Борьба против терроризма ЭТА и баскского радикального национализма

В борьбе с баскским экстремизмом кабинет Х.М. Аснара в 1996— 2004 гг. (равно как и правительства социалистов во главе с Ф. Гонсалесом в 1982—1996 гг.) сталкивался с большими трудностями. Одна из них — невозможность ликвидировать главный политический источник конфликта, а именно баскский сепаратизм, пользующийся поддержкой части населения Страны Басков.
Главная политическая цель баскских террористов — достижение независимости и создание национального государства на основе территорий компактного проживания басков в Испании (Страна Басков и Наварра) и южной Франции. В этой связи сепаратисты предъявляли правительствам ИСРП и НП требование о пересмотре Конституции 1987 г. с целью включения в нее положений о признании за басками права на самоопределение. Правительство Х.М. Аснара исходило из того, что в практическом плане баскская проблема уже нашла свое решение в рамках Конституции 1978 г. и Статута автономии Страны Басков 1979 г., которые обеспечивали высокий уровень самоуправления и передачу властям региона значительных полномочий, -ентральные власти категорически отвергали любые призывы к пересмотру Конституции или Статута, а также возможность проведения референдума по вопросу о самоопределении. Кабинет Х.М. Аснара отказывался идти на какие-либо компромиссы в вопросе территориальной целостности государства, не без основания опасаясь разрушительной «цепной реакции» и распада Испании по этнотерригориальному признаку. Кроме того, в Мадриде понимали, что согласие властей на переговоры по принципиальным вопросам чаще всего играет на руку террористам, так как становится пропагандистским доказательством того, что правительство признает политическую природу проблемы и готово пойти на урегулирование в силу неспособности решить ее «полицейскими» мерами.

Жесткая линия поведения толкала Мадрид к отказу от диалога даже с умеренными националистическими группировками, в частности с правящей в Стране Басков БНП. Такая бескомпромиссность правительства Х.М. Аснара стала объектом острой критики со стороны ИСРП. Лидер испанских социалистов Х.Л. Родригес Сапатеро предложил другой путь — возобновление политического диалога с БНП в качестве одного из условий заключения межпартийного пакта о борьбе с терроризмом.

Несмотря на жесткую позицию в отношении ЭТА, кабинет Х.М. Аснара в борьбе с терроризмом отдавал предпочтение действиям в рамках правового поля. Демократическое противодействие баскскому терроризму осуществлялось не только в политической, но и одновременно в законодательной, правоохранительной и международной сферах.

Тревожным событием в жизни страны стало решение ЭТА об окончании длившегося почти 14 месяцев (с 3 декабря 1999 г.) «перемирия» — временного прекращения террористической активности, провозглашенного этаровцами в одностороннем порядке. Тактика «произвольных пауз» в вооруженной активности, умелая националистическая демагогия, заигрывание с демократическими партиями относительно форм и методов борьбы против радикального баскского национализма позволяли ЭТА вносить раскол в ряды антитеррористических сил. В результате террористическая организация добивалась главной для себя цели — обострять отно- 150 шения между официальным Мадридом и региональными властями Страны Басков.

Реакция практически всех политических и общественных сил страны на решение руководителей ЭТА была единодушной.

Лидеры НП, ИСРП, ОЛ, КиС, БНП и председатель правительства Страны Басков выступили единым фронтом с однозначным осуждением решения этаровцев о возобновлении террора.

21 января 2000 г был совершен первый террористический акт со времени объявления террористов о прекращении «перемирия». Жертвой ЭТА стая подполковник П.А. Бланко Гарсия, 22 февраля — руководитель отделения ИСРП в провинции Алава Ф. Буэса и его охранник. В том же году боевики ЭТА хладнокровно застрелили на улице известного журналиста из газеты «Эль Мундо» Х.Л. Лопеса де Лакалье, в прошлом активного борца с режимом Ф. Франко. В ответ на террор ЭТА по Испании прокатились массовые выступления населения, осуждающие терроризм и требующие прекратить насилие.

Негодование в испанском обществе вызвали циничные попытки экстремистов придать официальный характер похоронам погибших боевиков, публично провозглашенных «национальными героями Эускади» Среди инициаторов акции были и депутаты баскского парламента, являвшиеся в прошлом активными членами ЭТА.

От правительства ждали мер, способных противодействовать террору. 9 сентября 2000 г. министр юстиции А. Асебес представил на рассмотрение Совета министров пакет предложений по ужесточению законодательства в сфере борьбы с терроризмом; предусматривалось внесение в Уголовный кодекс 1995 г. и в Закон об уголовной ответственности несовершеннолетних от 1999 г. серии поправок, призванных закрыть определенные правовые бреши. Поскольку их разработка была продиктована конкретной политической ситуацией, содержательная часть поправок составлялась с учетом общественного мнения, сформированного под влиянием многочисленных примеров безнаказанности террористов и их пособников (речь идет

о так называемом уличном насилии, включающем в себя акты вандализма, нанесение материального ущерба имуществу неугодных террористам лиц, вымогательства, угрозы и т.п.).

Расширялось само понятие «терроризм». К его бывшему определению в Уголовном кодексе («преступные деяния, целью которых является подрыв конституционного строя или серьезное нарушение общественного порядка») было добавлено «...а также устрашение населения, представителей социальных, политических и профессиональных объединений». В соответствии с поправками в ряд статей Уголовного кодекса (ст. 266, 346, 351, 577) акты вандализма, организация беспорядков в отличие от ранее существовавших норм стали расцениваться как терроризм даже в том случае, если при этом не было непосредственной угрозы для жизни граждан. 13 января 2001 г. был принят Закон о несовершеннолетних нарушителях, согласно которому молодые люди, не достигшие 18 лет, обвиняемые в пропаганде терроризма, подстрекающие или участвующие в уличных беспорядках, предпринимающие противоправные действия по запугиванию или шантажу людей, также несли уголовную ответственность. Решение о виновности и наказании принималось непосредственно Национальным судом, минуя судебные органы низшей инстанции.

Предпринятые правительством Народной партии жесткие меры по борьбе с терроризмом, учитывая масштабность и серьезность проблемы, были восприняты испанским обществом с пониманием. Не последовало серьезных возражений и со стороны оппозиции.

Усиление террора, использование экстремистами все более изощренных методов насилия вынуждало правоохранительные органы совершенствовать формы и методы пресечения противоправных действий. Основной упор традиционно делался на применение полицейских сил. Например, в 2000 г. полиция арестовала более 100 человек, подозреваемых в активном сотрудничестве с ЭТА. В 2000— 2001

гг. силами полиции и спецслужб Испании были ликвидированы 18 боевых групп ЭТА, так называемые командос.

После возобновления этаровцами в 2000 г. террора кабинет Х.М. Аснара в дополнение к законодательным мерам укрепил и силовые ведомства. В госбюджет на 2001 г. было заложено увеличение на 5,7% расходной статьи на нужды Министерства внутренних дел. Кроме того, в 2001—2002 гг. был произведен дополнительный набор (более 1 тыс. человек) в Гражданскую гвардию81 и армейскую службу безопасности82 (150 человек).

Испанские органы правосудия, разумеется, не бездействовали перед лицом многочисленных преступлений, совершаемых моло дежью из числа баскских ультранационалистов. Судья Б. Гарсон83 и другие судебные следователи неоднократно предпринимали попытки по пресечению уличных беспорядков и наказанию их зачинщиков. Однако на практике осудить молодых abertzale — патриотов (в переводе с баскского), даже оказавшихся на скамье подсудимых, было непросто — во многих случаях подсудимым удавалось дока зать, что их преследуют не за действия и поступки, а за убеждения и идеологические симпатии.

Правительство Испании придавало большое значение международному сотрудничеству в борьбе против терроризма ЭТА. В 1996— 2004 гг. усилия кабинета Х.М. Аснара были сосредоточены на совершенствовании механизмов оперативного взаимодействия с правоохранительными органами Франции, на территории которой продолжали базироваться «тыловые» группы поддержки ЭТА, а также с другими европейскими и латиноамериканскими странами, где находили пристанище этаровцы, преследовавшиеся в Испании и Франции. Степень готовности той или иной страны сотрудничать в этом вопросе воспринималась Мадридом как один из «барометров» состояния двусторонних отношений.

Испанское руководство настаивало на недопустимости использования в отношении террористов и лиц, сотрудничающих с ними, каких-либо аналогий, связанных с политическими преступлениями, и предоставления им соответствующего убежища. Во французском общественном мнении, например, все еще сохраняется восприятие этаровцев как борцов с фашизмом и деспотией, в связи с чем последние нередко находят убежище на территории Франции. В адрес же правительства Испании, наоборот, раздавалась критика со стороны французских правозащитных организаций, обвинявших Мадрид в попытках решить собственные внутриполитические проблемы с помощью французских правоохранительных органов.

Трагические события 11 сентября 2001 г. в Нью-Йорке и развернутая вслед за этим антитеррористическая кампания «подтолкнули» французское руководство к более тесному сотрудничеству с Испанией. 11 октября 2001 г. в г. Перпиньян в ходе 14-го ежегодного франко-испанского саммита было подписано двустороннее соглашение об экстрадиции лиц, подозреваемых в совершении терактов и других тяжких преступлений. Подписание этого важного документа открывало «зеленый свет» укреплению сотрудничества органов правосудия двух стран в сфере борьбы против терроризма.

Для Испании трагедия в США и развернутая администрацией Дж. Буша международная антитеррористическая кампания имели особое звучание. Выступая 26 сентября 2001 г. в Конгрессе депутатов, Х.М. Аснар фактически поставил знак равенства между действиями исламских террористов и баскских экстремистов. «Террористические атаки в Нью-Йорке не имеют оправдания в той же мере, как и убийства депутатов от Народной партии или ИСРП», — заявил испанский премьер, предложив в пакете антитер- рористических мер установить жесткий контроль над банковскими счетами баскских организаций, подозреваемых в причастности к противоправной деятельности. Против попыток правящего кабинета поставить «на одну доску» последователей У. Бен Ладена и баскских националистов выступил лишь официальный представитель БНП в Конгрессе депутатов И. Анасагасти. По его мнению, неправомерными являлись и методы Вашингтона по противодействию террору. «Мы считаем, что против террористов надо бороться при помощи полиции, а не армии», — заявил баскский парламентарий84.

Весьма симптоматична реакция ЭТА на теракты 11 сентября 2001

г. в США. 27 октября в баскских газетах «Тара» и «Эгункариа» было опубликовано заявление, в котором руководство ЭТА полностью отмежевывалось от исламского терроризма, пытаясь представить собственные цели как локальную борьбу, связанную с задачами национального самоопределения басков и потому имеющую только лишь региональный и никак не международный масштаб. Вместе с тем ЭТА подтвердила намерение продолжить вооруженную борьбу во имя освобождения баскского народа от «иноземного» («испанского») угнетения. В тот же самый день председатель правительства Х.М. Аснар назвал ЭТА «последним редутом терроризма, самым фанатичным, самым жестоким и самым бессмысленным в Европе».

По данным опроса, проведенного осенью 2001 г. Центром социологических исследований, 49% (т.е. без малого половина) испанцев усматривали прямую связь между международным и баскским терроризмом85.

<< | >>
Источник: Волкова Г.И.. Политическая история Испании XX века: Учеб. пособие. — М.: Высш. шк. — (XX век. Политическая история мира). — 191 с.. 2005

Еще по теме Борьба против терроризма ЭТА и баскского радикального национализма:

  1. Противодействие франкистскому режиму. Возникновение баскской сепаратистской организации ЭТА
  2. Противодействие баскскому терроризму
  3. БАСКСКИЙ ЭТНИЧЕСКИЙ НАЦИОНАЛИЗМ И ЕГО ЭВОЛЮЦИЯ
  4. Глава четвертая ЯПОНИЯ И БОРЬБА С ТЕРРОРИЗМОМ
  5. БОРЬБА ПРОТИВ АВТОРИТАРНОСТИ
  6. Борьба против работы
  7. БОРЬБА ПРОТИВ БУРЖУАЗНОЙ ВЛАСТИ
  8. Борьба против кровавого режима
  9. 1. Борьба против титула "Вселенский Патриарх”
  10. БОРЬБА ТРУДЯЩИХСЯ ИНДИИ ПРОТИВ АНГЛИЙСКИХ КОЛОНИЗАТОРОВ
  11. 4. Борьба большевиков против троцкизма. Августовский антипартийный блок.
  12. Борьба народов Средней Азии против македонского завоевания
  13. БОРЬБА ПРОТИВ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ МИГРАЦИИ
  14. БОРЬБА РЕЛИГИИ ПРОТИВ НАУКИ
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -