<<
>>

Антимонархический переворот к провозглашение республики

В этой кризисной ситуации нужны были радикальные перемены, которые затронули бы всю структуру общественно-политических институтов и экономическую основу общества. В условиях отсутствия в стране политической партии, которая имела бы массовую поддержку и возглавляла сильную оппозицию, задачу ликвидации обреченного на смену режима взяла на себя армия.
В ночь с 16-го на 17 июля 1973 г. группа офицеров во главе с бывшим премьер-министром М. Даудом совершила государственный переворот, практически без жертв. Монархия была ликвидирована, Афганистан объявлен республикой. Новый режим был сразу же поддержан гарнизонами и населением большинства крупных городов, что еще раз подтвердило крайнюю непопулярность свергнутой монархии. Король Мухаммад За- хир-шах, во время переворота находившийся в Италии, через месяц отрекся от престола. Высшим органом государственной власти стал Центральный комитет республики. В его состав вошло большинство офицеров — участников и руководителей переворота.

В подготовке и осуществлении антимонархического переворота принимали участие члены нескольких политических организаций. В их числе были и сторонники НДПА, образовавшие левое крыло республиканского режима. В частности, в правительстве, сформированном в августе 1973 г., четыре министерских поста заняли члены и сторонники НДПА. В то же время довольно сильные позиции в государственном аппарате и армии занимали оппозиционные монархическому режиму деятели, представлявшие интересы господствующих классов, которые считали необходимым проведение реформ в целях ускорения национально-буржуазной эволюции, что должно было упрочить классовую основу их власти. Во главе этой группы стояли Мухаммад Дауд и его брат Мухаммад Наим. Таким образом, в состав руководящих органов республики вошла социально неоднородная, но на первом этапе политически сплоченная группа деятелей.

17 июля М. Дауд выступил по радио с разъяснением целей и задач переворота.

Провозгласив в качестве своей «единственной цели» создание для на рода, «особенно неимущих слоев населения и молодежи», условий для того, чтобы он мог внести вклад в развитие страны, М. Дауд призывал идти к этой цели путем установления «истинной и разумной демократии», основой которой, по его мнению, должно явиться «предоставление народу всех прав и полное признание принципа национального суверенитета». Он обвинил свергнутый монархический режим в нарушении конституционных принципов и объявил о возникновении «нового, республиканского строя, полностью соответствующего духу ислама». Основными принципами внешней политики декларировались борьба за мир, неприсоединение и дружба со всеми народами 117.

В первые дни республиканского правления были обнародованы указы Центрального комитета Республики об отмене конституции 1964 г. и роспуске парламента. Было приостановлено также издание частной прессы.

23 августа М. Дауд, ставший по решению ЦК Республики премьер-министром и главой государства, выступил с «Обращением к афганскому народу», где изложил основные положения правительственной программы. Ее основу составляли декларации о проведении «коренных преобразований в экономической, социальной и политической жизни страны». В области экономики была подвергнута критике политика свергнутого режима, которая проводилась без учета национальных потребностей, в узких интересах правящей верхушки. В сельском хозяйстве, отмечалось в программе, господствуют «отсталые производственные отношения и весьма примитивные способы ведения хозяйства, которые привели к обнищанию крестьян, сужению национального рынка и нехватке сельскохозяйственных продуктов». В политической сфере программой ставилась задача «централизации власти в руках народа и укрепления национального суверенитета», причем предполагалось «равноправие и законное участие народа в правительстве», декларировалось также обеспечение и расширение демократических прав и свобод. Предусматривалась разработка и принятие новой, республиканской конституции.

Национальный вопрос, указывалось в программе, должен быть решен на основе «равенства, братства и дружбы» всех народов Афганистана и ликвидации «всех форм и видов дискриминации».

В промышленности основной упор делался на ripe- имущественное развитие отраслей тяжелой промышленности, всемерное поощрение частной инициативы, борьбу против конкуренции иностранных капиталов и товаров. Наиболее важным мероприятием в сельском хозяйстве должна была стать земельная реформа «в интересах большинства народа и создание кооперативов». В программе давались обещания улучшить условия труда государственных служащих и рабочих, в связи с чем предполагалось разработать новый закон о труде. Предусмотрен был также ряд важных мер по совершенствованию системы просвещения, развитию национальной культуры, демократизации общественной жизни. Основы внешней политики не подверглись существенным изменениям. Было объявлено, что Республика Афганистан будет «принимать участие в борьбе за мир и безопасность, за устранение международных конфликтов и обеспечение успехов политики разрядки международной напряженности». Программа завершалась формулированием главной задачи, заключавшейся в том, чтобы «положить конец социальному неравенству, покончить с нищетой и отсталостью, существовавшей в стране в течение веков и являвшейся препятствием к укреплению политической и достижению экономической независимости государства». При этом рекомендовалось не допускать «поспешности и излишеств» при проведении преобразований, идти «не торопясь, уповая на бога, без заблуждений». Реализация этой задачи, говорилось в программе, невозможна без «объединения в единый широкий фронт всех национальных прогрессивных, патриотических сил страны»118.

Таким образом, программа республиканского правительства М. Дауда при некоторой расплывчатости и декларативности ряда важных положений отражала многие требования, выдвигавшиеся до антимонархического переворота демократическими силами страны. Поэтому она получила широкую поддержку населения, которое видело в ней путь к осуществлению важных реформ в интересах трудящихся и демократизации общественной жизни.

Участие демократических, в том числе леворадикальных, сил в высших сферах государственной власти во многом определило содержание этого документа.

В первые месяцы после ликвидации монархии по инициативе и при активной поддержке левых сил республи канское правительство осуществило ряд важных мероприятий в социально-экономической сфере, касавшихся значительной части населения. Правительство предприняло усилия по стабилизации цен на товары первой необходимости. При непосредственном участии НДПА в Кабуле стали создаваться квартальные комитеты бедноты, которые вели борьбу со спекуляцией и осуществляли контроль над торговыми операциями мелких лавочников. Центральные власти установили твердые цены на важнейшие продукты; список цен был вывешен во всех торговых точках. Полиции вменялось в обязанность следить за правилами розничной торговли и пресекать случаи спекуляции. Была объявлена борьба со взяточничеством, коррупцией, контрабандой.

В начальный же период было объявлено и о планах разработки нового трудового законодательства. Еще до принятия нового закона о труде были осуществлены некоторые меры по улучшению положения рабочих и мелких служащих. На государственных предприятиях и в учреждениях вводился 7,5-часовой рабочий день и рабочая неделя, не превышающая 45 часов. Устанавливалась оплата за сверхурочный труд. Правительство увеличило вдвое минимальную заработную плату рабочим— с 450 до 900 афгани; стали получать зарплату ученики на промышленных предприятиях. Было узаконено право на оплачиваемый отпуск, на социальное страхование, увеличен пенсионный фонд119.

К концу 1973 г. в Афганистане был создан Высший экономический совет, перед которым ставилась задача заниматься проблемами перспективного планирования, координировать работу ведущих отраслей промышленности и сельского хозяйства. В этот же период были национализированы некоторые частные промышленные компании, погрязшие в казнокрадстве, взяточничестве, контрабанде, в их числе крупнейшая текстильная компания «Спинзар». Осенью 1973 г. создается государственный Банк промышленного развития. В 1974 г. был принят новый закон об иностранных и местных капиталовложениях, который ограничил сферу действия местного частного и иностранного капитала легкой и пищевой промышленностью, причем доля иностранного капитала в этих отраслях не должна была превышать 49% 120. По этому закону предоставлялись различные льготы местным предпринимателям. В 1974 г, все частные банки

в стране были национализированы121. В 1973—1974 гг. начали осуществляться некоторые мероприятия в финансовой сфере. Прямые налоги в 1974 г. возросли по сравнению с 1972 г. на 60% и составили 11% доходной части бюджета. После принятия в 1974 г. закона о таможне и усиления контроля над внешней торговлей, объявленной монополией государства, сумма таможенных сборов за импорт товаров в 1974 г. возросла по сравнению с 1972 г. также на 60% 122.

Вместо принятого ранее пятилетнего плана на 1973— 1977 гг. правительство разработало новый, семилетний план, рассчитанный на 1976—1982 гг. Он включал более 200 социально-экономических проектов и предусматривал в первую очередь строительство крупных плотин, ирригационных систем, гидроэлектростанций, автодорог, механизацию сельского хозяйства, разработку полезных ископаемых 123.

В области сельского хозяйства республиканское правительство приступило к разработке закона о проведении земельной реформы. До его принятия были проведены мероприятия по наделению земельными участками из фонда государственных вновь орошенных земель безземельных и малоземельных крестьян. Землю получили чуть больше пяти тысяч крестьянских семей, т. е. меньше 1% крестьян, которые, по официальным данным, или вовсе не имели земли, или владели крошечными наделами и жили в нищете. 6 августа 1975 г. был опубликован текст Закона о земельной реформе, который декларировал ограничение помещичьего землевладения 100 дже- рибами (20 га) поливных земель. Излишки предполагалось конфисковать и передать крестьянам на условиях выкупа 124.

Первый период правления республиканского режима был отмечен попытками реформировать систему просвещения. Главный упор делался на расширение сети учебных заведений, реорганизацию структуры средних школ и развитие профессионально-технического обучения. Правительство увеличило ассигнования на начальное образование. Создается Национальное управление по ликвидации неграмотности. Все частные школы, в том числе при мечетях, были поставлены под контроль государства.

Однако постепенно начался отход республиканского режима от первоначальной программы. М. Дауд и его правое окружение все более тяготились участием демократических сил в высших эшелонах власти, поскольку их деятельность объективно вела к расширению демократических преобразований в интересах широких слоев населения, к подрыву и ослаблению экономических и политических позиций традиционных господствующих классов, органически связанных с феодально-монархической структурой.

По мере политической стабилизации режима усиливались личные позиции самого М. Дауда и его ближайших сторонников. Заняв важнейшие посты в государственном аппарате — главы государства, премьер-министра, министра иностранных дел и министра обороны, эксплуатируя лозунги демократии, М. Дауд сумел получить поддержку различных социальных слоев общества. Ему оказывали доверие многие прослойки предпринимателей и новой бюрократии, которые спокойно отнеслись к его неглубоким преобразованиям, не выходившим за рамки буржуазного строя. Вместе с тем демократическая направленность правительственной программы импонировала либерально настроенной интеллигенции и мелкой буржуазии. Обещания провести земельную реформу «в интересах большинства» принесли Дауду поддержку значительной части крестьянства. Наконец, на его стороне стояла армия, особенно молодые офицеры, после переворота ощущавшие себя влиятельной политической силой.

Обладая, таким образом, реальной политической властью и усилив свое влияние среди различных групп населения, М. Дауд при непосредственной поддержке правых начал постепенно вытеснять из государственного аппарата деятелей левых взглядов, не имевших к тому же широкой опоры в массах и не обладавших внутренним единством. В марте 1974 г. был снят со своего поста и отправлен послом в Болгарию министр по делам границ Пача Голь Вафадар 125, а через месяц уволен в отставку и выведен из состава ЦК Республики министр связи Абдул Хамид Мохтад126. Оба — сторонники «Хальк». Один из руководителей антимонархического переворота, ставший министром внутренних дел, Файз Мухаммад (сторонник «Парчам»), был сначала перемещен на должность министра по делам границ, а затем направлен послом в Индонезию 127. Несколько позже был выведен из состава правительства министр сельского хо- зяйства Джелани Бахтари, сняты со своих постов шеф военной полиции Мауладад и начальник республиканской гвардии Ахмад Зия (все они были сторонниками «Парчам»). Все более видную роль в ЦК Республики, государственном аппарате и армии стали играть Мухаммад Наим, брат Дауда, связанный с группировкой «Бра- тья-мусульмане», один из лидеров правых, консервативных кругов, министр финансов Сеид Абдулилла, командующий Центральным армейским корпусом генерал Г. X. Расули, известный своими антикоммунистическими взглядами, и др. В ноябре 1975 г. из тюрем были освобождены содержавшиеся под следствием ярые монархисты: бывший командующий Центральным корпусом зять короля генерал Абдул Вали, о котором было известно, что он еще до событий 17 июля 1973 г. готовил переворот фашистского типа, и его ближайшие сторонники. Им была дана возможность эмигрировать в Италию, где они присоединились к членам королевской семьи.

На первом этапе республиканского правления, когда началось осуществление некоторых преобразований, предусмотренных правительственной программой, в среде господствующих классов появились определенные сомнения в отношении курса правительственной политики. Некоторые крупные землевладельцы и ханы племен, богатые купцы-компрадоры, часть консервативно настроенных мусульманских богословов, встревоженные радикальным характером декларированной режимом программы и его первыми практическими шагами, выступили против республиканских преобразований. Недовольные влиянием левых в аппарате центральной власти, эти силы сразу же после низвержения монархии стали на путь организованной антиправительственной деятельности.

Уже в сентябре 1973 г. был раскрыт заговор во главе с бывшим премьер-министром М. X. Майвандвалем, ставившим цель свергнуть республиканское правительство. В числе заговорщиков были высшие армейские офицеры и представители крупной торговой буржуазии. Руководители и активные участники заговора были арестованы. М. X. Майвандваль, по сообщениям официальной печати, в тюрьме покончил с собой128. В декабре 1973 г. предпринимается еще одна попытка государственного переворота. Руководителем заговора стал бывший начальник госбезопасности Хабибулла Рахман. После раскрытия заговора его участники были арестованы, а пять руководителей казнены 129.

В июле 1975 г. произошло наиболее крупное выступление антиправительственных сил, принявшее форму вооруженного мятежа и распространившееся на ряд восточных районов страны. Ядром заговора стали «Братья- мусульмане» и «Мусульманская молодежь», объявившие своей целью свержение республиканского правительства и создание исламского государства. К ним примкнули «Шоалеи джавид» и «Сетаме мелли». Для подавления мятежа власти были вынуждены использовать армейские части. В официальных кабульских кругах высказывалось мнение о причастности к подготовке заговора некоторых сил блока СЕНТО, заинтересованных в ликвидации демократических преобразований в Афганистане. У мятежников было изъято оружие американского и китайского производства 13°.

После ликвидации правого оппозиционного движения режим М. Дауда усилил давление на левые силы. Началась чистка центральных и местных органов власти, направленная против представителей левых и демократических сил. Режим М. Дауда постепенно проявлял свою подлинную классовую сущность. Он отошел от выполнения важнейших обещаний, содержавшихся в правительственной программе. Так, трудовое законодательство 1974 г. не предоставило трудящимся права на создание профессиональных союзов. Опубликованный в 1975 г. Закон об аграрной реформе возлагал на крестьян многолетнее бремя выкупа за перераспределяемые помещичьи земли. Крупным земельным собственникам при этом давались различные льготы. Осуществление реформы предполагалось растянуть на неопределенные сроки, что ставило под сомнение эффективность намеченных аграрных преобразований, тем более что очень многие помещики, стремясь оградить свои интересы, начали делить земли между родственниками и доверенными лицами. Принятый в 1976 г. семилетний план социального и экономического развития, предусматривавший рост сельскохозяйственной и промышленной продукции, в то Же время не создавал условий для радикального изменения существовавшей в стране структуры общественных отношений. -Отказываясь от мобилизации внутренних Источников для реализации намеченных планов, М. Да уд, подобно своим предшественникам, основной упор делал на иностранную финансовую помощь.

С середины 70-х годов обострявшиеся в стране социальные противоречия начали оказывать серьезное влияние на внешнюю политику правящих кругов Афганистана. Обеспокоенные растущей активностью демократической общественности и ширящимся недовольством народных масс, они усилили связи с внешней реакцией. Не порывая экономического сотрудничества с Советским Союзом и другими социалистическими странами, режим М. Дауда активизировал контакты с правящими кругами ряда стран Ближнего и Среднего Востока, в первую очередь с шахским режимом в Иране. Некоторые важные экономические программы были поставлены в зависимость от финансовой помощи нефтедобывающих стран Персидского залива, активно сотрудничавших с силами неоколониализма. Иран согласился на предоставление крупного займа (около 2 млрд. долл.) Афганистану на строительство различных экономических объектов. В частности, планировалось построить трансафганскую железную дорогу от ирано-афганской границы через Герат, Кандагар и Кабул на Пешавар. Разработкой проекта этой дороги занимались французские специалисты. В официальных кабульских кругах высказывалась даже мысль, подсказанная иранскими деятелями, о возможном строительстве ответвления от этой дороги в сторону Индийского океана. Цель маневров иранских кругов, связанных с Западом, была совершенно очевидной: подорвать традиционное афгано-советское сотрудничество, вовлечь Афганистан в орбиту политического влияния империализма и его союзников в регионе.

Продолжая гонения против левых сил, М. Дауд и его ближайшее окружение все больше концентрировали политическую власть в своих руках. В целях юридического обоснования запрещения деятельности прогрессивных группировок правящие круги в конце 1976 г. объявили о создании Партии национальной революции (ПНР), которая получила монополию на политическую деятельность. В ноябре 1976 г. М. Дауд объявил о сформировании Центрального совета партии из пяти министров правительства, известных правыми взглядами.

В январе 1977 г. в Кабуле состоялось заседание Лоя Джирги, явившееся переломным моментом в процессе эволюции структуры республиканской власти. Лоя

Джирга избрала М. Дауда президентом республики и одобрила новую, республиканскую конституцию, к разработке и обсуждению проекта которой народ и прогрессивные силы не были допущены. Новая конституция юридически закрепила власть господствующих классов и сложившуюся после республиканского переворота 1973

г. структуру власти. Важные законодательные и исполнительные функции были предоставлены президенту. Конституционное расширение полномочий главы государства было до некоторой степени обусловлено политическими амбициями самого М. Дауда, стремившегося сконцентрировать в своих руках всю полноту власти. Согласно ст. 40 конституции, в Афганистане провозглашалась однопартийная система с правящей Партией национальной революции, которой были предоставлены исключительно важные прерогативы: только из ее членов могли выдвигаться кандидаты в президенты и в депутаты парламента. ПНР было дано право определять и формулировать основные направления внутренней и внешней политики, контролировать деятельность всех звеньев государственного аппарата. Поскольку ПНР как массовой организации не существовало, фактически вся политическая власть сосредоточивалась в руках М. Дауда и его ближайшего окружения. Иными словами, конституция 1977 г. юридически оформила сложившуюся к этому времени форму политической власти — режим личной диктатуры М. Дауда.

Конституция провозгласила создание однопалатного парламента, который предполагалось избрать в 1979 г. Отсрочив на два года выборы в парламент, М. Дауд получил дополнительную возможность принимать единоличные решения законодательного характера, что юридически закрепляло авторитарную форму правления. К тому же при относительном демократизме механизма выборов в парламент и его состава (50% депутатов должны были, по конституции, представлять рабочих и крестьян) прерогативы его были ограничены и сводились к принятию решений по бюджету, ратификации государственных договоров и отправке вооруженных сил Афганистана за границу. Во главе правительства стоял президент, который также являлся верховным главнокомандующим. Судебная власть тоже была поставлена под контр.оль президента, получившего право назначать судей. Таким образом, конституция, зафиксировав исключительно широкие права и прерогативы президента, при отсутствии парламента, общественных организаций, политических партий и свободной печати узаконила диктаторскую форму правления. Власть М. Дауда должно было укрепить и непосредственное подчинение армии президенту с привлечением ее к участию в государственной политике через Высший совет армии, во главе которого встал М. Дауд. Центральный комитет Республики, лишенный права законодательной инициативы, продолжал существовать лишь формально.

Введение однопартийной системы означало запре* щение деятельности всех остальных политических партий и группировок. НДПА была вынуждена перейти на нелегальное положение. В условиях реальной угрозы не только ее деятельности, но и самому существованию обе ее группировки — «Хальк» и «Парчам» — активизировали усилия для достижения партийного единства. В марте 1977

г. произошла встреча представителей обеих группировок, на которой обсуждался вопрос об устранении разногласий и поиске путей объединения. В июле 1977 г. состоялась объединительная конференция ЦК НДПА, в которой участвовали руководители обеих фракций. На ней было принято решение о выработке единой программы действий и организационном слиянии двух группировок НДПА. Был избран новый состав ЦК, состоявший из 30 членов. Как и на Г съезде партии, ее Генеральным секретарем был избран Нур Мухаммад Тараки, секретарем ЦК — Бабрак Кармаль. На пленуме был впервые поставлен вопрос о ликвидации диктатуры М. Дауда.

После конференции партия, преодолевая раскольнические тенденции и сплачивая свои ряды, развернула решительную деятельность по мобилизации трудящихся и всех прогрессивных сил на борьбу против антинародного псевдореспубликанского режима. Быстро росли численность и авторитет партии в массах. Расширялась и крепла сеть партийных ячеек в столице и провинциях. Особое внимание партия уделяла работе в армии, создавая и укрепляя армейскую партийную организацию. Наряду с патриотически настроенными офицерами к партийной работе привлекались сержанты и солдаты.

Фактический отказ режима М. Дауда от осуществления декларированных в программе радикальных преобразований вел к ухудшению экономического положения трудящихся города и деревни. Несмотря на рост производства в промышленности и сельском хозяйстве, жизненный уровень подавляющей части населения продолжал падать, так как режим М. Дауда оставил без изменения формы собственности и систему распределения доходов. Сохранение архаичных форм феодального и полуфеодального землевладения, ничем не ограничиваемое ростовщичество, жертвами которого становились миллионы крестьян, растущее аграрное перенаселение обусловливали дальнейшее обнищание крестьянства. В 1977 г. в стране насчитывалось свыше 0,6 млн. крестьянских хозяйств, которые либо обрабатывали на условиях издольной аренды помещичьи земли, либо владели мелкими земельными участками размером до 0,5 га. Крупным землевладельцам (примерно 40 тыс. человек) принадлежала большая часть всех обрабатываемых земель, причем лучших по качеству. Нерешенность аграрной проблемы обостряла и без того напряженную обстановку в деревне. Однако в силу преобладания консервативной психологии, разобщенности, отсутствия классового сознания, сохраняющегося влияния элементов традиционализма, религии, остатков родо-племенной структуры крестьяне не могли организованно выступить за улучшение своего положения.

В развитии промышленного производства основная ставка по-прежнему делалась на иностранную помощь, большая часть которой направлялась на расширение экономической инфраструктуры, что в первую очередь облегчало предпринимательскую деятельность частного капитала. Часть внешних займов и кредитов из-за отсутствия строгого учета и путаницы в системе их распределения оседала в руках представителей правящей верхушки, зараженной коррупцией еще с монархических времен. В то же время внешний долг Афганистана возрастал из года в год и в 1977 г. достиг 1 млрд. долл. Соответственно росла сумма платежей в счет погашения внешней задолженности, составляя значительную часть расходов государственного бюджета.

Существовавшая в Афганистане традиционная система государственного управления с характерными для нее бюрократизмом, взяточничеством, казнокрадством, коррупцией создавала для господствующих классов благоприятные возможности заниматься открытым грабежом страны. Значительную часть своих доходов крупная бур жуазия и помещики стремились вывезти за границу, используя различные каналы семейных, личных и служебных связей с власть имущими. Не отставала в этом от них и правящая верхушка. Находившаяся в эмиграции королевская семья, имея весьма значительные вклады (сотни миллионов долларов) на счетах в западноевропейских и американских банках, получала ежемесячную пенсию и доходы от принадлежавших ей имущества и собственности, в том числе земельной, не тронутой режимом М. Дауда.

К концу 1977 — началу 1978 г. внутриполитическая обстановка серьезно обострилась в связи с тем, что режим М. Дауда перешел к прямым репрессиям против левых сил. В декабре 1977 г. были проведены аресты членов и сторонников НДПА. Правящая верхушка во главе с М. Даудом сконцентрировала вокруг себя правые силы в стремлении воспрепятствовать нарастающему недовольству диктаторской формой правления. Ряд влиятельных лиц из непосредственного окружения М. Дауда поддерживал тесные контакты с организацией «Братья- мусульмане» и другими реакционными группировками. Из состава правительства были выведены последние остававшиеся там патриотические деятели. Был снят со своего поста и направлен послом в Японию первый заместитель президента Мухаммад Хасан Шарк, демократ и патриот, пользовавшийся уважением широких кругов прогрессивной общественности.

Растущее недовольство режимом проявлялось в различных формах. В стране происходили стихийные выступления населения, мятежи пуштунских племен. Многие из таких выступлений приводили к столкновениям с армией. Обстановку накаляли многочисленные поджоги общественных зданий и частных домов, грабежи на дорогах, акты террора. 16 ноября 1977 г. в центре Кабула был убит один из наиболее деятельных членов кабинета, министр планирования Али Ахмад Хоррам. Нити убийства вели к «Братьям-мусульманам». Обстановка выходила из-под контроля властей.

Не в силах справиться с нарастающим народным недовольством, неспособная устранить причины острейших социальных противоречий, правящая верхушка все чаше прибегала к насилию. Политика М. Дауда вела к ликвидации завоеваний начального периода республики, уду- щению остатков демократии, уничтожению левых сил. Кульминацией политического кризиса явилось убийство 17 апреля 1978 г. одного из руководителей НДПА, Мир Акбар Хайбара, пользовавшегося большой популярностью среди рабочих, организатора первых касс взаимопомощи на столичных промышленных предприятиях— прообразов будущих профсоюзов. Это политическое убийство вызвало взрыв негодования самых широких слоев населения столицы. Похороны М. А. Хайбара, состоявшиеся 19 апреля 1978 г., вылились в политическую манифестацию. За его гробом шли тысячи человек— рабочие, крестьяне окрестных деревень, студенты, ремесленники, чиновники, многочисленные представители прогрессивной интеллигенции. Во главе манифестантов шли руководители НДПА. Участники манифестации несли красные знамена, плакаты с лозунгами «Долой произвол!», «Да здравствует демократия!». Похоронная процессия проследовала по центральным улицам города. У президентского дворца и посольства США был устроен митинг, на котором выступили представители прогрессивной общественности с острой критикой политики режима и протестом против политического террора. Широкое участие народа в похоронах М. А. Хайбара наглядно свидетельствовало о росте авторитета и влияния НДПА среди народных масс.

Осознав широкую популярность НДПА, по существу ставшей ядром организованной оппозиции режиму, М. Дауд и его окружение решили физически расправиться с руководством и активистами партии. 25 апреля были арестованы десятки активистов НДПА, в том числе несколько членов ее ЦК: Н. М. Тараки, Б. Кармаль, Н.А. Нур, Анахита Ратебзад, Г. Д. Панджшири и др. Это событие послужило сигналом к началу революционного выступления против диктатуры М. Дауда. Вооруженное революционное восстание 27 апреля 1978 г. свергло режим М. Дауда (7 саура 1357 г. по афганскому календарю).

Национально-демократическая апрельская революция и образование Демократической Республики Афганистан

Накануне апрельской революции 1978 г. Афганистан был одной из самых бедных и слаборазвитых стран мира: в 1977 г. национальный доход на душу населения состав лял всего 162 долл.; в стране не было ни железных дорог, ни современной тяжелой промышленности. Почти 86% населения проживало в деревне. Большая часть валового национального продукта производилась в традиционных — натуральном и мелкотоварном — секторах народного хозяйства. Современные отрасли обрабатывающей промышленности давали всего 3,3% ВНП. В сельском хозяйстве было занято около 70% трудоспособного населения, однако вследствие крайне низкого уровня развития производительных сил, наличия пережитков докапиталистических производственных отношений свыше половины пригодных для посевов земель ежегодно оставались необработанными. Афганистан ввозил 85% необходимого ему сахара. За счет импорта покрывалась также значительная часть потребностей страны в продовольственном зерне и жирах. Значительная часть крестьян-собственников была обременена тяжелой ростовщической задолженностью, выплачивая заимодавцам до 45% годовых. Около !/з крестьянских хозяйств не имело земли. Почти 2,5 млн. жителей Афганистана вело, по официальным данным, кочевой и полукочевой образ жизни 131.

Хотя 88% населения Афганистана не умело ни читать, ни писать, только 28,8% детей школьного возраста обучалось в школе. Из 4200 имевшихся в стране школ почти 70% занимали непригодные для занятий помещения. На 16 млн. жителей имелась всего 71 больница с 3600 койками, причем 84% (из 1027 проживавших в стране) врачей работало в Кабуле 132.

Отсталость дореволюционного Афганистана проявлялась также в неравномерности развития различных регионов страны. Такие районы, например, как Бадахшан, Хазараджат, Кунар, полоса пуштунских племен на юго- востоке и юге Афганистана, резко отставали в своем экономическом, социальном и культурном развитии от Кабульской, Гератской и некоторых других провинций 133. Свидетельством отсталости являлись наличие многочисленных групп сельского и городского населения, тесно связанных с докапиталистическими укладами хозяйства и сохранивших многие черты традиционной социальной организации; малочисленность и слабость современного промышленного пролетариата, насчитывавшего едва 50 тыс. человек; устойчивость пережитков и традиций общинной и патриархальной (родо-племенной) органн- зации, особенно среди пуштунов, а также белуджей и брагуев, населяющих южные районы Афганистана, и обусловленное этой устойчивостью сохранение так называемыми традиционными лидерами (ханами, маликами и сардарами племен, мусульманскими богословами) значительного влияния среди местного населения.

Неравномерность социально-экономического и культурного развития различных регионов страны осложнялась национальной (этнической) неоднородностью населения и исторически сложившейся напряженностью в отношениях между верхушкой пуштунов (афганцев) и национально-этническими меньшинствами, особенно на севере и в центральной части страны. При этом в ряде районов (например, в Хазараджате и Бадахшане) национальную напряженность обостряли сектантские различия между суннитами (пуштунами) и шиитами, а также исмаилитами, составлявшими значительную часть населения Хазараджата и Бадахшана.

Уделом подавляющей части населения Афганистана были тяжелый труд, болезни, голод, нищета и неграмотность. За десятилетие, предшествовавшее апрельской революции, снизился жизненный уровень народа, выросла безработица, особенно среди получившей образование молодежи. Лишенные элементарных человеческих прав, крестьяне, рабочие, интеллигенция, ремесленники, мелкие и мельчайшие торговцы были вместе с тем лишены возможности вести какую бы то ни было легальную организованную политическую борьбу за свои права, поскольку в стране была законодательно запрещена деятельность политических партий, отсутствовали профессиональные и другие организации трудящихся.

Революция, совершенная 27 апреля 1978 г. под руководством Народно-демократической партии Афганистана, была закономерным и неизбежным следствием неуклонного нарастания антагонистических противоречий между подавляющим большинством населения страны и кучкой эксплуататоров, которые сотни лет присваивали плоды их труда. Апрельская революция 1978 г., будучи по своему характеру, задачам и широте вовлечения народных масс в осуществление социально-экономических и политических преобразований национально-демократической, ставила своей целью проведение в стране последовательных социальных, экономических и культурных преобразований для создания нового, справедливого демократического общества. Достижение этой цели, провозглашенной еще в апреле 1966 г. в программных документах НДПА, отвечало насущным жизненным интересам абсолютного большинства населения Афганистана, включая национальную буржуазию, большую часть чиновничества, мусульманских богословов, солдат, унтер-офицеров и офицеров вооруженных сил. Даже командный состав дивизий Центрального корпуса, расквартированных близ Кабула, не поддержал правительства М. Дауда, а призыв военного министра генерала Г. X. Расули прийти на помощь остался без ответа. Ни в полиции, ни в армии, ни среди гражданского населения страны не нашлось никого, кто выступил бы в защиту или за сохранение полностью скомпрометированного, изжившего себя авторитарного режима М. Дауда. Именно поэтому революционное выступление всего нескольких батальонов увенчалось столь быстрым успехом и было поддержано широкими массами населения.

Сразу же после свержения режима М. Дауда было провозглашено создание Демократической Республики Афганистан, сформирован Революционный совет и правительство ДРА, которое возглавили Генеральный секретарь ЦК НДПА Н. М. Тараки, занявший посты председателя Революционного совета и премьер-министра ДРА, и Бабрак Кармаль, член Политбюро, секретарь ЦК НДПА, занявший посты заместителя председателя Революционного совета и заместителя премьер-министра. Были назначены новые губернаторы и командующие войсками провинций. Осуществлявший непосредственное оперативное руководство революционным выступлением Революционный совет вооруженных сил Афганистана, во главе которого стоял командующий и начальник штаба ВВС и ПВО полковник Абдул Кадыр, решением, принятым в 9 часов вечера 29 апреля 1978 г., передал все полномочия Революционному совету ДРА. Полковник Абдул Кадыр занял пост министра национальной обороны.

Демократическая Республика Афганистан и ее революционное правительство быстро получили широкое международное признание. Первыми о его признании заявили Советский Союз, Болгария, Индия, Монголия, Чехословакия, Куба и Польша. 5 мая 1978 г. ДРА признали Пакистан, Турция, Народная Демократическая Республика Йемен, Вьетнам, Югославия и Иран. 6 мая 1978

г. о признании ДРА заявили ГДР, США, Великобритания, ФРГ, Италия, а также Южная Корея. В последующие дни о признании ДРА заявили: КНР, Румыния, Саудовская Аравия, Сирия, Бангладеш, Япония, Канада, Австралия, Непал, Ирак, Египет, КНДР, Эфиопия, Греция, Ливан, Ливия, Швеция, Дания, Бельгия, Норвегия, Нидерланды, Швейцария, Кувейт, Иордания и другие государства.

9 мая 1978 г. были оглашены «Основные направления революционных задач правительства ДРА», в соответствии с которыми оно приступило к проведению важных прогрессивных преобразований. Декретом Революционного совета было облегчено бремя тяжелой ростовщической задолженности, лежащее на миллионах неимущих крестьян. Разработан проект демократической земельной реформы. Снижены цены на некоторые товары первой необходимости, и приняты меры по улучшению снабжения ими населения. Началось строительство новых школ, жилых домов, мечетей. Было конфисковано все движимое и недвижимое имущество, принадлежавшее членам семьи бывших королей Надир-шаха, Захир- шаха и президента М. Дауда. Несколько тысяч безработных выпускников школ и колледжей получили работу. Важно отметить, что проведение всех этих преобразований происходило не только при активной поддержке, но и при непосредственном участии трудящихся, всех патриотов Афганистана, при соблюдении национальных и религиозных обычаев и традиций народов и племен.

Однако уже вскоре после революции начались, как отмечал ЦК НДПА в «Тезисах ко второй годовщине апрельской революции», «ошибки и отклонения от основных принципов партии» 134. Они были вызваны различными причинами. О некоторых из них уже говорилось выше. Это чрезвычайная бедность и отсталость Афганистана; отсутствие опытного, закаленного в классовых битвах, достаточно многочисленного рабочего класса; острая нехватка необходимого числа квалифицированных специалистов и руководителей на всех уровнях.

В НДПА не были достаточно развиты, как указывал в апреле 1980 г. ЦК НДПА, насущно необходимые партии в новых, послереволюционных условиях «традиции демократического централизма и коллективного руко* бодства; в результате важные решения нередко принимались без необходимой тщательной предварительной подготовки» 135. Вынужденная до революции долгие годы действовать в условиях подполья, подвергаясь суровым репрессиям и гонениям со стороны реакции, партия не обладала необходимым опытом руководства государственными делами, развитием экономики и культуры.

Огромный вред нанесли революции отсутствие единства, борьба за власть в руководстве НДПА и правительстве Афганистана, которые были до крайности усугублены преступными действиями Хафизуллы Амина, сумевшего интригами и обманом пробраться к власти. Разжигая фракционную борьбу, X. Амин сумел летом и осенью 1978 г. отстранить от руководства значительную группу преданных революции партийных деятелей (в том числе Б. Кармаля, А. Кадыра, С. А. Кештманда, М. Рафи, Н. А. Нура, А. Ратебзад). В марте 1979 г. он добился передачи ему поста премьер-министра. В сентябре того же года X. Амин, насильственно устранив, а затем и убив Н. М. Тараки, захватил посты Генерального секретаря ЦК НДПА и председателя Революционного совета. Ре- зультатом стал срыв достигнутого в 1977 г. соглашения

о единстве НДПА и неоправданные репрессии против лидеров и рядовых членов партии, не принадлежавших к группе «Хальк». X. Амином практиковались недопустимые насильственные методы при проведении важнейших преобразований (таких, например, как аграрная реформа или ликвидация неграмотности взрослого населения), которые искажали их прогрессивное содержание, игнорировались традиции и религиозные убеждения народа, допускались грубейшие нарушения революционной законности, аресты и казни без суда и следствия невинных людей, включая преданных делу революции честных членов и руководителей НДПА.

Негативное влияние на обстановку в Афганистане оказывал отказ от провозглашенного еще в 1966 г. и широко пропагандируемого до апреля 1978 г. положения программы НДПА, гласившего, что национально-демократическая власть в стране будет опираться на объединенный национальный фронт, «на все прогрессивные демократические и национальные силы общества, а именно: рабочих, крестьян, прогрессивную интеллигенцию, ремесленников, мелких и средних собственников города и деревни в союзе с национальной буржуазией». Не было сделано даже попытки создать такой фронт.

На ситуации в районах, населенных национальными (этническими) меньшинствами, а также на морально- политическом единстве вооруженных сил отрицательно сказывался фактический отказ от положений программы НДПА, предусматривавших решение национального вопроса.

Поспешность, отсутствие гибкости, перескакивание через этапы проявлялись при проведении важнейших реформ. Если в социалистических странах Восточной Европы при проведении аграрных преобразований во многих случаях владельцы отчуждаемых земель получали выкуп, а в советской Средней Азии в 1918 г. были конфискованы лишь земли царской фамилии, чиновников колониальной администрации и отдельных помещиков, то в ДРА при проведении аграрной реформы не было предусмотрено компенсаций за изъятые земли даже для военнослужащих, что сделало многих из них восприимчивыми к антиправительственной пропаганде или даже толкнуло в лагерь контрреволюции.

Была проявлена недооценка исключительно важной роли, которую в морально-политической ориентации значительной части населения, включая военнослужащих, играет сословие улемов — мусульманских богословов. Вместе с тем в полосе племен многие улемы, тесно связанные с пуштунским крестьянством, ремесленниками и торговцами, которые разделяли их социальные и политические идеалы, в прошлом часто становились организаторами и вдохновителями антианглийских, антимонархических, а также антидаудовских выступлений, благодаря чему приобрели большой авторитет.

Переживаемые страной трудности, многократно усугубленные преступными действиями X. Амина и поддерживавшей его группы беспринципных искателей высоких постов, были умело использованы реакционными элементами, как находившимися внутри страны, так и эмигрировавшими за ее пределы. Следует отметить, что значительная часть реакционных и правых деятелей, активно выступивших против апрельской революции (среди других — Бурхануддин Раббани, Гульбеддин Хек- матьяр, Себгатулла Моджаддади), эмигрировала из Афганистана еще в годы правления короля Мухаммад

Захир-шаха или президента М. Дауда, с которыми они вели острую борьбу, обвиняя сначала короля, а потом и президента в подрыве устоев и нарушении принципов ислама. Опираясь на поддержку консервативных и правых кругов некоторых мусульманских государств, прежде всего Пакистана, а также Ирана, Саудовской Аравии и Египта, опасавшихся, что революционные события в Афганистане окажут опасное воздействие на обстановку в их собственных странах, реакционные элементы развернули активную борьбу против апрельской революции и провозглашенных ею целей. Велась широкая кампания дезинформации населения, жертвами которой стали многие политически не искушенные, неграмотные, забитые люди, особенно в удаленных от культурных и экономических центров страны районах.

Реализации замыслов реакционеров объективно способствовали осуществлявшиеся администрацией X. Амина неоправданные репрессии против мирных жителей, особенно в пограничных районах. Через границы Афганистана устремились многие тысячи беженцев. Началось формирование вооруженных контрреволюционных отрядов, в создании и подготовке которых активную материальную, финансовую и иную помощь лидерам афганской контрреволюции оказывали различные правительственные и неправительственные организации ряда западных стран, консервативных мусульманских государств, а также Китая. Деятельность этих отрядов против ДРА не только не пресекалась, но зачастую поощрялась властями тех стран, на территории которых они создавались и откуда производили вооруженные вторжения в Афганистан. Так, например, г. Кветта (административный Центр пакистанской провинции Белуджистан) уже в 1979 г. превратился в базу снабжения продовольствием, оружием и боеприпасами контрреволюционных формирований, действовавших в Хазараджате (центральная часть Афганистана). Другой центр по руководству военными операциями против ДРА размещался в местечке Мирам-Шах в Пакистане.

К концу 1979 г. вооруженные контрреволюционные Отряды действовали в 18 из 26 провинций Афганистана. Их диверсионно-террористические акции наносили значительный ущерб экономике страны, срывали проведение начатых вскоре после революции прогрессивных преобразований, обрекали на страдания и смерть массы жаждавших мирной жизни людей. За 1979 г. посевные площади Афганистана (по данным министерства сельского хозяйства и аграрной реформы) сократились почти на 9%, производство зерновых упало на 10%, а технических культур — на 25—30% 136. Национальный доход в расчете на душу населения снизился за год почти на 14% и составил всего 139 долл.

Анализируя ситуацию, складывавшуюся в Афганистане и на его южных границах в результате деятельности вооруженных контрреволюционных отрядов, проникавших в страну из-за рубежа, многие наблюдатели и исследователи приходили к выводу, что она представляет растущую опасность не только для судеб апрельской революции, но и для единства Афганистана. Так, например, доктор Хафиз Малик, профессор университета Виллановы, писал в конце 1979 г.: «Деятельность повстанцев может привести к фактическому разделу Афганистана» 137.

Об опасности, нависшей над апрельской революцией и Демократической Республикой Афганистан, отчетливое представление имели не только иностранные политологи, но и афганское правительство. Поэтому оно, исходя из положений заключенного 5 декабря 1978 г. Договора о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве между СССР и ДРА, а также ст. 51 Устава ООН, на протяжении 1979 г. неоднократно обращалось к СССР с просьбой о вводе в ДРА частей Советской Армии. В ответ на эти неоднократные обращения в Афганистан был введен ограниченный контингент советских войск.

Складывавшаяся в Афганистане на протяжении конца 1978 и всего 1979 г. обстановка вызывала растущую тревогу и возмущение многих руководителей и рядовых членов НДПА, а также беспартийных патриотов из всех слоев афганского общества. Ширилось недовольство деятельностью Хафизуллы Амина, осуществляемыми по ^го указанию массовыми необоснованными репрессиями. Среди патриотических сил страны росло убеждение, что только ликвидация режима X. Амина, исправление допущенных им ошибок и преступлений могут открыть путь к реализации идеалов апрельской революции, оздоровлению обстановки в НДПА и в стране. Потерявший поддержку в НДПА, армии и народе, X. Амин оказался к концу 1979 г. в полной изоляции. 27 декабря 1979

г. патриотическое, здоровое большинство НДПА, Ре- ЕОЛЮДИОННОГО совета и вооруженных сил ДРА свергло режим X. Амина 138.

28 декабря 1979 г., на следующий день после свержения антинародного режима Хафизуллы Амина, был сформирован новый состав Революционного совета ДРА и новое правительство республики. Посты председателя Революционного совета и премьер-министра занял Генеральный секретарь ЦК НДПА Бабрак Кармаль. Среди министров нового правительства были как члены НДПА, так и беспартийные (например, видный бизнесмен Мухаммад-хан Джалалар). Многие министры были освобождены накануне из тюрем (среди них Султан Али Кештманд, занявший пост министра планирования, и подполковник Мухаммад Рафи, ставший министром обороны) или вышли из подполья, где они вынуждены были скрываться.

События 27—28 декабря 1979 г. ознаменовали начало нового этапа апрельской революции, благодаря которому народный, прогрессивный характер этой национально-демократической революции, как указывал ЦК НДПА, не только упрочился, но и получил новые, более благоприятные условия для своего развития и расширения. Возникли необходимые предпосылки для восстановления организационного, политического и идеологического единства НДПА, подорванного раскольническими действиями X. Амина, для восстановления в партии атмосферы революционной принципиальности, искренности и доверия. Появились условия для разработки и претворения в жизнь мер, необходимых для обеспечения демократических свобод народов Афганистана, действительного, подлинного уважения их традиций и религиозных верований, повышения их благосостояния и культуры. Тем самым с новым этапом апрельской революции были созданы возможности для реализации важных положений программы НДПА, предусматривавших объединение всех патриотических, прогрессивных и демократических сил страны в единый широкий Отечественный фронт.

Уже в первые недели после начала нового этапа апрельской революции ЦК НДПА, Революционным советом и правительством ДРА были разработаны основные цели и задачи в области экономической, социальной, культурной и внешней политики. Их осуществление должно было обеспечить защиту завоеваний апрельской революции, государственного суверенитета и территориальной целостности ДРА 139.

В политической и социальной области эти цели и задачи предусматривали:

укрепление единства всех — больших и малых — народов и племен Афганистана; полное устранение всякой дискриминации граждан Афганистана, связанной с их национальностью, языком, расой, племенем, сектой, происхождением, образованием, полом, оседлостью, имущественным положением;

постепенное преодоление существующих различий в уровнях экономического, социального и культурного развития отдельных регионов страны;

обеспечение мусульманам Афганистана всех необходимых условий, полной свободы и надежной защиты в совершении религиозных обрядов, предписываемых исламом; оказание помощи улемам (мусульманским богословам) в выполнении их долга и обязанностей;

развитие и укрепление демократии на принципах коллективного руководства и демократического централизма; неуклонное расширение участия трудящихся и их общественных организаций, объединенных в единый широкий Отечественный фронт, руководимый НДПА, в управлении государством и обществом;

полное искоренение таких пережитков прошлого, как деспотизм, коррупция, беззаконие, произвол, бюрократизм, казнокрадство, шовинизм, местный национализм;

постоянное совершенствование органов, отвечающих за государственную безопасность и порядок, чтобы обеспечить возможности мирной жизни и труда для народов страны;

всемерное укрепление вооруженных сил ДРА.

В экономической области были выдвинуты следующие цели и задачи:

развитие экономики Афганистана для повышения уровня жизни и благосостояния народа, каждой семьи, каждого трудящегося;

помощь различным формам коллективного труда, их организации и постепенному внедрению во все основные сферы экономики страны;

улучшение условий жизни и труда рабочего класса и других трудящихся; помощь трудоустройству безработных, особенно из среды молодежи;

всесторонняя помощь национальному частному сектору в легкой промышленности, ремесле, торговле, транспорте, сельском хозяйстве и животноводстве, оказание ему защиты от губительной конкуренции иностранного капитала.

В области культуры главными целями и задачами были:

всемерное повышение образовательного, культурного и профессионально-технического уровня народных масс;

сохранение и развитие всего лучшего и ценного в богатом культурном наследии народов Афганистана;

создание благоприятных условий для творческого труда всех отрядов афганской интеллигенции.

В сфере внешней политики цели и задачи ДРА на новом этапе апрельской революции предусматривали последовательную приверженность принципам мирног) сосуществования, неприсоединения, позитивного нейтралитета и интернациональной солидарности и сотрудничества с Советским Союзом, другими социалистическими странами и революционными силами нашего времени. ДРА подтвердила свою заинтересованность в развитии всех форм двустороннего, регионального и международного сотрудничества, свою готовность урегулировать на основе общепризнанных принципов и норм мирного сосуществования отношения с государствами-соседями, свою решимость следовать целям и принципам Устава ООН в ее деятельности, направленной на укрепление всеобщего и прочного мира, прекращение гонки вооружений и опасной для всего человечества эскалации международной напряженности 14°.

Вместе с тем ЦК НДПА, Революционный совет и правительство ДРА подтвердили необратимый характер происходящих в стране революционных перемен и свою решимость обеспечивать развитие Афганистана от отсталости к прогрессу.

Выдвинутые ЦК НДПА, Революционным советом и правительством ДРА цели и задачи были разработаны на основе анализа социальной, экономической и политической обстановки в стране, находившейся на начальном этапе национально-демократической революции. Эти цели и задачи были направлены на ликвидацию тяжелых последствий ошибок, промахов и преступлений, совершенных X. Амином, на постепенное преодоление тяже лого наследия дореволюционного прошлого и повышение жизненного уровня, образования и культуры народных масс Афганистана. Афганское руководство выдвинуло задачу налаживания, на этой основе, прочного политического союза (в рамках единого широкого Отечественного фронта) рабочего класса с афганским крестьянством, ремесленниками, интеллигенцией, другими отрядами трудящихся, а также со всеми патриотическими силами страны, стоящими на платформе социального прогресса и антиимпериализма. Эти цели и задачи должны были также обеспечить организацию отпора внутренней и международной контрреволюции и реакции, правым и левым экстремистам и авантюристам, создание в стране мирной обстановки, насущно необходимой для проведения широких общедемократических преобразований при активном участии и под контролем организаций трудящихся и на этой основе для претворения в жизнь целей и идеалов апрельской революции.

Несмотря на значительные трудности, переживаемые страной, после начала нового этапа апрельской революции была проделана большая работа по претворению в жизнь целей и задач, провозглашенных ЦК НДПА и Революционным советом ДРА. Важную роль в этом сыграло устранение последствий преступных нарушений революционной законности, допускавшихся X. Амином. Уже в первые дни пребывания у власти правительства Бабрака Кармаля из тюрем было освобождено свыше 15 тыс. узников, включая многих видных представителей афганской интеллигенции, ученых и литераторов (среди них Моджавар Ахмад Зейяр, Али Мухаммад Захма и др.). 1 января 1980 г. в ознаменование 15-летия НДПА была объявлена всеобщая амнистия. Были ликвидированы созданные X. Амином репрессивные организации, в том числе организация рабочей контрразведки (КАМ), во главе которой стоял племянник X. Амина — Асадулла Амин 141.

Таким образом, были созданы необходимые условия для активизации деятельности афганских трудящихся и их организаций, неуклонного возрастания роли этих организаций в социальной и политической жизни общества.

Уже к лету 1980 г. на всех государственных, а также крупных смешанных и частных предприятиях (как в Кабуле, так и в провинциях) были созданы профсоюзы,

действующие под руководством НДПА. К началу 1981 г. число профсоюзных организаций достигло 400, а численность их членов превысила 150 тыс.

В мае 1980 г. в Кабуле был проведен первый съезд учителей Афганистана. Важное место в его работе заняло обсуждение мер, направленных на борьбу с неграмотностью. Было отмечено, что в стране действует более 30 тыс. курсов по ликвидации неграмотности. Весной 1981 г. число слушателей этих курсов — рабочих, крестьян и ремесленников — превысило 520 тыс.

В июне 1980 г. состоялся съезд медицинских работников, принявший решения, направленные на реализацию неотложных задач развития в стране системы общественного здравоохранения.

В июле 1980 г. был проведен первый в истории Афганистана пленум Центрального совета профсоюзов ДРА, который в своих решениях призвал всех афганских трудящихся к защите родины от посягательств врагов апрельской революции, к постоянному повышению производительности труда, к укреплению единства всех отрядов афганских трудящихся, к упрочению солидарности с Советским Союзом и всеми прогрессивными силами мира. В марте 1981 г. был проведен первый съезд профсоюзов Афганистана, в котором участвовало свыше 500 делегатов из различных провинций ДРА и гости из 20

стран мира.

В июле 1980 г. состоялся также всеафганский форум Демократической организации молодежи Афганистана, содействовавший укреплению единства и расширению массовой базы этой организации, прежде всего среди рабочих и крестьян.

В середине сентября 1980 г. в Кабуле состоялся учредительный съезд Союза журналистов Афганистана, в котором приняло участие около 450 представителей всех журналистских коллективов страны — газет, журналов, радио, телевидения, издательств, информационного агентства «Бахтар». В октябре 1980 г. был создан Союз работников искусств, объединивший художников, артистов, музыкантов, работников кино и архитекторов. В работе учредительного съезда этого союза участвовало около 1

тыс. человек. Тогда же свыше 500 афганских литераторов, представлявших все народы страны, провели учредительный съезд Союза писателей ДРА142. Создание

этих творческих союзов, как отмечали их участники, содействовало объединению, консолидации афганской общественности в поддержку апрельской революции.

В конце ноября 1980 г. состоялась первая общенациональная конференция женщин Афганистана, в которой приняли участие представители международных и национальных женских организаций 20 стран мира. Конференция обсудила вопрос о повышении роли афганских женщин в защите завоеваний революции и приняла обращение ко всем женщинам ДРА.

Особое внимание НДПА, Революционный совет и правительство ДРА, а также патриотические общественные организации уделяли (и это естественно для страны, большинство населения которой составляют крестьяне, а основу экономики — сельское хозяйство и переработка его продукции) подъему всех отраслей сельскохозяйственного производства и решению продовольственной проблемы. При содействии СССР и при помощи советских специалистов принимались меры по механизации производства хлопка, пшеницы, сахарной свеклы. Создавались пункты проката сельскохозяйственной техники. Государство оказывало помощь организации и деятельности в афганской деревне сельскохозяйственных кооперативов различных типов: снабженческо-сбытовых, производственных и др. Создан и начал действовать первый в ДРА Институт кооперативов. Из крупных городов страны на помощь трудовому крестьянству направлены бригады, сформированные Демократической организацией молодежи Афганистана. Принимались меры по освоению пригодных для обработки земель, повышению урожайности сельскохозяйственных культур. Государство по льготным ценам (а беднякам в кредит) распределяло среди крестьян сортовые семена, химические удобрения, оказывало помощь в приобретении сельскохозяйственной техники. Из среды крестьян формировались отряды самообороны, решение о создании которых было принято на первой сельскохозяйственной конференции, состоявшейся в Кабуле 26—27 февраля 1980 г.143

В декабре 1980 г. был проведен первый в истории страны съезд сельских кооператоров, в работе которого приняло участие более 650 делегатов. Съезд обсудил задачи дальнейшего развития кооперативного движения, преодоления экономической и культурной отсталости афганской деревни, улучшения условий труда и жизни крестьян и ремесленников, повышения сельскохозяйственного производства.

Благоприятное влияние на нормализацию обстановки в стране оказало решение Революционного совета ДРА о создании при Совете министров республики Главного управления по вопросам ислама. Это решение было одобрено на проведенной в конце июня — начале июля 1980 г. первой в истории Афганистана конференции улемов, в которой приняло участие более 800 человек. Участники конференции высказались в поддержку созидательных процессов, проходящих в ДРА на новом этапе апрельской революции, осудили кампанию дезинформации о положении ислама в ДРА, проводимую средствами массовой информации ряда стран. На конференции с речью выступил Бабрак Кармаль, отметивший, что создание в Афганистане нового мусульманского общества проводится на основе глубокого уважения к исламу и присущим ему принципам справедливости и равенства.

Важные положительные сдвиги, происшедшие в стране, получили законодательное оформление в «Основных принципах Демократической Республики Афганистан), утвержденных высшим органом государственной власти ДРА — ее Революционным советом 20—21 апреля 1980 г. «Основные принципы ДРА» состоят из 68 статей, разделенных ка 10 глав. В первой главе указывается, что Демократическая Республика Афганистан «есть суверенное и демократическое государство всего трудового мусульманского народа Афганистана»; что государство призвано служить благу и счастью народа; что власть трудящихся в ДРА опирается на широкий Национальный отечественный фронт. Статья 4 «Основных принципов ДРА» определяет НДПА — авангард рабочего класса и всех трудящихся Афганистана — как «руководящую и направляющую силу общества и государства». В статье 28 «Основных принципов ДРА» указывается, что равноправие граждан республики «обеспечивается во всех сферах экономической, политической и культурной жизни».

В «Основных принципах ДРА» отмечается, что в стране «обеспечивается уважение и защита священной религии ислама; всем мусульманам гарантируется и обеспечивается полная свобода в отправлении религиозных обрядов ислама» (статья 5). В статьях 17, 18, 19, 21

и 22 указывается, что государство «охраняет и защи щает все формы законной собственности», что оно «охря- няет и защищает частную собственность»; государство поощряет и поддерживает частную инициативу, признает и гарантирует собственность крестьян и других землевладельцев на землю в соответствии с положениями закона; государство поддерживает и поощряет участие национальных предпринимателей в развитии промышленности, сферы обслуживания, транспорта и сельского хозяйства и «гарантирует в соответствии с законом неприкосновенность частных капиталовложений, направленных на развитие национальной экономики». Отмечается, что собственность не может быть изъята у ее владельца, «за исключением случаев, предусмотренных законом, с выплатой справедливого возмещения» ,44.

Последовательная созидательная деятельность НДПА, Революционного совета, правительства ДРА, массовых патриотических организаций, работающих под их руководством по воплощению в жизнь идеалов и целей апрельской революции, оказала несомненное положительное влияние на стабилизацию внутриполитической обстановки в Афганистане, на сплочение трудящихся, всех патриотических сил (включая влиятельные слоя национальной буржуазии, мусульманских богословои, старейшин многих племен) вокруг революционного руководства, возглавляемого Бабраком Кармалем. Сузилась база контрреволюционных выступлений. Эти положительные сдвиги сделали возможным вывод из Афганистана в Советский Союз некоторых воинских частей (из советского контингента, введенного в конце декабря 1979

г.), пребывание которых перестало быть необходимым. Решение об этом было принято по согласованию с афганским правительством, опубликовано 22 июня 1980

г. и реализовано в конце того же месяца.

Несомненные положительные сдвиги произошли после

революции в культурном развитии Афганистана, особенно в такой важной сфере, как народное образование и просвещение масс. К началу 1981 г. в стране действовало уже 5300 школ всех типов (до революции их было всего 4185). Значительно возросла численность учащихся, особенно из среды трудящихся — крестьян, рабочих и ремесленников. При средних школах и лицеях крупных городов созданы специальные вечерние курсы, где повышают свой образовательный уровень молодые рабочие и служащие государственных учреждений. Расширена сеть вечерних профессиональных учебных заведений. Со- здано несколько десятков бесплатных народных библиотек, читателями которых стали рабочие, учащиеся, военнослужащие, ремесленники. Открыт еще один университет (в г. Джелалабаде), создана Академия наук. Большую помощь в подготовке столь необходимых Афганистану кадров оказывают Советский Союз и другие страны социалистического содружества.

ва первые три послереволюционных года в 3 раза вырос тираж издающихся в стране газет и журналов. При этом коренным образом изменились социально-политическая и культурная функции периодических изданий, служащих ныне делу просвещения трудящихся масс, их мобилизации на защиту завоеваний апрельской революции и воплощению в жизнь ее целей и идеалов. Впервые в стране появились газеты на языках национальных меньшинств: «Собх» («Утро»)—на балучи, «Юлдуз» («Звезда»)—на узбекском и «Гораш» («Борьба»)—на туркменском. Расширились передачи на языках национальных меньшинств по каналам Кабульского радио, начало функционировать телевидение (до революции в Афганистане его не было).

Принимаются меры по развитию национальных литератур как на пушту и дари, так и на языках других народов Афганистана. Проводятся фестивали народной песни. Созданы музыкальные и танцевальные ансамбли. При клубах промышленных предприятий, государственных учреждений и воинских частей созданы драматические кружки —явление новое в культурной жизни страны.

Положительные сдвиги, происшедшие в ДРА на новом этапе апрельской революции, неразрывно связаны с революционной созидательной деятельностью и руководящей ролью Народно-демократической партии Афганистана. НДПА сумела преодолеть многие трудности и временные неудачи, сплотить на защиту родины и революции наиболее сознательные и передовые патриотические силы общества. Успешной деятельности партии на новом этапе революции содействовали усилия руководства НДПА, направленные на восстановление в ее рядах необходимой для этого атмосферы доверия и революционной принципиальности. Достижению целей, осуществлению задач нового этапа апрельской революции содействует также последовательная реализация принятого в конце ноября 1980 г. постановления Политбюро

ЦК НДПА о дальнейшем укреплении в Афганистане революционной законности.

Благодаря созидательной работе НДПА по сплочению и мобилизации всех патриотических сил на защиту апрельской революции были созданы возможности для проведения в Кабуле в декабре 1980 г. конференции национальных патриотических сил, в которой участвовали представители НДПА, профсоюзов, сельскохозяйственных кооперативов, Демократической организации молодежи, Демократической организации женщин, творческих союзов, деловых кругов страны, мусульманских богословов, пуштунских племен. Конференция приняла решение о создании национального отечественного фронта и образовала высшую организационную комиссию, которой была поручена подготовка и проведение учредительного конгресса этого фронта. Учредительный конгресс состоялся в июне 1981 г. в Кабуле. В его работе участвовало 940 депутатов из всех провинций страны. Решением конгресса был создан Национальный отечественный фронт, объединивший все национально-демократические, патриотические, прогрессивные силы Афганистана.

Однако, как отмечал еще состоявшийся 23 июля 1980

г. третий пленум ЦК НДПА (посвященный задачам партии и государства по усилению борьбы с контрреволюцией, укреплению вооруженных сил, органов государственной безопасности и охраны общественного порядка), обстановка в стране продолжала «оставаться сложной и напряженной». По данным афганской прессы, во второй половине 1980 г. в провинциях Герат, Кунар, Балх, Тахар, Фарьяб, Бадахшан, Гор, Бамиан, Саман- ган, Джузджан, Баглан, Парван, Забул, Нангархар, Кабул, Кандагар, Газни, Нимруз, Пактия действовали вооруженные контрреволюционные формирования, получавшие широкую поддержку из-за рубежа. Их подрывная деятельность носила характер необъявленной войны. Они разрушали ирригационные системы, уничтожали посевы, нападали на транспортные колонны, убивали мирных людей. Контрреволюционные отряды сожгли в Афганистане свыше тысячи школ; только в провинции Нангархар они 36 раз подрывали опоры электропередач. И хотя, как указывал пленум ЦК НДПА, был проведен ряд успешных операций по ликвидации диверсионнотеррористических отрядов, контрреволюционные силы, «опираясь на прямую поддержку империалистических держав и некоторых реакционных режимов региона» *, не отказались от посягательств на завоевания апрельской революции. В обстановке ожесточенной необъявленной войны против апрельской революции и народного строя в ДРА, которую вели силы международной и региональной реакции в союзе с пекинскими гегемонй- стами, пленум ЦК НДПА обязал все партийные организации добиваться укрепления единства партии, усилить борьбу за строжайшее соблюдение партийной, государственной и военной дисциплины, неуклонно повышать боеспособность вооруженных сил республики и службы безопасности. Были намечены и осуществлены практические меры по ускоренному формированию отрядов защиты революции, по активизации борьбы с контрреволюцией для ее окончательного разгрома. Осуществлению этой важнейшей задачи — установлению мира и спокойствия в стране, защите свободы и независимости ДРА—должен содействовать и утвержденный 9 января 1981 г. Президиумом Революционного совета ДРА Закон о всеобщей воинской обязанности, предусматривавший призыв в вооруженные силы Афганистана лиц в возрасте от 20 до 40 лет.

На новом этапе революции народы Афганистана, как и в прошлом, неизменно опирались на помощь и поддержку Советского Союза. Дальнейшее развитие получило взаимовыгодное торгово-экономическое, техническое, научное и культурное сотрудничество между двумя странами. Сотрудничество с СССР, а также с другими государствами социалистического содружества позволило ДРА не только противостоять империалистическому давлению, открытому вмешательству во внутренние дела Афганистана, но и получить широкий доступ к новейшей технике и современным научным знаниям.

Новый импульс развитию советско-афганских отно- *

Летом 1980 г. члены иранского правительства на пресс-конференции открыто заявляли, что «Иран снабжал и будет снабжать оружием» афганские контрреволюционные организации (см., например, «Pakistan Times», 1.VIЛ980). В июле 1980 г. руководители этих организаций посетили столицы ряда европейских стран, где вели с высокопоставленными деятелями (в Лондоне, например, с государственным министром Дугласом Хардом) переговоры о поставках оружия. По сделанным ими заявлениям, они были удовлетворены результатами этих переговоров («Pakistan Times», 8.VII.1980). О поставках афганским мятежникам китайского оружия, в частности тяжелых, 12,7-мм пулеметов, сообщала западногерманская пресса («Frankfurten Allgemeine Zeitung», 12.11.1981).

шений дал официальный дружественный визит Бабрака Кармаля в Советский Союз в октябре 1980 г. В ходе бесед главы афганского государства с советскими руководителями были рассмотрены вопросы дальнейшего развития сотрудничества двух стран, актуальные проблемы международной обстановки и положения в регионе Среднего Востока. В совместном заявлении Советского Союза и ДРА говорилось о намерении поощрять дальнейшее углубление дружественных афгано-советских связей, у истоков которых стоял В. И. Ленин. Обе стороны подчеркнули полное «единство взглядов по всем обсуждавшимся вопросам», высказались за достижение политического урегулирования ситуации вокруг ДРА, что оказало бы положительное влияние не только на обстановку в регионе Среднего Востока, но и «содействовало бы улучшению мирового политического климата». Стороны подчеркнули важность для такого политического урегулирования прекращения всякого вмешательства во внутренние дела ДРА, достижения «соответствующих договоренностей между правительствами Афганистана и его соседей, в первую очередь Пакистана».

В декабре 1980 г. в Москве было подписано очеред-. ное соглашение об экономическом и техническом сотрудничестве между СССР и ДРА и протокол об оказании Советским Союзом безвозмездной помощи Афганистану в подготовке остро необходимых национальных кадров.

На международной арене Демократическая Республика Афганистан проводит политику мирного сосуществования и неприсоединения, выступает за решение международных проблем путем переговоров, за разрядку и прекращение гонки вооружений.

Правительство ДРА последовательно борется за политическое урегулирование положения вокруг Афганистана. Позиция ДРА как по этому вопросу, так и в отношении соседних стран четко определена в заявлениях правительства от 14 мая 1980 г., 13 мая и 24 августа 1981

г. Готовность вести переговоры с представителями Пакистана и Ирана подтвердила делегация ДРА и с высокой трибуны XXXVI сессии Генеральной Ассамблеи ООН в ноябре 1981 г.

В борьбе, которую народы Афганистана ведут за социальный прогресс, свободу и независимость, они не одиноки. Как отметил Генеральный секретарь ЦК КПСС, Председатель Президиума Верховного Совета СССР Л. И. Брежнев, «революционный процесс в Афганистане необратим. На стороне афганского народа и его правительства— поддержка и солидарность Советского Союза и других социалистических государств, прогрессивных сил всего мира» 145.

XXVI съезд КПСС подтвердил готовность Советского Союза вывести из ДРА по согласованию с афганским правительством советский воинский контингент, после, того как будет полностью прекращена засылка в Афганистан контрреволюционных формирований. Нужны надежные гарантии, что новой интервенции против Афганистана не будет. Прекращение необъявленной войны против ДРА должно быть закреплено договоренностями между Афганистаном и его соседями.

Л. И. Брежнев в Отчетном докладе ЦК КПСС XXVI съезду партии подчеркнул, что «суверенитет Афганистана должен быть полностью огражден, как и его статус неприсоединившегося государства» 146.

Важным событием в развитии и укреплении дружественных советско-афганских связей была встреча Л. И. Брежнева с Бабраком Кармалем 17 июля 1981 г. в Крыму. Во время встречи, проходившей в обстановке сердечности, дружбы и полного взаимопонимания, Л. И. Брежнев отметил, что на складывающуюся в мире международную ситуацию отрицательное влияние оказывает проводимая империалистическими кругами линия на подрыв разрядки, раздувание милитаристского угара и наращивание гонки вооружений. Остановившись на положении дел в районе Персидского залива, Л. И. Брежнев подчеркнул реализм и жизненность предложений Советского Союза по нормализации обстановки в этом районе, выдвинутых на XXVI съезде КПСС.

Бабрак Кармаль рассказал о развитии ДРА на новом этапе апрельской революции, о важном значении создания Национального отечественного фронта, о решимости народов Афганистана дать отпор любым попыткам перечеркнуть его революционные завоевания.

Л. И. Брежнев и Б. Кармаль рассмотрели международные аспекты положения Афганистана. Они выразили удовлетворение тем, что дружба, сотрудничество и интернациональная солидарность Советского Союза и ДРА продолжают укрепляться на благо народов обеих стран, в интересах упрочения мира в регионе и международной безопасности в целом.

<< | >>
Источник: Ю. В. Ганковский. История Афганистана с древнейших времен до И 90 наших дней/ Отв. ред. Ю. В. Ганковский. — М.: Мысль. — 368 с.. 1982

Еще по теме Антимонархический переворот к провозглашение республики:

  1. КРУШЕНИЕ ВТОРОЙ ИМПЕРИИ. ПРОВОЗГЛАШЕНИЕ РЕСПУБЛИКИ
  2. Глава 2 ПРОВОЗГЛАШЕНИЕ УКРАИНСКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ. ЕЕ ИСХОДНЫЕ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЕ УСТАНОВКИ
  3. Провозглашение Демократической Республики Вьетнам. Отношения СССР с ДРВ
  4. Крушение монархии. Провозглашение Второй республики. Первые шаги Временного правительства
  5. Основные этапы развития Республики Корея (1948-2000 гг.). От Второй до Шестой Республики
  6. Образование двух государств: Республики Корея и Корейской Народно-Демократической Республики
  7. ЦЕРЕМОНИЯ ПРОВОЗГЛАШЕНИЯ КОНСТИТУЦИИ
  8. Глава десятая О ПРОВОЗГЛАШЕНИИ МИНИСТРОВ НЕДОСТОЙНЫМИ ОБЩЕСТВЕННОГО ДОВЕРИЯ
  9. Провозглашение принципов национальной политики
  10. § 5. Порядок постановления и провозглашения приговора
  11. § 6. Порядок постановления и провозглашения приговора
  12. Победа китайской революции и провозглашение КНР
  13. ПРОВОЗГЛАШЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ. ВСЕРОССИЙСКИЙ СЪЕЗД СОВЕТОВ
  14. Глава 2 Кибуцы после провозглашения независимости Израиля: 40-е и 50-е годы XX века
  15. 6.2.6. Августовский переворот 1991 г.
  16. Гендерные аспекты образования и воспитания в Республике Беларусь. Концепция воспитания школьников и учащихся в Республике Беларусь и гендерная культура
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -