<<
>>

Глава десятая О ПРОВОЗГЛАШЕНИИ МИНИСТРОВ НЕДОСТОЙНЫМИ ОБЩЕСТВЕННОГО ДОВЕРИЯ

В представленных в минувшем году проектах относительно ответственности министров формальное обвинение предлагалось заменить внешне более мягким средством в тех случаях, когда дурное управление нанесло ущерб безопасности государства, достоинству короны или свободе народа, при этом, однако ж, не нарушив непосредственным образом ни одного действующего закона.
Было высказано пожелание наделить представительные собрания правом провозглашать министров недостойными общественного доверия. Но я бы прежде всего заметил, что такое провозглашение недоверия в отношении министров имеет место всякий раз, когда они утрачивают большинство в собраниях. Когда у нас будет то, чего мы до сих пор не имеем, но то, что нам совершенно необходимо, — я имею в виду действующее согласованно правительство, прочное большинство и оппозицию, четко отделенную от этого большинства, — ни один министр не сможет удержаться, если не будет иметь за собой наибольшее число голосов, если только он не будет взывать к народу при помощи новых выборов. И тогда новые выборы станут пробным камнем доверия к этому министру. Таким образом, в предлагаемом провозглашении недоверия вместо обвинения я вижу лишь подтверждение факта, который и так уже доказан, не будучи провозглашенным. Но, кроме того, я вижу, что по самой своей природе это провозглашение недоверия будет щедро расточаться только из-за того, что оно предстанет менее торжественным и покажется менее строгим, нежели формальное обвинение. Если вы опасаетесь, что сами обвинения будут выдвигаться слишком часто, то это оттого, что вы предполагаете, будто собрание взбунтуется. Но если собрание действительно взбунтуется, то оно скорее будет склонно к тому, чтобы заклеймить министров, нежели обвинить их, поскольку оно сможет заклеймить их, не компрометируя, при помощи провозглашения недоверия, которое министров ни к чему не обязывает, которое, не призывая ни к какому расследованию, не дает ни одного доказательства, которое, наконец, представляет собой лишь крик мести. Если же собрание не является мятежным, то зачем нужно изобретать формулировку, бесполезную при вышеозначенной гипотезе и опасную при всякой другой? Во-вторых, когда министры обвинены, судить их поручено суду. Этот суд самим своим приговором, каким бы тот ни был, восстанавливает гармонию между правительством и народными институтами. Но не существует никакого суда, который бы вынес приговор относительно объявления недоверия, о котором идет речь. Вынесение недоверия является актом враждебности, тем более досадным в своих возможных последствиях, что оно не имеет точного и обязательного результата. Король и представители народа будут противопоставлены друг другу, и вы лишитесь огромного преимущества в лице нейтральной власти, которая могла бы рассудить их. В-третьих, вынесение недоверия — это прямое посягательство на королевскую прерогативу. Оно оспаривает у государя свободу его выбора. Совсем иначе дело обстоит с обвинением. Министры могут совершить преступление, монарх же совершенно независимо может ошибочно назначить их еще до того, как они совершили проступок. Когда вы выносите обвинение в адрес министров, то вы выступаете только против них; но когда вы объявите их недостойными общественного доверия, то виновным окажется уже государь — либо в своих намерениях, либо в недостаточном знании вопроса, что никогда не должно иметь места при конституционном правлении. Сущностью королевской власти при представительной монархии является независимость в назначении на должность, которая входит в обязанности монарха. Король никогда не действует от своего собственного имени. Будучи помещенным на вершину всех властей, он создает одни из них, умеряет другие, управляя тем самым политическим действием, смягчая его, но не принимая в нем участия. Именно отсюда и проистекает его непогрешимость. Поэтому-то и следует оставить за ним эту прерогативу, не затрагивая ее и проявляя к ней уважение. Никогда не следует оспаривать его право выбора. Собрания не должны присваивать себе право смещения с должности, право, упорство в отстаивании которого подразумевает в конечном итоге и право назначения. Я полагаю, что меня нельзя обвинить в чрезмерной благосклонности к абсолютной власти. Но я бы хотел, чтобы королевская власть была наделена всем могуществом, окружена всем почитанием, которые необходимы ей для поддержания процветания народа и достоинства престола. Пусть дискуссии в собраниях будут совершенно свободными; пусть их вдохновляет и просвещает помощь печати, лишенной каких бы то ни было оков; пусть оппозиция использует преимущества самой смелой дискуссии; не отказывайте ей ни в каком конституционном средстве для лишения правительства его большинства в собрании. Но не прокладывайте для нее путь, на который, вступив однажды, она будет беспрестанно устремляться. Предлагаемое вами провозглашение недоверия обернется то непоследовательной формулировкой, то оружием в руках борющихся группировок. Добавлю, что для самих министров было бы лучше иногда иногда быть обвиненными, быть может, в легкой форме, нежели постоянно находиться под угрозой расплывчатого объявления недоверия, от которого их очень трудно оградить. В устах защитников министра простое выражение «Объявите его виновным!» — сильный аргумент. Я уже говорил, и повторяю: доверие, которым пользуется министр, или недоверие, которое он внушает, доказываются существованием большинства, либо поддерживающего министра, либо его отвергающего. Это — законное средство, это проявление конституционности. И было бы излишним искать чего-то иного.
<< | >>
Источник: Бенжамен Констана . Франсуа Гизо. Классический французский либерализм. 2000

Еще по теме Глава десятая О ПРОВОЗГЛАШЕНИИ МИНИСТРОВ НЕДОСТОЙНЫМИ ОБЩЕСТВЕННОГО ДОВЕРИЯ:

  1. Глава десятая ОБЩЕСТВЕННЫЕ СТРАСТИ
  2. Глава девятая ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ МИНИСТРОВ
  3. Глава VIII О ТОМ, ЧТО ПЕРЕД БОГОМ МЫ ДОЛЖНЫ СЧИТАТЬ СЕБЯ НЕДОСТОЙНЫМИ И ПРЕЗРЕННЫМИ
  4. Глава 27 Бог-Творец невидим, непостижим; Сын Божий видим и доступен; то, что, по мнению маркионитов, достойно Бога, принадлежит Творцу, то, что недостойно — Сыну
  5. Глава 6 Отец, заслуживающий доверия
  6. Глава 2 ПРОВОЗГЛАШЕНИЕ УКРАИНСКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ. ЕЕ ИСХОДНЫЕ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЕ УСТАНОВКИ
  7. Глава десятая 1
  8. Глава 2 Кибуцы после провозглашения независимости Израиля: 40-е и 50-е годы XX века
  9. Глава десятая 1
  10. Глава десятая 1
  11. ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  12. ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  13. ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  14. ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
- Альтернативная история - Античная история - Архивоведение - Военная история - Всемирная история (учебники) - Деятели России - Деятели Украины - Древняя Русь - Историография, источниковедение и методы исторических исследований - Историческая литература - Историческое краеведение - История Австралии - История библиотечного дела - История Востока - История древнего мира - История Казахстана - История мировых цивилизаций - История наук - История науки и техники - История первобытного общества - История религии - История России (учебники) - История России в начале XX века - История советской России (1917 - 1941 гг.) - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - История стран СНГ - История Украины (учебники) - История Франции - Методика преподавания истории - Научно-популярная история - Новая история России (вторая половина ХVI в. - 1917 г.) - Периодика по историческим дисциплинам - Публицистика - Современная российская история - Этнография и этнология -