служб департаментов удалось скомплектовать целые серии историко-экономического содержания, включив в них фонды отдельных, прекративших свое существование, частных компаний и акционерных обществ. Так, например, банк «Gouin» после ликвидации передал свои материалы в архив департамента Инзера-и Луары, банк «Guirin» — в архив департамента Рона21. Архив Па-де-Кале в рамках серии «Е» сформировал несколько фондов по истории предприятий, разрабатывавших каменноугольные копи в этом районе в XVIII— XIX вв. Немало экономической документации продолжало поступать в Национальный архив Франции в составе архивных комплексов государственных предприятий, особенно после активного вмешательства правительства в частный сектор в 1930-1939 гг., повлекшего за собой национализацию некоторых компаний ряда ключевых отраслей. Расширялись контакты архива с отдельными предпринимателями, которые с 1940 по 1946 г. заключили с ним более 25 договоров на оказание помощи в разборке и описании своих семейных архивов, реставрацию документов, передачу на хранение личных собраний и коллекций22.

Правительственным декретом от 17 июня 1938 г., дополненным регламентом публичной администрации 13 июня 1940 г., архивы предприятий в составе Национального архива и архивов департаментов объявлялись культурным достоянием нации; предписывалось в самое короткое время классифицировать их с целью всестороннего использования и публикации23. В русле реализации данных решений Архив департамента От-Гарон осуществил классификацию двух сравнительно недавно поступивших на хранение фондов Тулузской элекгротехнической ассоциации и полностью описал их. Декретом предусматривалось также установление наблюдения за частными собраниями фирм, чтобы предотвратить их продажу или вывоз за границу. Государственным архивам выделялись средства для приобретения устаревших документов у различных предприятий. Однако декрет имел свою силу как обязательный только для публичных архивов и не распространялся на архивы частных фирм, что, естественно, не могло существенным образом изменить положение архивов частного сектора промышленности, торговли и финансов.

Развивалось ведомственное хранение через укрепление архивных служб в таких учреждениях, как министерство торговли, министерство финансов, налоговая служба, национальный институт статистики и экономических исследований, таможня, являвшихся традиционными источниками комплектования Национального архива. Создавались также институты для централизованного сбора ретроспективной и текущей документации и изданий по экономической и научно-технической проблематике. Так, в 1933 г. в Париже был образован Научный институт экономических и социальных исследований. Созданный на средства нью-йоркского фонда Рокфеллера, институт должен был сочетать в себе три основные функции: экономической библиотеки, экономического архива и научного центра, призванного проводить исследования в области экономической истории, теории и практики, а также социальных наук24. Архив начал комплектоваться с 1934 г., когда Парижская торговая палата, факультет правоведения Сорбонны и несколько коммерческих банков передали институту часть своих архивов.

Весь массив документов архива группировался по четырем сериям. Первая серия (код R) включала отчеты генеральной ассамблеи банковских учреждений, их уставные и регистрационные материалы. Вторая (код R с литерой — от а до z) объединяла доклады и финансовые отчеты торговых и промышленных компаний, например: Ra — документы страховых компаний; Rb — документы банков; Re — документы по строительству каналов; Rd — документы железнодорожных компаний.

Третью серию (код РА) составили финансовые бюллетени государственных и коммерческих банков. В четвертую — RB — вошли внутренние документы различных структурных подразделений института. Несмотря на то, что с 1934 по 1946 гг. архиву удалось собрать отчетные материалы более чем 1800 компаний и фирм в объеме около 8000 дел (в основном факсимильных копий), он не приобрел статуса национального и не стал крупным региональным экономическим архивом: его деятельность была справочно-информационной, выражавшейся в концентрации не исторической, а более актуальной документации, которая представляла интерес, в первую очередь, для текущих научных исследований сотрудников самого архива. Кроме того, архив института экономических и социальных исследований играл все-таки не главную, а вспомогательную роль, примыкая к более крупной по составу и объемам книжных фондов библиотеке. При таком положении дел он всегда комплектовался после библиотеки либо по остаточному принципу.

Давая характеристику французскому опыту организации экономических архивов в 1905—1946 гг., можно определить его как попытку решить проблему сохранения ретроспективной производственно-финансовой и торговой документации силами и средствами государственных архивов. Последние с XX столетия во исполнение некоторых дополнений и изменений в официальном архивном законодательстве стали акцентировать свою деятельность на приеме, обработке, описании и использовании источников по хозяйственной деятельности, попавших в них в результате традиционного комплектования, а также приобретенных различными путями у частных предприятий. Архивисты Франции почти не прибегали к какому-либо поощрению и не поддерживали инициативы в создании исторических архивов непосредственно на самих предприятиях. Они не стремились выделить теорию и методику архивного дела применительно к экономической документации в специальную научную и профессиональную область деятельности. Ассоциация французских архивистов, созданная в 1904 г., вплоть до 1976 г. была закрытой организацией, не занимавшейся подготовкой и переподготовкой специалистов, которые работали в архивах предприятий. Тем не менее аккумуляция документальных источников по хозяйственной деятельности в публичных государственных и ведомственных архивах в немалой степени способствовала их сохранению в достаточно больших объемах, что впоследствии позволило создать более 205 фондов частных фирм в национальном архиве, организовать специализированные архивные центры экономической документации.

Следование принципу государственного контроля за состоянием, ведением и сохранением архивов компаний с различной формой собственности довольно четко прослеживалось в тех изменениях, которые произошли в рассматриваемый период в архивном законодательстве в Италии. Законом от 22 сентября 1939 г. ответственность за сохранение архивов частных предприятий возлагалась на их владельцев при обязательном контроле со стороны соответствующих государственных архивных органов25. В случае смерти владельца поддерживать и вести архив должны были его наследники или компаньоны предприятия. В соответствии со ст. 24 такие архивы объявлялись имеющими важнейший интерес для истории и культуры. Предприниматели должны были предоставлять свои ретроспективные коллекции в распоряжение исследователей на условиях соблюдения требований, предъявляемых владельцами при использовании тех или иных документов компаний26. Несмотря на позитивную роль, которую сыграл закон в сохранении ретроспективных источников частных компаний, все-таки это была полумера, поскольку действие данного закона распространялось лишь на архивы предприятий семейного бизнеса (их среди негосударственных фирм Италии в первой половине XX в. было не слишком много).

Наиболее адекватно в научном и организационно-методическом отношении к такому явлению, как «экономические архивы», относились в рассматриваемый период в Великобритании, что повлекло за собой определенные инфраструктурные сдвиги в архивной отрасли. В стране с давними традициями предпринимательства в промышленности и торговле существовало множество фирм, владевших в значительных объемах устаревшей хозяйственной и производственно-технической документацией. Это объяснялось тем, что многие английские компании выросли из семейных предприятий, которые к 1913 г. практически стали акционерными товариществами. При их создании бывшие хозяева-одиночки, превратившиеся во владельцев предприятий, передавали документы 150—200-летней давности в собственность фирм нового типа27. Возникла проблема их упорядочения и организации исторических архивов. Как и в Германии, в Англии на процесс создания предпринимательских архивов на частных фирмах, а также на формирование фондов документов по истории экономики в национальных библиотеках, музеях, архивах существенно повлиял небывалый интерес ученых к истории экономики и промышленности. Именно в это время в стране появилось значительное количество публикаций по истории фирм. Публикации готовили в частном порядке историки по заказу отдельных предприятий. С 1901 по 1940 г. такие работы осуществляли более 650 частных предприятий28. Конечно, ныне данные исследования выглядят несколько примитивно с точки зрения глубины аналитической проработки и итоговых обобщений, но они подготовили хорошую базу для изменения роли и статуса исторических архивов фирм. Ретроспективные материалы старейших английских предприятий благодаря этим работам и публикации их результатов сделались достоянием общественности, прежде всего научной. В изданиях подчеркивалась историко-экономическая ценность деловой документации, указывалась необходимость ее сохранения путем создания на предприятиях социальных архивных служб.

Показательный с точки зрения получения конкретных результатов была организация централизованных исторических архивов на отдельных сравнительно новых предприятиях, а также упорядочение комплексов ретроспективных источников в старейших компаниях — таких, например, как «Barings and Rothschilds». В связи с тем, что в Великобритании довольно часто музеи фирм брали на себя функции архивов, в 1990—1925 гг. многие компании для концентрации и сохранения собственной экономической документации начали создавать свои исторические промышленные музеи. Например, канатная фабрика «Josian Wegwood» в 1906 г. организовала музей, собравший практически в полном объеме источники по истории своего предприятия.

С 1926 г. предпринимательские архивы в Англии начинают рассматриваться как хранилища коллекций документов, являющихся основными источниками для изучения промышленной революции. 1920—1930 гг. в английской историографии предпринимательства считаются весьма важным периодом в изучении и публикации исследований по истории происхождения и развития частных компаний. Были изданы труды таких историков индустриализации экономики Великобритании, как Г.В. Даниэле, Г. Анвин, А.П. Вадсворт, Дж. Манн, Т.С. Астон, Дж. Сай-кес. Большинство этих работ издал Манчестерский университет, где в 1926 г. был создан факультет коммерции и индустрии и постояннодействующий семинар по истории экономики. Работая над монографиями, ученые собирали источники по хозяйственной истории отраслей и фирм. Впоследствии эти документы были систематизированы и переданы в экономическое отделение библиотеки Манчестерского университета, открытое в 1935 г.29

Безусловно, не все предприниматели отнеслись к изданию исследований по истории фирм положительно. Они считали, что если содержание промышленных архивов будет раскрыто через публикацию их документов, то предприятиям и, в конечном счете, национальному бизнесу будет нанесен ущерб. Однако большой общественный интерес к национальной экономической и технической истории помог английским архивистам развернуть компанию по созданию условий для сохранения ретроспективной деловой документации. Этот процесс ускорился в связи с тем, что начавшаяся в 1929 г. экономическая депрессия разорила более 2 тыс. промышленных предприятий Англии, привела к угрозе исчезновения их архивов. Спасение предпринимательских архивов шло как бы по двум направлениям. Во-первых, исторические материалы фирм приобретались посредством покупки или получения в качестве дара государственными библиотеками, архивами и музеями. Кроме того, компаниям оказывалась необходимая методическая и практическая помощь в организации архивных служб. Например, в 1933 г. в Английском банке было создано структурное подразделение истории и документов, которое приступило к целенаправленному комплектованию своего архива документами по истории банка. Историки и архивисты понимали, что архивные службы на фирмах нельзя организовывать без создания специализированного методического центра по профессиональной подготовке и переподготовке кадров, умеющих работать с ретроспективными материалами экономического характера. Таким центром в Европе стал Совет по сохранению бизнес-архивов, организованный по инициативе Английской архивной ассоциации 11 мая 1934 г.30 В 1932 г., когда учреждалась Британская архивная ассоциация, предусматривалось создание при ней подкомитета по бизнес-архивам. В Совет по сохранению предпринимательских архивов вошли известные историки экономики Великобритании (например, Э. Пауэр), представители частных компаний и банков, Лондонской школы библиотекарей и просто энтузиасты. Совет призван был следить за состоянием и сохранением предпринимательских архивов, имеющих историческое значение, оказывать их устроителям и хранителям методическую и профессиональную помощь, осуществлять публикаторскую деятельность. Прежде всего, Совет провел регистрацию и инвентаризацию всех архивов фирм, расположенных в Лондоне. Первый в стране реестр по бизнес-архивам был подготовлен в течение пяти лет. Он включал сведения о всех лондонских частных компаниях, в том числе и о созданных за 100 лет до этого31.

Правда, из-за закрытости архивов большинства английских частных фирм в данный реестр вошли сведения лишь о документных собраниях по истории хозяйственной деятельности компаний. Такие собрания исторически отложились на хранение в национальном архиве, государственных архивных службах регионального и муниципального значения, публичных и университетских библиотеках и музеях.

В период второй мировой войны работа по сохранению исторических бизнес-источников продолжалась. Боясь потерять документальные богатства фирм, Архивная ассоциация и Совет по сохранению предпринимательских архивов приложили немало усилий, организовав прием в Национальный архив Великобритании источников по истории отдельных частных торговых и промышленных компаний. В 1945 г. при содействии и поддержке Королевской комиссии по историческим рукописям в Англии был создан «Национальный реестр архивов» («National Register of Archives»—NRA). Именно эта организация должна была осуществить более полную регистрацию архивов частных предприятий, установить постоянные связи с предпринимателями, но не с целью выработки механизма передачи в публичные архивы и библиотеки ретроспективных материалов компаний, а для выработки условий доступа к ним историков-исследователей. В результате этой работы NRA стал играть ведущую роль в концентрации и распространении информации о бизнес-коллекциях.

Итак, для английской модели организации экономических архивов в 1905—1946 гг. были характерны: *

стремление к получению как можно более полной информации о ее наличии и степени сохранности в фондах различных организаций; *

попытки установить контрольно-наблюдательную систему за частными архивами через специальные органы (в виде совета по защите предпринимательских архивов) с наделением их соответствующими функциями; *

разработка и ведение общенациональных регистрации и учета архивов, коллекций и других документальных собраний, содержащих источники по экономической истории.

В первой половине XX в. к экономическим архивам начали проявлять интерес в Дании. В 1942 г. датские историки и архивисты выступили с предложением создать при Орхусском (Aarhus) университете центр предпринимательских архивов, в котором бы собирались исторические материалы о производственно-финансовой и коммерческой деятельности фирм, банков, акционерных и страховых компаний. На базе собранных документов предполагалось проводить широкие исследования с обязательной публикацией не только их результатов, но и самих источников. Проект был реализован лишь в 1948 г.

Несмотря на то что в 1905—1946 гг. в странах Западной Европы возрос интерес общества к своему исто-рико-экономическому прошлому и существовала необходимая институционализация специализированных архивов, концентрировавших источники на государственном и частном уровнях, ситуация с вышедшими из активного обращения материалами в большинстве фирм была более чем неопределенной. Рекомендательно-наблюдательные меры, которые предпринимали национальные архивные институты по отношению к частным архивам (за исключением Италии), не принесли ожидаемых результатов. Конечно, в ходе кампании за спасение исторических документов за прошлые века многие предприятия передали часть своих фондов на разных уровнях в публичные архивы. Однако серьезных программ для изменения положения с документальными источниками, потерявшими текущее значение, и организации исторических архивов на самих предприятиях не было создано. В этом смысле архив Круппа являлся скорее исключением, чем правилом.

Пережившие экономическую депрессию и вторую мировую войну, фирмы занимались восстановлением разрушенных хозяйственных связей, реконструкцией производства, поиском новых партнеров и рынков сбыта. В этих условиях компании избавлялись от «документального хлама» по своему усмотрению. Как правило, большинство устаревших материалов сжигалось или выбрасывалось. Директор Гётеборгского муниципального архива, беседуя с автором настоящей работы в мае 1996 г., рассказал, например, о том, что перед второй мировой войной и в военное время многие шведские государственные архивы выезжали разбирать документы, выброшенные частными компаниями по тем или иным причинам на мусорные свалки.

В лучшем случае функции централизованного, но не исторического архива на фирме брал на себя департамент секретариата или административного совета, как это было в известной голландской электротехнической компании «Филипс». Основной областью деятельности предприятия, образованного в 1918 г., стали разработка и выпуск электрических ламп, граммофонов, радиоприемников, прожекторов. До 1928 г. все имевшиеся на фирме документы хранились в подразделениях по месту их разработки. Затем в ее структуре было создано подразделение-секретариат, которое само пыталось централизованно хранить как текущую, так и устаревшую документацию. Однако эти попытки увенчались успехом лишь отчасти. Удалось собрать корреспонденцию, общие отчеты, протоколы заседаний генерального совета фирмы, контракты. Все остальные материалы, прежде всего производственно-технические и финансовые, продолжали храниться децентрализованно32.

Более удачно организовало систему централизованного хранения ретроспективных материалов швейцарское предприятие «Братья Зульцер». Эта машиностроительная фирма, созданная в 1831 г., специализировалась на производстве паровых турбин, дизельных двигателей и моторов. Централизованный архив здесь возник в 1935 г., т. е. спустя 100 лет после создания самого предприятия. Но и до этого все документы фирмы, даже терявшие с течением времени свое оперативное значение, как правило, не уничтожались, а сохранялись. При учреждении центрального архива фирмы структурные подразделения передали значительное количество сохранных материалов. С 1935 г. архив довольно регулярно комплектовался документами различных отделов фирмы. Эти документы (за исключением технических) передавались в архив спустя 10 лет с момента их разработки. Материалы сдавали в архив без какой-либо экспертизы все структурные подразделения в обязательном порядке. Поступавшие в архив документы подлежали регистрации в инвентарной книге. Им присваивался валовый номер, представлявший алфавитно-цифровое обозначение. Оно включало код темы (проекта), категорию или вид документа, номер дела, в котором документу предстояло храниться постоянно по предметному принципу систематизации. В одном деле могли находиться технические описания изделий, журналы финансовых расчетов, балансы, распоряжения администрации и даже статьи, посвященные разработке одной темы33. Чертежи хранились отдельно от общей документации поформатно. Так как сроки практического использования конструкторских графических документов были достаточно продолжительными, в функции архива чертежей входило документационное обеспечение производства34.

Независимо от положения, занимаемого архивами на частных предприятиях западноевропейских стран, доступ к их историческим собраниям документов в подавляющем большинстве был закрыт для внешних исследователей.

Характеризуя предпринимательские архивы первой половины XX в., следует отметить быстрый рост документов, образующихся и откладывающихся в финансовых учреждениях. Расширение и усложнение их функций определялись не только возрастанием денежных доходов населения, но и тем, что фирмы теперь мало зависели от частных акционеров и все чаще вкладывали свои сбережения в производство, но не прямо, а через банковские и кредитные организации. Последние выступали посредниками и гарантами по отношению к обеим сторонам — и к населению, и к корпорациям. В связи с этим изменились объем и состав архивов. По подсчетам специалистов, например, в 1929 г. парижские банки ежедневно передавали в свои архивы в среднем 1500 кг бумажных дел — в год, соответственно, 450 000 кг35. В их состав входили книги: по таксам, бухгалтерские, о движении наличности, приходно-расходные, а также корреспонденция, картотеки клиентов и служащих, чековые книжки, балансовые ведомости, ценные бумаги и др. Банковские архивы ретроспективной документации оставались достаточно закрытыми для государственной архивной администрации и малодоступными для исторических исследований, хотя, конечно, случались и исключения. К примеру, старейший коммерческий английский льняной банк (Britich Linen Bank), организованный в 1746 г., к своему 200-летию организовал у себя исторический архив и выпустил брошюру по истории предприятия36.

Закономерно для нашего исследования более развернуто рассмотреть сферу научно-технических архивов, развитие которых, безусловно, определяется позицией науки в обществе, структурно-организационными преобразованиями, происходящими или затрагивающими деятельность ученых и инженеров, уровнем ее докумен-тационно-информационного обеспечения. В XX в. постепенно изменяется традиционное представление о науке, согласно которому ее развитие определялось открытиями и изобретениями отдельных личностей или небольших групп людей. Практическое воплощение изобретений ограничивалось публикацией научных трудов или проведением экспериментов. Те немногочисленные научные разработки, благодаря которым произошли крупные технические сдвиги в промышленности в прошлом столетии, в первой половине XX в. существенно умножились, делая науку все более прагматичной и экономически ориентированной. Воспроизводственная роль науки при капитализме все больше усиливала значение научно-технических документов как исторических источников, необходимых для изучения и продолжения технологических традиций и мастерства, и как обязательного условия организации текущих проектных, конструкторских, строительных и других работ. Культурно-исторический подход, пришедший в 1905—1946 гг. на смену чисто утилитарному отношению к материалам экономического характера, не мог не отразиться на положении научных и технических документальных собраний в предпринимательских и публичных архивах.

Промышленная революция, приведшая в начале XX в. к завершению индустриализации во всех странах Западной Европы, вызвала небывалый интерес ученых к историко-аналитическому осмыслению научно-технических достижений, предшествовавших данному процессу и сопровождавших его. Это был международный интерес. В июне 1919 г. по инициативе итальянских историков вышел первый номер журнала «Архивы по истории науки». Целью его издания было установление между странами научных связей, обусловленных необходимостью поиска и публикации наиболее значимых исследований в области истории науки, а также самих архивных документов37. В журнале могли печататься авторы из всех стран мира. В августе 1925 г. название журнала было изменено на другое, заимствованное у древних греков, — «Archeon». На его страницах публиковались переписка ученых (например, письма Лавуазье), фрагменты из их диссертаций и отчетов.

В августе 1928 г. на VI Международном конгрессе исторических наук в г. Осло было принято решение об образовании Международной академии истории науки, а «Archeon» объявлен ее официальным издательским органом. С 1935 г. оргкомитет академии, переименованный в Международный комитет истории наук, определил местонахождением своей штаб-квартиры Париж. Деятельность этой организации способствовала тому, что начиная с середины 20-х годов дисциплина «история науки» была включена в университетские программы большинства западноевропейских стран, а также в том, что внимание общественности постоянно привлекалось к проблеме сохранности документальных научных источников в архивах, библиотеках, музеях, личных коллекциях.

В начале XX в. большое развитие получили музейные формы работы с НТД. Один из самых больших музеев истории, естествознания и техники Западной Европы открылся в 1903 г. в Мюнхене38. Помимо экспонатов, представлявших все основные отрасли знания (физика, химия и др.) и техники, в музей поступали патенты, чертежи, рукописи39. Сохранение документов в личных коллекциях также получило свое развитие, особенно из-за небывалого интереса коллекционеров к покупке, обмену и продаже рукописей известных ученых и изобретателей прошлого. Так, на аукционе 1930 г. частными лицами было приобретено значительное количество рукописей великого английского физика и математика И. Ньютона40. Деятельность академии, объединившей усилия знаменитых историков и философов науки многих западноевропейских стран, не завершилась организацией ни в одной из них централизованных специализированных исторических архивов научно-технической документации. Однако она способствовала созданию национальных союзов (комитетов) историков науки, сыгравших важнейшую роль в поиске и публикации материалов по открытиям и изобретениям. Объектом их исследовательской и археографической работы стали собрания государственных и ведомственных архивов, а также рукописные коллекции публичных музеев и библиотек. Подобный союз, например, был создан в Швейцарии в 1935 г. Для стимулирования внутринациональных историко-архивных разработок при нем в 1941 г. был учрежден фонд имени А. Рей-монда, через который удалось приобрести для кантональных архивов Базеля, Берна, Женевы, Лозанны и Невша-теля из частных коллекций немало научных рукописей41. Во Франции часть функций национального комитета взял на себя Национальный центр научных исследований (CNRS), организованный в 1939 г. Он осуществил ряд исследовательских программ по истории науки и подготовил серию публикаций архивных научно-технических источников42. В то же время большое количество научных документов по-прежнему откладывалось в библиотеках и архивах специализированных исследовательских учреждений. Например, в архиве Института радия в Париже хранились тетради лабораторных испытаний, описания опытов, рукописи докладов и статей его известных сотрудников Пьера и Ирен Кюри. Все эти документы еще сохраняли практическое значение, имели большую научную ценность, национальное стратегическое значение и были закрыты для исторических изысканий. И хотя открытие ученых реализовалось уже в 1945 г., т. е. спустя шесть лет после его научного апробирования, вопрос о систематизации и передаче части фондов П. и И. Кюри из архива института в публичные хранилища встал только в конце 60-х годов.

Хороших результатов в области поиска и публикации научных исторических источников удалось добиться совместными усилиями ученых и в рамках деятельности международного комитета. В 1944 г. было решено издать все картографические материалы, находящиеся на хранении в архиве и библиотеке Ватикана. Уже в конце этого года вышел первый том «Картографические памятники Ватиканской библиотеки»43.

Дальнейшая экономизация науки обусловила закономерный рост в составе научных документальных комплексов, образующихся в деятельности исследовательских организаций, количества технико-производственных материалов. Например, в архиве Французской академии наук приток таких источников увеличился в связи с организацией в ее структуре в 1918 г. подразделения по использованию научных достижений в промышленности. Это подразделение взяло на себя функции межотраслевого НИИ, проводившего политику передачи научных проектов, выполнявшихся академическими институтами, в индустриальный сектор экономики. Усилия архивистов академической сферы в большей степени были сосредоточены на разработке справочно-поискового аппарата к материалам, отложившимся в деятельности действовавших институтов и подразделений. В 1915г. была выполнена и опубликована инвентарная опись, в которой в хронологическом порядке приводились фамилии, должности и звания всех избранных членов академии с момента ее основания до начала XX в.44

Количество научных документов увеличивалось и в производственных архивах предприятий. Причем данный процесс был связан не только с курсом правительств западноевропейских государств на материальное стимулирование исследований в государственном секторе экономики. С помощью этих исследований удалось быстро восстановить разрушенную первой мировой войной промышленность, выйти из депрессии, выполнять военные заказы. Частные компании осознали необходимость постоянного использования научно-технических новшеств в качестве главного фактора получения максимальных прибылей и наращивания мощностей. Производство становилось надежной основой для практического использования естественно-научных знаний, позволявшей не только довольно ощутимо сокращать временные циклы «идея—внедрение», но и реально управлять технологическими процессами.

Как уже отмечалось, в структурах частных фирм Великобритании еще с конца XIX в. образовались научные лаборатории для обновления номенклатуры выпускаемой продукции, удешевления технологии ее выпуска, быстрой коммерческой реализации. В 1905—1946 гг. около 100 частных и смешанных компаний организовали собственные исследовательские подразделения45. В таких лабораториях довольно часто завершались эксперименты, начатые в университетских научных центрах. Архивы производственных лабораторий стали самостоятельными и оставались таковыми даже в случае организации на фирме централизованной делопроизводственной службы. В их состав включались такие документы, как графики, лабораторные журналы опытов, таблицы, отчеты, чертежи, схемы.

Таким образом, научно-техническая документация становилась важнейшей частью в общем массиве документов предприятия. Ее хранение осуществлялось в архивах заводских цехов и производственных мастерских (для технических и технологических материалов), лабораторий (для научно-исследовательской документации) и патентных подразделений (для патентных документов). Кроме того, очень часто научные материалы откладывались на хранение в библиотеках фирм.

С конца 30-х годов в структуре фирм Западной Европы еще одно подразделение взяло на себя сбор и распространение научно-технических документов — бюро научно-технической информации. Уровень развития организационной и вычислительной техники еще не позволял хранить информацию отдельно от традиционного бумажного носителя. Поэтому законченные проекты и научные отчеты, поступавшие на обработку для создания вторичной аналитической научно-технической документации, оставались на хранение в службах НТИ на производстве. Так, например, было на государственном английском предприятии «Britisch Aluminium Co». В первой половине XX в. на многих предприятиях и в научно-исследовательских институтах стали создаваться службы документации, которые работали в тесной связи с архивами и библиотеками компаний. Их задачи были сформулированы на Международном конгрессе по проблемам документации, состоявшемся в августе 1937 г. в Париже. По мнению выступавших, документационный центр на производстве должен заниматься сбором, классификацией, обработкой и регистрацией всех входящих и исходящих документов текущего характера, готовить их для анализа в информационной службе, а также передачи в архив по истечении срока практической надобности46. Такие службы стали необходимы, поскольку обеспечивали быстрое прохождение материалов, исключали излишнее дублирование информации, оперативное принятие решений по исполнению документов, уточняли их функциональное назначение.

В 30—40-х гг. общий объем документной информации существенно увеличился, поэтому стало чрезвычайно важным ее выборочное хранение в архивах предприятий. Однако, несмотря на то что помимо архивов в структуре учреждений, организаций и предприятий появлялись новые подразделения для обработки и промежуточного хранения документов, среди архивистов все шире распространялось убеждение: каждый отдел фирмы обязан бережно относиться к сохранению текущих материалов. Решение об уничтожении того или иного документа должно было приниматься совместными усилиями специалистов-разработчиков, администрации конкретного подразделения и архивистов47. При архивации того или иного источника необходимо было учитывать три основных показателя: возраст документа, его содержание и сложившийся при первичной обработке в различных подразделениях порядок учета, систематизации, регистрации и нумерации документа48.

Отметим также рост и упорядочение путем нормализации и унификации основных видов и разновидностей графических материалов. Инженерное искусство развивалось под влиянием техники. Повсеместно чертежи, выполненные в ортогональных проекциях и отличавшиеся большой точностью изображения, вытесняли технические рисунки — основу инженерной графики прошлого. Складывалась определенная система форматов чертежей, масштабов и линий вычерчивания. В архивах предприятий откладывались документы на новых носителях, например фотографии готовых изделий и их частей. Чертежи выполнялись и соответственно консервировались на кальке, изготовленной как на естественной тканевой основе, так и из белой химической бумажной массы49. В качестве главных подходов к архивной систематизации материалов использовались поформатный принцип — для чертежей и валовый (по порядку поступления) — для текстовой технической документации.

Итак, выделим несколько общих положений, характеризующих данный период: 1.

1905—1946 гг. — период формирования научного и практического интереса к экономической истории. Документы, содержащие сведения о хозяйственных связях, производственных и финансовых отношениях, технических изобретениях и научных открытиях, рассматриваются как важнейшие и наиболее убедительные источники по изучению интеллектуальной и материальной культуры и поведения людей в обществе, проверке экономических законов, выработке государственной политики, оценке социальных и технологических процессов. 2.

Переворот в области гуманитарных наук в конце 20-х—30-е годы, равный по своему значению революции в естествознании начала XX в., во многом был обусловлен тем, что экономическая история стала отраслью истории, а это в свою очередь привело к созданию в ряде стран Западной Европы специализированных экономических архивов. 3.

Благодаря признанию в экономической истории прикладного начала на фирмах возникали исторические архивы, призванные не только изучать прошлое этих фирм, но и анализировать их текущую хозяйственную деятельность. 4.

1905—1946 гг. — время зарождения международного сотрудничества в области экономических и научно-технических архивов, что возвело их в ранг коллективных культурно-исторических ценностей. Западноевропейское общество пришло к «осознанию целостности архивной базы»50.

<< | >>
Источник: И.В. КАРАПЕТЯНЦ. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ АРХИВЫ Западной Европы и США в постиндустриальном мире. Общность и своеобразие. 1999

Еще по теме 1.1. Первые экономические архивы в постиндустриальной Западной Европе: принципы организации и основные направления деятельности в 1905-1946 годы:

  1. И.В. КАРАПЕТЯНЦ. ЭКОНОМИЧЕСКИЕ АРХИВЫ Западной Европы и США в постиндустриальном мире. Общность и своеобразие, 1999
  2. Основные виды преступных организаций, принципы их организации и механизмы жизнестойкости и приоритетные направления противоправной деятельности в области экономики.
  3. 2.2. Экономические архивы в конце 30 - середине 40-х годов. Первые программы Комитета по бизнес-архивам
  4. 1.2. Экономические архивы в условиях хозяйственно-производственного развития западноевропейского общества в 1946 г. - конце 1960-х годов
  5. 2.5. 1985-1995 годы. Создание современной системы экономических архивов в США
  6. 1.3. 1970-1995 годы - современный этап развития западноевропейских экономических архивов
  7. Глава 1 ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКАЯ МОДЕЛЬ ОРГАНИЗАЦИИ ЭКОНОМИЧЕСКИХ АРХИВОВ И ЕЕ НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИНТЕРПРЕТАЦИИ
  8. Основные направления контроля над организованной экономической преступностью в сфере экономических отношений.
  9. 2.4. Конец 60 - середина 80-х годов. Курс на организационное оформление бизнес-архивов как главная стратегия развития экономических архивов CША
  10. Основные направления контроля над организованной экономической преступностью в сфере пресечения незаконной деятельности организованных преступных групп .
  11. РАЗВИТИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА СОВЕТСКОЙ РОССИИ CO СТРАНАМИ ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ И США
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -